«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Дешт-и Кыпчак, Улус Джучи, Казак Ели…

3700
Дешт-и Кыпчак, Улус Джучи, Казак Ели…
О названии средневекового государства казахов (на материалах «МИХМАН-НАМЕ-ЙИ БУХАРА» Ибн Рузбихана Исфахани)

В начале второй половины XV века казахские ханы Керей и Джанибек, потомки прославленного Урус-хана, положили начало самостоятельному государству казахов. Все грани его истории не одно столетие изучают профессиональные историки. Много сделано для выяснения политической истории ханства, его социально-экономической организации, процесса этнического развития, но один из изначальных вопросов – аутентичное наименование первого казахского государства – до настоящего времени не выделялся в отдельную исследовательскую проблематику. Хотя именно такая постановка вопроса может быть продуктивной как с точки зрения установления названия государства, так и при выяснении государственного устройства, этносоциального состава, территориальных границ.

Средневековые исторические нарративы не содержат прямых указаний того, как называлось первое государство казахов. Современные историки именуют его ханством, поскольку во главе стоял хан, или ордой – по аналогии с прежними государствами кочевников. А так как основную массу населения составляли казахи, оно получило название Казахское ханство, или Казахская орда. Каждое из них, используемое в исследовательской литературе для обозначения Казахского государства позднего средневековья, является условным.
В данной публикации мы обращаем внимание на сведения в целом широко известного персоязычного сочинения «Михман-наме-йи Бухара» Ибн Рузбихана Исфахани.

Авторы средневековых исторических сочинений использовали различные термины для обозначения Казахского ханства. Некоторые из этих терминов служили обозначениями и прежних политических образований на этой территории. В ряде источников владения казахских ханов именовали еще домонгольским этногеографическим термином Дашт-и Кыпчак или просто Дашт / Дешт (Кыпчакская степь. Далее – Дешт-и Кыпчак – Ред.). Этот термин широко использовался авторами мусульманских (арабских, персидских, тюркских) исторических сочинений в качестве обозначения всего Улуса Джучи (Золотой Орды) или его степных областей.

Современная отечественная историография для обозначения степной части Казахстана применяет термин Восточный Дешт-и Кыпчак[i]. В советской литературе этот регион именовался восточной частью Дешт-и Кыпчака, или восточной частью Улуса Джучи, иногда применялся династийно-политический термин – Улус орды (орда – старший сын Джучи), или использовалось военно-административное районирование – левое крыло Улуса Джучи[ii]. В литературе также распространено использование терминов Ак Орда или Кок Орда[iii].

Ибн Рузбихан Исфахани, автор широко известного персоязычного сочинения «Михман-наме-йн Бухара» многократно использует термин Дешт-и Кыпчак, или сокращено – Дешт, для обозначения владений узбекских и казахских ханов и султанов, а собственно казахских правителей именует «ханами Дешта».[iv]

Вместе с тем, уже во второй половине XIV и в XV веках, то есть, накануне образования Казахского ханства, в средневековых мусульманских исторических сочинениях появляется новое обозначение Восточного Дешт-и Кыпчака – Дийар-и Узбек (Узбекская страна, или Узбекистан). В основе этого наименования лежит этнополитоним узбеки (узбекийан – узбекцы, узбековцы), который становится обобщающим для населения Восточного Дешт-и Кыпчака с 1350–1360-х гг. Примерно в это же время в соседних регионах появляются аналогичные этнополитонимы: татары, ногаи, могулы. Все это явилось наглядным отражением происходивших в этом регионе центростремительных этнических процессов. Однако дальнейшей эволюции этнополитонима узбеки в этноним в Восточном Дешт-и Кыпчаке препятствовали политические процессы. Они привели, с одной стороны, к обособлению части узбеков во главе с Кереем и Джанибеком и основанию ими в Жетысу в 1465-1466 гг. Казахского ханства, с другой – к переселению группы узбеков во главе с Мухаммадом Шейбани в Мавераннахр в самом начале XVI в.

Процесс разделения на новые этнополитические общности наглядно отражен в замечательном сообщении автора «Михман-наме-йи Бухара»: «Три племени относят к узбекам, кои суть славнейшие во владениях Чингиз-хана. Ныне одно [из них] – шибаниты, и его ханское величество (Мухаммад Шейбани – Авт.) после ряда предков был и есть их повелитель. Второе племя – казахи, которые славны во всем мире силою и неустрашимостью, и третье племя – мангыты, а [из] них цари астраханские»[v].

Постепенное усиление политической и военной мощи Казахского ханства привело к замене этнополитонима узбеки сначала на узбек-казаки (узбак-и казак), а затем просто на этноним казахи (қазақ/казак). А термин «узбеки» «ушел» из Восточного Дешт-и Кыпчака вместе с Мухаммадом Шейбани и его сторонниками в Мавераннахр. Сначала их именовали узбек-шибанами (поскольку они признавали власть Шейбанидов), а впоследствии – просто узбеками[vi].

Ибн Рузбихан зафиксировал в своем сочинении период, когда этнонимия населения Восточного Дешт-и Кыпчака претерпевала изменения, и на смену термину узбек и его производным пришел термин казак, постепенно вытеснивший первое название из региона, где тот господствовал более столетия. Повествуя о взаимосвязи этих двух терминов, автор отразил не только увиденную им самим картину, но и, очевидно, представления той части узбеков, которая ушла из Дешта вместе с Мухаммадом Шейбани.

Ибн Рузбихан неоднократно именует Восточный Дешт-и Кыпчак Узбекской страной. В четырех местах своего сочинения он использует термин дийар-и узбек[vii]. Контекст сообщений подразумевает весь подвластный узбекам регион Дешт-и Кыпчака. В таком же значении им трижды использован термин мамлакат-и узбек[viii]. Причем на одном листе автор использовал оба термина (дийар, мамлакат) с идентичным значением. Говоря о «переговорах, знаменательных днях и битвах» казахского хана Бурундука с Мухаммадом Шейбани, Ибн Рузбихан для обозначения региона использует термин улус-и узбек.[ix] Встречается в его тексте еще один термин. Река Сырдарья, которую узбеки и монголы именуют «рекой Сыр» «течет на расстоянии более трехсот фарсахов по Туркестану, среди зимовий узбеков, и теряется в конце страны узбеков (билад-и узбек), в песках, которые жители той страны называют Каракумы».[x]

Следует отметить, что Ибн Рузбихан закончил свой труд за восемь месяцев, в сентябре 1509 г., когда на всем пространстве Восточного Дешт-и Кыпчака безраздельно господствовали казахи. По словам Ибн Рузбихана «старшим ханом (казахов – Авт.) является Бурундук-хан, из потомков Узбека, часть которых называется казахами <…> в любое время, когда Бурундук-хан во все стороны улуса казахов посылал [приказ] “Садитесь на коней для набега”, то в тот же час являлись четыреста тысяч колчанов богатырей, каждый из которых равнялся десятерым молодецким воинам. Их средства и снаряжение были до такой степени обильны, что большая часть [казахов] называла Хатим Тая[xi] своим нищим».[xii]

Здесь Бурундук ошибочно назван потомком Узбека. Переводчик и издатель сочинения, известный востоковед Р. П. Джалилова, полагает, что в данном отрывке имеется в виду золотоордынский хан Узбек[xiii]. В тексте: аз оулад-и узбек (из потомков/ потомства узбека, из узбековых потомков). Однако контекст этого сообщения и других аналогичных сообщений Ибн Рузбихана позволяет предположить, что речь все же идет об этнополитической общности узбеки, а не о хане Золотой Орды. Так Ибн Рузбихан в нескольких местах своего сочинения при упоминании казахов уточняет: «казахи являются одним из родов узбеков улуса Чингиз-хана»[xiv], «узбеки из рода казахов отбивались от войск узбеков-шибанитов»[xv].

Очевидно, что и в приведенном выше выражении следует читать: «Бурундук-хан из потомства (числа, рода) узбеков, часть которых называется казахами». В этом также убеждает и то, что Узбек-хан, во-первых, не был предком казахских ханов, и это шибанидским историкам было очень хорошо известно; во-вторых, имя Узбек-хана больше нигде в тексте «Михман наме-йи Бухара» не упоминается; в-третьих, здесь его имя упомянуто без титула. В персоязычных источниках Узбек в большинстве случаев пишется вместе с титулом хан – Узбек-хан[xvi] или падишах (царь) – падишах-и Узбек[xvii]. Говоря о казахских ханах, Ибн Рузбихан отмечал, что они «происходят от потомков Ючи-хана, сына Чингиз-хана»[xviii], а «все казахи являются улусом Чингиз-хана».[xix] «Ючи-хана»[xx] Ибн Рузбихан неоднократно упоминает в своем сочинении[xxi]. Отголоском подобной ошибки можно считать сообщение Хайдара Рази, автора сочинения начала XVII в. «Тарих-и Хайдари», где он назвал казахского Тахир-хана сыном (песар) Узбек-хана[xxii]; здесь, конечно же, нужно видеть общность узбеков, а не Узбек-хана.

Безусловно, автор «Михман наме-йи Бухара» прекрасно знал, что Дешт-и Кыпчак полностью принадлежит уже не узбекам, а казахам, ставшим вполне самостоятельной и очень грозной силой в регионе. Об этом же говорит и частота упоминания термина казах и его производных, в том числе и при обозначении страны, ими заселенной. Она (частота) значительно превышает использование термина узбек в качестве обозначения Восточного Дешт-и Кыпчака.

Чаще всего для обозначения казахских владений Ибн Рузбихан использует термин билад-и казак.[xxiii] Привычное для него персидское слово билад (мн. от бäлäд – город, страна, область) в сочетании с этнонимом казах он применил в девятнадцати случаях, нередко он использовал его и самостоятельно. Затем по количеству упоминаний (одиннадцать случаев) следует термин улус-и казак.[xxiv] Данный термин, в свою очередь, характерен для кочевой тюрко-монгольской среды. Исследователи определяют улус как государство у номадов, «народ-государство», «особым образом организованный народ», «народ, данный во владение».[xxv] Также часто (восемь раз) применяется термин дийар-и казак.[xxvi] Персидское слово дийар переводится как область, страна (также мн. ч. от дар – дом, жилище). В тексте сочинения Ибн Рузбихана находим также пять случаев применения термина мамлакат-и казак.[xxvii] Мамлакат – страна, государство, область, штат. Иногда автор существительное мамлакат дает во мн. ч.: мамалак-и казак.[xxviii]

Термин билад Ибн Рузбихан использует в нескольких значениях: небольшой населенный пункт (например, Сыгнак); крупный город (например, Сайрам, Ясы); область страны (например, Туркестан); страна (например, Казахская страна).[xxix]

При этом на одном листе рукописи могут встречаться несколько терминов для обозначения казахской (узбекской) страны[xxx] или одновременное использование одного термина (напр.: билад) для обозначения казахской страны и исторической области Туркестан.[xxxi] В отдельных случаях Ибн Рузбихан область (владение) Сыгнака именует мамлакат-и Сыгнак (логичнее было бы назвать вилайиат), притом на одном листе своего сочинения он дважды говорит о мамлакат-и Сыгнак и здесь же владения казахских ханов именует в одном месте улус-и казак и в другом – дийар-и казак.[xxxii]

Приведенные примеры показывают, с одной стороны, непоследовательность этого автора, как и некоторых других восточных авторов, в применении социально-политической терминологии, а с другой – по всей видимости, недостаточное знание ими аутентичных наименований населения Туркестана и Дешт-и Кыпчака.

Известный казахстанский востоковед К.А. Пищулина, рассматривая терминологию, использовавшуюся Ибн Рузбиханом и другими авторами восточных сочинений для обозначения городов, отмечала неоднократные примеры «неразборчивости в применении различных терминов к одним и тем же населенным пунктам».[xxxiii] Это заключение можно отнести и на рассматриваемую здесь терминологию.

Вместе с тем, мы не можем отказаться от всех вариантов, предложенных Ибн Рузбиханом для обозначения Казахского ханства. Упрочение власти казахских ханов, выход на международную арену и, как следствие всего этого, расширение ареала использования термина казах должно было привести к установлению определенного названия. Полагаю, что самоназвание отражало приведенные автором «Михман наме-йи Бухара» примеры, но в соответствии с тюркской грамматикой. Например: Қазақ ұлысы, Қазақ мемлекеті. Можно добавить также Қазақ елі – как кальку терминов с персидскими словами дийар, билад. Примеры подобных наименований можно встретить в соседней Большой Орде (1438–1502 гг.), которая, как теперь установлено, называлась Тахт эли (Тақ елі – Тронное владение), Тахт мемлекети (Тақ мемлекеті – Престольная держава), Тахт вилайети (Тақ уәлаяты – Престольная область).[xxxiv] Добавлю сюда и Тахт улусы (Тақ ұлысы – «столичные улусы»).

Канат УСКЕНБАЙ,
заведующий отделом Института истории
и этнологии
им. Ч. Валиханова,
кандидат исторических наук


[i] Пищулина К. А. Юго-Восточный Казахстан в середине ХIV – начале ХVI веков (вопросы политической и социально-экономической истории). Алма-Ата, 1977. 288 с.; История Казахской ССР (с древнейших времен до наших дней). В пяти томах. Т. II. Алма-Ата, 1979. 424 с.; История Казахстана (с древнейших времен до наших дней) в пяти томах. Т. 2. Алматы, 1997. 624 с.

[ii] Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Том II. Извлечения из персидских сочинений, собранные В.Г. Тизенгаузеном и обработанные А.А. Ромаскевичем и С.Л. Волиным. М.; Л., 1941. С. 11-12; Семенов А.А. К вопросу о происхождении и составе узбеков Шейбани-хана. Материалы по истории таджиков и узбеков Средней Азии. Вып. I. Труды Института истории, археологии и этнографии АН ТаджССР. Т. XII. Сталинабад, 1954. С. 21; Федоров-Давыдов Г. А. Общественный строй Золотой Орды. М., 1973. С. 139-143; Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в ХIII-ХIV вв. М., 1985. С. 65-66, 160-162.

[iii] Ускенбай К.З. Улусы первых Джучидов. Проблема терминов Ак-Орда и Кок-Орда. Тюркологический сборник. 2005. Россия и Великая Степь. М., 2006.
С. 353-380.

[iv] Фазлаллах Ибн Рузбихан Исфахани. Михман-наме-йи Бухара (Записки бухарского гостя). Перевод, предисловие и примечания Р. П. Джалиловой. М., 1976. (Серия «Памятники письменности Востока». XXVII). – С. 99, 100, 101, 117. (Далее в сносках: Ибн Рузбихан).

[v] Ибн Рузбихан. С. 62.

[vi] История народов Узбекистана. Т. 2. От образования государства Шейбанидов до Великой Октябрьской социалистической революции. Ташкент, 1947. С. 22-23.

[vii] Ибн Рузбихан. Лл. 30а, 47а, 70а, 72а

[vii] Ибн Рузбихан. Лл. 22б, 70а, VIа.

 

[ix] Ибн Рузбихан. С. 100, л. 76б.

[x] Ибн Рузбихан. С. 74, л. Iб.

[xi] Хатим-Тай – легендарный необычайно щедрый бедуин. См.: Ибрагимов С.К. «Михман-намеи Бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV-XVI вв. Новые материалы по древней и средневековой истории Казахстана. Труды Института истории, археологии и этнографии АН КазССР. Т. VIII. 1960.
С. 144: прим. 17.

[xii] Ибн Рузбихан. С. 92-93.

[xiii] Ибн Рузбихан. С. 176, прим. 80. Вот как этот же фрагмент переведен в сборнике С.Д. Асфендиярова и П.А. Кунте: «В настоящее время главным ханом у казаков состоит Бурундук-хан, родом из узбеков» См.: Прошлое Казахстана в источниках и материалах Под ред. проф. Асфенидиярова С.Д. и проф.
Кунте П.А. 2-е изд. Алматы, 1997. С. 132.

[xiv] Ибн Рузбихан. С. 104.

[xv] Ибн Рузбихан. С. 123.

[xvi] Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. С. 89, 91-93, 98, 100-101, 105, 129, 141, 146, 206, 207, 211, 213.

[xvii] Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. – С. 93, 102, 220.

[xviii] Ибн Рузбихан. – С. 61, 92.

[xix] Ибн Рузбихан. – С. 62.

[xx] Йуджи-хан, Йучи-хан, Джучи-хан – старший сын Чингиз-хана, основатель династии Джучидов.

[xxi] Ибн Рузбихан. С. 61, 66, 89, 94, 104.

[xxii] Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. С. 215, 274

[xxiii] Ибн Рузбихан. Лл. 23б, 59б, 69б, 84а, 89б (2 раза), Vа, VIб (дар билад ва йурт-и казак), VIIIб (2 раза), 101а (3 раза), 103б, 104а, 105а, 107б, 110а, 119а.

[xxiv] Ибн Рузбихан. Лл. 69б, 73б, 83б, 85а (2 раза), 98а, 100а (а также 1 раз улус-и джаниш-султан казак), 107б, 109а, Vб].

[xxv] Федоров-Давыдов Г. А. Общественный строй Золотой Орды. С. 43–44; Кычанов Е.И. История приграничных с Китаем древних и средневековых государств (от гуннов до маньчжуров). 2-е изд., испр. и доп. СПб., 2010. С. 214-216.

[xxvi] Ибн Рузбихан. Лл. 69б (2 раза), 83а, 100б, 101а, 107б (2 раза), Vб.

[xxvii] Ибн Рузбихан. Лл. 61а, 120б, VIб, VIIа.

[xxviii] Ибн Рузбихан. Л. 22б.

[xxix] Ибн Рузбихан. Л. 101а; Пищулина К. А. Присырдарьинские города и их значение в истории казахских ханств в ХV-ХVІІ веках. Казахстан в ХV-ХVІІІ веках (Вопросы социально-политической истории). Сборник статей. Алма-Ата, 1969. С. 30-

[xxx] Ибн Рузбихан. Лл. 69б, 70а, 101а, 107б, Vб, VIб.

[xxxi] Ибн Рузбихан. Лл. 32а, 105а, I, II.

[xxxii] Ибн Рузбихан. Лл. Vб, 110а.

[xxxiii] Пищулина К. А. Присырдарьинские города и их значение в истории казахских ханств в ХV-ХVІІ веках. С. 30-32.

[xxxiv] Трепавлов В.В. Большая Орда – Тахт эли. Очерк истории. – Тула, 2010. – С. 9.