«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Как Чингисхан завоевал Среднюю Азию. Часть 1

3839
Как Чингисхан завоевал Среднюю Азию. Часть 1
Основатель Монгольской империи Чингисхан считается одной из самых значимых фигур Средневековья

Основатель Монгольской империи Чингисхан считается одной из самых значимых фигур средневековья. Территория, захваченная его войском, простиралась от Дуная до Японского моря, от Великого Новгорода до Вьетнама. Монгольский правитель основал государство в 1206 году, объединив разрозненные монгольские племена, а затем отправился с завоевательными походами в Северный Китай. Вскоре после падения чжурчжэньского государства Цзинь, Чингисхан направил свои взоры в сторону Казахстана и Средней Азии. Портал Qazaqstan Tarihy расскажет, что заставило монгольского кагана предпринять завоевательные походы в среднеазиатские земли

 

Концом империи Цзинь историки называют 1215 год. К тому моменту завоевательные походы монголов в Северный Китай длились уже четыре года, за которые в подчинение монголам перешло 862 китайских города. Пока союзники и вассалы Чингисхана перемалывали оставшиеся от Цзиньской империи силы, в 1215 году Чингисхан отправился в Монголию. Считается, что именно в те годы каган готовился к завоевательным походам на запад, в Среднюю Азию.

Цзиньская империя, находившаяся в те годы в северной части современного Китая, предпринимала отчаянные попытки сдержать натиск знаменитой монгольской конницы. Несмотря на сокрушительное поражение китайцев, завоевание территорий Северного Китая не сделало монгольскую армию сильнее. Конечно, во время этих походов к войску Чингисхана примкнули разные отряды китайских коллаборационистов, но основную боевую мощь монголов все же представляли монголы. На уже завоеванной территории Северного Китая Чингисхан оставил одного из своих ближайших соратников Мухали в качестве го-вана (князь государства), а с ним 10 тысяч монгольских воинов, позже монгольская армия увеличилась до 23 тысяч. В записках китайского путешественника и посла Чжао Хуна присутствует описание Мухали:

 

«Мухали на аудиенции у императора был пожалован должностями главнокомандующего войсками в Поднебесной и управляющего и титулами тай-ши и го-вана. Он - чёрный татарин. За последние десять лет он совершает карательные походы на восток и на запад и устрашает и потрясает варваров и китайцев. Все важные дела, относящиеся к походам и войнам, решаются им лично. Поэтому его называют временно замещающим императора. В платье и системе церемониала целиком следует установлениям, существующим для сына Неба. […] Он красивой наружности, не желает сбривать макушки, как делают другие татары, только обвязывает голову платком, носит узкое платье и умеет говорить на языках различных стран»

Мэн-да бэй-лу («Полное описание монголо-татар»)

 

После разгрома 1215 года остатки Цзиньской империи бежали за реку Хуанхэ и там стали сосредотачивать силы. Историки считают, что даже после всех сокрушительных поражений империи Цзинь она все еще была более чем грозным противником и превосходила монгольское войско в численности.

Оставленный в Северном Китае Мухали руководил армией из 23 тысяч монгольских воинов. К тому же он сумел присоединить к своему войску киданей, войско разгромленной империи Цзинь, китайских коллаборационистов и большое количество китайских генералов. Историки считают, что с учетом всех этих сил количество войска Мухали могло достичь 70 тысяч воинов. Но для завоевания всего Китая этих сил все равно было недостаточно.

Исследователи отмечают, что Чингисхан действительно готовился к завоеванию Китая. Они мотивируют свои предположения желанием Чингисхана (на фото слева) отомстить за смерть своего отца Есугея, убитого татарами по наказу цзиньского императора, за политику «сокращения совершеннолетних», когда раз в три года экспедиционный корпус империи Цзинь вторгался в пределы Восточной Монголии, истреблял и угонял в рабство его мужское население. Однако вместе с тем, исследователи отмечают, что Чингисхан при жизни так и не решил проблему управления захваченными китайскими территориями. Разве что в 1230 году часть монгольских нойонов заявляя, что от китайцев нет никакой пользы, предложила Угэдэю их уничтожить, а земли превратить в пастбища. Против этого предложения выступил Елюй Чуцай. С помощью точных расчётов он показал, что гораздо выгоднее будет не уничтожать население, а установить систему постоянного налогообложения.

Монгольскую империю кормила война. И война с Китаем, с ее колоссальными ресурсами, могла ее прокормить. Но война требовала много сил, поэтому Чингисхан планировал вступить в торговые отношения с Мухаммедом Хорезмшахом. Государство Хорезмшахов возникло в Мавераннахре в начале XIII века. В сферу влияния правителей входили обширные земли Казахстана и Средней Азии, в том числе ключевые маршруты по Великому Шелковому пути. Торговля могла бы поддержать существование монгольской империи. Поэтому Чингисхан снарядил посольство в Бухару к Хорезмшаху чтобы договориться с ним о торговле. Хорезмшах соответственно прислал своих послов в Монголию, и Чингисхан велел показать им захваченный Северный Китай, всю добычу и всю мощь монгольской армии. Восхищенные увиденным послы Мухаммеда вернулись, переговоры начались, а Чингисхан снарядил огромный караван в Хорезм. Однако торговые отношения между Чингисханом и государством Хорезмшах так и не заладились.

В истории часто бывает так, что войны начинаются вопреки нежеланию противников вступать в эти войны. Дело в том, что у мусульман конца XII века и начала XIII века было три крупных центра силы. Это великая держава Альмохадов далеко на берегу Атлантического океана в мавританской Испании и Марокко. Она в 1212 году потерпела сокрушительное поражение в битве при Лас Навас де Толоса, которое ознаменовало собой закат мусульманской Испании и распад западномусульманской великой державы. В Египте правили наследники Саладдина, «льва Ислама», который сокрушил крестоносцев и отвоевал Иерусалим. Но после его смерти там тоже начались раздоры, что привело Египет к упадку. В 1220-е годы туда отправился пятый крестовый поход из Европы. Мусульмане в Египте были не в таком хорошем состоянии чтобы реально считаться великой силой. А далеко на востоке исламского мира, в междуречье Сырдарьи и Амударьи стремительно возвышался великий Хорезм. Его правитель хорезмшах Текеш и его наследник Мухаммед Ала ад-Дин за короткий срок подчинили себе огромные территории от Сырдарьи до Ирака, включая персидский Азербайджан, дойдя практически до Индии. Вся эта огромная территория (Мавераннахр, Хорасан, Иран) стали владением государства Хорезмшахов. Мухаммед Ала ад-Дин одержал много побед и считался великолепным полководцем. Однако на деле Хорезм был рыхлой страной, где только непрерывные успехи правителя Мухаммеда сдерживали враждующие между собой племена от того, чтобы устроить войну между собой.

По сути, государство Хорезмшах была державой тюрков-сельдужуков. Туркмены и кыпчаки составляли основу военной мощи государства в то время, как основное податное население страны формировалось из таджиков и ираноязычных жителей Ирана. Между ними была и культурная пропасть, и пропасть бытовая. Даже мать Мухаммеда Теркен-хатун, происходившая из кипчакского рода, ненавидела наследника Хорезмшаха Джелал ад-Дина, который был рожден туркменской принцессой Ай-Чичек. Рассказывается, что когда монгольские войска вошли в город, а Теркен-хатун предложили бежать она ответила:

 

«Прочь, пропади он вовсе! Как я могу опуститься до того, чтобы стать зависимой от милости сына Ай-Чичек и находиться под его покровительством, и это после моих детей Узлаг-шаха и Ак-шаха? Даже плен у Чингиз-хана и мое нынешнее унижение, и позор для меня лучше, чем это!»

Шихаб ад-Дин Мухаммад Ан-Насави,

«Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны»

 

Она всячески продвигала по службе своих кипчакских родственников из северных степей. Она подписывалась как «Теркен хатун, повелительница всех женщин мира». Ее власть была огромной. Она даже умудрялась отменять приказы самого правителя.

Тем не менее, Хорезмшах Мухаммед считал себя «мечом Ислама», спорил с самим багдадским халифом, считал, что должен завоевать Китай. Когда он узнал, что это сделали монголы, он очень обиделся. Он не понимал, кто такой Чингисхан и монголы, которые отобрали у него богатую добычу. Купцы льстиво сообщали ему, что по сравнению с его огромной державой орда Чингисхана «как струйка дыма в степи», а он им верил.

Мухаммед очень спесиво принял послов Чингисхана. Однако, как только речь дошла до того, что Чингисхан сообщил ему в письме о желании торговать («Я буду относиться к тебе как к любимейшему из моих сыновей»), Хорезмшаху это очень не понравилось. Дело в том, что на Ближнем Востоке отношения отца к сыну часто использовались дипломатической практикой для признания вассальной зависимости. Отношение к кому-то, как к сыну, означало степень подчинения. Хорезмшах Мухаммед считал себя великим правителем. Он не мог быть сыном какого-то «грязного» Чингисхана. Чингисхан же в это время в Китае, после серии одержанных побед, вполне серьезно стал считать себя «сыном неба». Он также воспринял китайскую систему международных отношений, где он, император Чингисхан, самый главный человек на Земле. У него даже была печать, гласившая: «Бог на небе, каган на земле». Он в принципе не признавал никаких равных себе правителей. К тому же, у него была своя расовая теория, в которой монголы –избранный богом народ, выдающийся по крови, монгольские девушки прекрасны без всяких украшений, а монгольские юноши умны и храбры, а его собственный род - это средоточие таланта.

 

Монгольские воины XII-XIII вв.

 

Тем не менее, для торговли с Хорезмшахом он снарядил огромный караван в 500 верблюдов. Ему нужно было организовать торговлю по Великому Шелковому пути. Это была одна из его задач, и в этом его поддерживали уйгурские купцы. Вскоре огромный караван прибыл в пограничный город Отрар. Купцов с явной военной выправкой, отправленных Чингисханом для охраны своего каравана, местный начальник гарнизона Инальчик Кайыр-хан принял за шпионов. Хан приказал убить всех купцов, а имущество каравана передать в городскую казну.

Здесь стоит отметить, что Монгольская империя и государство Хорезмшах не всегда граничили друг с другом. В начале XIII века две эти могучие державы разделяло государство Каракитай. Впоследствии Чингисхан и Мухаммед разделили эти территории между собой и только после этого начались дипломатические встречи между ними в целях развития торговли между государствами.

Во время первых монгольских завоеваний передовые отряды войск Чингисхана разгромили старых врагов монголов - племена найманов. Сын Таян-хана Кучлук, после смерти отца в 1204 году, убежал в Каракитай и оттуда продолжал сопротивление. Когда Кучлук прибыл ко двору каракитайского гурхана Елуй Чжулху, тот принял его с распростертыми объятиями, велел его накормить, обогреть, предоставил ему дворец, женил на своей дочке Тафгач-хатун и даже позволил ему набирать свою личную дружину. Так к этому найманскому принцу Кучлуку стали стекаться все недовольные властью Чингисхана в степи, а таковых оставалось достаточно много. Скоро вокруг него была дружина в 8 тысяч бойцов из числа найманов, меркетов и монголов, которые не желали служить Чингисхану. Это стало вызывать напряжение в ставке Чингисхана, который через своих шпионов следил за всем, что происходило на границах.

В 1213 году Кучлук, собрав такое войско, поднял мятеж против Елуй Чжулху с целью свергнуть его и захватить власть в каракитайской державе. Мятеж провалился, Елуй Чжулху разбил всех мятежников, но Кучлуку удалось захватить его сокровищницу. Войска Елуй Чжулху совсем скоро сдали своего гурхана Кучлуку. Он посадил гурхана под домашний арест и стал сам управлять каракитайской державой.

 

Государство Кучлук хана

 

Прознав о событиях, происходивших в каракитайской державе, Мухаммед отправился туда со своим войском. В ходе похода он сумел завоевать западную половину страны. Чингисхан, со своей стороны, отправил свои войска под командованием полководца Джебе чтобы поймать Кучлука и привезти его в Монголию. Совершив удивительный проход по высокогорью Тянь-Шаня и Памира, Джебе прибыл в каракитайские земли. Позиции Кучлука в Каракитае были подорваны военными походами Мухаммеда, а также своими собственными решениями. Известно, что Каракитай был преимущественно мусульманской страной, где местные гурханы проводили политику веротерпимости. Взяв в руки власть, Кучлук вдруг провозгласил, что Ислам должен быть запрещен, что можно поклоняться либо Христу, либо Будде. Кучлук разодрал на части священную книгу мусульман Коран, из-за чего против него выступили исламские богословы, одного из которых Кучлук приказал прибить к воротам Соборной мечети в Кашгаре. Естественно, это вызвало недовольство мусульман. Поэтому местное население с воодушевлением встретило появление Джебе, пообещавшего народу Кашгарии возвращение веротерпимости. Совсем скоро каракитайская держава перешла на сторону монголов. Кучлуку снова удалось сбежать, но в этот раз от него стали разбегаться его воины. В конце концов, Джебе загнал его в одно из памирских ущелий, где Кучлук был взят в плен и тут же обезглавлен.

Джебе был человеком хитрым и умным. Он всегда помнил свое появление в ставке Чингисхана. Согласно «Сокровенному сказанию монголов», во время битвы с тайджиутами в урочище Койтэн в 1201 году (к слову, это была первая военная победа, одержанная Темучином) стрела, выпущенная тайджиутом Джиргоадай, ранила Чингисхана. Вождь этот факт не афишировал, но оправившись, спросил у пленных тайджиутов, в числе которых был Джиргоадай: «Не знаете ли, кто это прострелил тогда шейный позвонок моему беломордому саврасому боевому коню?», на что Джиргоадай смело ответил: «Это я стрелял с горы! Если хан повелит казнить меня, то останется от меня только мокрое место в ладонь. Если же хан на то соизволит, то… послужу ему». Темучину понравились честность и бесстрашие меткого стрелка. Вскоре Джиргоадай получил от кагана прозвище Джебе и право воевать вместе с его воинами.

Джебе всю жизнь доказывал Чингисхану свою верность и то, что он соблюдает клятву, данную, когда ему даровали жизнь и приняли на службу. Но несмотря на это он никогда не чувствовал себя в достаточной безопасности. Чингисхан же при всей своей выдающейся натуре был подозрительным. Если посмотреть внимательно на то, что он делал в Монголии, как он организовывал монгольскую армию, выдвигал своих людей, то четко видно, что правитель всячески возбуждал соперничество между своими ближайшими соратниками. Чингисхан прекрасно понимал, что вокруг правителя не должно быть никаких единых соратников, что все они должны грызться между собой за право быть услышанным правителем.

Во время курултая 1206 года Чингисхан сознательно ничем не отличил Субедея, хотя прекрасно знал, что тот был самым выдающимся полководцем среди монголов. Чингисхан всячески превозносил Субедея на словах, но командовать над ним поставил Боорчу, а позже и Мухали. Последний, как сказано выше, был возвышен до титула го-вана. Историки утверждают, что существовал даже официальный указ, в котором сказано, что приказы Мухали должны исполняться словно это приказы самого кагана. Другим командиром его войска наряду с Боорчу был Борохул, который в истории остался известен только тем, что безумно раздражал Чингисхана своим упрямством. Вместе с тем, древние рукописи говорят о том, что Борохул спас жизнь третьему сыну Чингисхана Угедею, а его супруга Алтани – четвертому сыну Толую.

Поэтому Джебе понимал, что хоть его и отличали как генерала, но придерживали в наградах, а также не давали роста по служебной лестнице. Джебе ревностно относился к приказам Чингисхана, сумел захватить восточную половину каракитайской державы практически без боя, пленить и казнить беглеца Кучлука, а голову его отправитель кагану. Но он также понимал, что подобные достижения могут быть расценены правителем как недобрый знак. Вдруг Чингисхан решит, что Джебе-нойон обладает слишком большой властью? Добавить к этому и то, что и Джебе, и Чингисхан помнили о стреле, пущенной Джебе и «сразившей» беломордого коня правителя. Джебе принял гениальный ход. Он собрал тысячу саврасых беломордых коней на каракитайской земле и послал их в подарок Чингисхану со словами: «Я убил твоего любимого саврасого беломордого коня. Я тебе тысячу таких лошадей, о великий каган, дарю!». Этот поступок настолько растрогал правителя, что тот забыл о своих ревнивых подозрениях, а Джебе получил много наград.

 

Чингисхан и Джебе

 

Падение каракитайской державы сомкнуло границы государства Чингисхана и Хорезмшах Мухаммеда. Начались переговоры. Чингисхан послал Мухаммеду золотой слиток величиной с голову верблюда, захваченный в Китае, в знак того, что он хотел мирной торговли.

Как сказано выше, Инальчик Кайыр-хан заметил воинскую стать монгольских купцов и, почуяв неладное, принял решение убить купцов. Один из купцов, к слову, сумел выжить. В рукописях говорится, что тот мылся в бане пока воины Инальчика Кайыр-хана резали его товарищей. Ему удалось спрятаться, а через три дня он с трудом сумел покинуть пределы города. Едва живой монгольский купец добрался до Чингисхана и рассказал ему о случившемся. Но Чингисхан проявил удивительную сдержанность и поразительную выдержку. Он послал еще одно посольство к Хорезмшаху Мухаммеду с одной лишь фразой: «Отнятое верни. Кайыр-хана выдай». Хорезмшах Мухаммед взбеленился и приказал убить посла, а сопровождавших его двух монголов выпороли, ободрали и голыми выкинули за границу. Они с огромным трудом добрались до монгольских застав. Их привели к Чингисхану. Он все это увидел и опять-таки послал к Мухаммеду посла со словами: «Я иду с войском, которое ты не сможешь отразить. Готовься». Своим приближенным, увидев обезображенных послов, он заявил: «Это не государь. Это бандит». Он поднялся на гору Бурхан Халдун, молился, спустился, объявил, что будет победа и будет война. Так он стал готовиться к этой войне.


Автор: Аян АДЕН