«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Лето 1941 года

1335
Лето 1941 года

К 75-летию Великой Победы на экраны вышла замечательная казахстанская кинокартина «Лето 1941 года», повествующая о реальных событиях партизанского движения в белорусских лесах. Фильм посвящен славному сыну казахского народа, командиру партизанского отряда Ади Шарипову, известному под псевдонимом «Саша». Ади Шарипов – участник Великой Отечественной войны, ученый, писатель и общественный деятель. А. Шарипов родился 19 декабря 1912 года в селе Мариновка Жарминского района Восточно-Казахстанской области. В послевоенные годы он возглавлял Министерство иностранных дел, был заместителем председателя Совета министров Казахской ССР, первым секретарем Союза писателей Казахстана. Восемь лет руководил Институтом литературы и искусства имени Мухтара Ауэзова. Данный кинопроект раскрывает начальный период войны и боевой путь Ади Шарипова на оккупированной немцами Беларуси. Эта боевая история была насыщена тяжелыми испытаниями для малочисленного отряда бойцов, сумевших оказывать не только сопротивление, но и разрушить ряд смертоносных задумок фашистов.

Хотелось бы чтобы картина получила должную, объективную оценку со стороны ценителей искусства и историков, поэтому доктор исторических наук Шайзада ТОХТАБАЕВА дала свой комментарий. Более 20 лет Шайзада Тохтабаева изучает ювелирное искусство Казахстана, и отметила, что в кинокартине нашли отражения традиции и обычаи наших предков.

Оставляя в стороне боевые действия, хочется проанализировать прежде всего сцены эпизодического характера, в которых можно многое прочувствовать, понять и получить неизведанные до сих пор впечатления. Прежде всего, надо отметить, что фильм покоряет искренностью, эмоциональной наполненностью каждого кадра, начиная от правдивой трактовки священного понятия «Родина». Волнующее патриотическое чувство возникает у зрителя, когда со всей болью и страстью командир отряда Саша с горящими глазами восклицает, что отчизна – это не абстрактное понятие – это жена и дети, родители, братья и сестры, тем самым, облекая это понятие кровью и плотью родных – дорогих сердцу каждого бойца.

Примечательно, что кадры, отображающие действия солдат, чередуются с их разговорами о проблемах с питанием, беседами, воспоминаниями о родных, любимых. Благодаря этому зритель невольно проникается к героям фильма чувством теплоты и уважения, входя в атмосферу относительного благополучия. Тем острее зрительские переживания в моменты мастерски показанной драматургии боевых действий.

Историк выразила удивление, как режиссер Бекбулат Шекеров, передавая боевую атмосферу в белорусских лесах, весьма тактично, с чувством меры и тонкостью иносказаний демонстрирует через сны Саши другую былую реальность мирного времени с детьми и женой. Впечатляют вкрапления кратких цитат – по сути, кодов из национальной традиции. К примеру, поражают кадры с миражом «Кайрамбая» – деда командира, указавшего путь спасения через болото. Дело в том, что в культуре казахов устойчиво присутствует обычай обращаться в критических ситуациях за помощью к сильным, авторитетным предкам.

Весьма удачно вставлены кадры с показом, своего рода священнодействия, когда улыбающаяся жена Саши жарит в казане традиционные плюшки (баурсақ), что делается обычно к какому-либо торжеству. И вдруг зритель видит рассыпанные на черной земле эти же баурсаки, что означает страшную беду, трагедию. Так, в фильме остро и умело использован язык символов.

Шайзада Тохтарбаева подчеркнула удачный режиссерский прием, когда оставшийся живым после боя немец, взывая к милосердию, вытаскивает из кармана фото своей матери и говорит на немецком языке «мама». Этот эпизод демонстрирует общемировой архетип – «мать», призванную защищать каждого в отдельности, а в принципе, должно бы все человечество. Этот эпизод, выходя за рамки обычного, открывает другую психологическую реальность, когда человек должен правильно решить дилемму. Саша только глазами передает сначала чувство ярости, затем сомнения, сожаления. Не желая подвергать бойцов такому тяжелому чувству, он приказывает отряду уйти. Вспомнив о расстреле в лесу фашистами трех невинных белорусских женщин и мальчика, командир, через минуты совершает акт возмездия.

Историк отметила работу композитора. Все ее мелодии, пронизанные казахской тональностью, весьма неповторимы и наполнены легкой печалью. Оригинален по образу сочиненный ею вальс, плавно переходящий в конце к пронизывающей грусти.

Шайзада Тохтабаева добавила также, что Шарипов, после ранения в грудь в белорусских лесах, был доставлен на самолете в Москву, где перенес тяжелую операцию и смог через полгода вновь вернуться в строй. Там же, в 1944 г. сломал ногу от упавшего дерева и подвергся контузии, после чего вновь попал в московский госпиталь. После выздоровления был демобилизован в звании офицера. Вернувшись в Казахстан, Ади Шарипов отдал свой интеллектуально-творческий потенциал росту казахской государственности. Он проработал зам. министра, министром просвещения Каз.ССР, зам. пред. Совмина КазССР, министром иностранных дел, первым секретарем Союза писателей, директором Института литературы и искусства им. М. Ауэзова.