«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Военное искусство Золотой Орды

519
Военное искусство Золотой Орды

Военное искусство и умелое управление позволило правителям Золотой Орды захватить и управлять огромной империей. Между тем, военное искусство кочевников, умение за короткие сроки проводить крупные военные операции не стали объектом масштабных исследований до сих пор. К примеру, в XIII–XV веках, когда существовала Орда, военные действия проходили в Европе, Африке (Египет), Сирии, Иране, Малой Азии. К слову, о военной организации Римской империи или стратегии европейских рыцарей в свет вышло много публикаций, чего не скажешь о военном искусстве Хубилая, двоюродного брата Бату, правившего Китаем, который в XIII веке добирался даже до Вьетнама, Бирмы и Японии. Кстати, Японию от его завоеваний спасли океанические тайфуны, разбившие морские силы Хубилая.


В то же время по истории военной тактики и стратегии, применявшейся в Орде, мы имеем несколько небольших монографий. Одна из них была написана генерал-лейтенантом, военным историком Михаилом Иваниным, еще в XIX веке, в 1874 году.

Офицер Белой гвардии, этнический калмык Эренжан Хара-Даван, будучи в эмиграции, в 1929 году выпустил монографию «Чингис-хан как полководец и его наследие». В данной работе автор отводит целый раздел военной организации в Монгольской империи.

С немецкой педантичностью Б. Шпулер в своей, уже опоминавшейся нами работе «Золотая Орда. Монголы в России. 1223–1502 гг.» отводит отдельный параграф военному делу, где перечисляет такие компоненты военной организации как «армия», «оружие», «военная стратегия», «пленные», «охота».

За годы независимости вышел ряд работ казахстанского ученого, специалиста по истории военного дела средневековых кочевников, доктора исторических наук Айболата Кушкумбаева. Авторы средневековья и более позднего времени, работы которых мы часто цитируем по тексту, этот вопрос не рассматривали отдельно. Частично военное искусство воинов Улуг Улуса и Ак Орды затрагивает в своих трудах Радик Темиргалиев.

Есть несколько проблем, которые, как нам думается, в силу различных причин выпали из поля зрения прежних исследователей данной темы.

Во-первых, это, несомненно, незнание или очень слабое знание тюркского (кыпчакского) и персидского языков, которое не позволило глубже исследовать проблему. Между тем, военная терминология – например, «атаман», «караул», «кош», «мерген», «есаул», «садак», «курган», «караван» и т.д., могла бы многое объяснить читателю, также как военное искусство окружения врагов, взятия больших городов. Есаулы своим происхождением обязаны «жасаулам» – младшему войсковому чину для особых поручений в армии, которые должны были и охранять захваченные ценности.

Во-вторых, Э. Хара-Даван ограничивается собственно монгольским периодом и свое повествование завершает смертью Чингис-хана, то есть он не рассматривал золотоордынский период.

М. Иванин изучил историю Монгольской империи, из Улуг Улуса в его работе приводятся отдельные примеры из жизни Бату, а вторая часть, как он сам подчеркивает, относится к деятельности Тамерлана.

Между тем, именно благодаря военному искусству своих насельников, ханам Улуг Улуса удавалось покорять крупные города и страны и держать их в долгом повиновении. И практически все исследователи – как современники, так и исследователи более позднего времени, согласны в том, что военная организация кочевников Улуса Джучи была на высоте. Мы с большей долей вероятности предполагаем, что военачальники имели подробные географические карты, составленные образованными специалистами. Их войска с удивительной точностью выходили к местам общего сбора. И так же успешно они отходили назад в свои улусы.

Главным фактором успешности военных походов была организация армии, созданной самим Чингис-ханом. Именно при нем были приняты Яса, Билик, уложения, определенные нормативные акты, которые жестко регулировали отношения военных, вводили чины, наладили стратегию боя, меры наказания виновных и т.д. Эти традиции полностью перешли к Улуг Улусу.

Основным ядром, движущей силой армии стала конница. Путем ловкого использования конных полков армия могла легко перебросить войска на дальние расстояния, броситься врассыпную. И эта кавалерия легко крушила тяжеловооруженных рыцарей или дружины оседлых народов. А. Тойнби с восхищением описывал успехи кавалерии, например, при взятии Багдада. Он упоминает легковооруженное войско «казаков татарской конницы», уморившей голодом Багдад. Воины Орды на своих низкорослых и выносливых конях легко преодолевали огромные расстояния. При осаде городов монголо-татары умело использовали таран, катапульты и огнеметы.

Пешие войска в Орде использовалась в основном при осаде городов и то, как правило, они набирались из числа покоренных народов или же из числа пленных. Военная тактика военачальников Орды была использована при взятии Крыма и городов русских княжеств.

Одним из ярких примеров военного искусства кочевников стала битва под Легницей (современная Западная Польша, нем. Вальштат). Силезский князь Генрих II Благочестивый собрал под свои знамена рыцарей из Силезии и Польши, отряды из моравов (Чехия), французских тамплиеров, иоаннитов, тевтонцев, рудокопов из Богемии. К ним на помощь пришли отряды чешского короля Вацлава І Одноглазого. Войска Орды прибыли под Легницу из утомительного похода после взятия Кракова. Ими правили внуки Чингис-хана Байдар и Кайду, участники Таласского курултая.

Битва произошла туманным утром 9 апреля 1241 года. Войска стояли друг перед другом. Вдруг над войсками Орды поднялось нечто вроде гигантской головы. Внизу копошились люди, которые надували многочисленные меха. Вдруг из пасти и ноздрей чудовища брызнули мощные грязно-белые струи и дымом расстелились над рыцарями. Пошел резкий запах, вызвавший удушение и страшную резь в глазах, что вызвало переполох и ослепление в войсках. Мы полагаем, что в войсках Орды, скорее всего, были умельцы из Китая и Персии, хорошо знавшие использование каких-то ядов или газов. Одним словом, это было первое использование в мире массового отравления газами противника. Не иприт конечно, но что-то схожее.

Затем началась атака конницы, удачно использовались огнеметы и пушки. К тому же, как уже отмечалось, воины Орды были прекрасными стрелками (мергенами), попадавшими из лука в цель издалека.

Тяжелые и медлительные рыцари Генриха II потерпели сокрушительное поражение, а сам он был убит в открытом бою. Причем неповоротливого князя стащили баграми и арканом с коня и добили копьями. Этот случай так был отражен в «Истории Польши»:

«Генрих Благочестивый, потеряв всякую надежду, защищался с великим мужеством, отбиваясь от нападения татар то слева, то справа. Но когда... хотел он поразить приближающегося к нему татарина, другой татарин вонзил ему копье подмышку, и Генрик, опустив руку, свалился с коня. Татары с криками и гиканьем схватили его и оттащили в сторону... и там отрубили ему голову...».

Европейские авторы много спорят о количестве участвовавших в сражении. Авторы нередко завышают цифры воинов Орды, воевавших под Легницей, называя, к примеру, 210 тысяч человек. Другие считают, что их было 30 тысяч и более воинов.

Мы же полагаем, что у Байдара и Кайду войск было не так уж много (точную цифру назвать невозможно). Например, как можно было провести большое количество людей на конях и верблюдах в глубь Европы? Коней надо было постоянно кормить, поить, периодически производить их выпас – все же огромные расстояния от Волги, Днепра до Польши и Германии. Мы полагаем, что руководители Орды выиграли стратегически, они просто лучше знали слабые места противника – их неповоротливость, неумение воевать в поле и слабое использование конницы. Многих солдат они набирали на месте.

После победы под Легницей путь войскам Улуг Улуса в Европу был совершенно открыт. Города и села стали беззащитны. Но войска Орды по приказу Бату вдруг прекратили наступление и направилась в Венгрию. Здесь они нанесли тяжелое поражение армии венгерского Короля Белы IV, который считался умелым полководцем.

Но затем после блистательных побед армия Бату (в советниках у него был непобедимый Субедей) отказалась от дальнейшего продвижения в Европу. У Днепра (река Узи) скончался Субедей, где и был похоронен.

Существует много версий, почему Бату прекратил дальнейший поход. Называется и такая причина, как неожиданная смерть Угедея и начавшаяся борьба за престол. Вполне возможно, что Бату решил передвинуться ближе к Каракоруму, чтобы продолжить борьбу за престол. Но мы полагаем, что военачальники Бату уже увидели поверженные города Европы, многие из них были грязными, особых богатств тоже нет. Лучше обогащаться за счет налогов, а не войн, считал Бату. К тому же, завоеванных стран и народов и так было очень много. И, видимо, эти причины стали доминирующими в его планах. После проведенных совещаний было решено вернуться на Восток.

Один венгерский монах по имени Юлиан писал: «татары совещаются день и ночь» и только потом приходят к решению. Нас же поражает точность и математические расчеты войск Орды, они умело находили дороги и безошибочно встречались в нужные сроки. Они так же владели точной информацией о качестве и количестве войск, умело выбирали места сражений, при необходимости ими возводились понтонные мосты.

Кочевники во многих случаях брали не числом, а уменьем. При Бату была проведена перепись подданного населения, в том числе и военнообязанных. Считалось, что каждый мужчина в доме – это воин. М. Иванин пишет, что войска не получали жалованья, так как справедливо по норме им раздавалась добыча. В мирное время воины Орды занимались хозяйством и семьей, но по первому зову должны были прийти к своему начальнику.

Ала ад-Дин Ата Мелик Джувейни с восхищением пишет, что «ни один царь или иной господин не имел такое войско, выносливое и непривычное к удобствам. В бою они, нападая и атакуя, подобны натасканным зверям, а в дни мира и спокойствия они как овцы, дающие молоко».

При этом, в армиях Орды царил строгий порядок, нарушителей казнили тут же. В случае, если муж укрывался или уклонялся от воинских повинностей, то ответственность ложилась на семью. Но в случае гибели воина, его доля от походов передавалась его семье.

В походы воины должны были приходить со своей лошадью, оружием и снаряжением. В случае, если его снаряжение не соответствовало требованиям, то он наказывался строго по принятым нормативам военного времени. Поэтому мужчины заранее должны были готовить все необходимое – от вооружения, одежды, коней до средств пропитания.

Ханы Орды довольно часто использовали войска и дружины своих союзников в зависимости от ситуации. Еще Токта привел на битву с Ногаем русские дружины, и те оказались свидетелями гибели Ногая.

В 1380 году в Куликовской битве на стороне Орды сражались армяне, черкесы, аланы, мордва (буртасы) и даже генуэзцы. Средневековые авторы, особенно побежденных народов, преувеличивали число конников Орды. Это преувеличение возможно возникало из-за того, что войсками ловко использовались манекены, кроме того, воины как правило, всегда имели при себе свежую вторую, а то и третью лошадь.

Средняя численность воинов в Улусе (Орде) составляла около 30 тысяч человек. Но в самых громких сражениях Токтамыса и Амир-Тимура численность войск доходила до 80-100 тысяч человек.

К 30-м годам XIII века Чингис-хану повиновались 720 народов. Эта цифра явно завышена, так как в число народов счетчики вносили и племена покоренных народов, в том числе тюркоязычного происхождения: катаганов, кенегес, найманов, кипчаков, керей, коныратов и т.д.

Отличительной чертой всего хозяйства, но главным образом в армии, была отличная почтовая служба, созданная еще Угедеем. Угедей с гордостью сообщал, что он четыре больших дела совершил после смерти великого кагана – сохранил и управлял Великой (Алтын) Ордой, создал почтовую связь и выстроил прямые дороги, вырыл колодцы в пустынях и опоил водой людей, а также назначил правителей в регионах, восстановив стабильность. Также он перечислил и свои ошибки, их тоже оказалось четыре.

Эти службы – «ямы» (от слова «жем», то есть корм для лошадей), располагались на расстоянии одного перехода в 20 км друг от друга. И эти службы протянулись от Каракорума до Сарай-Берке и до Крыма. По приказу ямы должны были обслуживаться по высшему разряду, в случае нарушения правил могли быть применены жестокие наказания. Чиновники и служащие армии имели служебные документы – «пайцзы», позволявшие проходить через охрану. «Пайцзы» в Орде были различного статуса и даже цвета. Почтовая служба позволяла оперативно управлять войсками и своевременно доводить до командиров нужную информацию.

Одним из самых главных достоинств боеспособности армии стало назначение на посты не представителей знати, а наиболее одаренных воинов. К примеру, еще будучи Темуджином (Темучином), хан заметил простых воинов, которые поднялись по службе. Субедея и Джебе покорили Русь, Кавказ, Дешти-Кипчак. Мухали и Борши покорили Китай, Иран и тангутов. Видные военачальники из простых людей, как правило, были советниками при чингизидах и обладали высоким статусом.

Еще одним нововведением в Орде стало использование племенных организаций. Например, полки могли формироваться людьми из одного рода, что позволяло им держаться вместе. Многие современники отличали спаянность дружин и глубокое понимание сигналов самих ордынцев. Во многом это объяснялось тем, что братья, воющие вместе, никогда не оставляли друг друга в беде и с полуслова понимали друг друга. Но чтобы не было племенного сепаратизма, крупные роды специально дробили, за их предводителями устанавливалась слежка. Известно, что Амир-Тимур разделил непокорных жалайыров среди своих беков. Также поступали Токта, Узбек, Токтамыс и Барак хан.

Но, видимо, такой контроль не всегда срабатывал уже при Токтамысе. В 1391 году его подвели мангыты, которых для своей пользы использовал Едиге. В 1395 году предводитель племени по имени Актау в бою спровоцировал уход, и огромное число войск ушли вместе с ним, что привело к поражению хана Токтамыса. Надо полагать, этот Актау провел какие-то секретные переговоры с оппонентами хана. Но главное, он несомненно опирался на определенные верные ему племена, которые его слушались.

Есаулы, о которых говорит М. Иванин, занимались канцелярскими делами, типовым обеспечением, обучением, были кем-то наподобие ротных и батальонных распорядителей. Но позже их функции поменялись, и они стали вроде ротных или взводных командиров.

Воины также наделялись котлами для приготовления пищи, повозками. Беклярбеки были обязаны позаботиться, чтобы в мирное время тоже проходили военные сборы. Как правило, устраивались охоты на сайгаков, волков, где отрабатывались приемы боя, тактика окружения, взятие крепостей (камал) или захват заложников. В битвах и сражениях, в первую очередь должны были быть истреблены князья и военачальники.

Оружие у войск было различным. Например, если конники имели копья, луки и стрелы, а также боевые топорики и сабли, то во время осады применялись пороховые орудия. Камнеметы, порох готовили китайские и персидские умельцы, их берегли и использовали только в нужный момент. М. Иванин пишет, что ордынцы по примеру китайцев стали использовать пороховые гранаты, которые наводили ужас на противников. Воины Едиге использовали при взятии городов переносные пушки.

Перед взятием городов проводилась тщательная предвоенная работа. Города сначала окружались со всех сторон, затем перекрывались водоснабжение, доставка продовольствия и каналы общения с другими. Затем направлялись послы в города с предложением сдаться. Перед этим проводилась работа по наведению страха – создавалась видимость, что войск очень много, они непобедимы. Окруженным предлагалось сдаться мирно или откупиться. Везде сновали лазутчики, ища слабые места в обороне. Огромная ответственность ложилась на разведчиков или купцов, через которых добывалась или распространялась информация.

Атака на город начиналась тогда, когда все мирные средства были исчерпаны. Как правило, в первые ряды атакующих включались пленные или крестьяне из округи. За ними шли сами войска. Во многих случаях такая тактика приносила успех.

Любимая тактика ордынцев заключалась в выманивании в степь защитников города. Как правило, вышедшие в степь попадали в хитро устроенные засады и погибали. Воины Орды были отличными стрелками, за что армянские хроники их называли «народом стрелков». Приводятся случаи, когда воины попадали стрелами в небольшие кольца-перстни.

Питание воинов было простым – сушеное мясо, курт, просо, мука. В то же время они питались овощами, фруктами, рыбой. При необходимости они резали запасных коней. Эти традиции сохранялись до ХХ века у казахов, а также русского казачества. Неоднократно описывались случаи, например, при рассказах о Токтамысе, о питании медом и фруктами. Естественно, они питались всеми дарами природы. Американский исследователь Дж. Уэзерфорд писал, что войска Чингис-хана «усовершенствовали искусство ведения осады до такой степени, что тем завершилась эпоха городов, окруженных стенами».

Кочевники, как правило, прекрасно ориентируются в степи. И любой поход, прежде чем начаться, должен был тщательно готовиться. Составлялись своеобразные карты, заносились данные разведки, тщательно обследовалась местность. Тот же Дж. Уэзерфорд сообщает, что монголы имели прекрасно изготовленные атласные карты. И именно они догадались пороховые струи направить через широкие отверстия, из которых стали позже изготавливать пушки и снаряды. А эти снаряды легко ломали городские стены и деревянные укрытия.

И до самого распада Улуг Улуса его войска редко терпели поражение от чужих противников. Войска были строго поделены на десятки, во главе которых стояли командиры (онбасы), затем сотни и тысячи (темники). Во главе армии стояли беки, беклярбеки, заслуженные воины. Наиболее важные вопросы решались на собраниях высших правителей и полководцев, с участием прославленных батыров.

Б. Шпулер, основываясь на данных Ибн-Батути, сообщает, что в 1335 году на праздник в Сарае собралось около 17 тысяч таких военачальников. Б. Шпулер подвергает сомнению эту цифру, мы же полагаем, что она близка к истине. Разбросанные по огромным территориям от Алтая до Каспия, от Сибири до Кавказа, от Крыма до русских княжеств, войска могли действительно выставить такое количество военачальников. Как правило, ханы и султаны на такие собрания приезжали в окружении своих, только им верных военных отрядов.

Обороноспособность армии также поддерживалась экономическими мерами, наделением землей, жилищами, скотом. Часть из них становились предводителями племен или городов, получали должности карачи-биев или баскаков. Все воины имели семьи, причем их жены и дети шли за войском, исполняя тыловые работы. Но в случае необходимости семьи оставались в «кошах» (оттуда выражение «кочевать») и ждали своих мужей.

В случае поражения членов семьи ждала страшная участь – детей мужского пола истребляли или отдавали в рабство, женщин делили между собой.

В целом, еще со времен Чингис-хана все войско делилось на «правое» и «левое» крыло. «Правое крыло» находилось на западе, а «левое» на востоке. К левому (сол кол) крылу относились войска Ак Орды. Например, таких порядков придерживался и Амир-Тимур, а предводителями войск были темники Едиге или Мамай, или, например, Исабек. Эти традиций сохранились в обычаях современных киргиз и казахов.

Со временем были усовершенствованы оружие и одежда воинов. Головные уборы, кольчуги (қол шыға) являются находкой кочевников, но латы они могли позаимствовать у европейских народов.

Для принятия важнейших решений по походу на другие земли собирался «курултай» – высшее собрание. Шло длительное обсуждение предстоящего похода, вырабатывалась стратегия действий. Видимо, беклярбеки имели достоверные источники информаций, потому что их армии сходились за тысячу километров, например, в Иране или Польше, или у стен Багдада в точно означенные сроки. Налажена была также переписка между военачальниками.

Решения курултая обязательно соблюдали, какие-либо отклонения строго карались. Выступления войск, как правило, начинались ранней весной и завершались осенью, что говорит о практичности стратегии. Для конницы нужны были подножные корма, и поэтому походы завершались к осени. Известен случай, когда воины Орды в зиму оказались у Рязани и там же были истреблены.

Воинам запрещалось пить крепкие напитки, запрет на питие ввел в свое время еще Чингис-хан. Но эта норма нарушалась в первую очередь самими чингизидами. Кстати, тюркское название «арак» восходит к монгольскому «араха».

Дж. Уэзерфорд также замечает, что население и воины империи питались белковой пищей, что делало их очень выносливыми. Войска Орды легко преодолевали огромные расстояния через просторы степи и пустыни без особых проблем для физического состояния. В строю воины пели песни, включавшие фрагменты из Устава или законов.

Замечательной была пропагандистская стратегия у ордынцев, например, они себя позиционировали как освободителей. Например, они защитили мусульманское население уйгуров от агрессии буддистов чжурженей. На Кавказе вышло наоборот – они твердо стали на защиту христиан от мусульманской армии сельджуков.

При битве на Калке им удалось вбить клин между русскими и корпусом кипчаков-половцев. Причем половцев они назвали чуть ли не братьями, выдвинув лозунг «Мы с вами одной крови»! И этот раскол был только на руку ордынцам. В целом война была для них промыслом, где можно легко обогатиться, поэтому они к сражениям готовились с детских лет.

Наиболее подробно военное искусство войск Орды было описано в труде Джувейни (Джувайни) «Тарих-и джахан-гушай». Он отмечает высокую дисциплинированность и деление войск на десятки, сотни и тысячи. «В бою они, нападая и атакуя, подобны натасканным зверям, - пишет он, - а в дни мира и спокойствия они как овцы, дающие молоко, шерсть и многую другую пользу». Войны были терпеливы и выносливы.

Таким образом, военное искусство ордынцев было на высоте. Ни одна армия того времени не могла соперничать с ними по эффективности. Их могущество было значительным до такой степени, что сами наследники Чингис-хана – его внуки и правнуки, затевали между собой крупные войны. Они совершенно не боялись внешних врагов. Врагами себе они стали сами.

Существует стереотип, созданный, видимо, представителями покоренных народов, что вся история Улуг Улуса – это постоянные войны и битвы за престол. Проведенный нам анализ показывает, что крупные войны и междоусобицы случались через каждые 30-40 лет. В большинстве случаев в Орде занимались хозяйством, торговлей, накоплением богатств, содержанием семьи и воспитанием детей.

Как бы там ни было, войны, причем любые, доставляют массу страданий как покоренным, так и захватчикам. Гораздо больше войн развязывалось в «просвещенных» XIX и XX веках.

 

Буркитбай Аяган,

Почетный академик НАН РК, доктор исторических наук, профессор