«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Исследования надо вести в местных архивах

1111
Исследования надо вести в местных архивах

Профессор Евразийского национального университета имени Л.Н. Гумилева, доктор исторических наук Мусагалиева Арайлым Сабитовна – один из исследователей по проблемам политических репрессий. Благодаря своей неустанной исследовательской деятельности ученый заслуженно стала членом Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий. Как известно, 31 мая, ежегодно, начиная с 1997 года, в Казахстане отмечается День памяти жертв политических репрессий. Арайлым Сабитовна рассказала порталу Qazaqstan Tarihy о результатах своих исследований по истории политических репрессий и деятельности Госкомиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий.

- Здравствуйте, Арайлым Сабитовна. Расскажите, пожалуйста, каким образом политические репрессии стали предметом ваших научных изысканий?

- Дело в том, что это связано с темой моей докторской диссертации, которая звучит следующим образом: «Документы центральных и местных архивов Казахстана как исторический источник по истории политических репрессий (1917-1956 гг.)». Поэтому этой темой я занимаюсь более 20 лет. За эти годы участвовала во многих казахстанских и международных научных проектах, было написано множество статей на эту тему, в том числе на разных языках, на русском, английском, французском, немецком, болгарском, венгерском, турецком и других, разработаны и читаются целые авторские курсы для наших студентов, магистрантов и докторантов. Были опубликованы несколько монографий, учебных пособий по этой теме.


174069642_3771261412997197_4020318468748913153_n.jpg


- С какими трудностями вы столкнулись в процессе научного поиска в архивах Казахстана? В каких зарубежных архивах Вам удалось поработать? Можете отметить какие-либо особенности, отличия в работе архивов зарубежья и Казахстана?

- Да, за это время работала во многих центральных и местных (областных и районных) архивах Казахстана. Были разные моменты, но, надо отметить, что документы политических репрессий в архивах найти трудно. В советское время архивы рассматривались как национальные, стратегические объекты, поэтому с 1938 года они были переданы в ведение Народного комиссариата внутренних дел. После этого началось ограничение доступа документов. В хранилищах архивов Советского Союза скопилось много документов с грифом «совершенно секретно». Многие годы большое количество неиспользованных документов хранилось в различных казахстанских организациях.

Из зарубежных архивов я работала в Государственном архиве РФ и Государственном архиве социально-политической истории РФ. В советское время Государственный архив РФ называли «красным архивом», так как в нем хранились основные документы советского периода, в том числе источники политических репрессий. А также, с 1990 года российские архивисты, историки совместно с зарубежными учеными стали публиковать советские документы, преимущественно из ранее недоступных архивов высших органов партийно-государственного руководства ЦК ВКП(б), Политбюро, Оргбюро и Секретариата, ЦИК и СНК РСФСР, ОГПУ, различных наркоматов, Верховного суда и Прокуратуры, Политуправления армии и других организаций. В документах силовых структур в Москве, наряду с другими, есть сведения обо всех областях республики. Мы в своих исследованиях используем эти опубликованные документы.

Безусловно, казахстанские архивы очень важны для изучения истории Казахстана. В наших местных и центральных архивах хранятся документы о деятельности и проведенных мероприятиях учреждений республиканского значения. Источники, содержащиеся в государственных архивах о политике террора советского правительства, которые постепенно переросли в массовые политические репрессии, раскрывают и решают многие проблемы и дают возможность ввести много новых материалов в научный оборот. Их составляют: Архив Президента РК, Центральный государственный архив РК, а также областные государственные архивы. Например, документы высших партийных органов республики хранятся в Архиве Президента РК.

Но, источниковой базой исследования должны быть не только центральные архивы Казахстана, но и местные архивы. Политические репрессии проводились на местах, и поэтому документы хранятся непосредственно в местных архивах. Например, раскулачивание, конфискация и репрессии, до и во время хлебозаготовительных кампаний, проводились на местах. Или самим переселением и обустройством депортируемых народов занимались на местах, то есть непосредственно в областях республики. Их отличия заключаются в этом.


89786432_2731318776991471_1943808550702678016_n.jpg


- Основной акцент в своих исследованиях Вы делаете на истории депортации. Как Вы думаете, почему советское руководство пошло на такой шаг, как насильственное переселение целых народов? Можно ли назвать это обычной практикой в политике большевистского режима?

- Массовые насильственные переселения людей и народов явились частью репрессивной политики советского государства. Именно «наказанные народы» стали основой спецпоселенчества. Людей насильственно выселяли с места проживания по социальному, национальному, политическому признакам, без судебных разбирательств. В книге «История немцев России» спецпоселение называют особым феноменом в истории Советского Союза. Или как считает немецкий историк Й. Хоффман, дело было не в неблагонадежности некоторых народов, а в общем крахе национальной политики СССР. Мы согласны с этими авторами.

- Расскажите о деятельности Госкомиссии. В чем заключается Ваша работа как члена рабочей группы по изучению, подготовке заключения и рекомендаций по реабилитации кулаков, баев, полуфеодалов (середняков) и крестьян-шаруа?

- Казахский бай был центральной фигурой, занимал ключевую позицию казахского общества, вокруг которого группировались остальные члены сообщества, он был своеобразным средоточием всего уклада жизни кочевников. Советская власть понимала, что без разрушения этой устоявшейся многовековой системы, управлять степными казахами невозможно. В казахском обществе конфискация имущества баев, их выселение, и последовавшая за ней коллективизация постепенно привели к трагедии колоссального масштаба. Новая реформа, направленная против крупных баев-полуфеодалов, была началом разрушения традиционной системы казахов, которая и привела к последующему голоду в Казахстане. Уничтожение института байства привело к разрушению традиционного общества.

Главная проблема нашей темы – не определены численность жертв конфискаций и раскулачивания. Думаем, причина разных пересчетов численности жертв конфискаций и раскулачивания 1930-х годов заключается в том, что нет комплексного исследования данной темы, его систематизации, и многие документы казахстанских архивов (даже рассекреченных) еще не введены в научный оборот. Поэтому наша работа заключается в раскрытии новых архивных документов и полной реабилитации репрессированных граждан Казахстана. В данное время я работаю в областных и районных архивах, занимаюсь выявлением репрессированных баев, кулаков и составлением целых списков для реабилитации. Вместе с тем, пишу научные статьи о репрессии против байства и кулачества. Думаю, для полного раскрытия данной темы должны быть изданы многотомные сборники документов, многосторонне раскрывающие эту тему.

- Какие решения, итоги, результаты Вы ожидаете от деятельности Госкомиссии?

- Да, 24 ноября 2020 года по Указу Президента Республики Казахстан К. Токаева была создана Государственная комиссия по полной реабилитации жертв политических репрессий. Среди задач Государственной комиссии, есть пункт: «выработка и внесение предложений по обеспечению доступности для членов комиссии, исследователей и потомков материалов по политическим репрессиям закрытых фондов, находящихся в архивах Президента республики Казахстан, Министерства внутренних дел, Комитета национальной безопасности, органов прокуратуры и других государственных учреждений». Думаю, что работа Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий будет следующим этапом в рассекречивании новых архивных документов советского периода на государственном уровне и, безусловно, большая и кропотливая работа ученых-историков прольет свет на неизвестные имена и события, память безвинных взывает нам. Полагаем, что 2021 год – год 30-летия Независимого Казахстана, даст новый толчок в исследовании истории ХХ века, столь трагичного в судьбе казахского народа.