«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Русские поселения в глубине Степного края. Часть 5

274
Русские поселения в глубине Степного края. Часть 5

Очерк Алихана Букейханова «Русские поселения в глубине Степного края» был посвящен актуальной на тот момент теме переселения народов в казахскую степь. В своем труде Букейханов размышляет о причинах неуклонного снижения урожайности из года в год на землях, отведенных переселенцам, и подводит к выводу об изначальной ущербности идеи непомерного расширения аграрного сектора в зоне резко-континентального климата и бедных солями почв, каковой является Степной край. Портал Qazaqstan Tarihy прочитал этот труд и ознакомит читателей с ключевыми моментами этого очерка

Наделы 9 поселков (№2-10, таблица «Русские поселения в глубине Степного края. Часть 4») были расположены по долине реки Ишим ниже Акмолинска в XVI районе. Норма этого района составляла 130 десятин на 1 кочевое казахское хозяйство. По району на одно кочевое хозяйство приходилось 70,6 десятин земли фактического пользования. Это меньше, чем на одно крестьянское хозяйство в поселках З и 4, и не доставало до нормы на каждое хозяйство 59,4 десятин, или 45,7% ее, что являлось результатом экспроприаций приусадебных пастбищ казахов XVI района в наделы переселенческого участка. Из 23 общинно-аульных групп с 1250 хозяйствами XVI района в 6 группах с 211 хозяйствами или 17%, приходилось:

 

48а.png

 

Казалось, что если необходимо изъять казахскую землю в этом районе, то она могла быть изъята из этих 6 групп с избытком, особенно из групп 174, 175, 179. Ничего подобного. Потеснились как раз те группы, у которых земли и так не хватало до нормы. При этом оказывается, что в 12 общинно-аульных группах, по числу хозяйств (811), составлявших почти 2/3 (65%) населения района, на одно казахское хозяйство приходилось земли меньше, чем на одно переселенческое хозяйство, что видно из следующей таблицы:

 

48б.png

49.png

 

На это последователи товарища морского министра Ивана Бострема, неответственного за прошлое, отвечали, что многие из этих участков были образованы до исследования экспедиции Щербины и установления его казахских норм.

Участок №10 был образован спустя 5 лет после щербиненских норм из земли групп 166 и 167, где на хозяйство приходилось 51 и 88 десятин против нормы 130, и нарезка к Александровскому поселку (№1) была сделана в 1907 году из земли 205 и 206 групп XXII района, где при норме 130 десятин на одно хозяйство казахов приходилось 45,5 и 55 десятин приусадебной земли.

Приусадебные пастбища, покосы и пашни групп 263, 265 и 266 попали в наделы переселенческих поселков Рождественского, Романовского и Преображенского на реке Нура. В этих группах было 273 казахских хозяйств-семей. Первыми заемщиками, сказано в примечании к группе 265, являлись аулы рода Каракыргыз, обосновавшиеся здесь в середине XVII века. Позже, в начале XIX века, здесь поселились аулы рода Токубай. У группы была обособленная от соседей призимовочная приусадебная территория. Внутри группы на кыстау были условные границы между двумя родами. По всей вероятности, раньше, до образования по соседству переселенческих участков, аулы рода Каракыргыз составляли одну общину с южными соседями-однородками (гр. 266). Согласно III тому исследований экспедиций Щербины, переселенческие же участки разъединили их. «Сенокосы обособлены, читаем в примечании к гр. 266, по аулам и находятся в подворном пользовании отдельных хозяев; только в ауле №8, где часть покосов в 1896 г. была отрезана к пос. Романовскому, хозяева перешли от подворного пользования к общему уравнительному», т.е. «көппен көрген ұлы той» («на миру смерть – красна», или, как говорят переселенцы на Нуре, «и маемся миром»). «На зиму кос (лошадей) угоняется на летовки 7 аульного общества Черубай-Нуринской волости из аульного общества Нуринской волости; за пользование чужой летовкой отдают несколько лошадей на убой и на весь период пастьбы - нескольких лошадей для езды». В этих группах, входивших в районы ХVІІІ (263 и 265) и XXVII (266), на одно казахское хозяйство приходилось десятин призимовочной территории:

 

50а.png

 

У этих «феодалов» до нормы экспедиции не хватало от 60 до 104 десятин на одно хозяйство и в двух последних группах на него же приходились земли несколько меньше, нежели на переселенческое хозяйство в некоторых поселках в долине реки Ишим, не говоря о поселке Ивановском на Нуре, где на одно хозяйство приходилось 517 десятин.

На другом конце ХXVII района, на границе Каркаралинского уезда, на 50-й параллели по реке Нура в 1901 и 1903 гг. были образованы в одной меже 4 участка.

 

50б.png

 

В скобках указан процент неудобной земли ко всему наделу, т.е. к удобной и неудобной землям вместе взятым. В последнем столбце процент указывает на то, в каком благодатном краю находились эти участки, в надел которых приходилось включать от 1/2, до 9/10 неудобной земли к удобной, или от 1/3 до почти 1/2 (47,5%) ко всему наделу. Первые три участка находились в самой долине реки Нуры, а четвертый на 5 верст южнее, что, вероятно, и повлияло на включение в его надел такого небывалого еще процента неудобной земли, составлявшей здесь 9/10 удобной. Поселок Ботакаринский возник самовольно еще в конце XIX века. Он стоял на большом рыбном одноименном озере, через него проходила торговая дорога из Акмолинска на юг в Каркаралы и его уезд. Ботакара - один из богатейших лугов реки Нура. На Ботакаре, лежавшем на пути перелетных птиц, была масса дичи. Эти данные и привлекли сюда самоходов в то время, когда переселение за Урал считалось преступлением. Первый переселенец-рыбак, как рассказывал бывший чиновник особых поручений при степном генерал-губернаторе Таубе В.Ф. Королев, ездивший на Ботакару, добивался, чтобы поселок назвали его (рыбака) именем. Как видно из официального списка, Ботакара был переименован в Санниково, по фамилии бывшего акмолинского губернатора, про которого один из чиновников, потом бежавший, получив по подложному авансу 12 тысяч рублей крестьянских страховых сумм, поговаривал, что «он подпишет себе смертный приговор».

Почва здесь была неважная, и долина Нуры была окаймлена с обеих сторон рядами холмов, соток, то отходящих от русла на 2-3 версты и более, то подходящих почти к самому течению. «Почва этого района преимущественно легкая и средней плотности, с более или менее интенсивной окраской; киргизы все эти почвы наз. кара-топрак; почти всюду подпочва содержит камень». «Сеют подряд 3 года и пшеница дает урожай в первый год сам 10-20. На старой пашне через 5 лет растут джусан (полынь) и алабота (лебеда), а через десять коде (ковыль) и бетеге».

Букейханову неизвестно, были ли заселены ли к 1907 году остальные три поселка этой группы. Однако он прогнозировал, что главным занятием переселенцев здесь в скором времени станет скотоводство, что предусматривалось количеством земли, приходившейся на одно переселенческое хозяйство. Так, земли на него в десятинах приходилось:

   

52.png

 

В XXVIII пограничном с этими поселками районе экспедицией Щербины земельная норма на одно кочевое казахское хозяйство была определена в 90 десятин.

Наделы этих поселков были расположены в центре общинно-аульных групп 324-330 XXVII района с 110 хозяйствами, или 7% населения последнего. Приусадебная территория этих групп равна 79 922 десятинам. По норме им полагалось 18 700 десятин. Площадь 4-х участков была равна 63 058 десятин. Стало быть, казахам была оставлена земля в количестве 16 864 десятин, т.е. в участки было прихвачено 1 836 десятин сверх излишка, причем три группы (325, 328 и 330) совершенно исчезли: их земли целиком отошли под участки. Все остальные группы были отрезаны от реки Нура, т.е. от покосов и выселены от усадьбы, так как они находились на Нуре, за исключением 329 группы 13 хозяйств, усадьба которых была вне Нуры. Между тем, местность, где были расположены земли этих групп, пропускали два раза в год через себя южных казахов, кочевавших на северные летовки и вытравлявших их пастбища. Казахи здесь стали зимовать сравнительно недавно, в 1870 гг. Раньше эта местность была летовкой каркаралинских казахов. До 1908 года к Ботакаре подходили кочевавшие казахи Акботинской волости, зимовавшие в 150 верстах от Семипалатинска, осенью стоявшие в 10 верстах от Иртыша (около поселка Грачевки). Вследствие этого в описываемых группах не успевали установиться обычные твердые границы пастбищ, а строго охраняли межи на покосах, что и понятно: каждое хозяйство в указанных группах потребляло 221,6 копен сена против среднего по району 208,2. Этот район был расположен по поземному лугу реки Нура и тянулся почти на 300 верст. Норма экспедиции Щербины, как известно, к 1908 году формально еще не была упразднена и имела силу закона и преследовала охранную цель: использовать для колонизации излишки, не нанося разорения местному кочевому казахскому хозяйству. Описываемый случай, подобных которому немало в истории образования переселенческих участков в Степном крае, свидетельствует о том, как бесцеремонно обращались производители работ с нормой экспедиций Щербины и как слепо подписывали их проекты временные уездные и областные комиссии, членами которых состояли крестьянские и уездные начальники, податные инспектора, лесничие, прокуроры, управляющие казенной палатой, советники областного правления и сам начальник губернии. Они образовали 4 участка там, где был огромный действительный излишек, была возможность использовать эти излишки без ущерба казахам, но вместо изъятия от их пользования излишка их самих выселили с усадеб и отрезали их покосы, имевшие первое и последнее значение в их хозяйстве. При всем этом чины Г.У.З. и З. постоянно жаловались на стеснение нормы экспедиций Щербины. Еще следует заметить, что указанные участки были образованы еще в то время, когда действовал по докладу Новоселова упраздненный князем Васильчиковым пресловутый закон о 25% надбавки к нормам Щербины в пользу казахов.

 


Автор: Аян Аден