«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Роль Казахстана в производстве пшеницы в Российской империи

446
Роль Казахстана в производстве пшеницы в Российской империи

Бессистемность и непланомерность экономической политики в деле колонизации Казахстана в конце XIX – начале ХХ вв. ставили перед исследователями вопрос о конечных экономических результатах этой политики. К сожалению, подсчеты по итогам колонизации Казахстана не выполнялись, и даже вопросы первостепенной важности официальной статистикой не освещались должным образом. Так обстояли дела, например, с итогами действительной стоимости переселения, с числом действительно устроенных переселенцев, с ростом доходности земли в степных областях в связи с переселением и т.д.

Между тем, сопоставление некоторых цифр официальной статистики обнажали явления, останавливавшие на себе особое внимание не только современных историков, но и их коллег-предшественников, свидетелей колонизации степных просторов на рубеже XIX и ХХ вв. Портал Qazaqstan Tarihy расскажет о производстве пшеницы в Казахстане в контексте Российской империи

Летом 1909 года в газете «Сибирский вопрос» была опубликована статья общественного деятеля и депутата II и III Государственной Думы Российской империи Николая Скалозубова «Производство пшеницы в европейской и азиатской России и в конкурирующих с ней государствах», в которой он постарался определить успехи хлебопашества в Сибири и прилегающих регионов с момента проведения Транссибирской железнодорожной магистрали. В своей работе автор писал, что, опираясь на публикации центрального статистического комитета, ему удалось произвести вычисления прироста посевной площади в сибирский губерниях Российской империи в период с 1895 по 1905 гг. Эти исследования первоначально касались Тобольской и Томской губерний, где особенно сильно были развиты посевы пшеницы, в те годы являвшейся для Сибири предметом экспорта. По итогам этого исследования оказалось, что Томская губерния расширила свои посевы на 34%, а Тобольская – на 17%.

Эти цифры требовали оценки. Для этого Н. Скалозубов продолжил исследования. На этот раз исследованию подверглись еще двадцать губерний Российской империи, где площадь посева превышала 100 тысяч десятин (чуть больше 109 тысяч гектар) в каждой. Таким образом, был вычислен прирост посевов на период с 1895 по 1905 гг. В нисходящем порядке по величине процента прироста губернии расположились в следующем ряду:

 

dSjXnH3.jpeg

 

Таким образом, оказалось, что по развитию запашки за взятый период, несмотря на то, что Томская и Тобольская губернии все это время принимали переселенцев, первая стоит на 6-м месте, а вторая – на 14-м месте в ряду губерний Российской империи.

Скалозубов писал, что если взять только площади посевов пшеницы, то картина изменится несущественно. Так, Томская губерния давала прирост посева пшеницы на 50%, Тобольская больше - 57%. При этом Тобольская губерния по величине этого % оказалась на 6-м месте, Томская - на 8-м. Однако это сопоставление указывало на то, что западно-сибирский пшеничный район находился в условиях менее выгодных для развития посевов вообще и посевов пшеницы в частности, сравнительно с районами южной и юго-восточной Российской империи. Омский биржевой комитет констатировал этот факт:

 

«Главными причинами, влияющими неблагоприятно на развитие полевого хозяйства, являются: переходная стадия развития землевладения и неопределенность прав крестьян на землю, энергично отчуждаемую под переселение – с одной стороны, а с другой – низкие цены на хлеб, в ввиду отдаленности сибирского пшеничного района от рынков сбыта. Челябинский перелом тарифа играет в этом доминирующую роль»

 

В 1908 году Отдел сельской экономии и сельскохозяйственной статистики главного управления землеустройства издал «Сборник статистико-экономических сведений по сельскому хозяйству России и некоторых иностранных государств», который позволил Скалозубову сравнить Сибирь с государствами, также экспортировавшими пшеницу.

Так, в 1907 году всемирный урожай пшеницы определялся в 4 731 880 тысяч пудов (77,5 млн тонн). Главными производителями пшеницы тогда являлись Соединенные Штаты Америки, Российская империя, Франция, Ост-Индия, Италия, Канада, Аргентина, Венгрия, Германия, Испания и Австралия. Государства в этом списке располагались в нисходящем порядке по величине процента увеличения посева пшеницы:

 

imgonline-com-ua-2to1-HZXEHxaWgvXr.jpg

 

На основе этого автор указал, что в поступательном движении по развитию возделывания хлеба Российская империя отстала от конкурировавших с ней стран, даже несмотря на то, что в рассматриваемый период продолжалась усиленная колонизация сибирского региона, степей Казахстана и Средней Азии.

Из степных регионов в «Сборник…» по площади посева пшеницы были введены восемь регионов. К ним отнесли Тобольскую, Томскую, Енисейскую, Иркутскую, Акмолинскую, Семипалатинскую, Семиреченскую и Тургайскую области.

Н. Скалозубов указал, что колонизуемые районы Российской империи давали возможность совершить сравнение лишь в отрезке за последние пять лет. Так, оказалось, что Тургайская область в период с 1903 по 1907 гг. дала прирост посевов в 66%, Семипалатинская – 56%, Семиреченская – 56%, Енисейская – 31%, Томская – 17%, Тобольская – 2%, а Акмолинская и Иркутская регионы и вовсе уменьшили количество посевов.

В этот же период отдельные части Австралии и Канады в несколько раз увеличили свои наделы. Так, в Западной Австралии в период с 1902 по 1906 гг. количество посевов увеличилось на 106%, а провинции Канады - на 260% (провинция Альберта) и 197% (провинция Саскачеван). Другими словами, в то время, как в провинции Альберта площадь посева увеличилась в 3,5 раза, в Тургайской области при ее продолжавшимся заселении площадь посева едва увеличилась в 1,5 раза.

Для колонизаторов эти цифры было тяжело назвать удовлетворительными. Особенно если учесть, что за десятилетие 1898-1907 гг. переселенцам было передано 2 миллиона десятин в Акмолинской, 1 миллион десятин в Тургайской, 500 тысяч - в Семипалатинской и 500 тысяч в Семиреченской областях.

Как бы то ни было, Н. Скалозубов утверждал, что простор для развития посевов хлеба в степных областях Казахстана был. Однако их медленный рост, очевидно, зависел от иных причин, некоторые из которых отсутствие дорог и трудность экспорта хлеба. Автор отмечал, что система колонизации Российской империи существенно отличалась от колонизации стран-конкурентов, где железнодорожное строительство шло впереди заселения:

 

«В Северной Америке, конкурирующей с нами на всемирном рынке, железнодорожный тариф для экспорта хлеба почти вдвое меньше нашего. Открывая для своих окраинных сельскохозяйственных районов путь к экспорту, Северная Америка содействует их заселению. У нас одновременно с усиленным заселением Сибири устанавливается специальный запретительный тариф для хлеба отсюда к портам.

Мы не говорим уже о других непременных условиях здоровой колонизации: о предоставлении населению самоуправления.

Очевидно, ждать доброго от такой колонизации не приходится»

 


Автор: Аян Аден