«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Независимость и историческое сознание: заметки на полях статьи

997
Независимость и историческое сознание: заметки на полях статьи

Статья Президента Казахстана «Тәуелсіздік бәрінен қымбат» нашла поддержку у ведущих историков Казахстана. 

Директор Института истории государства КН МОН РК, доктор исторических наук, профессор Еркин Абиль дал комментарий порталу Qazaqstan Tarihy

Формирование исторического сознания является одним из важнейших компонентов национального сознания. Об этом очень ярко и образно говорится в статье Главы государства, посвященной 30-летию независимости нашей страны. Я, как профессиональный историк, безусловно разделяю позицию президента о том, что историей должны заниматься историки, а не политики. Однако, формирование общественного сознания (а это, в конечном счете и является одной из целей гуманитарных наук), не должно становиться заложником методологического плюрализма, царящего сегодня в интеллектуальном пространстве постсоветской исторической науки.

Прежде, чем приступить к написанию анонсированных К.-Ж. Токаевым многотомной Истории Казахстана и Краткой истории, мы должны четко определиться с принципами, на которых эти обобщающие труды будут создаваться. Это необходимо для: а) того, чтобы в них был отражен национальный взгляд на национальную историю, б) эти работы соответствовали цели формирования исторического сознания и научной картины мира, как базы национальной (в гражданском смысле) идентичности. Мы видим эти принципы таким образом:

Во-первых, должен быть принят принцип деколонизации. По настоящее время в казахстанской репрезентации истории господствует европоцентристская эпистемология, господствуют концепции, основанные на опыте европейской истории. Стадиальные концепции – формационный, мир-системный и прочие – рассматривают аграрные скотоводческие общества Евразии как боковые, тупиковые ветви развития человечества. Разнообразные циклические и стадиально-циклические концепции, в том числе цивилизационные, рассматривают скотоводческие общества Евразии как периферию человечества. Безусловно, такой взгляд на национальную историю приводит к формированию коллективного комплекса неполноценности. Именно его следствием является формирование негативного отношения к научному знанию, увлечение псевдоисторией, комплекс жертвы и массовая ксенофобия.

Безусловно, речь не идет об абсолютном отказе от интеллектуального багажа европейской науки, однако все эти концепции при репрезентации исторического процесса должны применяться с учетом задач национальной истории. Основной доминантой репрезентации и преподавания истории должен стать тезис: «Скотоводческие общества Евразии, наследником которых является современное казахстанское общество – самостоятельный субъект истории, а не объект культурного и политического влияния «развитых» обществ».

Второй важный принцип – принцип целостности национальной истории. Сегодня национальная история рассматривается в двух плоскостях – как история территории и как история общества. Это связано с дискуссией о предмете национальной истории, иначе говоря, что мы изучаем - историю Казахстана или историю казахов. Однако, оба эти подхода ограничивают национальную историю, не учитывая, что современные границы сложились относительно недавно, а современные этносы также имеют относительно короткую по историческим меркам историю. В то же время этих подходах теряется целостная картина развития скотоводческих обществ Евразии.

Необходимо рассматривать национальную историю как процесс зарождения, развития и упадка целостного исторического явления – Великой степи или Евразийской кочевой (пастушеской или скотоводческой) цивилизации. Общий алгоритм исторического процесса видится нам таким образом, что формирование казахского этноса и Казахского ханства является лишь одним из финальных этапов этого непрерывного процесса через объединение остатков независимых скотоводческих обществ Евразии от саков до Золотой Орды.

Третий важный принцип – принцип перманентного развития. Необходимо отказаться от господствующего в настоящее время представления о неизменности материальной и духовной культуры скотоводческих обществ Евразии. Данные представления связаны не с фактическим положением дел, а с недостатком информации о процессах развития внутри данных обществ. Кроме того, свою роль играет и сложившийся в обществе и в науке стереотип о технологической отсталости «кочевых» обществ, их неспособности к самостоятельному развитию.

При репрезентации и преподавании истории следует делать акцент на прогрессе и изменениях. В частности, в сфере материального производства – постепенный переход от присваивающих форм хозяйства к комплексному скотоводческо-земледельческому хозяйству с опорой на стационарные городские центры, переход к максимально эффективному использованию экологической системы. Необходимо делать акцент на эволюции материальной культуры, в частности жилища – от гуннских шатров и скифских кибиток к казахской и монгольской юрте. Аналогично по одежде, пище и другим элементам материальной культуры.

В сфере духовной культуры – развитие мировоззрения от политеизма до принятия мировых религий, развитие жанрового разнообразия в устной и письменной литературе, развитие письменности.

В сфере политической истории – развитие политических систем от царской власти ранних евразийских скотоводов, даннической империи хунну, торговой империи тюрков к классической империи чингисидов. Необходимо показать развитие политической культуры и ее элементов – принципов легитимации власти, появление принципа универсальности власти (торе). Для формирования исторического сознания важным может стать изучение феномена централизации – стремления евразийских скотоводов к политическому единству Великой степи через реализацию трех имперских проектов – хуннский, тюркский и чингисидский.

Именно такой подход при репрезентации национальной истории в планируемых многотомной и краткой истории Казахстана позволит: а) показать вклад национальной истории в мировую, ее влияние на развитие всего человечества; б) преодолеть комплекс вторичности, неполноценности национальной истории.