«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Исламские традиции в обрядности казахов

716
Исламские традиции в обрядности казахов

Приобщение казахов к исламу начиналось с самого рождения. Так, у казахов бытовал обычай «ат кою» когда ребенку давали имя. Обряд наречения обычно совершал мулла, использовавший в этих целях Коран. У казахов получили широкое распространение имена, заимствованные из мусульманской традиции, например, Фатима, Хадиша, Омар, Оспан, Сулеймен, Муса, Иса и другие. Как ислам повлиял на обрядность казахов Южного Казахстана подробно изучила и описала исследователь Р. Мустафина.

С мусульманскими обычаями были связаны совершеннолетие и бракосочетание юношей и девушек. По шариату брачный возраст для девочек наступал в 9 лет, для мальчиков в 12 лет. Это мусульманское правило получило широкое распространение в дореволюционном Казахстане. В казахских аулах и кочевьях часто выдавали замуж девочек в 12-13 лет, а юношей в 13-15 лет. В 1897 году в Казахстане, не достигнув 10-летнего возраста, в брак вступили 355 девочек и 152 мальчика. Но уже в 20-х годах ХХ века такие факты встречались редко.

У казахов свадебный обряд сохранял свои древние домусульманские традиции, а влияние ислама проявлялось лишь в формальном засвидетельствовании муллой акта бракосочетания неке («неке кию»), которое следовало после традиционных свадебных ритуалов и празднеств. По словам И. Алтынсарина, «тут только, как бы вспомнив совсем забытое, спрашивается от невесты при двух свидетелях о согласии ее выйти за такого-то замуж», после чего «мулла приступает к чтению венчальной молитвы». По свидетельству Н.И. Гродекова, «ни одна свадьба у ташкентских киргизов не обходится без венчания». Согласно сведениям, приводимым Н.И. Гродековым, в Казалинском уезде обряд бракосочетания проходил таким образом: жених с двумя свидетелями или поручителями, родными и гостями располагались в центре юрты, а невеста с подругами и другими женщинами за занавесью. Мулла спрашивал жениха и невесту об их согласии вступить в брак («взять в жены» или «выйти замуж»). После получения согласия мулла приступал к чтению хутбы. Затем в чашку с чистой водой опускали монеты, кольца. Мулла освящал ее своим дуновением. Жених и невеста отпивали из нее по глотку, причем из одного места, что означало их единение. По одному из описаний невеста в чашу с водой бросала серьги или серебряное кольцо и закрывала чашу белым платком, а жених привязывал белым платком к краю чашки палочку, изображающую стрелу. По окончании молитвы молодая забирала из чаши брошенную в нее вещь и хранила ее как залог счастья. В качестве вознаграждения мулла получал барана, халат или деньги. Сумма и содержание вознаграждения зависели от состояния казахов. Богатые одаривали более щедро. За вдову платили только половину.

Исламом был узаконен обычай многоженства. В Казахстане многоженство было частым явлением. В 1897 году в Сырдарьинской области 15,7 тыс., в Семиреченской области 14,4 тыс. женщин являлись в браке вторыми женами. Многоженство в основном было распространено среди состоятельных казахов. Уплата калыма за невесту для бедняка становилась тяжелой проблемой. Нередко бедные казахи до 40 лет не имели средств и возможности жениться. А женившись, приходилось по 10-15 лет отрабатывать калым.

Шариат определял и правила развода, представляя приоритетное право на развод мужчине. Он мог единолично решать вопрос о расторжении брака. Согласно мусульманскому установлению, достаточно было мужчине произнести одну из семнадцати формул, следствием которых являлся развод («ты отлучена», «ты отрезана», «ты запретна» и т.д.), и брак считался расторгнутым.

Наряду с другими основными положениями ислама, определяющими религиозную принадлежность, повсеместное распространение получил обряд обрезания «сундет» - ритуальной инициации. Этот обряд имеет древнее домусульманское происхождение, восходит к глубокой древности, к обрядам инициации, которым подвергались определенные половозрастные группы общества. Этот обряд во всех регионах ислама приобрел каноническую силу. Обрезанию, как правило, подвергались дети 5-7 лет. Обычно его совершал ходжа, мулла, или специальный исполнитель этого обряда «суннечи», в роли которого нередко выступал местный цирюльник. В связи с этим событием состоятельные родители устраивали праздник сундет-той, на который приглашали преимущественно мужчин. На этом празднике устраивались скачки, борьба и другие праздничные соревнования. После выздоровления мальчик получал возможность выбрать из табуна лошадь для ходжи, исполнившего этот обряд. Вознаграждение зависело от состояния семьи.

Распространение у казахов получил мусульманский обряд погребения. Казахи не держали умершего долго, так как душа не обретала места на небе до погребения человека. Получив известие о смерти, в дом умершего тотчас являлись муллы из окрестных аулов, которые приступали к чтению специальных молитв и Корана.

Покойника, прежде всего, обмывали. Чтобы не прикасаться к нему голыми руками, использовали рукавицы из бязи. Воду на покойника лили также через бязь. Обычно обмывающий забирал эту использованную ткань себе. В обмывании покойника участвовало четыре человека. Эти же люди заворачивали покойника в саван. У мужчин он состоял из трех частей у женщин пяти. Затем покойника опускали на погребальные носилки, мулла приступал к чтению молитвы «жаназа».

Перед выносом тела совершался обряд посмертного искупления грехов искат («даур» или «фидия»). Согласно представлениям казахов, искатом является «продажа муллам грехов покойника за узаконенную плату». Необходимо отметить, что передача мулле грехов покойного не предусмотрена шариатом. Искат – это приношение богу за пропущенные покойным при жизни, считая со времени его совершеннолетия (13-15 лет), обязательные мусульманские обряды пятикратные намазы, дни поста и т.д.

При погребении покойника обращали головой к Туркестану, а лицом к Каабе. Могилу выкапывали глубиной до пояса, а в длину в рост человека, рядом с ямой делали нишу, в которую помещали покойника. Тело спускалось в могилу 2-4 близкими родственниками. Заложив вторую яму досками или палками, засыпают первую яму землей. В зависимости от состояния покойного над его могилой возводился мусульманский памятник с большим куполом кумбез, или скромное надгробье. Покойников старались хоронить вблизи погребений святых возле старых мечетей, на старых кладбищах рядом с предками, родственниками. После похорон муллам предлагалось, в зависимости от состояния умершего, мешок и более пшеницы, проса, ячменя, с тем, чтобы мулла прочитал молитву за покойного. Мулла трижды обещал исполнить просьбу и затем получал дар.

В ХIХ веке юридически-правовые отношения казахов еще в значительной степени определялись обычным правом адатом, что объясняется сохранением в казахском обществе реликтовых форм патриархально-родового быта. Характерной чертой социально-экономической жизни казахов в этот период становится сочетание адата с шариатом. Известно, что ислам освятил многие социальные установления адата, что нередко затрудняло выявление четкой грани между адатом и шариатом.

Ислам проявил лояльность и к такому древнему обычаю как калым «выкуп за невесту», который, как известно, представлял собой компенсацию за утрату рабочей силы, уплачиваемой семейству (хозяину), понесшему эту утрату. Размеры калыма зависел от состояния вступавших в родство семейств, колеблясь от большого стада до нескольких голов скота.

Ислам поддержал древние институты аменгерство (левирата). По левиратному праву вдова должна была выйти замуж за брата своего умершего мужа или за его ближайшего родственника, а вдовец должен был жениться на сестре умершей жены (сорорат). Аменгерство, как известно, возникло как мера против дробления хозяйств и сохранения в хозяйстве рабочей силы. В дореволюционном Казахстане эти обычаи не соблюдались строго. Вдова, несмотря на обязанность вступить в брак с родственником покойного мужа, сама могла выбирать мужа или решить остаться вдовой.

Следуя установлению обычного права (адата), в котором шариат не усматривал противоречия исламу, мужчина не должен был обращаться к своим женам по имени, так же как женщина не могла назвать мужа по имени. Более того, невестка не должна была обращаться к родственникам мужа по имени. Братьев и сестер мужа она называла нарицательными именами: ширак, жаркын, бикеш и т.д. Если кто-либо из родственников имел имя, которое совпадало с названием какой-то вещи, то невестка эту вещь не должна была называть, придумывая другие слова, производные от названия, чтобы было понятно.

Говоря о положении женщины в казахском обществе необходимо отметить, что по сравнению с женщинами соседних народов, женщины-казашки обладали большей свободой. Они не вели затворническую жизнь, не закрывали своих лиц, не носили ритуальных покрывал паранджи, чачвана. Они допускались в мужское общество. Образованные женщины пользовались у мужчин уважением, участвовали в обсуждении важных общественных вопросов. Обычно это были женщины из состоятельных семей. В семьях бедняков женщины трудились наравне с мужчиной, что также вызывало к ним уважение. А.А. Диваев обращает внимание что на девушку смотрели как на равного с мальчиками члена семьи и оказывали ей уважение и почтение.

Таким образом, ислам в Казахстане имел повсеместное распространение, особенно глубоко проникнув в быт казахов Южного Казахстана; все казахское население в той или иной степени было знакомо с мусульманским вероучением, выполняло его предписания и обряды.

    Читайте также: Ислам в Казахстане