«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Поэты казахской степи

688
Поэты казахской степи

Портал Qazaqstan Tarihy продолжает знакомить читателей с творчеством академика Национальной академии наук Республики Казахстан Сеита Каскабасова. Известный этнограф, фольклорист в своей работе «Колыбель искусства» раскрывает различные типы казахстанских поэтов-песенников и других деятелей, которые, играли важную роль в культурной (отчасти и в общественной) жизни народа.

Это акыны, жыршы (сказителями эпоса), сал и серi или поэты-песенники. В отличие от акынов и жыршы, сал и серi полностью посвящали себя искусству как профессиональные исполнители различных устно-поэтических песенных произведений и драматизированных увеселительных представлений и видели в этом свое назначение. Некоторые исследователи сравнивают их с русскими скоморохами.

Акыны и жыршы раньше выступали от случая к случаю, на больших сборищах людей, постепенно превратили айтыс и исполнение эпоса в основное занятие, кочуя из аула в аул.

Сказители эпоса жыршы отличались артистичностью в манере исполнения. Они не просто исполняли большие произведения, но и выступали как профессиональные актеры на сцене. Сам процесс исполнения эпоса, с одной стороны, представлял собой творческий акт, а с другой стороны, напоминал моноспектакль - игру одного актера. Искусные исполнители народных сказаний не просто перепевали заученное, а входили в образы, движениями, жестами, мимикой лица изображали героев эпоса, по ролям пели разные мотивы и песни. Как свидетельствуют Ш. Хусаинов и Ю. Дюсенбаев, исполнение романтического эпоса «Козы-Корпеш и Баян-Сулу» сопровождалось, обычно, помимо всего прочего, еще и песнями разных персонажей. Таковы были, например, песня красавицы Баян, мелодии Сарыбая, Карабая, мотивы песен Козы, Тансык, Куникей и др.

При исполнении героических эпосов сказители уделяли большое внимание передаче внешности, действий и движений батыров и их врагов, синхронности слова, напева, умело передавали ритм боя, темп лошадиного бега. Например, известная песня о скачке коня Тайбурыла в эпосе «Кобланды-батыр» поется в соответствии с содержанием и ритмом стремительно, быстро и темпераментно. Знаменитые исполнители эпоса Мурын, Шакир в одном эпическом произведении напевали, как правило, до десяти мелодий.

Жыршы мастерски передавали радостное или горестное настроение эпических героев, их смех, точно воспроизводили шепелявость и картавость отдельных персонажей, вызывая у зрителей смех и оживление. Признанные мастера исполнения эпоса незаметно, но органично вставляли в произведения свои «ремарки» типа «Таргын тогда сказал», «Оставим их здесь и посмотрим, что делают герои» и т.д.

Содержание и особенно форма народных эпических произведений показывают, что жыршы, став профессиональными сказителями, смотрели на исполнение эпоса как на искусство и считали своим долгом не только шлифовать язык эпоса, но и совершенствовать его композицию, построив ее так, чтобы было не только занятно и увлекательно, но и чтобы слушатель получал эстетическое наслаждение. Вот почему жыршы, изображая действующих лиц, «входили» в образы, воссоздавали их движения, передавали их настроение, воспроизводили их диалоги, копировали бег коня, вставляли «ремарки», пели на разные голоса, жестикулировали, качались из стороны в сторону, постоянно меняли силу и тембр голоса, ритм напева и т.д.


поэты.jpg


Творчество сал и серi, в отличие от творчества акынов-импровизаторов, жыршы, характеризуется большим профессионализмом и новаторством. Возникнув на основе народной поэзии и творчества акынов, будучи продолжением ее лучших традиций, поэзия и музыка поэтов-песенников в значительной степени отличались от прежних. Иначе говоря, их творчеству присущ ряд отличительных особенностей.

Во-первых, поэты-песенники рассматривали искусство не как развлечение и средство существования, а как способ проявления гражданской позиции в казахском обществе против отживших патриархальных и религиозных устоев, против обывательства, пренебрежительного отношения к искусству. Поэтому они придавали большое значение как красивому музыкальному звучанию своих песен, не менее красивому исполнению их, так и красоте собственной внешности. Они сами и их труппа одевались очень красочно, ездили на породистых конях одной масти с дорогими сбруями. Поэзия, музыка, сочиняемые и великолепно исполняемые самими же поэтами-песенниками, также соответствовали их внешнему ослепительному блеску. В своих произведениях они воспевали вечную любовь, свободу любви и личности, высмеивали различные людские пороки, особенно жадность, скупость и тупость богачей, неряшливость отдельных людей, развенчивали догмы религии о бренности мира, высмеивали обещанный муллами и ходжами «рай» для людей на том свете, утверждая своим творчеством радость и веселье на земле. Поэты-песенники своими поступками, искусством бросали вызов обществу баев, мулл и других имущих, боролись за радость бытия, за утверждение и превалирование жизнеутверждающих начал в искусстве. Это говорит о том, что искусство поэтов-песенников было идейно целенаправленным и имело общественно-культурную функцию.

Во-вторых, творчество этих поэтов-песенников носило новаторский характер и представляло собой самую высокую ступень развития устного поэтического, песенного и вокального искусства Казахстана XIX века. В области поэзии они отошли от использования поэтических штампов-формул. В области песенно-вокального искусства ими была создана певческая школа, которая имела свою программу создания песен с взаимосвязанными устойчивыми напевами и словом, т.е. каждая мелодия должна была иметь постоянный текст, развитие драматизма песни, разработка в песне сквозной темы и острых сюжетов.

В-третьих, поэты-песенники не ездили по аулам в одиночестве, исполняя народные сказания. Они выступали труппой из нескольких человек, умеющих петь, плясать, играть на музыкальных инструментах. Именно поэты-песенники распространили групповое пение в унисон. Свое искусство они показывали преимущественно на ярмарках.

В-четвертых, поэты-песенники сочетали в себе несколько видов искусства. Помимо великолепной вокальной техники, некоторые поэты-песенники умели также жонглировать, мгновенно изменять мимику, делать головокружительные трюки на полном скаку, исполнять различные цирковые номера, плясать. Например, один из поэтов-песенников Кемпирбай Бугембаев (1834-1895), выступая в Семипалатинске, пел песни, привязав ходули, показывая различные фокусы и плясал под гармонь. Широко известный в народе певец, поэт, домбрист, комический актер, танцор Берикбол Копенов (1861-1932), прозванный Агашаяком («деревянной ногой»), совмещал танец с прыжками через 9 посаженных рядом верблюдов. Во время танца он напевал песню, посвященную неуклюжим, несмелым женихам. Зрители подпевали ему и, увлеченные танцем, раскачивались в его ритме.

Поэт-песенник Шашубай Кошкарбаев на базарной площади, на глазах у публики, не прерывая песни, делал на коне стойку на голове и играл на гармошке. Затем спрыгивал с коня и плясал, вновь садился на коня и скакал прочь, запевая песню, а зрители, заинтересованные, шли за ним не отставая.