«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Даулеткерей и наследие Великой степи

649
Даулеткерей и наследие Великой степи

Любовь к своей Родине начинается со знания своей истории, почитания славных предков, посвятивших свою жизнь делу служения Отечеству. Мигель де Сервантес писал: «История — сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поучение для настоящего, предостережение для будущего». В этом смысле по-настоящему юбилейный 2020 год дает обильную пищу для осмысления великой истории и культуры казахского народа.

Среди памятных дат: 1150-летний юбилей великого ученого Абу Насра Аль-Фараби (870-950), еще при жизни прозванного Аристотелем Востока, 175-летие выдающегося поэта и мыслителя Абая Кунанбаева (1845-1904), 185-летие историка и путешественника Шокана Уалиханова (1835 - 1865). 135-летие поэта и просветителя, одного из лидеров Алаш-Орды Миржакыпа Дулатова (1885-1935). В нынешнем же году мы отмечаем 555-летие с момента основания ханами Керейем и Жанибеком Казахского ханства, 750-летие Золотой Орды, остов которой заложил мудрый Жошы хан. Даже это короткое перечисление исторических личностей и событий свидетельствует о богатом духовном мире казахов, который вопреки пропаганде большевиков зародился не после 1917 года, а имеет многовековые устои. В созвездии таких знаменательных событий выделяется 200-летие со дня рождения народного композитора, кюйши Даулеткерея Шыгайулы (1820-1887).

Именно Даулеткерей ввел в казахский кюй симфонизм как развитие собственно казахской музыкальной традиции на новом уровне. По словам композитора Таласбека Асемкулова, многие произведения виртуозного домбриста создают впечатление, будто они специально были созданы для оркестра, а уже потом переложены на домбру. К сожалению, в советский период наследие композитора подверглось остракизму. Ряд его произведений был приписан другим авторам. Да и принцип симфонизма, введенный им в национальное музыкальное искусство, был забыт и вновь введен в 1930-е. Однако сделано это было механически, не так изящно, как у мастера.

Даулеткерей родился в 1820 году в Бокеевской Орде (ныне Бокейординский район Западно-Казахстанской области). Его отец султан Шыгай правил Ордой после смерти хана Бокея, будучи регентом несовершеннолетнего хана Жангира. Он умер, когда Даулеткерею было всего пять лет, и дальнейшие заботы о его воспитании взял на себя двоюродный брат, султан Мендигерей, самый богатый и влиятельный человек в Букеевской Орде после самого Жангир хана.

В детстве Даулеткерей Шыгайулы учился мусульманской грамоте и арабскому языку. Вместе с тем благодаря просветительским усилиям Жангир хана в Орде он освоил русский язык, увлекся русской литературой. Но настоящей страстью юного дарования стала музыка. Огромное влияние на него оказал Мусирали - великолепный музыкант, который на просто научил Даулеткерея премудростям игры на домбре, но и побудил к самостоятельному музицированию.

Немаловажное значение в формировании музыканта сыграло знакомство с европейской культурой. Будучи выходцем из султанского рода, Даулеткерей часто посещал резиденцию хана, где причудливо переплетались восточные обычаи с нормами европейского этикета. Там можно было услышать, как пение казахского народного музыканта, так и утонченную французскую речь, перемежаемую с русской, под звуки невиданного доселе инструмента - фортепиано. Все эти впечатления обогатили внутренний мир и творческий вкус молодого композитора.

Первые же кюи самого Даулеткерея родились в свет как переложенные на музыку впечатлений пылкого юноши. Так, толчком к сочинению пьес «Кыз Акжелен» и «Кос-алка» послужила встреча с искусной домбристкой Акбала. Это была первая попытка Даулеткерея создать в музыке портретную зарисовку девушки, в ушах которой серьги нежно позванивают во время ходьбы. Оба кюя представляют собой лирические произведения, проникнутые радостями жизни.

Но уже в ранние годы Даулеткерей все больше задумывался над смыслом происходящих вокруг событий, и в его творчество вторгаются социальные мотивы. Неизгладимый отпечаток в жизни и творчестве кюйши оставило восстание казахов Бокеевской орды против российской колонизации и наместника «белого царя» Жангира. Кровопролитие в степи, зверства царских карателей отразились болью в сердце и душе Даулеткерея Шыгайулы. Свое отношение к предводителям восстания батырам Исатаю и Махамбету он выразил в кюях «Жігер» и «Топан». По легенде, он пригласил в гости к себе известных акынов и домбристов и сказал: «Были у меня два орла - Жигер и Топан. Они улетели и не вернулись. Оплакивая их потерю, я сочинил эти грустные кюи».

В последующем творчестве Даулеткерей еще не раз возвращался к порицанию жестокости и корыстолюбия правителей. К примеру, в произведении «Кара-кожа» он подверг осуждению одного из правителей орды Караул-ходжу, пользующегося в народе дурной славой. Лирическими раздумьями о смысле жизни, о ее быстротечности стали кюи «Тундырма» и «Байжума».

В 1851 году Даулеткерей Шыгайулы стал султаном рода Серкеш. Тогда же его судьба пересекается с представителями русской администрации в Великой степи. Особенно близкими были его отношения с председателем Временного совета Ващенко. Ярким событием в его жизни была поездка в составе казахской депутации Петербург в 1859 году. По пути в имперскую столицу Даулеткерей посетил Нижний Новгород, Москву, другие города России, где имел возможность познакомиться с русской культурой, лицезреть оперу и балет в Большом театре. Музыкальные впечатления от поездки в Петербург нашли творческое отражение в ряде его кюев.

Другой важной вехой в жизни Даулеткерея стало его знакомство в конце 1860-х с «Отцом казахского кюя» Курмангазы. Позднее эту встречу двух гениев композитор Ахмед Жубанов назвал «ярмаркой кюев». Даулеткерей исполнил в честь мастера свой кюй «Булбул» («Соловей»). Пьеса так понравилась Курмангазы, что он включил ее в свой репертуар и даже сочинил своеобразный парафраз на эту тему. Но «Булбул» - это не просто образ беззаботного соловья. Признанный знаток казахского музыкального искусства Александр Затаевич отмечал: «Пьеса необычайной поэзии и картинности... Какие вспышки темперамента! И какое упоение красотами южной ночи – «соловьиной», без пустого и внешнего звукоподражания! Вещь, насыщенная волнующим содержанием, точно сказка Шехерезады, ожидающая своего Римского-Корсакова... она отражает душевные переживания затерянного в необъятной степи народного творца-музыканта».

В последние годы жизни творчество Даулеткерея было наполнено переживаниями в связи с тяжелым положением народа, которому он стремился помочь своим гуманным правлением. Одним из произведений, рожденных в период душевного кризиса стал кюй «Жигер», который композитор посвятил своему близкому другу и родственнику Мухаммеду Салиху.

В богатой истории казахского народа было немало славных сынов, которые подобно Даулеткерею могли бы служить источником вдохновения для сегодняшнего поколения. Это особенно актуально в реалиях глобализации, когда национальная культура стирается под натиском обезличенной массовой культуры. Когда безответственные заявления некоторых политиков, пренебрежительно отзывающихся о богатой истории и культуре казахов, подхватываются маргиналами.

Тем и важны усилия Казахстана как независимого государства, направленные на сохранение и преумножение великого наследия предков. Именно с этой целью в нашей стране реализуются программы «Рухани жаңғыру» «Туған жер», «Сакральная география Казахстана», «Современная казахстанская культура в глобальном мире», «100 новых лиц». Организуются юбилейные мероприятия, призванные показать миру и, прежде всего, самими себе, свое уникальное достояние. И подобная благородная миссия должна и впредь всемерно поощряться.


Расул Жумалы, политолог