«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Игры и состязания казахского народа

302
Игры и состязания казахского народа
Портал Qazaqstan Tarihy продолжает знакомить читателей с традициями казахского народа. Известный фольклорист, академик Национальной академии наук Республики Казахстан Сеит Каскабасов в исследовании «Колыбель искусства» описал игры и состязания, которые проводились во время крупных мероприятий, а также веселые игры и забавы казахской молодежи.

Во время народных праздников, на свадебных пирах (той) и годовых поминках по умершему (ас) казахи устраивали различные игры, состязания и турниры. На таких мероприятиях развлекались как сами исполнители, так и собравшаяся публика. На этих народных представлениях собиралось большого количества людей. К числу таких многолюдных представлений, в которых принимали участие десятки, а то и сотни людей, можно отнести скачки коней («байге»), состязания в беге («жаяу жарыс»), сбивание стрелой или пикой на всем скаку подвешенного слитка золота или серебра («жамбы ату»), погоня за девушкой («кыз куу»), козлодрание («кокбар»), борьба палуанов («курес») и другие. Насколько они были любимы и ценимы народом, можно судить и по тому, что инициатор, или, вернее, хозяин торжества назначает три премии: лучшему скакуну - победителю байги, лучшему силачу в национальной борьбе курсе, лучшему акыну в песенном турнире. Особенно привлекательными в зрелищном отношении бывают байга (скачки коней), кокбар (козлодрание), кыз куу (погоня за девушкой) и курес (борьба силачей).

Для байги заранее выбирают подходящее место, определяют место старта и финиша.

«Лошадей на скачку казахи пускают не в круг. Лошади соревнуются в беге по прямой на расстояние от десяти до сорока километров. К назначенному месту всех скакунов ведут уполномоченные народом, беспристрастные, надежные люди, называемые айдауши. На месте финиша тоже стоят беспристрастные, надежные люди даягачи, которые снимают головной убор мальчика-наездника, чтобы потом не ошибиться, кому принадлежит победивший скакун, кто должен получить премию».

Конские скачки – это не просто состязание или развлекательное представление. Байга – это море эмоций, накал чувств, особенно в момент, когда гонка подходит к финишу. Никто из собравшихся не остается равнодушным. За жигита и скакуна переживают все сородичи, честь и имя аула, рода которого он защищает. Поэтому победа скакуна воспринимается как победа всего рода или аула. И это еще более усиливает страсти, разжигает эмоциональные споры. Болельщики чувствуют себя жигитом, оседлавшим самого лучшего скакуна. Бывало даже навстречу уставшему, еле плетущемуся скакуну, выбегали люди, чтобы взять его под уздцы. Они вели, тянули, толкали скакуна сзади, стараясь помочь ему во что бы то ни стало дойти до финиша первым (или хотя бы вторым, третьим). Ретивые болельщики потом накидывали на коня попону и уносили подальше от людских глаз, чтобы не сглазили.

Еще одним интересным спортивно-игровым представлением является козлодрание называемое кокбар. Игра начинается с того, что хозяин торжества, назначивший кокбар, режет козу, снимает голову и, крепко завязав горло, отдает тушу жигитам, которые разделены в команды по родам или аулам. Из каждой группы выходит сильный жигит на самом крепком коне. Так собирается несколько жигитов, которые борются за тушу, лежащую на земле. Тот, кто сумел ее поднять, скачет в сторону своей команды, просунув козу между стременем и ногой или же положив поперек седла. Все бросаются за ним вдогонку, стремясь на ходу отнять у него козу. Кто-то, как правило, настигает его, отбирает козу. Так происходит борьба за тушу, которая переходит из одних рук в другие. Туша тяжелая и с ней не просто вырваться из многолюдной толпы. Да и не дают игроки сразу увезти добычу. В такой кутерьме одному невозможно отобрать у другого тушу, переложить ее к себе и оторваться от погони. Поэтому наиболее сильным и проворным жигитам, которые, не боясь, вступают в схватку, в борьбу за тушу, приходят на помощь люди его рода или аула. Они уступают ему сильную лошадь и, когда тот отбирает у кого-то козу, перекладывает ее к себе, окружают его со всех сторон, чтобы к нему не могли подъехать другие. Только таким путем, общими усилиями можно захватить добычу и взять инициативу в свои руки. По правилам игры, если кокбар увезен очень быстро, то тот, в чью юрту привозится туша, взамен дает другого козла. Но иногда поступают иначе. Как пишет С. Муканов, убежавший от преследователей победитель «отвозит добычу любимой девушке, которая принимает подарок и взамен дает для продолжения игры новую козу». Игра начинается заново. На сей раз победитель увозит кокбар окончательно и там, куда он отвозит козу, целиком ее варят и всем аулом съедают все сваренное мясо.

И здесь в течение всей игры зорко следят за ее ходом болельщики, которые весьма эмоционально выказывают свои чувства, то радуясь, когда удача сопутствует представителям их рода или аула, то переживая, что люди их рода и аула проигрывают, уступают кокбар другим. В отличие от болельщиков байги, болельщики козлодрания остаются в роли только зрителей, они не вступают непосредственно в игру.

Игра «кыз куу» (погоня за девушкой) также проводилась во время больших праздников, свадеб. Суть игры заключалась в том, что девушка бросает вызов жигиту и предлагает ему состязание верхом на скакунах. Зачастую девушка вызывает на состязание того жигита, которому не равнодушна. Если парень сможет догнать ее до условленного места, то он имеет полное заслуженное право поцеловать девушку при всех. Если же не догонит, то на обратном пути девушка может хлестать его плетью до тех пор, пока они не прибудут к месту старта. Игра носит веселый, жизнерадостный характер. Сама погоня за девушкой и следующий за этим поцелуй при всех вызывают у людей бурю восторга и одобрения. А когда девушка хлещет парня, то это вызывает всеобщий смех.

Как видно, народные развлекательные мероприятия проводили только на крупных собраниях народа, больших сборищах специально для развлечения людей.

Кроме этого, известны также другие народные увеселения, которые проводились не только в праздничные, но и в обычные дни.

При этом, в отличие от предыдущих игр, они преследовали иную цель, развлекая не публику, не зрителей, а самих игроков. Это – разнообразные молодежные игры. В отличие от многолюдных представлений эти игры устраивали не только днем, но и по вечерам, как в поле, так и в помещении. К категориям таких увеселений относятся игры «ак суйек» («белая кость»), «алты бакан» («качели»), «хан» («хан»), «корши» («сосед»), «орамал тастау» («прятание платочка»), игровые хороводы-танцы «Айголек» («Лунный круг»), «Кара кулан» («Черный кулан»), «Сокыр теке» («Слепой козел») и другие.

Любимой игрой молодежи была «Ак суйек» («Белая кость»). В тихую лунную ночь девушки и жигиты собирались подальше от аула. По правилам игры молодежь выбирает по общему согласию молодого человека, который должен был с размаху со всей силы бросить специальную белую голенную кость животного в любую сторону. Все парни и девушки бросались искать кость, белеющую на земле. Тот, кто сумел найти ее первым, должен был добежать до того места, откуда бросали кость. Но ему все мешали, бросались вдогонку за, хватали, стараясь отобрать кость. Наконец, тот, кто сумел добежать до назначенного места, ждал сбора всех играющих. Когда все являлись к центру, он кидал кость и все снова бросались ее искать. Победившими считались те, представители чьих родов и аулов чаще прибегали с костью к условленному месту и получали право кидать кость.

Эта игра помимо развлечения в степных условиях кочевой казахской жизни, завуалированно была оригинальным способом встречи и уединения молодых влюбленных. После двух-трех раз парни и девушки под предлогом поиска белой кости удалялись парами от основной группы играющих и могли раскрыть друг другу свои чувства.

Большой интерес в плане театральности и близости к сценическому действию представляют игры «Кыз-ойнак» («Девичье веселье») и «Хан жаксы ма?» («Хорош ли хан?»). эти игры отличались сложной структурой. В них были свои «декорации», распределение ролей, ролевые игры, сольное и дуэтное пение, своеобразный режиссер, зрители. Игру «кыз-ойнак» («Девичье веселье») сумел интересно описать С. Муканов. На игру собиралась юноши и девушки из всех ближайших аулов. Поскольку такого количества людей не могла вместить ни одна юрта, они располагались на берегу степной мелководной речушки или озера. В тихую ночь под звездным небом расстилали ковры, роскошные войлоки с удивительным орнаментом и шерстяные одеяла, чтобы не замерзнуть в приятной ночной прохладе.

Для игры избирали двух руководителей: жигита ханом, девушку ханшей. Их воля исполнялась беспрекословно и немедленно.

Хан занимал почетное место, рядом располагалась ханша. Затем хан назначал везиря и давал распоряжение о том, чтобы игроки разделились на две группы – мужскую и женскую. Затем хан по своему усмотрению рассаживал всех парами в круг и через своего везиря объявлял порядок игры:

- Я буду вызывать поочередно жигитов, которые, подойдя ко мне, должны исполнить 24 куплета здесь же сочиненной песни. В трех куплетах надо воспеть меня - хана как руководителя вечеринки, в следующих трех куплетах мою ханшу, дальше в трех куплетах моего везиря, затем в шести куплетах – двух девушек, которые сидят рядом с ним, наконец, в шести куплетах надо описать окружающую нас природу и завершить песню повторением последнего куплета в обратном порядке составляющих его слов!

Тех же, кто не сумеет исполнить эти приказания, хан угрожал вывести из круга молодежи и посадить в центре круга молодых женщин. При этом, ни один из певцов не имел права повторять песни другого жигита или исполнять известные песни. Песни всех жигитов должны быть новыми!

Но жигиты были готовы к этим строгим правилам. За несколько дней до игры они сочиняли песни и репетировали, поэтому многие из них успешно справлялись с поставленной ханом задачей. Пением вызванных к хану парней заканчивалась первая часть игры. Затем начиналась вторая часть.

Когда хан в начале игры по своему усмотрению рассаживал парней и девушек, то не все любящие пары оказывались рядом. Но об этом они не имели права говорить хану. Учитывая это, когда парни кончали петь, хан оглашал:

- Я не хочу быть несправедливым. Может быть я не посадил рядом пары, которые хотят сидеть вместе. Поэтому разрешаю обменяться местами. Но в таком случае жигит и девушка должны перед нами в песнях обосновать, почему они хотят сидеть рядом!

Любящие друг друга, маскируя красивой песней свои чувства, все же говорили о том, что волновало их. Публика слушала их с большим вниманием. Если жигиту и девушке в дуэтном пении удавалось убедить публику и хана в искренности своих чувств, то они получали право сидеть рядом и веселиться вместе до конца игры.

С одной стороны, в этой игре показана действительность казахского ханства, в которой хан повелевает, разбирает жалобы, а подданные его слушают и исполняют распоряжения. С другой стороны, в игре разыгрывается любовная драма. Юноше и девушке, любящим друг друга, было крайне трудно признаться перед всеми в своей любви. Потому что они соблюдали нормы этики, нравственные традиции, не позволявшие открыто проявлять свои любовные чувства. При этом, они были связаны обычаями сватовства, и открытое признание в любви к другому человеку могло принести неприятности, вред чести и достоинству семьи, рода, аула.