«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Казахи, погибшие во имя Победы

890
Казахи, погибшие во имя Победы

Историки знают, что СССР вышла на ринг Второй Мировой войны задолго до 22 июня 1941 года. Об этом говорит не только секретный дополнительный протокол к пакту Молотова-Риббентропа, но и следовавшие за ним события: вторжение советской армии на территорию Польши, развязывание советско-финской войны, предъявление ультиматумов правительствам Латвии, Литвы, Румынии и Эстонии и создание в оккупированных странах прокоммунистических блоков. Все эти конфликты советское правительство развязало в период между двумя вторжениями немцев: в Польшу 1 сентября 1939 года, ознаменовавшую начало Второй Мировой войны, и в СССР 22 июня 1941 года, давшее старт т.н. Великой Отечественной войне.

Казалось бы, что за семидесятипятилетний период со дня окончания войны история конфликта изучена вдоль и поперек, но диаметрально противоположные мнения о предпосылках войны все еще существуют. Некоторые из них даже имеют право на жизнь. Однако двух мнений относительно того, благодаря кому разрушительная война окончилась, быть не может. Ради Победы советский народ, советские граждане похоронили свыше 30 миллионов человек, многие из которых стали жертвами преступного руководства советского истэблишмента в первые годы Великой Отечественной войны, сгинув в немецком плену. Другие пали на полях сражений с фашистским захватчиком во время наступления, некоторые до сих пор считаются пропавшими без вести. Среди таковых было немало казахов. Портал Qazaqstan Tarihy предлагает еще раз вспомнить имена и подвиги тех, кто не дожил до окончательной капитуляции нацистского режима.
Бактыораз Бейсекбаев вступил в ряды Красной армии за три года до начала Великой Отечественной войны, и встретил немецкое вторжение будучи стрелком бомбардировщика Ил-4 в экипаже Александра Маслова. В первые дни войны дивизия Бейсекбаева принимала участие в приграничных сражениях на Западном и Юго-Западном фронтах, в частности, в Белостокско-Минском сражении, по итогам которого врагу удалось разгромить Западный фронт и взять Минск. 26 июня 1941 года бомбардировщик Бейсекбаева участвовал в бомбардировке немецкой колонны и не вернулся. Долгое время экипаж Маслова считался пропавшим без вести, что в военное время было сродни обвинению в измене Родины. Правда раскрылась лишь в 1951 году. Согласно имеющейся ныне информации, в день «исчезновения» бомбардировщика Маслова был подбит экипаж другого летчика Николая Гастелло, который в последний момент направил горящий бомбардировщик в колонну немецкой техники. Место захоронения экипажа последнего было известно, но при эксгумации выяснилось, что в могиле Гастелло были найдены останки членов экипажа Маслова. Секретное расследование, проведенное в 1951 году, показало, что героический поступок, который долгое время приписывался Гастелло, был совершен экипажем Бактыораза Бейсекбаева. Однако эта информация не была обнародована, а останки Бейсекбаева, как и других членов экипажа, были перезахоронены в братской могиле в селе Радошковичи.
До всесоюзной мобилизации Нуркен Абдиров трудился в колхозе Семипалатинской области. 28 октября 1942 года его отправили на Юго-Западный фронт, где он служил летчиком 267-й штурмовой дивизии. В период с октября по декабрь 1942 года он совершил 16 боевых вылетов, ликвидировав свыше двух десятков вражеских автомашин и танков. Его 808-й штурмовой авиационный полк вел бои на территории Ростовской области в рамках одной из важнейших стратегических сражений всей войны – Сталинградской битвы. Подвиг Нуркена Абдирова во многом похож на то, что совершил вышеупомянутый Бактыораз Бейсекбаев: во время боевого вылета 19 декабря 1942 года Ил-2 Абдирова был подбит и загорелся, а потому Абдиров направил горящий самолет в самую гущу немецких танков.
Осенью 1941 года на поле брани погиб писатель и журналист Ыкылас Адамбеков. Сирота Ыкылас с шести лет воспитывался в детском доме Каркаралинска, а в середине 1930-х трудился в издательстве казахской художественной литературы. После начала Великой Отечественной войны его призвали на фронт, где он служил разведчиком. В начале войны 316-я стрелковая дивизия строила оборонительные сооружения под Новгородом, но в октябре 1941 года была переброшена под Москву, где участвовала в Волоколамской операции и в обороне Москвы. К концу октября дивизия потеряла почти всю артиллерию и несколько тысяч бойцов, среди которых был сам Ыкылас Адамбеков. Спустя несколько дней ожесточенных боев, 18 октября, немецким войскам удалось пробить брешь в обороне Красной армии и занять села Осташево и Голубцы. Ыкылас Адамбеков пал смертью храбрых в бою за эти села.
Бывший работник Лениногорского свинцового завода Толеген Токтаров входил в состав Краснознаменной стрелковой дивизии. Известно, что он сам изъявил желание отправиться на фронт, а потому уже в декабре 1941 года его определили в стрелковый полк и дали в руки автомат. Толеген Токтаров умел с ним обращаться. Уже 5 февраля 1942 года от его рук немецкие войска лишились девятерых солдат в битве за село Нагаткино, 7 февраля Токтаров убил еще пятерых фашистов. Однако в одном из столкновений 10 февраля вражеская пуля нашла автоматчика. В тот день Токтарову удалось отразить атаку целого взвода фашистских солдат, и даже получив ранение и оставшись без патронов он сумел прикладом оружия уничтожить одного немецкого офицера.
Карсыбай Сыпатаев проявил нечеловеческую самоотверженность в боях у поселка Шарнут 26 ноября 1942 года. Он служил заряжающим минометы в составе кавалерийской дивизии. В боях от 23 ноября силами одного только Сыпатаева немецкая пехота недосчиталась целого взвода, а 26 числа на его батарею надвигалась тридцать шесть танков. С помощью миномета он один за другим уничтожал пехотинцев врага, но как только один из танков достиг батареи Карсыбай Сыпатаев схватил мину и ценой собственной жизни бросился под танк, чем решил исход битвы.
Похожий подвиг годом позже совершил сапер Абдолла Усенов. Из наградного листа последнего известно, что 7 декабря он получил приказ заминировать дорогу, но не успел: немецкие танки оказались намного ближе чем предполагала советская разведка. Положение требовало от Усенова героизма: жертвуя жизнью, он с миной в руках бросился под гусеницы танка, подорвав его.
Четырьмя днями позже погиб мастер танкового боя Жумаш Рахметов. По воспоминаниям однополчан, Жумаш Рахметов «в бою был бесстрашен, никогда не терялся и метко стрелял». Оно и понятно: в Красную армию он попал еще 20-летним юношей, через два года окончил танковое училище в Сызрани, а на фронт отправился 25 октября 1941 года. Ему потребовалось меньше года чтобы стать командиром танка и еще два месяца, чтобы доказать свою способность командовать целым взводом. В день гибели Абдирова он получил чин старшего лейтенанта. Для советской военной истории вклад Рахметова был неоценим: 27 ноября 1942 года от его рук пали 13 дзотов, 3 орудия, более 50 бойцов вермахта, 1 декабря – 12 дзотов и 80 немцев. Однако ранение, полученное им в бою за одно из сел Калининской области 23 декабря, оказалось смертельным.
История знает еще одного танкиста-аса. Его имя Гали Адильбеков. Его служба советской армии началась еще в 1925 году. До начала Великой Отечественной войны он служил в военной школе Туркестанского фронта, затем – служба в ОСАВШ им. Ленина, переподготовка в высшей офицерской бронетанковой школе Ленинграда и учеба в Военной академии бронетанковых войск им. Сталина. К слову, Гали Адильбеков был единственным казахом, окончившим эту академию. За годы войны он принимал участие в Витебском и Смоленском сражениях, Рославльско-Новозыбковской и Орловско-Брянской операциях, обороне Москвы, Сталинградской битве, битве за Днепр и т.д. Он погиб в ходе Сумско-Прилукской наступательной операции 21 октября 1943 года.
Имя Маншук Маметовой знают все. Однако вместе с ней 15 октября 1943 года война забрала еще одного сына казахского народа – Темирбека Ибрагимова. Пока М. Маметова освобождала город Невель и в одиночку вела непрекращающийся бой с немецким захватчиком, в пятистах километрах южнее, в районе села Радуль, отряд Темирбека Ибрагимова под шквальным огнем врага переправлялся через Днепр, а оказавшись на другой стороне лично захватил вражеский пулемет и ликвидировал десяток солдат. Он был всего на шесть дней младше Маншук и прожил на шесть дней меньше ее.
Минометчик Боран Нысанбаев погиб 6 февраля 1943 года в Орловской области, уничтожая вражеский дот врага противотанковыми гранатами. Артиллерист Амантай Даулитбеков воевал на Курской дуге и командовал орудием полка. В битве 9 июля 1943 года орудие вышло из строя, Амантай вступил в неравный бой с врагом безоружным. Стоит ли говорить, что ему удалось выжить.
Пехотинцы Султан Баймагамбетов и Жангазы Молдагалиев в попытке продолжить продвижение советских войск в боях за Синявские высоты и битве за Чернопаровки грудью закрыли амбразуру. Сундеткали Ескалиев также погиб, закрывая пулемет дзота собственным телом, во время одного из боев Белорусской наступательной операции «Багратион» 24 июня 1944 года. То же самое произошло и с Агадилом Сухамбаевым во время освобождения Польши, Жуманом Каракуловым в боях за Словакию. Другой пехотинец Акан Курманов командовал пулеметным отделением и 28 сентября 1943 года его отряд из девяти человек начали форсировать Днепр. Когда группа подходила к берегу немецкие части их заметили и открыли огонь. Приложив нечеловеческие усилия, отряду удалось отразить атаку противника, но дальнейшее продвижение 234-го гвардейского стрелкового полка состоялось без Курманова. При переправе через Днепр на следующий день погиб другой казах, гвардии младший сержант Койгельды Аухадиев. Абу Досмухамбетову удалось остаться в живых во время битвы на Курской дуге и в битве за Днепр, но в ходе боев в Чернобыльском районе Украинской ССР 5 октября 1943 года он со связкой противотанковых мин бросился под гусеницы немецкого танка, чем ускорил освобождение города Чернобыль.
Ыдырыс Ургенишбаев погиб 6 октября 1943 года в боях за захват позиций на западном побережье Днепра. Прежде чем пасть смертью храбрых его пулеметной роте отбить двадцать две попытки немцев занять плацдарм, а ему самому – уничтожить до ста солдат и офицеров вермахта. Каракозы Абдалиев пал смертью храбрых 22 октября того же года. Согласно записи в наградном листе, в битве за город Мелитополь он «будучи в упор ранен вторым танком из крупнокалиберного пулемета» сумел вывести из строя танк противника. Жунисбай Кайыпов погиб во время артиллерийского обстрела 6 февраля 1944 года. 29 июля 1944 года Ережепбай Молдабаев вместе с однополчанами форсировал Вислу, но попал под обстрел. Лодка утонула, но Молдабаеву удалось спасти своего командира и еще двух бойцов. С момента достижения западного побережья Вислы ему с однополчанами пришлось вступить в неравную схватку с врагом. Бой длился несколько дней, но в бою 7 августа Ережепбая Молдабаева не стало. Иргаш Досмухаметов получил тяжелые ранения в бою 17 сентября 1944 года, но скончался спустя пять дней в полевом госпитале Латвии.
Двадцатитрехлетний капитан, командир батареи Жолдыбай Нурлыбаев вошел в польский город Лукатц Крейц 30 января 1945 года, но был убит убегавшими солдатами вермахта всего в двухстах километрах от Берлина. Другой капитан Ерденбек Ниеткалиев погиб, отражая немецкие контратаки у города Ратцебург 2 февраля 1945 года.
Похожая участь была у Абдуллы Жанзакова, Ормана Туктибаева, Айткеша Ибраева, Мукатая Абеулова, Ильяса Уразова, Имангали Балтабанова, Мажита Жунисова, Тулена Кабилова и сотен тысяч других казахов, призванных защищать Родину от фашистской Германии.


Автор: Аян Аден