«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Историческое значение Таласской битвы 751 года

383
Историческое значение Таласской битвы 751 года

История знает два крупных сражения, произошедших в приграничных районах современных Казахстана и Киргизстана, в долине реки Талас, исходы которых во многом предопределили геополитическую ситуацию во всем регионе. Первая из битв, в которой лицом к лицу столкнулись воины хунну и империя Хань, случилась в 36 году до нашей эры и принесла славу китайской стороне. Для историков эта битва примечательна, прежде всего, его итогом: новый шаньюй хунну Хуханье, столкнувшись с распадом державы, принял решение вступить в китайское подданство, тем самым став первым правителем, прибывшим на поклон к китайскому императору. Спустя почти восемь столетий в том же регионе произошла другая, намного более значимая для современной истории битва. Портал Qazaqstan Tarihy расскажет о произошедшем в июле 751 года сражении, которое среди прочего положило начало распространению ислама в Средней Азии

Битвой на реке Талас или Атлахской битвой называется военное столкновение войска Аббасидского халифата и их союзников Тибетской империи против китайской династии Тан. В июле 751 года силы династии Тан и Аббасидского халифата, соперничавшие за контроль в сырдарьинском регионе Центральной Азии, встретились в долине реки Талас. Длившаяся несколько дней битва не принесла значительного перевеса ни одной из сторон. Однако вскоре карлуки, изначально боровшиеся на стороне династии Тан, перешли к аббасидам, тем самым нарушив баланс сил и нанеся болезненное поражение китайцам.

Историки считают, что это поражение ознаменовало не только конец западной экспансии династии Тан, но и переход Мавераннахра под контроль мусульман, продолжавшийся четыре столетия. Для самих аббасидов управление этим регионом было экономически выгодно, так как регион входил в состав Великого Шелкового пути. Кроме того, историки спорят относительно того, могли ли китайские военнопленные поспособствовать проникновению технологии изготовления бумаги на Ближний Восток, откуда она впоследствии распространилась по всей территории Европы.

Исследователи затрудняются назвать и подтвердить точное местоположение этой битвы, но вместе с тем считают, что оно произошло близ города Тараз, на приграничной области современных Казахстана и Киргизстана.

Как известно, военные интересы Китая в VIII веке выходили далеко за пределы сухой, пустынной и труднодоступной Кашгарской равнины во многом благодаря династии Хань и завоеваниям императора У-ди (156 г. до н.э. – 87 г. до н.э.). Столкновения китайцев и арабов начались с момента прибытия войска Омейядского халифата в Центральную Азию. Первое из них случилось в 715 году. Тогда силами правителей Омейядского халифата новым правителем Ферганской долины правителем был назначен ихшид Алутар. Свергнутому ихшиду пришлось бежать в находившийся под протекторатом империи Тан город Куча в надежде уговорить китайцев вмешаться в борьбу за власть. Китайцы послали в Фергану десять тысяч солдат под командованием Чжан Сяосуна, которому удалось разгромить марионеточного правителя Алутара в Намангане и восстановить в правах свергнутого правителя.

Второе столкновение произошло в 717 году, когда войска арабов и Тюргешского каганата осадили города Аксу и Турфан. Китайское войско, состоявшее тогда из наемных карлуков во главе с Асина Сиань и регулярных войск династии Тан во главе с генералом Тан Цзяхуй, снова разгромило омейядское войско в битве при Аксу. Командир омейядов Аль-Яшкури и его армия бежали в Ташкент.

В 747 году Абуль-Аббас аль-Саффах развязал многостороннюю гражданскую войну («Аббасидская революция») против действующего халифата омейядов из провинции Хорасан, а в 750 году основал Аббасидский халифат. После своей решительной победы в битве на реке Большой Заб и убийства членов семьи омейядов, которые не успели бежать в Аль-Андалус («мусульманская Испания»), Ас-Саффах направил свои войска для укрепления власти нового халифата, включая и территорию Центральной Азии, где его войска противостояли многим региональным державам, в том числе китайской династии Тан.

Численность войск, принимавших участие в битве при Таласе, достоверно неизвестна, однако историки приводят различные оценки. Согласно оценкам китайской стороны, армия аббасидов насчитывала до 200 тысяч человек (часть из которых принадлежала регулярным войскам их союзников Тибетской империи), которые выступили против объединенной армии династии Тан (10 тысяч человек) и наемных карлуков (20 тысяч человек), численностью не более 30 тысяч воинов. Арабские же рукописи говорят, что число китайских воинов могло превышать 100 тысяч человек.

В июле 751 года силы аббасидов вступили в бой с объединенной армией китайских войск династии Тан и наемных карлуков у побережья реки Талас. На пятый день боев армия династии Тан потерпела сокрушительное поражение, которое, по мнению историков, было вызвано предательством карлуков и отступлением союзников из Ферганской долины, первоначально поддерживавших китайцев.

Карлуки, составлявшие две трети китайской армии, перешли на сторону аббасидов во время битвы. Они атаковали китайскую армию с тыла, в то время как основные силы аббасидов наносили удары с фронта. Китайские войска не смогли удержать своих позиций, а командующие войсками Гао Сяньчжи и Ли Сие, признав неизбежность поражения, вместе с частью уцелевших сумели покинуть поле боя. Из приблизительно десятитысячного войска китайцев вернуться из Таласа на подконтрольные династии Тан территории Центральной Азии сумело лишь две тысячи человек. После битвы генерал Гао Сяньчжи был готов организовать еще одно войско для борьбы с арабами Аббасидского халифата, но в конце 755 года в танском Китае вспыхнула самая масштабная гражданская война в средневековой истории Китая, вошедшая во всемирную историю как «Мятеж Ань Лушаня». Когда столица государства была взята повстанцами, всем китайским армиям, дислоцированным в Центральной Азии, было приказано вернуться в Китай, чтобы подавить восстание.

Абуль-Аббас аль-Саффах тратил все богатство на военные нужды и умер в 752 году. В годы правления его брата, второго аббасидского халифа Абу Джафар Аль-Мансура (754-775 гг.), к аббасидскому двору пришла просьба о помощи от китайского императора Су-цзуна. Он просил Аль-Мансура помочь ему восстановить контроль над столицей государства Чанъань, ослабленного после восстания Ань-Лушаня и его преемников. Абу Джафар аль-Мансур согласился помочь и послал китайцам четыре тысячи человек, с помощью которых правительственные войска сумели отбить город. Они были хорошо вознаграждены китайским императором. После подавления восстания этим воинам было разрешено поселиться в Китае на постоянной основе, что породило самые ранние мусульманские общины Китая.

Как уже было сказано выше, после Таласской битвы на территории Китая вспыхнуло восстание. Китайские войска в Центральной Азии вернулись домой, из-за чего арабы получили редкую возможность расширить свое влияние в Центральной Азии. Влияние династии Тан в регионе постепенно уменьшалось, а потому местные вассалы китайцев один за другим переходили под власть аббасидов, тибетцев или уйгуров. Это значительно облегчало введение регион, сделав его доминирующей культурной силой Центральной Азии.

Однако нельзя сказать, что Таласская битва положила конец буддизму или китайскому влиянию в регионе. Каракитайское ханство, придерживающееся буддизма, разгромило сельджуков-мусульман и караханидов-мусульман в битве при Катване в 1141 году, отвоевав большую часть Центральной Азии у мусульманского карлуков Караханидского ханства в XII веке. Каракитаи также вновь ввели китайскую систему имперского правления и использовали китайский язык в качестве официального языка, поскольку Китай все еще пользовался уважением в регионе даже среди мусульманского населения.

Вместе с тем, считается, что ислам все-таки вытеснил буддизм с территории Средней Азии, из-за чего китайский буддизм оказался оторван от индийской территории и развился в независимую религию с различными духовными элементами. Возникли отдельные школы и ветви буддизма, такие как Буддизм Чистой Земли или Дзэн. Таким образом, Китай стал центром восточноазиатского буддизма, откуда он позже распространился в Японию и Корею.

Одним из первых историков, провозгласивших историческую важность этой битвы, был русский востоковед Василий Бартольд. В частности, он писал: «Более ранние арабские историки, занятые описанием событий, происходивших тогда в Западной Азии, не упоминают об этой битве, но она, несомненно, имеет большое значение в истории Туркестана, поскольку она определила вопрос, какая из двух цивилизаций, китайская или мусульманская, должна преобладать на земле». Согласно Бартольду, аль-Табари был главным источником в сохранившемся сборнике Ибн аль-Асира для написания истории ислама до 915 года. Только в Ибн аль-Асире мы находим описание конфликта между арабами и китайцами в 751 году. Ни аль-Табари, ни дошедшие до нас ранние исторические труды арабов вообще не упоминают об этом, однако утверждение аль-Асира полностью подтверждается китайской историей династии Тан. Во всех арабских источниках события, происходившие в восточной части империи, часто описываются кратко. Другим известным информатором о битве на стороне мусульман был аль-Дахаби (1274-1348).

Таласская битва была ключевым событием в распространении технологии изготовления бумаги. Исследователи отмечают, что высококачественная бумага производилась и использовалась в Центральной Азии на протяжении веков. Однако исламское завоевание Центральной Азии в конце VII века впервые открыло это знание всему миру. Так, уже в 794 году следы производства бумаги можно было найти в Багдаде. Таким образом, технология изготовления бумаги начала распространяться сначала в мусульманских государствах, а позже попала и в Европу. Вместе с тем, производство бумаги было государственной тайной, только в некоторых местах знали технологию ее создания.

Ряд ученых преуменьшают стратегическое значение битвы. Так, по мнению историков Стивена Старра и Джеймса Миллуорда, конец присутствию династии Тан в Центральной Азии положило не столько поражение при Таласской битве, сколько восстание Ань Лушаня. Именно это, по их мнению, вынудило китайские войска покинуть Синьцзянь. О влиянии этой битвы на местные тюркские народы они придерживаются мнения, что лишь небольшое количество союзников карлуков приняло ислам после битвы, большая же часть карлуков перешла в ислам лишь в середине Х века, то есть спустя три столетия после Таласской битвы. Другой эксперт, профессор Денис Синор, писал, что китайскому господству в Центральной Азии положило конец именно вмешательство во внутренние дела Западно-Тюркского каганата, поскольку разрушение каганата избавило мусульман от их главного противника.


Автор: Аян Аден