«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

«Должно пойти на помощь голодающим рабочим и крестьянам»

802
«Должно пойти на помощь голодающим рабочим и крестьянам»

Установление Советской власти в Сибири и Казахстане завершилось в 1920 году победой Красной армии. Однако на смену популистским лозунгам и декретам пришли террор и продразверстка. Политика большевиков вызвало крестьянское сопротивление, которое началось в 1920 году и продолжалось еще довольно долгое время.

Политика военного коммунизма, принятая в условиях гражданской войны, не вызывала особого восторга у крестьян, казаков и местного казахского населения. И так не хватало еды, так и большевики ввели продовольственную разверстку. У крестьян изымали хлеб, масло, мясо, яйца, молоко, сметану, овощи. Казахское население обязали сдавать живой скот на мясо, а также шкуры, конские волосы и даже рога и копыта животных. Для этого были специально созданы экспедиции при Губернском продовольственном комиссариате.

В июле 1920 года Совнарком РСФСР принял декрет «Об изъятии хлебных излишков в Сибири», согласно которому все население привлекалось к сдаче хлеба, а граждан, уклонявшихся от сдачи излишков карать как изменников конфискацией имущества и заключением в концлагеря. Был установлен окончательный срок сдачи излишков - 1 января 1921 года.

Из 110 млн пудов хлеба, наложенных в виде разверстки на Сибирь, 20 млн приходилось на районы Северо-Восточного Казахстана – Петропавловский, Акмолинский, Кокчетавский, Атбасарский уезды.

На местах большевики рьяно принялись за исполнение закона, не вдаваясь в подробности. Наркомпрод назначал размеры продовольственных разверсток на губернии значительно превышая количество излишков, имевшихся у населения. Продотряды изымали практически весь хлеб, в том числе и семена для будущих посевов. Это при том, что 1920 год оказался неурожайным. То же самое проводилось в отношении местного казахского населения. Изъятие скота обрекало казахские аулы на голодную смерть. 

В 1920-1921 гг. в Западной Сибири и Северо-Восточном Казахстане резко возросло количество антикоммунистических вооруженных мятежей. Самым крупным из них как по численности участников, так и территориально исследователи называют Западно-Сибирское восстание.

Вспыхнувшее почти 100 лет назад крестьянское восстание до сих пор вызывает неоднозначные противоречивые оценки, оставаясь «белым пятном» истории.

Почти сразу с изданием декрета в июле 1920 года вспыхнуло восстание «батьки Махно». Отряд действовал в некоторых районах Северного Казахстана, кустанайской области Анновки. Красноармейцы шли по следам повстанцев, но те отстреливаясь уходили в соседние аулы и расправлялись с активистами. «Махновцы» были уничтожены между Пресногорьковкой и Шибаево. 

В ответ на действия продотрядов крестьяне стали создавать свои «войска» для защиты имущества, скота, семьи от большевистского произвола. Одно из первых крестьянских движений получило название «Зеленая крестьянская армия». Ее возглавили Макар Чумак и Андрей Яросланцов. Восставшие крестьяне выступали за свержение Советской власти: «Долой коммуну и коммунистов-узурпаторов!», «Да здравствует учредительное собрание!». По архивным данным в Всесвятском районе орудовал отряд «зеленых» численностью более 200 человек. От рук восставших погибли уполномоченный Карасульского продовольственного района Ф. Повидайкин, Всесвятского района Ильин, бедняк Тлеубет Каракучуков, милиционер Коршун и многие другие советские руководители. «Зеленые» наводили ужас на большевиков близлежащих районов. В конце августа 1920 года крестьянская армия захватила село Всесвятское (Сарыколь), районный партийный актив был расстрелян.

Для подавления восстания из Петропавловска был направлен отряд 189-го стрелкового полка, 50 красноармейцев, вооруженных 2 пулеметами. Интересно, что по прибытии в Сорочинку отряд был встречен женщинами с детьми. Красноармейцы отступили. Только в сентябре 1920 года усилиями коммунистов и комсомольцев крестьянская армия «зеленых» была уничтожена. Для проведения следствия по заговору «зеленых» в Сорочинку прибыл член губполитбюро и исполкома Петропавловска чекист Л.Н. Дульский. Он докладывал, что «все зерно было отнято восстание подавлено, зачинщики арестованы».

С приближением окончательного срока сдачи излишков государству местные органы власти усилили размеры продразверстки. В конце 1920 – начале 1921 годов большевики стали проводить семенную разверстку, чем еще больше разозлили местное население. Губернская продовольственная коллегия сообщала, что в Ишимском уезде изъяли весь хлеб, «не осталось даже для обсеменения». Новая волна протеста быстро охватила районы Ишима и Тобола, восставшие проводили диверсии на железной дороге Омск – Челябинск. В Петропавловском уезде Акмолинской губернии восставшие создавали отряды, роты, полки, штабы, но единого руководства восстанием не было. Власти не собирались идти на ступки. Председатель Сибревкома И.Н. Смирнов категорично заявлял, что «нажим надо продолжать». Кровь врагов должна проливаться в пользу советского государства. Под руководством И. Смирнова была создана полномочная «тройка» для ликвидации врагов революции. Против восставших были направлены несколько частей стрелковых дивизий, кавалерийские полки, 4 бронепоезда, части особого назначения.

13 февраля крестьянские отряды захватили Петропавловск, но ненадолго. Через несколько дней 17 февраля восставших выбили из города.

Вскоре восстание охватило волости Кокчетавского уезда, станицы Лобановскую, Аиртавскую, Имантавскую, Арыкбалыкскую и другие, постепенно расширяясь на Зерендинскую, Сандыктавскую станицы.

20 февраля 1921 года недалеко от Еленовки восставшие вступили в бой с отрядов красноармейцев. Большевики сумели сосредоточить в том районе отряд из 200 солдат и 150 кавалеристов с пулеметами. Натиск крестьянского отряда был настолько силен, что большевики бежали и отступили с потерями в Кокчетав. В городе началась паника. Руководство города бежало в сторону Омска.

23 февраля Кокчетав был захвачен крестьянско-казачьим войском. Были созданы новые органы власти – военные советы, которые выступали за истинное народовластие, советскую власть без коммунистов, провозглашалось право свободной торговли и т.д. партийные ячейки были ликвидированы, над продработниками устраивали самосуд.

Красная армия направила карательные войска против восставших. 5 марта после жестокого сражения повстанцы были выбиты из Кокчетава. Город был освобожден. С 12 по 22 марта были освобождены практически все населенные пункты. В бою у Лобаново погибло более 1100 восставших. Не желавшие покоряться советам восставшие ушли на юг, захватили Каркаралинск. Красноармейцы разбили отряды восставших и в середине апреля 1921 года освободили город. Остатки повстанцев ушли в сторону Китая. Восстание было подавлено.

Историк Людмила Александровна Гривенная подробно изучила списки лиц, мобилизованных в повстанческие отряды, убитых и раненных в боях, расстрелянных по обвинению в участии в восстании и заключенных в концлагеря за «контрреволюционную деятельность» благодаря чему смогла определить половозрастной и социальный состав участников, семейное положение, образовательный уровень, партийную и национальную принадлежность.

Так, по мнение ученого, доминирующее большинство повстанцев были из крестьянской среды. По сведениям комендантов Петропавловского, Кокчетавского, Акмолинского, Кустанайского концентрационных лагерей, в период восстания весной 1921 года, подавляющее большинство заключенных были крестьянами. К ноябрю 1921 года в Петропавловском концентрационном лагере насчитывалось 356 заключенных, 256 из которых значились «хлебопашцами» из них за «контрреволюционную» деятельность было осуждено 197 человек. Возрастной состав участников восстания был от 15 до 80 лет. Преимущественно это были мужчины в возрасте 30-50 лет. Но среди участников вооруженных выступлений были и женщины. В списке лиц, расстрелянных представителями Советской власти Кокчетавского уезда за участие в восстании, были 3 женщины 51-го, 36-ти и 32-х лет. Большинство повстанцев имели семьи, в основном многодетные. Подавляющее большинство крестьян были безграмотны или малограмотны. Как правило, грамотные повстанцы возглавляли повстанческие войска и отряды.

Многочисленные архивные документы подтверждают, что национальный состав участников восстания преимущественно был из числа переселенческого русскоязычного крестьянства. Массовое привлечение казахского населения повстанцами игнорировалось. Это проявлялось в том, что к мобилизации населения в повстанческие отряды призывалось мужское население в возрасте от 18 до 45 лет‚ за исключением «киргизского».

Тем не менее, в повстанческом движении 1921 года на территории Казахстана казахское население принимало участие. Казахи использовали своеобразные формы борьбы: нападения на обозы, сопровождаемые продработниками, создание самостоятельных вооруженных отрядов, стихийное вступление в повстанческие крестьянские формирования. Специфика форм протеста уходит корнями в традиционные устои кочевого образа жизни и ментальность казахского народа. Участие казахского населения во многом объяснялась недовольством продразверсткой и гужевой повинностью, проводимой революционной властью.

До сих пор «белым пятном» остается численность участников крестьянского протестного движения начала 1920-х годов. По мнению ряда исследователей, число повстанцев достигало от 30 до 100 тысяч человек. Н.Г. Третьяков считает, что их численность в феврале марте 1921 года достигала свыше 40 тысяч человек. Ряд историков и краеведов считает, что в восстании принимало участие не менее 70 тысяч человек.

Восстание было стихийным, поэтому в повстанческом движении не было единого организующего центра и одного руководителя. Свои лидеры были в каждом уезде, их выбирали из числа не только опытных организаторов, имевших военные навыки, но и крестьянства. Высокие офицерские звания руководителям присуждали сами крестьяне. Учитель Налобинской школы В. Ролан был избран командующим «Сибирским фронтом», священнослужитель Торбоскин возглавил штаб Сибирского фронта крестьянин А. Бардаков был командиром дивизии, кулак Киселев стал «полковником».

Особый интерес представляет детальное изучение организационной структуры вооруженных выступлений крестьянства, которые подразделялись на военные и гражданские.

Военная организация вооруженных выступлений крестьянства на всем пространстве Западной Сибири и Северо-Восточной части Казахстана осуществлялась через создание повстанческих штабов, военных советов, отрядов. В каждой деревне, селе создавались сельские штабы и добровольческие партизанские отряды. Формирование повстанческих отрядов на добровольной основе не оправдало себя. Проявляя симпатию к повстанцам, крестьяне неохотно шли в повстанческие отряды. Поэтому мятежники прибегали зачастую к насильственной мобилизации мужчин в возрасте от 18 до 45 лет. Позже начинают создаваться волостные штабы, которые брали на себя оперативные функции и организационное руководство отдельными сельскими штабами и отрядами. Повстанческие воинские формирования создавались по типу регулярных вооруженных сил. Они состояли из отрядов, рот, батальонов, полков, дивизий и армий. Но по тактике ведения боевых действий все воинские формирования повстанцев оставались партизанскими и действовали самостоятельно. 

Характерными чертами в организации военных действий среди участников восстания были: стихийность, разобщенность, низкая дисциплина, привязанность к той местности, откуда были крестьяне. Гражданскими органами власти повстанцев после «чистки» оставались Сельские советы и волостные исполкомы, которые оказывали помощь военным органам власти в проведении мобилизации населения, сборе оружия и обмундирования, продовольствия и фуража. Повстанческие советы и исполкомы участвовали в работе по упорядочению повсеместного крестьянского террора через деятельность следственных комиссий, решавших судьбу арестованных коммунистов, продработников и членов их семей. 

В организации Западно-Сибирского восстания лежала территориально-милицейская система. У повстанцев не было единого политического центра и общего военного командования. Военные органы власти, созданные гражданскими. Действия повстанцев историками были описаны подробно. Они заключались в уничтожении коммунистов и продработников, разграблении складов, государственных учреждений и частных домов для пополнения повстанческих отрядов боеприпасами, вооружением, продовольствием‚ денежными средствами, порче телефонной связи, в ряде мест разборе железнодорожного полотна, подрывах мостов. 

Иногда в действиях повстанцев проявлялись явно садистские наклонности и побуждения, цинизм, мародерство, грабежи, неоправданно жестокие насилия и убийства. В объяснении причин деструктивного поведения повстанцев советские историки сходились к трактовке звериной классовой сущности кулачества, не желавшего терять свои позиции и составлявшего ядро повстанческого движения. Ожесточенность в повстанческих выступлениях можно объяснить условиями военного времени первой мировой и гражданской войнами, революционными повстанцами, доминировали над потрясениями и бурными политическими событиями. Мировосприятие, рожденное войнами, способствует проявлению терроризма и экстремизма и обуславливает поведение многих людей, порождая различные проявления насилий и преступлений. Кроме того, к восставшим примыкали уголовные элементы, в том числе из тюрем, домов лишения свободы, концентрационных лагерей, освобождаемых во время захвата повстанцами уездных городов.

В метрической литературе советского периода в отношении действий представителей власти, имеющий противоправный характер, замалчивалось. Насколько были жестокими и зачастую садистскими действия представителей «Народной армии», столь бескомпромиссными и преступными по отношению к восставшим были игры со стороны центральных и местных органов власти. Члены исполкомов могли применять «самые беспощадные немедленные меры пресечения восстания, не останавливаясь к сопротивляющимся применять меру расстрела на месте».

После подавления восстания, по отношению к членам семей повстанцев начались репрессии. Для того, чтобы арестовать всех участников восстания, коммунисты шли на крайние меры: от конфискации имущества участников восстания до взятия в заложники членов их семей. В приказе №20 за подписями Председателей Акмолинского Губисполкома и Губревтрибунала, Управделами Губернского Исполкома, опубликованном в газете «Мир труда» от 18 октября 1921 года‚ говорилось о необходимости сдаться всем участникам восстания в 2-х недельный срок после опубликования данного приказа. За неисполнение приказа к таким лицам объявлялось о применении расстрела на месте без суда и следствия. В приказе говорилось: «...до изловления того или иного скрывающегося лица, братья их и близкие родственники будут считаться заложниками и имущество движимое и недвижимое будет конфисковано в доход республики». Сотрудники милиции зачастую производили самочинные обыски и конфискации имущества семей расстрелянных, бежавших с бандитами подозреваемых в участии в восстании. Конфискованное имущество перераспределить между милиционерами.

Известный писатель Сабит Муканов лично принимал участие в подавлении восстания. Эти события описаны им в романе «Школа жизни». Муканов С. был бойцом одного из взводов отряда ЧОН‚ созданного в г. Петропавловске для борьбы с мятежниками. Этот отряд был направлен в район Кондратьевки, в 25 верстах от Петропавловска. Здесь впервые писатель участвовал в перестрелке с повстанцами. В трехдневной перестрелке отряд ЧОН, в котором находился С. Муканов, потерял 20 человек. После возвращения в г. Петропавловск отряд нес охрану внутреннего порядка: следил за безопасностью линии железной дороги, осуществлял патрулирование по улицам горела, выполнял проверку «сомнительных» мест с целью обнаружения повстанцев. В то время, когда С. Муканов с двумя бойцами отряда ЧОН выполняли задание по обнаружению подозреваемых «мятежников» в районе Подгоры г. Петропавловска, повстанцы ворвались в город. В перестрелке С. Муканов был ранен в правую ногу. С большим трудом он добрался до своих знакомых, где ему удалось спастись. После освобождения города от мятежников, совершавших повсеместно «вакханалии» по отношению к коммунистам, С. Муканов был доставлен в госпиталь на лечение.

Российские и казахстанские ученые внесли большой вклад в разработку вопроса, но архивы еще хранят свои секреты.

На базе Ишимского государственного педагогического института имени П.П. Ершова (Российская Федерация) в 2001 и 2006 годах проходили научно-практические конференции, посвященные Ишимскому (Западно-Сибирскому) восстанию 1921 года. К работе конференций привлекались ученые и исследователи из городов России и Казахстана. Благодаря проведению конференций были опубликованы тезисы докладов по различным вопросам темы антикоммунистических выступлений начала 1920-х голов на территории Советской России.

В 2001 голу, в центре города Ишима, в сквере, при участии гостей и жителей города, состоялось открытие памятника всем жертвам восстания 1921 года. Памятник представляет собой невысокую стелу из двух прижатых друг к другу толстых пластин из красного и белого мрамора, обжатых посередине черной полосой с надписью: «Землякам жертвам трагических событий 1921 года». Установление единого обелиска памятника символизирует первый шаг к оценке восстания как исторического явления, в котором и повстанцы, и подавлявшие их коммунисты, и их сторонники - все являются жертвами тех обстоятельств, в которых они оказались.

К сожалению, в истории Казахстана мятеж 1921 год не получил должного внимания.

В настоящее время в определении причин вооруженных крестьянских выступлений начала 1920-х годов ученые сошлись на том, что они были вызваны политикой «военного коммунизма», включавшей в себя такие характерные черты, как: продразверстку, всеобщую трудовую повинность, запрет на свободную торговлю и частные средние, и мелкие предприятия, свертывание товарно-денежных отношений и др., а не происками иностранной интервенции и партии эсеров. Современные историки достаточно убедительно представили документальные источники о тяготах крестьянства, и произволе большевиков накануне массового недовольства. Таким образом, крестьянский протест является реакцией на политику большевиков и методы ее осуществления на завершающем этапе гражданской войны.