«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Купец Ушаков и карагандинский уголь

587
Купец Ушаков и карагандинский уголь

Караганда получила статус города в феврале 1934 года. Но события, которые привели к этому начали происходить намного раньше, более чем за сто лет до выхода постановления Президиума ВЦИК. Qazaqstan Tarihy расскажет о том, откуда Караганда получила свое название, кто первым нашел карагандинский уголь и какую роль при этом сыграл купец Ушаков.

Считается, что название города Караганда напрямую связано с местной флорой. Издревле местность к юго-востоку от Акмолинска была покрыта ковылем, полынью и кустами караганы. Колючая карагана преобладала на этих малоплодородных, солонцеватых землях. Поэтому всю местность казахи называли «Қарағанды», что на русский язык можно перевести как «караганниковая».

История Караганды практически неотделима от истории обнаружения и разработки карагандинских угольных бассейнов. Существует несколько точек зрения относительно того, кто первым обнаружил карагандинский уголь. Первая из них рассказывает историю мальчика-пастуха Аппака Байжанова, в честь которого в 1999 году у входа в Карагандинский областной краеведческий музей был установлен памятник. Согласно этой легенде, в 1833 году у одной из сурочьих нор в урочище Караганды-басы, на территории современной шахты Северная, пастух Аппак Байжанов обнаружил россыпь черных камней, которые хорошо горели.

Много лет спустя писатели Мажит Даулетбаев и Абдолла Асылбеков встретили в Караганде одного из родственников Аппака Омара Байжанова и с его слов составили биографию человека, открывшего миру Караганду. Эта статья увидела свет в одной из республиканских газет 1932 года и сделала Аппака Байжанова первооткрывателем карагандинского угольного бассейна. Спустя еще двадцать лет, в 1953 году, в романе «Пробужденный край» Габит Мусрепов повторил эту легенду:

 

«Однажды сынишка Байжана Апак нашел кучку блестящего угля, его выбросил из норы сурок. Мальчик позвал отца. Разрыли вдвоем сурочью нору, угля там оказалось видимо-невидимо. С тех пор каждую осень Байжан щедрой рукой отпускал родственникам мешки угля».

 

Вообще, легенда о пастушке Аппаке повторяется впоследствии во всей литературе о Караганде, а именем самого Аппака позже будет названа угольная шахта, улица в поселке Курьяновка и нынешний проспект Нуркена Абдирова в Караганде. Однако наряду с именем Аппака Байжанова в истории города Караганда все чаще всплывает имя купца Никона Абрамовича Ушакова. В советское время его никак не могли бы назвать первооткрывателем, ведь он был купцом и считался классовым врагом пролетариата. Однако еще в 1928 году академик Каныш Сатпаев в своих исследованиях делает вывод о том, что карагандинский и саранский каменноугольные месторождения открыл именно он.

Исследователи отмечают, что первое дозволительное свидетельство на право изыскания и разработки разных руд и металлов по Западной Сибири и в киргизских округах Ушаков получил в апреле 1846 года. Год спустя, в июле-месяце, он вместе с экспедицией из Петропавловска прибыл в Сарыарку и подал заявку на разработку угольной копи Саран по реке Сокур. Чуть позже ему посчастливилось обнаружить богатые месторождения меди южнее, в урочище Нельды, которое много лет спустя получит название Успенский медный рудник. В 1848 году Никон Ушаков приобрел урочище Нельды и угольные копи Саран.

Интересно, что Ушаков не мог использовать найденный каменный уголь для выплавки меди, потому что в то время медь на каменном угле выплавляли только в Европе (в частности, в Англии), а на территории России медь выплавляли на медеплавильных заводах, снабжаемых древесным углем. Для этого требовалось нужное количество леса и, если в Западной Сибири и на Южном Урале с этим проблем не было, то в степях Сарыарки этот вопрос стоял особенно остро.

Риск был велик, но он стоил потраченных усилий. Ушаков отправил образцы угля, найденные в Саранских копях в лабораторию в Барнауле, где выяснилось, что по своим свойствам данный уголь не может быть использован в медеплавильном деле. Так как уголь в Саранских копях признан неподходящим, в августе 1854 года Ушаков снова выдвигается с разведывательной партией из Петропавловска и 1 сентября оказывается в урочище Караганды-басы, верховье реки Корпекты, неподалеку от нынешнего Майкудука, где начинает повторные изыскания. Вскоре экспедиция Ушакова обнаружила еще несколько угольных пластов. В ознаменовании этого события Ушаков поставил заявочный столб, на котором написано: «Начальный пункт приисков, принадлежавший петропавловскому второй гильдии купцу Ушакову, открытого третьего сентября 1854 года».

Дальше Ушаков нашел хозяина этих земель. Им оказывается некий бай Утепов. 14 марта 1856 года состоялось памятное для города событие: Ушаков купил у Утепова участок земли в урочище Караганды-басы с протяженностью по десять верст в длину и в ширину со всем произрастанием и содержанием недр за 255 рублей серебром. Ни Ушаков, ни Утепов на тот момент не знали о том, какие объемы угля на самом деле здесь залегают.

Сделка состоялась и в том же 1856 году на купленной у Утепова территории Ушаков начал эксплуатацию Ивановского разреза, который иначе назывался «Қара-забой». Этот год считается началом разработки карагандинского угольного бассейна. Через год, в 1857 году, Ушаков получает разрешение на строительство Спасского медеплавильного завода.

Ушаков не был зажиточным купцом, а потому в одиночку потянуть предприятие такого объема не смог. Поэтому в качестве дольщиков он пригласил своих коллег, купцов-золотодобытчиков Рязанова, Зотова и Севастьянова. Доля Ушакова в предприятии было наименьшим. Он был организатором, идейным вдохновителем этого предприятия, а трое других вложили туда свои финансы. Дело себя оправдало: завод стал выпускать стыковую медь очень высокого качества, уступавшая разве что нижнетагильскому заводу Демидовых.

Какое-то время завод работал, приносил прибыль. Согласно исследованиям историков, конец предприятия Ушакова начался со смертью Рязанова. По праву наследия его долю берет вдова Рязанова, по воспоминаниям современников, женщина волевая, властная, даже жестокая. Вскоре после этого из дела выходит Севастьянов, который по какой-то причине продает Рязановой все свои паи и исчезает. Потом за неуплату взносов был исключен Зотов. Так лицом к лицу столкнулись вдова Рязанова с необходимыми связями и капиталом и Ушаков. Она устроила травлю и фактически уничтожила его финансовые накопления. Она сумела отобрать у него все, вынудив Ушакова вернуться в Акмолинск, где у него остался только дом. Уже в преклонном возрасте он попытался открыть новое дело, но Рязанова настигла его и отобрала имущество в Акмолинске. Он остался жить у родственников. Но Ушаков боролся до последнего. В 1874 году он создал новую акционерную компанию на деньги купца Михаила Телегина из Екатеринбурга. Они снарядили новую экспедицию в Центральный Казахстан. Вместе они открыли еще три месторождения каменного угля, три месторождения меди и вернулись в Акмолинск.

Второго октября 1874 года Ушаков подал заявки на уездное управление Акмолинска, а 19 ноября того же года он умирает.


Автор: Аян Аден