«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Один против системы

1092
Один против системы

Рецензия на книгу д.и.н., академика АН РК Оразака (Исмагулова) Смагулова «Қазақтың айбарлы диссиденті» (Махмет Құлмағамбетовтың «Өмір жолы»), Amalbooks, 2020.

 

«Кулмагамбетов ... злобно молчал и антисоветски улыбался».

Из материалов уголовного дела

 

Книга-воспоминания и анализ известного историка, антрополога академика АН республики Оразака Исмагулова задевает одну из самых мрачных и малоизвестных страниц советской действительности, когда во имя странного, мифического и ложного постулата во имя «построения коммунистического общества» повсеместно нарушались права человека.

По соображениям высшей советской номенклатуры, еще со времен В.И. Ленина, И.В. Сталина любое альтернативное мнение, а не только критика политики Советской власти рассматривались, как «очернительство» системы или «вражеский злобный умысел». Выстроенная лидерами большевизма модель политического устройства просуществовала довольно долго, вплоть до падения советской политической машины.

Даже «хрущевская оттепель» 50-х годов, реабилитировав целый ряд деятелей-жертв сталинского произвола, основные принципы управления оставила в нетронутом виде. И в 60-80 годы ХХ века базовые принципы советской партийной машины особо не изменились. Нетронутыми остались и лозунги построения «коммунизма в отдельно взятой стране».

Поэтому во весь период советской власти продолжились подавление прав личности, преследование людей за политические взгляды. Людей осмелившихся усомниться в правильности курса КПСС презрительно называли «диссидентами» Само понятие «диссидент» латинского происхождения и в средние века в католицизме так называли отступников от веры. Уже в новейшей истории в политике диссидентами стали называть «несогласных» и «инакомыслящих» с политикой тоталитарных государств. Поэтому в самой терминологии ничего преступного нет.

Жертвой травли инакомыслия в СССР стали многие интеллектуалы и представители религиозных общин, лидеры депортированных народов. К примеру, одним из самых активных деятелей были такие известные личности, как Герой Социалистического Труда, всемирно известный ученый А.Д. Сахаров, известный писатель А.И. Солженицын, правозащитники Андрей Синявский, Юлий Даниель и другие. К этому ряду можно смело отнести и дочь лидера СССР И. Сталина-Светлану Аллилуеву и может сына Н. Хрущева – Сергея, давно покинувшего СССР и проживающего сегодня в США.

Среди тех, кто подвергался систематическому преследованию и шельмованию в 60-70-е годы в Казахстане был Махмет Ибадуллаулы Кулмагамбет (Кулмагамбетов), тогда еще молодой ученый и философ. (В документах и следственных делах он проходил как «Кулмагамбетов»).

Автор воспоминаний и одновременно составитель книги ученый Оразак Исмагулов, приходится близким родственником по матери казахскому диссиденту. Они родились в одной местности, затем параллельно учились в Казахском государственном университете, но на разных факультетах. Поэтому мемуары автора очень достоверны и точны. Автор книги также приводит воспоминания других очевидцев, сам же и написал предисловие.

И долгие годы они общались, но с 60-х годов на расстоянии, чаще скрытно, так как М. Кулмагамбет в этот период уже находился под постоянным наблюдением.


Оразак Исмагулов.jpg

В период горбачевской перестройки О. Исмагулов дал несколько интервью средствам массовой информации о М. Кулмагамбетове, который после долгой работы на радиостанции «Азаттык» ушел на заслуженный отдых. Были и несколько других журнальных публикаций в Алма-Ате и Москве, которые нами были использованы в работе.

Я сам, еще в 80-е годы, когда были объявлены гласность и перестройказанимаясь исследованием истории многопартийности в Казахстане, стал собирать материалы о «диссиденте» из Казахстана. Необычность ситуации состояла в том, что в тот период в обществе превалировало мнение, что в Казахстане не была развита политическая альтернатива курсу и экспериментам Коммунистической партии и что якобы все поддерживали ее политику. Но на самом деле протестное движение здесь тоже было.

В 1995-1996 годах о политических деятелях Махмете Кулмагамбетове и Хасене Кожахмете я писал, как об осужденных по статье 56, ч.1 Уголовного кодекса Казахской ССР. Также тогда был найдены материалы об узнике совести Быкове, немецких пасторах, несправедливо осужденных за свои религиозные убеждения.

В 1998 году вышла моя монография «Апогей и закат «советского социализма. Казахстанский полигон», где о казахстанских альтернативных движениях, в том числе о М. Кулмагамбетове я написал более подробно.

Материал о нем нами также был введен в учебник для 9 класса общеобразовательных школ в §22 «Политическая жизнь и национальные отношения» (2005), с.247-248.

Сюжет о деятельности М. Кулмагамбетова также был включен в 4-й том академического издания «История Казахстана с древнейших времен до наших дней в пяти томах» (Алматы, «Атамұра», 2010 г., с.616-617). Некоторые исследователи пишут о политической альтернативе 90-х, почему-то не ссылаясь на наш материал, но используя наши данные.

Мною там же было особо отмечено, что «лишь немногие отважились выразить открыто свой протест. Одним из тех, кто открыто подвергал критике национальную и социальную политику КПСС был преподаватель высшего учебного заведения, философ, Махмет Кулмагамбетов».


Махмет Кулмагамбетов.jpg

Махмет Ибадуллаулы Кулмагамбет родился в июне 1930 года в ауле Малдыбай (колхоз «Енбек» Мендигаринского района Костанайской области). Чтобы пережить голод 30-х годов, семья Кулмагамбетовых была вынуждена переехать в Алматы. Отец Махмета погиб, защищая Родину на фронтах Великой Отечественной войны.

Закончив в 1949 году среднюю школу, Махмет поступает в КазГУ, на философский факультет. Закончив в 1954 году университет, он приступает к работе в Чарджоуский педагогический институт в Туркмении. В своей автобиографии М. Кулмагамбет указывает, что после Чарджоу, он работал в городе Фрунзе (современный Бишкек), преподавателем политехнического института.

Заметив слежку, уволился и работал 3 месяца в Институте философии в Алматы, где работал вместе с Агыном Касымжановым и Жабайханом Абдильдиным, ставшими позже известными учеными. Затем он уехал в Москву, где устроился работать фрезеровщиком на заводе. В Ленинграде он встречался с писателями Д. Граниным и Б. Пастернаком, где в беседах с ними искал ответы на мучающие его вопросы о жизни в СССР. И как позже писал сам Махмет Ибадуллаулы, в приватных беседах, те негативно оценивали жизнь в СССР.

Через некоторое время он вернулся в Кустанай (Рудный) где преподавал, а затем устроился электромонтером на Соколовско-Сарбайский горно-обогатительный комбинат.

В своих беседах он открыто говорил, что рабочим на производстве недоплачивают; в СССР есть скрытая безработица, а теория марксизма неверна. За ним со стороны органов была установлена постоянная слежка.

Махмет Кулмагамбетов был арестован в городе Рудном Кустанайской области в 1962 году и осужден 2 сентября 1963 года по статье 56, ч.1, УК Казахской ССР на 10 лет. Свой срок он отбывал на строительстве газопровода Торжок-Ужгород и Сургуте (Тюмень) вместе с известными правозащитниками Буковским, Синявским, Товмасяном и тысячами других осужденных за свои политические взгляды.

В вину молодому человеку, как сказано в обвинительном заключении, было поставлено то, что, работая в качестве преподавателя в ряде учебных заведений, проводил «ревизионистскую линию по ряду вопросов марксистско-ленинской теории политической экономии… по месту жительства и работы высказывал антисоветские измышления, порочащие существующие в СССР государственные мероприятия и политику. Распространял вредные националистические суждения, восхвалял жизнь в буржуазных странах, их демократию, государственный строй, а также капиталистическое производство и экономику США».

Протоколы судебного заседания были найдены и опубликованы в работе историка, академика АН РК М.К. Койгелдиева «Я себя совершенно не признаю виновным!», вышедшем в 2019 году. В данной книге собраны материалы и по другим «узникам совести», неизвестные широкой общественности.

В 1979 году в декабре М. Кулмагамбетов был лишен советского гражданства и выдворен за пределы СССР.

Махмет Ибадуллаулы и ряд других правозащитников были выпущены за пределы СССР, потому что Советский Союз перманентно испытывая кризис, постоянно брал кредиты у «загнивающих» западных государств. Западные правозащитники требовали прекратить кредитование СССР, так как там повсеместно используется труд политзаключенных. И этот вопрос был рассмотрен на заседании Политбюро, где Ю.Андропов и М.Суслов непреклонно стояли за жестокие меры в отношении политзаключенных.

Но более «мягким» был Генсек ЦК КПСС Л.И. Брежнев, лучше знавший печальное состояние экономики СССР и он настоял на «обмене», обозвав политзаключенных «болтунами» и «демагогами» А по сути это была торговля людьми. И эти документы тоже вышли в свет.

Книга, подготовленная академиком Оразаком Исмагуловым, состоит не только из воспоминаний автора. Особую ценность ей придают архивные и документальные данные, фотографии, копии дипломов и различных документов.

Причем, эти документы охватывают огромный отрезок времени, включая и свидетельство о рождении, оттиски статей, написанных М. Кулмагамбетовым лично, как в «советский период» жизни, так и на западе. Сюда же приложены оттиски статей, прочитанных им во время работы на радиостанции «Свобода». Такие материалы ранее делили на «самиздат» и «тамиздат».

Естественно, здесь нет документов из архивов КГБ, но они компенсируются воспоминаниями самого «узника совести».

М. Кулмагамбетов довольно подробно описал свой тяжелейший и страшный путь правозащитника. Почему я подчеркиваю «тяжелейший и страшный путь», потому что таких правозащитников не только оставляли без средств на пропитание, их нередко заключали в изоляторы без всякого предупреждения, как каких-то животных. Их постоянно шельмовали на страницах средств информации, обвиняя в предательстве, двурушничестве, лжи.

Нередко их без всякого основания запирали в психбольницы и пичкали вредными для здоровья лекарствами.

М.Кулмагамбетов с юмором (хотя им было не до смеха!) вспоминает случай, когда он стал «казахским евреем». Он приводит факт, когда полковник Давыдов («Додик» на жаргоне) спрашивает, внимательно изучив лицо Махмета Кулмагамбетова.

« - Вы туркмен что ли?

- Нет, я казахский еврей.- Брови «Додика» подпрыгнули от удивления.

- Разве есть такой народ? – спрашивает он.

- А как же! Есть кавказские, бухарские и казахские евреи.

-Ну, о тех я знаю, а о казахских евреях я никогда не слышал».

Даже этот маленький эпизод показывает низость и подлость власть предержащих, деливших людей по национальностям.

Далее идут еще более смешные и трагические сцены. После долгих мытарств, Махмету Ибадуллаулы удалось получить желанную визу. Ожидающая внизу толпа с изумлением спрашивает: 

«Как вы могли получить разрешение? Вы ведь не еврей!

-Я еврей, но только казахский.

-А как вы это доказали?

- А я предъявил начальнику свой обрезанный...».

Немая сцена. Ну чем еще можно было прошибить эту стену?

Много было и других трагикомических фактов в его жизни. Один из полуграмотных работников КГБ так прилежно записал в протоколе: «Кулмагамбетов... злобно молчал и антисоветски улыбался». И по таким надуманным обвинениям людей сажали на длительные сроки.

В 1979 году по фиктивной справке, что М. Кулмагамбетов женат на еврейке, он выехал за рубеж. Почему на еврейке? Это совсем не простой вопрос. Под давлением мировой общественности лицам еврейской национальности, в виде исключения, советское руководство было вынуждено разрешить выезд на историческую родину или воссоединиться с родственниками. И людям, желающим выехать за рубеж, приходилось идти на разные уловки, чтобы покинуть Советский Союз. В отместку, советская номенклатура выдворяла человека без паспорта и без всяких средств к существованию.

После выезда за рубеж около года М. Кулмагамбетов жил на средства благотворительной организации «Caritas» (кстати, католической), а в сентябре был принят на работу на радиостанцию «Азаттык» Он стал журналистом и вел передачи на различные темы политической жизни страны. Он был заметен и в эмигрантских кругах, но также стал известен и в Казахстане.

Махмет Кулмагамбетов участвовал в пикетах по освобождению академика А.Сахарова.

В 1983 году М. Кулмагамбетов давал показания на международных слушаниях по вопросу принудительного использования труда политических заключенных на различных стройках СССР. Он сообщал, что в 1974 году на заводах «Главтюменгазнефтестроя» в тяжелейших условиях работали 960 заключенных, впоследствии их количество выросло до 1500 человек. Кстати, мы своими глазами видели таких заключенных на тяжелых, трудоемких работах при строительстве химкомбинатов, заводов и дорог. Их было много при строительстве БАМА, где я проходил службу в железнодорожных войсках.

Почему-то их называли «химиками», возможно, эта кличка была придумана самими представителями спецучреждений.

Чем-то воспоминания М. Кулмагамбета напоминают знаменитые мемуары «Непридуманное» москвича Льва Разгона.

Но если Лев Разгон писал про тюремные лагеря сталинского периода – 30-40 годов, то М.Кулмагамбетов уже описывал лагеря 70-80-х, когда в СССР трубили о победе «развитого общества, где торжествует справедливость и закон», ну а политических заключенных, якобы, не было вовсе.

Есть очень интересная информация в рецензируемой книге, что Закаш Камалиденов, видимо, уже работая в аппарате КГБ, и еще ряд казахстанских чекистов пытались провести спецоперацию по устранению, вывозу или аресту М. Кулмагамбетова. Но эта операция, к счастью не была исполнена.

Вообще, сотрудник радио «Свобода-Азаттык» был страшным противником для партийной верхушки, потому что им вскрывалась некомпетентность и бездушие советской номенклатуры.

Особую ценность для читателей представляют сами воспоминания М. Кулмагамбетова. Его воспоминания строго документированы и гораздо больше сообщают о жизни в СССР, чем многотомные книги о «цветущей» жизни в СССР. Как человек высокой культуры, он многие вещи преподносит с юмором и многие вещи прощает. Он доказал, что и один в поле может быть воином.

При этом нельзя не сказать о том, что в советский период имя М. Кулмагамбетова было нарицательным. Его имя шельмовали, его проклинали как «отщепенца», «оборотня» и как рупора «вражеского лагеря». Писалось много статей на тему, большими тиражами издавались книги, его имя постоянно ругалось в радиопередачах.

И эта тяжелейшая ноша интриги, сплетни крайне отрицательно сказывалось на его родных, знакомых.

Судьба политзаключенных и инакомыслящих изменилась после провозглашения курса перестройки. Они получили возможность для реабилитации. О. Исмагулов приводит документ, когда после обращения народного писателя Абдижамиля Нурпеисова, Прокуратура Казахской ССР за подписью Галыма Елемисова в октябре 1990 года сообщило, что «Изучение уголовного дела показало, что осужден М. Кулмагамбетов необоснованно, в связи с чем Пленуму Верховного суда Казахской ССР внесен протест на предмет отмены состоявшихся по делу Кулмагамбетова М. судебных постановлений и прекращения уголовного дела за отсутствием состава преступления».

Верховный Суд Казахской ССР в апреле 1991 года рассмотрел дело по обвинению Кулмагамбетова Махмета, 1930 года рождения, казаха, беспартийного, с высшим образованием, до ареста работавшего электромонтером контактной сети Сарбайского рудоуправления, осужденного по ст.56 ч.1 УК Казахской ССР к 7 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии усиленного режима к 3 годам ссылки, пересмотрено.

Постановлением Пленума Верховного суда Казахской ССР «решение Кустанайского областного суда, определение от 2 сентября 1963 года, определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда от 29 мая 1963 года и постановление Президиума Верховного суда Казахской ССР от 11 августа 1963 года в отношении КУЛМАГАМБЕТОВА (так в тексте - Б.А.) Махмета отменены и дело производством прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления». Постановление подписал Председатель Верховного суда Казахской ССР Т.Айтмухамбетов.

Таким образом, только в апреле 1991 года, когда ослабла власть партийных органов, справедливость в отношений человека и гражданина была восстановлена. На одном из форумов состоялась встреча Махмета Кулмагамбетова с М.С. Горбачевым.

Но Махмет Кулмагамбет, уже имевший семью и проживавший в Мюнхене (Германия), отказался от гражданства СССР. Он отказался брать гражданство СССР, требовал и ждал паспорта независимого Казахстана.

М. Кулмагамбетов умер после тяжелой болезни 8 ноября 2008 года, в Мюнхене. Там же он был похоронен по мусульманскому обряду.

Многие документы стороне Махмета и автору были переданы его женой Наташой Зубер, за что автор выражает ей свою благодарность.

В завершение нам необходимо поблагодарить уважаемого академика Оразака Исмагулова за проделанный труд. Он донес до общественности трагедию гражданина, осмелившегося в открытую сказать властям правду, и преданного за честность преследованиям и аресту. Но Махмет Кулмагамбетов родился под счастливой звездой, потому что он увидел своими глазами разрушение СССР и строительство нового Казахстана.

Любая система, выстроенная на лжи и несправедливости, рано или поздно разрушается. Думаю, что имена таких личностей должна быть увековечены в народной памяти, как борцов за справедливость и независимость.

   

Буркитбай Аяган,

заместитель директора Института истории государства КН МОН РК,

доктор исторических наук, профессор

Список использованной литературы:

  1. Смағұлов О. Қазақтың айбаралы диссиденті. Махмет Құлмағамбеттің өмір жолы/Оразақ Смағұлов. - Алматы: AmalBooks баспасы, 2020-400 б;

  2. Аяган Б.Г. Апогей и закат «советского социализма». Казахстанский полигон. - Алматы, 1998 г.;

  3. Аяган Б.Г., Шаймерденова М.Д. Учебник для 9 класса общеобразовательной школы. Под общей редакцией профессора, доктора исторических наук Б.Г.Аягана. Алматы: Атамұра,2005г.-400 с., илл.;

  4. История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В пяти томах. Том 4 - Алматы, «Атамұра», 768 с., табл,илл,.карты;

  5. Койгелдиев М.К. Я себя совершенно не признаю виновным! // Из истории протестного движения в Казахстане 1960-1980-х гг. (Сборник документов и материалов)/Составитель и автор предисловия М.К.Койгелдиев. - Алматы: Арыс, 2019.