«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Улус Джучи в 1227-1255 годах

4466
Улус Джучи в 1227-1255 годах

После смерти Джучи в улусе стали править два его сына Бату и Орда-эджен, которые фактически разделили владения Джучи между собой. Раздел владений между Бату и Орда-эдженом должен был ослабить региональную власть в соответствии с принципом «Разделяй и властвуй». После смерти Чингиз-хана и восшествия на ханский престол Угедея в 1229 году, центральная власть продолжила свои усилия по ослаблению власти правителей улуса Джучи. В 1229 году Угедей послал на западные рубежи улуса Джучи 30 тысячное войско с задачей покорения кыпчаков, булгар и башкир. Во главе войска стоял близкий родственник Чингиз-хана Куки кият (Кокошай) и полководец Субедей, который воевал на данной территории в 1221-1223 годах. Отряд состоял из двух туменов монгольского войска (тумен – десятитысячный отряд) и одного сборного тумена: «тысячи из обоков меркит, найман, кирей, канглы, кипчак».

На месте у Бату завязались хорошие отношения с Куки киятом и Субедеем. В итоге, Шибан, сын Джучи, был отдан на воспитание Бурултаю кияту (сын или племянник Куки кията), что укрепило связи данного отряда с улусом Джучи. В итоге, после смерти Куки кията, во главе отряда был Бурултай (Бурундай, Боралтай) из рода Кият и Субедей из рода Урянхай. С 1229 по 1235 годы данный отряд не смог добиться весомых воинских успехов.

Советниками Угедея была изобретена формула: «старшие сыновья», которые должны были быть отправлены на рубежи империи для завоеваний. Если предположить, что в среднем юрта поставляла в армию двух мужчин, то ими могли быть, либо два сына владельца юрты, либо отец и старший сын. Для исполнения двух заветов Чингиз-хана, покорения западных земель и борьбы с Джелал ад-Дином, все улусы должны были выделить старших сыновей. Все это освещалось именем Чингиз-хана, и понятно, что ни один владелец улуса не мог пойти против традиции, к тому же де-юре раздел улусов не нарушался, никто ни у кого не отбирал юрты и улусы, хотя де-факто сила каждого улуса была ослаблена путем изъятия половины его мужчин («старших сыновей») для западных походов. Основной целью отсылки этих трех отрядов было усиление центральной власти, ведь все три отряда были сборными из различных улусов и подчинялись непосредственно военачальникам, которых назначал каган. В 1229 году Субедей столкнулся с кипчаком Бачманом, ведь по Юань Ши, во время западного похода 1235 года Бачман, услышав только имя Субедея, оробел и бежал. Видимо в 1229 году Субедей достиг немалых успехов в борьбе с кипчаками, но с 1230 года отряд Куки и Субедея не смог достичь больших успехов, увязнув в борьбе с булгарами и башкирами [1].

Бату вместе со своими родными и двоюродными братьями участвовал в завоевательном походе на запад в 1236-1242 годах. Основной целью данного похода было осуществление «завета Чингиз-хана» о завоевании западной части Евразийской степи и подчинении восточноевропейских государств. Сами монголы называли поход Кыпчакским, так как главная цель похода заключалась в покорении кыпчаков. Перед каждым походом в определенное государство правители данных государств получали требование признать себя вассалами Монгольской империи и в знак своего подчинения должны были регулярно выплачивать дань и поставлять людей в качестве вспомогательных воинских контингентов.  Взамен правители данных государств сохраняли свою власть на своей территории и получали почти полную свободу во внутренних делах своего государства. Также они могли рассчитывать на военную поддержку в случае военного конфликта с государством, не подчинявшимся Монгольской империи.

В 1235 году на помощь 30-тысячному отряду Субедея и Бурултая Угедеем были присланы новые войска из 30-35 тысяч человек. В итоге 60-65 тысячное войско под руководством Субедея, Бату и Бурултая двинулось на покорение кыпчаков и Восточной Европы. Говоря о списке участников, можно вполне согласиться с мнением Почекаева Р.Ю. о неучастии в походе Кайду и Кодана, сына Угедея [2]. Упомянутый у Рашид ад-Дина Кутан не является Коданом, сыном Угедея, а, скорее всего, является хорошо известным Кингитай Кутан-нойоном (Хунан) из племени Кингит (Генигес) [3], которого еще Чингиз-хан передал Джучи в удел [4]. Кутан и Сонкур, сын Джучи, видимо остались в тылу и, согласно Рашид ад-Дину смогли победить восставших кипчаков в сражении [5]. Согласно Рашид ад-Дину, царевичи и эмиры вышли в поход в феврале-марте 1236 года, а осенью соединились с отрядами Бату, Орды, Шибана и Тангута. Здесь стоит отметить то, что Рашид ад-Дин соединил свои аутентичные сведения с рассказом Джувейни [6], и поэтому повествование о битве с венграми у него оказалось впереди всего описания похода. Говоря о войне Менгу, Бучека с кипчаком Бачманом и асом Качир-укулэ, Рашид ад-Дин пишет: «Он (Менгу) провел там то лето, а после того в такику-ил, в год курицы, соответствующий 634 году хиджры (04.09.1236-23.08.1237) Бату, Орда, Берке, Кадан, Бури, Кулкан занялись войной с мокшей, буртасами и арджанами (эрзя) и в короткое время завладели ими». Здесь можно предположить, что действия Менгу против Бачмана шли параллельно с действиями Бату против вышеперечисленных трех народов (мордва, эрзя, буртасы), так как в первой истории есть Менгу и Бучек, но нет других чингизидов, в то время как во втором походе наоборот есть многие чингизиды, но нет Менгу и Бучека. Также стоит отметить, что группировка Менгу и Бучека была равна примерно 20 000 воинам (100 человек на 200 судов).

Каргалов В.П. датировал время выступления против Бачмана как весна-осень 1237 года [7]. Храпачевский Р.П. считал, что действия против Бачмана шли в 1238-1239 годах [8], но тут стоит отметить, что в 1238 году Менгу был в походе против черкесов, а Бучек в походе в Крыму, в конце 1239 года оба осаждали Магас (Минкас). Мыськов Е.П. считает, что мятеж Бачмана был не ранее весны 1238 года или в 1240 году [8]. Почекаев Р.Ю. считал, что поимка Бачмана происходила после первой русской кампании [10].

Мы предполагаем, что поимка Бачмана шла весной-летом 1237 года, в 1236 году она не могла проходить, так как монгольская армия еще не добралась до Волги. Согласно Юань Ши: «В год и-вэй (21.01.1235-08.02.1236) Тайцзун (Угедей) отдал повеление чжувану Бату пойти на Запад походом на Бачмана. Бачман узнал о приходе Субэдэя, сильно оробел и сбежал на середину моря» [11]. Вполне возможно Менгу и Бучек после прихода на Запад специально были посланы для поимки Бачмана. Важность этой персоны подтверждается личным приказом Угедея «поймать Бачмана». Так что царевичи вряд ли могли откладывать на потом поимку столь важного врага. Здесь стоит отметить, что примерно в это же время Менгу и его брат покоряют кыпчаков под руководством Хулусуманя (сын Иналчук Каирхана).

Во время Западного похода 1235-1243 годов, в самом его начале Менгу уже начал громить окраины владений Хулусумана, который вынужден был отправить послов к Менгу с тем, чтобы договориться о добровольном подчинении монголам. Бандуча покорился Менгу. Позже Бандуча в составе войск Менгу принимал участие в штурме Магаса (столица аланов). Стоит отметить, что еще Пелльо П. отождествлял Инасы и Иналчука (кузен Теркен-хатун и инициатор Отрарского инцидента), с чем в принципе согласился Пилипчук Я.В. Таким образом, стоит отметить, что Тутук был правнуком Иналчук Каирхана, погибшего в Отраре, а сын и внук Иналчука (Хулусуман и Бандуча) только около 1236 года (время начала Западного похода) под напором войск Менгу признали монгольское подданство. До этого дети и внуки Иналчука, помня о казни отца монголами, оказывали вооруженное сопротивление, сдавшись только под натиском превосходящих сил противника, через более чем 15 лет после смерти Иналчука. Попытка Ахинжанова С.М. отождествить Хулусумана и Бачмана нам кажется слабо аргументированной, но при этом можно предположить, что Бачман являлся родственником Хулусумана. Иналчук (Инасы), по нашему мнению, не относился к роду кун. Как отмечает Ахинжанов С.М., Теркен-хатун, кузина Иналчука (их отцы были братьями), происходила из племени байаут (согласно Насави). А внучка Тутука, жена Туг-Тэмура, последнего монгольского императора из династии Юань, также происходила из байаутов племени кыпчак (согласно Пелльо П. и Юань Ши). С учетом того, что Инасы, прадед Тутука, был кузеном Теркен-хатун, мы можем утверждать, что они оба относились к роду байаут, племени кыпчак.

Согласно Рашид ад-Дину осенью 1237 года царевичи устроили курултай, на котором решили пойти на русских [12].

После первого похода на русских монголы ушли и занялись другими делами: осенью 1238 года Менгу и Кадан напали на черкесов и убили их вождя Тукара. В том же 1238 году Берке ходил в поход на кипчаков и пленил нескольких военачальников. Шибан, Бучек, Бури выступили в Крым и захватили у племени чинчакан Таткару. Храпачевский Р. датирует поход в Крым 1239 годом (ошибочно ссылаясь на Рашид ад-Дина). Согласно определенным данным монголы захватили Сурож (Судак) 26 декабря 1239 года [13]. Вполне возможно, что Шибан, Бучек до конца декабря 1239 года были в Крыму. Здесь стоит отметить еще один момент: в год Собаки, который был равен 635 г.х. (31.08.1237-20.08.1238) Берке отправился в поход на кыпчаков и взял в плен Арджумака, Куранбаса, Капарана, военачальников Беркути. Под именем Беркути скрывается Котян-хан, правитель западных кыпчаков. Видимо, запись Беркути (Йеркути) является искаженной записью Ер-Котян, где Ер – это эпитет (мужественный). Пилипчук Я.В. датирует переселение кыпчаков в Венгрию Пасхой 1239 года (март-апрель 1239 года). Матвей Парижский и Роджер Бэкон говорят о том, что Котян оказался в Венгрии после поражения от монголов, с чем соглашается Пилипчук Я.В. Таким образом, можно предположить, что Берке разбил войска Котяна, захватил в плен его трех военачальников Арджумака, Куранбаса и Капарана, после чего Котян вынужден был отступить в Венгрию.

В конце 1239 года (год кабана) Гуюк, Менгу, Кадан и присоединившийся к ним из крымского похода Бури подошли к аланскому городу Минкасу, который осаждали 1 месяц и 15 дней [14]. Также на сторону монголов перешли некоторые асы, например, братья Батур, Матарша и Уцзорбуган, осаждавшие Магас, а также правитель асского города Арслан и один из крупных правителей асов Ханхус [15].

Очень интересной здесь является биография Ханхуса. Его сын Актачи стал членом гвардии кагана, Ханхус сам был убит в сражении. Его жена Вай-ма-сы (китайская транскрипция) усмиряла восставших, их сын Ань-фа-пу (китайская транскрипция) сменил ее у власти.

Согласно Юань Ши монголы подошли к столице асов Магасу (Минкасу) в одиннадцатом месяце (27.11.1239-26.12.1239), а в начальной луне следующего года (06.02.1240-24.02.1240) монголы взяли Магас. При взятии Магаса отличился Шири-гамбу тангут [16]. На основе двух косвенных дат можно предположить, что к Магасу монголы подошли не раньше 21-22 декабря 1239 года, а взяли его не позже 10-11 февраля 1240 года. После этого царевичи, назначив войско, поручили его Букдаю и направили к Дербенту [17]. Довольно интересным является вопрос, когда произошла ссора Гуюка и Бату. Согласно ССМ это произошло после разрушения города Мегета на прощальном пиру [18]. Словосочетание "прощальный пир" и то, что Гуюк, Бури и Аргасун засобирались уезжать, косвенным образом может свидетельствовать об окончании похода. К этому стоит добавить, что Бату выслал секретное сообщение к Угедею, вскоре после этого Гуюк приехал на прием к отцу. Скорее всего, Гуюк приехал на прием не по приказу отца, а сразу после западного похода, считая свое участие в походе законченным, так как все первоначальные цели похода были выполнены. Видимо Гуюк, Бури и Аргасун самовольно покинули армию, так как де-факто поход был закончен, но этот статус не был подтвержден де-юре каганом. Если считать, что взятие Магаса было в феврале 1240 года, а прощальный пир в конце феврале – начале марте, то Гуюк мог оказаться в ставке кагана, самовольно покинув армию уже в мае. Например, у Вильгельма Рубрука поездка от Бату в Каракорум заняла 2 месяца и 10 дней [19].

Угедей получил весть от Бату о самовольном отъезде Гуюка. Угедей был сильно рассержен на него и отослал Гуюка и Аргасуна на суд Бату, а Бури на суд Чагатая [20]. Видимо оба они, а позже Бури, прибыли к Бату, который их оправдал, не желая портить отношения с родными дядями. Осенью 1240 года Гуюк и Менгу были отозваны с Западного похода [8, 91]. Храпачевский Р.П. считает, что уход войск Гуюка и Менгу состоялся после взятия Владимира-Волынского [21]. Вполне возможно, отзыв произошел во время осады Киева, так как при осаде Киева летописцы фиксировали обоих в армии монголов [22]. Исходя из этой гипотезы, можно объяснить отсутствие данных царевичей у Рашид ад-Дина в войне против черных клобуков и взятии Манкермана. Таким образом, в ноябре 1240 года Менгу и Гуюк все еще находились в армии Бату, но в этом же месяце до них дошел указ Угедея об отзыве их войск [23]. Юань Ши косвенно свидетельствует о том, что часть войск была удалена из западного похода: «На будущий год (1241 г.) войска были отозваны на отдых и пополнение». Кроме того, часть новых вассалов, таких как асы Николай, Актачи, Илья-батур и его сын Уваш, Петрос, Урдамур [24], оказалась отозванной в Монголию и впоследствии стала служить монгольским каганам непосредственно. Тогда же Бандуча, отец Тутука и внук Иналчук Каир-хана, попал в Монголию вместе с Менгу-Тимуром. В продолжении западного похода в Юань Ши, кроме привычных имен оказывается некий Сюй-ли-у, которого Храпачевский Р.П. отождествляет с Хулагу [25]. Нам такое отождествление кажется надуманным, если бы Хулагу участвовал в походе, то Рашид ад-Дин, придворный царедворец ильханов, и многие предыдущие авторы, не упустили бы этого факта из вида. Вполне возможно, что это неправильное написание имени Бури, который был активным участником Западного похода, но не был упомянут в Юань Ши. Среди участников продолжения Западного похода также упомянут Буйгет [26], которого отождествляют с Бучеком. Говоря о численности монгольских войск, можно предположить, что после всех походов и увода части войск в Монголию, всего насчитывалось около 40 тысяч воинов у Бату. Из них один тумен во главе с Орду и Байдаром участвовал в военных действиях в Польше, один отряд (численность этого отряда около 5000) под руководством Кадана и Бури воевал с немцами, другой отряд Бучека (численность этого отряда около 5000) прошелся через Валахию. В итоге под руководством Бату было около двух туменов войска. Согласно Джувейни и зависящего от него Рашид ад-Дина, армия венгров была в два раза больше армии монгол. Если предположить, что монгол было около 20 тысяч, то армия венгров могла составлять около 40 тысяч. Поэтому были понятны опасения Бату, который не хотел вступать в бой с более многочисленным соперником. Как писал Рубрук, в 1255-1256 годах армия венгров была равна примерно 30 тысячам. Вполне возможно за 13 лет до этого она в момент наибольшей опасности была равна 40 тысячам воинов.

Самым сложным соперником монголов были кыпчаки, против которых были направлены первостепенные военные действия, что продолжались вплоть до 1240 года. Несмотря на отвагу, героизм и стойкость, разрозненные кыпчакские племена не смогли отстоять свою родную землю. Значительная часть кыпчаков отступила на территорию Восточной Европы. Кыпчакский хан Котян из рода Дурут, вместе с подчиненными ему племенами численностью в 40 тысяч человек ушел на территорию современной Венгрии, где выдал свою дочь за венгерского короля. Потомки Кыпчаков в Венгрии называются кунами и проживают в отдельных этнографических областях Надь Куншаг и Киш Куншаг (Большая и Малая Кипчакии). Как отмечал Костюков В.П., монголы проводили политику целенаправленного уничтожения как кыпчакской знати, так и любых попыток противостоять им со стороны кыпчаков. Если кыпчаки не подчинялись новым хозяевам степи, то их уничтожали, а детей продавали в рабство в Египет и на Ближний Восток, где из них формировали военное сословие мамлюков. К 1250 году мамлюки смогли захватить власть в стране, свергнув предыдущую династию. Именно мамлюки в 1260 году под командованием Куттуза (двоюродный брат Берке по матери) и Бейбарса нанесли поражение монгольской армии при Айн Джалуте и остановили завоевание Чингизидов.

Военная кампания Чингизидов по завоеванию Восточной Европы закончилась в начале 1242 года в связи с кончиной великого хана Угедея. Наиболее вероятным наследником являлся Гуюк, у которого были очень плохие отношения с Бату. В итоге Бату решил не истреблять кыпчаков, а наоборот привлекать их в свою армию, чтобы пополнить ее для потенциального конфликта с Гуюком. Многие кыпчаки стали возвращаться в родные степи. Плано Карпини, который рассказывал о тяжелой судьбе кыпчаков, отмечал, что «весьма многие из бежавших возвращаются к ним (монголам)».

Бату подчинил своей власти огромные территории в Восточной Европе и превратил в своих данников многие местные народы. Для удобства и опасаясь военного столкновения с Гуюком, Бату решил разместить центр своего улуса на берегу Волги, где началось строительство нового города, получившего название Сарай. Бату произвел реформу административно-территориального устройства улуса Джучи. Большинство исследователей отмечают, что после Западного похода Бату совершил ряд изменений в административно-территориальном устройстве улуса Джучи, связанных с территориальными приобретениями в результате завоеваний во время Западного похода. Как писал Почекаев Р.Ю. «Вернувшись на Волгу, Бату произвел передел владений в Улусе Джучи. В первую очередь это коснулось перераспределения уделов в связи с существенным расширением территории улуса. Теперь наследник Джучи сам решал, кто из родственников заслуживает какого удела – к тому же с учетом новоприобретенных земель на Западе» [27]. Большинство историков констатирует только факт этих изменений, не анализируя причины (помимо расширения территории), основные элементы и последствия.

Для того, чтобы понять какие произошли изменения, надо точно понимать, каково было устройство улуса Джучи до Западного похода. После смерти Джучи его улус был фактически был поделен между двумя соправителями Бату и Орда эдженом. Такое соправительство было выгодно центральным властям. Как писал Утемыш-хаджи: «[Чингиз]хан растрогался от этих слов, вспомнил своего сына Йочи-хана, прослезился, воздал им обоим еще большую хвалу и сказал: «Завтра [мы] посоветуемся с беками и дадим вам ответ». Наутро, устроив совет с беками, [Чингизхан] в соответствии с ханской ясой отдал Саин-хану правое крыло с вилайетами на реке Идил, [а] левое крыло с вилайетами вдоль реки Сыр отдал Иджану». Интересным является тот факт, что средневековые туркмены делились на два структурных подразделения: саин-хан (сойин-хани, сойин-эли) и эсен-хан (эсен-или). Здесь большинство исследователей согласны, что Саин-хан - это Бату и саинхановские туркмены – это туркмены, которые подчинялись Бату в XIII веке. Насчет личности Эсен-хана высказывалось только предположение, что так называли Огуз-хана. По нашему мнению, под именем Эсен-хан скрывается Орда-эджен, который получил в управление часть туркмен, которые входили в улус Джучи. Другую часть в управление получил Бату. Это произошло после смерти Джучи и раздела его владений между братьями. Другим вариантом отождествления Эсен-хана, будет попытка его отождествления с сыном Джучи Исаном, который был единоутробным братом Ду (либо Орду, либо Дукаджи). Но данный вариант менее вероятен.

Таким образом, улус Джучи до Западного похода состоял из двух больших частей: правого и левого крыла, в которые входили улусы отдельных сыновей Джучи. Но, как мы отмечали ранее, уже ко временам Берке, улус Джучи состоит из центра и двух крыльев. Правым крылом руководили потомки Бувала (в нем присутствовали такие улусы Шибанидов как Караулак (Валахия), Кырк-Йер (Крым), Джулат-Черкес (улус на Кавказе)), чьей резиденцией была Боз-Орда. Левым крылом руководили Орда-эджен и его потомки. Их резиденцией была Кок-Орда. Центром руководили Бату и его наследники. Их резиденцией была Ак-Орда. Не совсем понятно, как произошло изменение административной структуры улуса Джучи, и он стал состоять из трех структурных элементов (правое, левое крылья и центр)? По нашему мнению, это произошло во времена Бату, сразу после Западного похода. Здесь стоит упомянуть контекст, в рамках которого происходило перераспределение улусов. Во время Западного похода Бату очень сильно поссорился с Гуюком, сыном Угедея, на пиру после взятия Магаса. Гуюк на данном пиру оспорил старшинство Бату, после чего самовольно уехал обратно в Монголию. Угедей, разозлившись на Гуюка, отдал его под суд Бату. После чего спустя некоторое время, когда монгольские войска брали Киев, Угедей отозвал Гуюка из армии Бату. После смерти Угедея, Гуюк имел наибольшие шансы стать ханом. При этом он помнил те унижения, которые он испытал от Бату. В таких условиях Бату ничего не оставалось, как готовиться к возможным военным столкновениям с Гуюком. Как писал Костюков В.П.: «Готовиться к вероятному противостоянию с Гуюком Бату начал, по-видимому, сразу же после получения вести о смерти Угэдэя. Свертывание западного похода и возвращение на Волгу, изменение политики по отношению к кыпчакам, размещение в восточной части джучидских владений улуса Шибана свидетельствуют о сознании масштаба угрозы, исходящей от Гуюка». Костюков В.П. отмечает, что Бату изменил свою политику по отношению к кыпчакам: «Заботы Бату об усилении военного потенциала своего улуса после окончания западного похода выразились, среди прочего и в том, что части спасшихся бегством кыпчаков было позволено вернуться в родную степь», а также назначил своего брата Шибана на рубежи границ с левым крылом для возможного противодействия Гуюку и Орда эджену: «Учитывая те вызовы, с которыми должен был считаться Бату, резонно предположить, что главной задачей корпуса Шибана являлось боевое дежурство на восточных границах джучидских владений». Таким образом, одним из главных мотивов административной реформы Бату была подготовка к войне с Гуюком. Поэтому изменения в административной структуре улуса должны были быть подчинены этой цели. Как пишет Костюков В.П. у Орда-эджена были доверительные отношения с Гуюком, то есть между Орда-эдженом и Бату была трещина в отношениях. И этот факт тоже стоит учитывать при реконструкции основных структурных элементов административной реформы Бату.

Здесь стоит обозначить все источники, которые упоминают факты административной деятельности Бату после Западного похода:

1. Абулгази. Согласно данному источнику, Орда эджен получил 10 тысяч семейств и земли Джучи. Шибан же получил земли по рекам Иргиз, Орь, Илек на севере и до рек Чу, Сарысу и Сырдарья на юге. Также он получил в управление 15 тысяч семейств из 4 племен: кушчи, найман, карлук, буйрак. Причем Бату сказал Шибану: «юрт, в котором ты будешь жить, будет между моим юртом и юртом старшего моего брата, Эджена». Здесь мы можем согласиться с Костюковым В.П., что Шибан возглавлял авангард войск Бату, которые могли вступить в столкновение с войсками Гуюка. Скорее всего, Бату не доверял сводному брату Орда эджену, у которого были хорошие отношения с Гуюком. Это недоверие могло распространиться на всех царевичей левого крыла. Согласно Рашид ад-Дину к ним относились Орда эджен, Удур, Сингкур, Шингкум, Тука-Тимур. Таким образом, Шибан, преданный Бату, должен был обеспечить военную оборону на границах с Левым крылом. Улус Шибана составил 15 тысяч семейств.

2. Махмуд Бен Вали. Согласно Махмуду Бен Вали, Бату пожаловал Тука-Тимуру область асов (вилайет-и ас) и Мангышлак. Здесь стоит отметить то, что под областью асов большинство исследователей подразумевают владение на Северном Кавказе, где проживали асы (аланы). Но также возможен вариант, что под этим названием скрывается название города Яссы (позже стал называться Туркестан). В первом случае было бы непонятно, почему владение на Кавказе относилось к левому крылу, во втором случае это противоречие снимается, так как город Яссы находился как раз в районе границ Левого крыла с владениями Бату (центр, бывшее правое крыло).

3. Утемыш-хаджи: «И вот, когда Саин-хан овладел [всеми] этими вилайетами и этими элями, то роздал он затем всем своим родственникам роды и племена и назначил [им] земли и юрты. Но когда он советовался со своими беками в то время, когда давал Шайбан-хану роды и племена и давал вилайеты, беки его сказали: «Этот человек сделал очень большое дело. И теперь он заважничал. Не подобает, дав ему роды, племена и вилайеты, держать [его] при себе. К тем тридцати тысячам человек, [которых ты] недавно выделил ему, добавь еще войска и пошли того человека в непокоренные вилайеты. Пусть любой вилайет, который он подчинит, будет его». Слова эти понравились [Саин-]хану, добавил он к тем, выделенным [Шайбан-хану] тридцати тысячам человек, еще десять тысяч кыйатов [и] йуралдаев и отправил [его], назначив в вилайеты Крыма [и] Каффы». Здесь стоит отметить, что Бату, опасаясь Шибана, видимо решил разделить его владения. Видимо, часть сыновей Шибана была послана на Запад вместе с 10 тысячами киятов Бурултая, который был воспитателем Шибана и, скорее всего, сыном Куки кията, который вместе с Субедеем командовал 30-тысячным корпусом войск на Западе улуса Джучи в 1229 году. Также, скорее всего, дети Шибана играли роль аманатов (заложников) чье нахождение под контролем Бату, гарантировало верность их отца. Как мы отмечали ранее в различных статьях, правителями улусов Шибанидов в новом правом крыле были сыновья Кадак, Байманл, Маджар, сыновья Шибана, а также внуки Шибана: Токтимур, сын Черика, сына Шибана, Кутлук-Тимур, сын Саилкана, сына Шибана, Кутлук-Бука, сын Бахадура, сына Шибана. Таким образом, потенциально около 6 сыновей Шибана могли оказаться в правом крыле, под руководством потомков Бувала в результате реформ Бату.

Бувал, по нашему мнению, был старшим сыном Джучи (у Джувейни, он указан как первым сыном Джучи под именем Бамхал перед Ордой и Бату), но он скончался ранее отца, поэтому ничего не унаследовал.

 4. Таварихи Гузидайи Нусрат-наме.

«Среди этих [четырнадцати сыновей Джучи] от наложниц были рождены Тангкут, Боал, Чимтай, Сонкур. Они следовали за Шибан-ханом. За Эдженом следовали Мухаммад, Удур, Тука-Тимур, Сангум». «Половина войска Джучи-хана была у Орды, половина – у Бату-хана».

Здесь, по всей видимости, автор описал правое и левое крыло улуса Джучи, которые появились после административной реформы Бату. Мы видим, что в левом крыле появился Мухаммед, единоутробный брат Бату и соответственно его потенциальный информатор, а Сингкур, уступил свой улус Мухаммеда, но получил свой улус в правом крыле. Вполне возможно также, что автор Таварихи Гузидайи Нусрат-наме спутал Сингкума и Шунгкура и на самом деле улус в правом крыле получил бездетный Сингкум, так как двух детей Шингкура мы позже видим во главе двух улусов в левом крыле.

  Как мы видим, в результате административной деятельности Бату, было сформировано новое правое крыло, а бывшее правое крыло, подчинявшееся Бату, стало центром. В соответствии с этим у Бату стало гораздо больше материальных ресурсов под контролем, чем перед Западным походом, когда ресурсы Бату и Орда эджена были примерно равны. Так как Орда эджен был старше Бату, Бату попытался нивелировать это преимущество тем, что главными над новым правым крылом, он назначил детей Бувала, самого старшего сына Джучи. При этом в правом крыле половина улусов принадлежала детям Шибана.

В итоге Бату распределил завоеванные обширные земли и население между своими братьями и увеличил свою власть. При этом его бывший соправитель Орда-эджен не получил прироста своего удела. Двухкрыльевая система Улуса Джучи с равноправными правителями Бату и Орда-эдженом была трансформирована Бату в более сложную систему с двумя крыльями и центром. Бату возглавил центр улуса Джучи. Правое крыло было выделено детям Бувала, старшего брата Бату, который умер, видимо, раньше. Правителями правого крыла были Мингкадар, сын Бувала, а позже Ногай, внук Бувала. Левое же крыло возглавлял Орда эджен и его потомки. Орда эджен был недоволен тем, что ему фактически ничего не досталось из владений на Западе улуса Джучи (исключение – его сын Курумиши (Коренца), который получил удел в правом крыле). Поэтому при восшествии Гуюка на престол Орда эджен был одним из тех, кто поддержал его. Орда эджен дожил до времен правления Менгу-хана, который также пытался его противопоставить Бату.

Несмотря на свою формальную подчиненность верховным монгольским ханам, Бату не носил титул хана, но в силу своего авторитета, являлся фактически полностью самостоятельным правителем своего улуса, при этом сильно влияя на соседние улусы. После смерти Бату и его сына Улус Джучи фактически стал полностью зависим от центра Монгольской империи. Посмертным титулом Бату был Саин-хан.

После смерти Бату, который, несмотря на огромную власть в рамках Монгольской империи, не был ханом, в улусе Джучи произошел целый ряд событий, подготовивших его к обретению фактической (с начала 1264 года) и формальной (с Таласского курултая 1269 года) независимости от Монгольской империи.

 

Жаксылык САБИТОВ

 

1. Золотая Орда в источниках. Т.3. Москва. Наука. 2009. С. 229-230.

2. Почекаев Р.Ю. Батый, хан который не стал ханом. Москва. АСТ. 2006. С. 86.

3. Образование Золотой Орды. Улус Джучи Великой Монгольской империи (1207-1266). Казань. Татарское книжное издательство. 2008. С. 86.

4. Золотая Орда в источниках. Т.3. Москва. Наука. 2009. С. 299.

5. Образование Золотой Орды. Улус Джучи Великой Монгольской империи (1207-1266). Казань. Татарское книжное издательство. 2008. С. 92.

6. Храпачевский Р.П. Военная держава Чингисхана. Серия: Военно-историческая библиотека. Москва. АСТ. ВЗОИ. 2004. С. 353.

7. Каргалов В.В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. М. Высшая школа 1967. С. 72-73.

8. Храпачевский Р.П. Военная держава Чингисхана. Серия: Военно-историческая библиотека. Москва. АСТ. ВЗОИ. 2004. С. 354.

9. Мыськов Е.П. Политическая история Золотой Орды (1236—1313). Волгоград. 2003. С. 128.

10. Почекаев Р.Ю. Батый, хан который не стал ханом. Москва. АСТ. 2006. С. 128.

11. Золотая Орда в источниках. Т.3. Москва. Наука. 2009. С. 230.

12. Образование Золотой Орды. Улус Джучи Великой Монгольской империи (1207-1266). Казань. Татарское книжное издательство. 2008. С. 90.

13. Храпачевский Р.П. Военная держава Чингисхана. Серия: Военно-историческая библиотека. Москва. АСТ. ВЗОИ. 2004. С. 377.

14. Образование Золотой Орды. Улус Джучи Великой Монгольской империи (1207-1266). Казань. Татарское книжное издательство. 2008. С. 91.

15. Золотая Орда в источниках. Т.3. Москва. Наука. 2009. С. 245-246.

16. Золотая Орда в источниках. Т.3. Москва. Наука. 2009. С. 242.

17. Образование Золотой Орды. Улус Джучи Великой Монгольской империи (1207-1266). Казань. Татарское книжное издательство. 2008. С. 91.

18. Золотая Орда в источниках. Т.3. Москва. Наука. 2009. С. 310.

19. Костюков В.П. Иранский поход Хулагу: предыстория// Золотоордынская Цивилизация. Выпуск 2. Казань. 2009. C. 82.

20. Золотая Орда в источниках. Т.3. Москва. Наука. 2009. С. 311.

21. Храпачевский Р.П. Военная держава Чингисхана. Серия: Военно-историческая библиотека. Москва. АСТ. ВЗОИ. 2004. С. 387-388.

22. Почекаев Р.Ю. Батый, хан который не стал ханом. Москва. АСТ. 2006. С. 132.

23. Образование Золотой Орды. Улус Джучи Великой Монгольской империи (1207-1266). Казань. Татарское книжное издательство. 2008. С. 91.

24. Золотая Орда в источниках. Т.3. Москва. Наука. 2009. С. 242-249.

25. Золотая Орда в источниках. Т.3. Москва. Наука. 2009. С. 231.

26. Образование Золотой Орды. Улус Джучи Великой Монгольской империи (1207-1266). Казань. Татарское книжное издательство. 2008. С. 258.

27. Почекаев Р.Ю. Батый, хан который не стал ханом. Москва. АСТ. 2006. С. 155.