«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Улус Джучи в период анархии (1255-1269)

1652
 Улус Джучи в период анархии (1255-1269)

Старший сын Бату по имени Сартак наследовал власть. Он был христианином несторианского толка. Существует большой историографический миф, что он был побратимом Александра Невского, но на самом деле этого факта не существовало. Сартак правил совсем недолго в 1255-1256 годах.

Посмертным титулом его сына Сартака был Мурт. Одним из наиболее дискуссионных вопросов этого периода истории улуса Джучи является вопрос о том, как умер Сартак. Существуют две версии отравления: согласно первой версии, Сартак был отравлен по приказу Берке, согласно второй версии, отравили Сартака по приказу Менгу-кагана. Мы здесь присоединяемся к точке зрения Костюкова В.П. о том, что Сартак был отравлен по приказу Менгу. Здесь помимо свидетельства Джузджани (который симпатизирует Берке и противоречит армянским проильханидским авторам), есть и свое рациональное зерно. Бенефициаром от смерти Сартака выступала центральная власть монгольской империи. Смерть Сартака не несла никаких политических дивидендов Берке, так как тот был в то время всего лишь правителем своего улуса в Сыгнаке и не имел никаких шансов стать правителем улуса Джучи при Менгу. Менгу в улусе Джучи повторил опыт Чагатайского улуса, назначив на место Сартака малолетнего ребенка и женщину-регентшу. В такой ситуации самостоятельность улуса Джучи сводилась к нулю. Это отметил еще Джамал ал Карши, писавший, что после смерти Сартака правление в улусе Джучи перешло к каганам (центральному монгольскому правительству).

После смерти Сартака, правителем улуса Джучи был обозначен Улагчи. Здесь стоит остановиться на генеалогии Улакчи. Согласно Джувейни, Улакчи был сыном Сартака, согласно Рашид ад-Дину, Муизз ал Ансаб и Таварихи Гузидайи Нусрат-наме, Улакчи был сыном Бату. Здесь, скорее всего более точна вторая точка зрения, так как у Джувейни помимо этой ошибки есть ошибка с определением хронологии правления Улакчи (умер в тот же год, что и Сартак, по Джувейни). Судя по всему, Улакчи стал правителем в улусе Джучи в конце 1256 года, так как уже в этом году у него побывали русский князь Борис. Уже в 1257 году помимо Бориса в Орду приехали и другие князья. Боракчин была вдовой Бату, но, видимо, после смерти Бату (во время кратковременного «правления» Сартака, либо уже после смерти Улакчи) она вышла замуж за Тукана, сына Бату от другой жены (пасынок Боракчин) по праву левирата, так как уже в арабских источниках она значится как жена Тукана, сына Бату. Скорее всего, Улакчи был ее родным сыном от Бату (иначе она не была бы назначена регентшей при нем). Мыськов Е.П. считает, что Улакчи умер в 1259-60 годах, на основе сообщения Рогожского летописца, датировавшего его смерть 6767 годом. Если посмотреть первоисточник, то можно заметить следующее сообщение: «в лето 6767 (года) царь Оулачiа (Улакчи) умре, а Кутлубеи сел на царство». Также отмечается, что тем же летом из Орды пришли Берке и Кацик, прося десятину, но они были выгнаны. Таким образом, мы можем достоверно датировать смерть Улакчи летом 1259 года, примерно в то же время, что и смерть Менгу-кагана. Мыськов Е.П. считает, что Улакчи умер не естественной смертью, в результате возможного заговора сторонников Берке. Почекаев Р.Ю. считает, что прямых оснований для обвинений Берке в смерти Улакчи нет. Здесь стоит отметить, что ни в одном первоисточнике таких сообщений об отравлении Улакчи нет, и все домыслы о роли Берке в смерти Улакчи являются беспочвенными. Если бы у современников Берке были какие-либо основания (к примеру, слухи) для таких заявлений, они бы обязательно остались бы зафиксированными в источниках, тем более среди источников, написанных в ильханидском Иране (к примеру, у Рашид ад-Дина, стремившегося дискредитировать Берке и обелить Хулагу).

Здесь интересным является упоминание некоего царя Кутлубия. Помимо сообщения о правлении Кутлубия после Улакчи, в 1262 году упоминается сын Татарского царя Кутлубия, который являлся мусульманином. Насонов считал, что Кутлубей – это искаженная форма от Кубилай. Вернадский Г.В. считал, что Кутлубей – это имя сборщика налогов, но не хана, что нам кажется не совсем обоснованным ввиду наличия двух независимых друг от друга сообщений о «татарском царе» Кутлубие. По мнению Кривошеева Ю.В., Кутлубий – это ростовский баскак Кутлук-буга. Данный Кутлубий (Феннел Д. называет его Кутлу бегом) был джучидом, владельцем улуса, который в условиях анархии после синхронных смертей Менгу-кагана и Улакчи в 1259 году «замкнул на себе» управление русскими землями. И только после воцарения Берке (когда именно неизвестно, возможно, в конце 1261 – начале 1262 года) он подчинился Берке. Его генеалогия выглядит следующим образом: Кутлук-буга, сын Бахадура, сына Шибана, сына Джучи.

Большинство исследователей исходят из того, что после смерти Бату, Берке начинает претендовать на власть в улусе Джучи. Некоторые исследователи склоняются к точке зрения о том, что Берке захватил власть уже в 1258 году вопреки воле Менгу-кагана. Наиболее детально историография этого вопроса разработана у Мыськова Е.П., который приходит к выводу, что Берке пришел к власти в конце 1259 года, после смерти Менгу. Одномоментная смерть в 1259 году Менгу-хана и Улагчи, правителя улуса Джучи, привела Улус Джучи к первому серьезному политическому кризису, в результате разрешения которого к власти пришел Берке, который управлял Улусом Джучи, но не принимал ханский титул (около 1261-1266). Берке был сыном Джучи от Хан-Султан, дочери Хорезмшаха. Таким образом, в жилах Берке текла кровь Кыпчакских ханов, Хорезмшахов и Чингизидов. Как писал Джузджани, Берке родился во время войн Джучи с кыпчаками и сакалиба (славянами) в 1222-1223 годах (эпоха битвы на Калке).

 

Жаксылык САБИТОВ