«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Государственный строй империи Чингиз-хана

4452
0

Главой империи, ханом, мог быть только представитель Золотого рода (Алтан Уруг – Алтын Ру), то есть прямой потомок Чингиз-хана – чингизид. При этом хан избирался на курултае знати на выборах. В ходе обряда интронизации избранного хана торжественно поднимали на белой кошме. В ходе курултаев после коллективного обсуждения решались важные вопросы государственного управления, решения по которым принимал хан после многочисленных консультаций.

Власть хана носила абсолютный характер. Хан был верховным главнокомандующим, главой судебной власти, главным законодателем и собственником части территории государства. Другие части государства принадлежали другим чингизидам. Часть этих земель они наследовали, а часть земель им жаловалась верховным ханом.

Империя Чингиз-хана в административном плане делилась на несколько областей, которые назывались улусами. Улус включал в себя как земли, так и людей. Как сказано в сокровенном сказании монголов:

Чингиз-хан выделил своим детям следующее количество людей: «Джучи выделил 9000 юрт (семей), Чагатаю – 8000, Угедею – 5000, Толую –  5000, Хасару (брат Чингиз-хана) – 4000, Алчидаю (племянник Чингиз-хана) – 2000 и Бельгутаю (брат Чингиз-хана) – 1500 юрт». Матери Оэлун и младшему брату Темуге-отчигину Чингиз-хан выделил 10000 юрт. Судя по всему, каждая семья должна была выставить по 2 человека в качестве воинов, если начинался военный конфликт.

Данное административное устройство характерно для 1206 года, когда возникла империя Чингиз-хана, в то время империя включала в себя только восточную часть великой степи. Далее, после ее расширения, количество подданных и количество земель росло только у сыновей Чингиз-хана. В 1220-ых годах в состав империи Чингиз-хана вошли степи Казахстана и Средней Азии, после чего произошел их раздел. Степную часть территории Казахстана и половину городов Южного Казахстана получил в свое управления Джучи. Другую часть Южного Казахстана получил себе во владение Чагатай. Юго-Восточный Казахстан (Алматинская область) получил во владение Угедей. Таким образом, более 80 % современной территории Казахстана оказалась в составе улуса Джучи, которую в мировой историографии принято называть Золотой ордой. Помимо этого, в улус Джучи входила северная часть Хорезма. А также Джучи должен был завоевать территории вплоть до Восточной Европы, которые по задумке Чингиз-хана должны были стать частью Улуса Джучи. В улус второго сына Чагатая вошла территория Средней Азии, Угэдэй стал правителем улуса, расположившегося на территории современной Западной Монголии, Восточного Туркестана и Юго-Восточного Казахстана. Уделом младшего сына Толуя, по степным представлениям являвшегося наследником семейного очага, стали родовые земли в Монголии. Позже в его состав вошли земли Китая. После завоевания Ближнего Востока на территории Ирана в 1250-1260-ых годах возник новый улус, где правителем стал сын Толуя – Хулагу.

Таким образом, структурно империя Чингиз-хана в начале своего существования делилась на 4 улуса, а в конце своего существования в 1269 году распалась на 5 независимых государств.

В целом в империи Чингиз-хана параллельно существовали две администрации: военная и гражданская. Командиры военных подразделений назывались в зависимости от количества подчиненных людей. Темники командовали десятью тысячами. Тысячники командовали тысячами, сотники сотнями, а десятники десятью воинами. Тысячи могли быть как сборными, состоящими из представителей разных родов, так и родовыми (хазаре), которые состояли из представителей одного рода. Под страхом смертной казни населению запрещалось самовольно переходить из одних подразделений в другие. Кроме того, была введена система коллективной ответственности. Если один из десятка дезертировал, то наказывалась вся десятка. Если дезертировала вся десятка, то наказывалась сотня и т.д. Это гарантировало стремление не допустить дезертирства со стороны каждого воина.

Помимо этих званий, было еще звание военного губернатора, который на монгольском языке назывался как таньмачи (таммачи), а на тюркском языке назывался баскаком. Обычно их назначал верховный правитель (хан) на пограничные земли, где завоевание еще не было закончено. Также они обычно были представителями родоплеменной знати, но не чингизидами.

На завоеванных территориях с городским и оседлым населением, сохранившим в определенной мере свою самостоятельность, назначались даруги (отсюда русское слово дорога), которые собирали деньги с граждан и торговых путей. Также в их обязанности входил надзор над местными властями, учет и переписи численности населения, организация военных отрядов при необходимости.

Чингиз-хан и его наследники декларировали религиозную терпимость, говоря о том, что «бог един, а пути к нему разные». Все завоеванные народы платили дань и налоги, а также по требованию должны были предоставлять военные отряды в случае требований со стороны хана. При этом религиозные деятели и религиозные организации (церкви, храмы, мечети, монастыри и т.д.) освобождались от уплаты налогов. Также никто не преследовался в империи по религиозным причинам.

После смерти распоряжения (указы и законы) и высказывания Чингиз-хана были собраны в сборнике, который назывался Ясой («Великая Яса Чингиз-хана»).

Армия Чингиз-хана и его наследников отличалась от армий современников. Стратегическое мышление и планирование помогали армии Чингиз-хана достигать высоких вершин. Помимо этого, тактические приемы и индивидуальная физическая подготовка бойцов отличалась высоким уровнем. Как свидетельствуют источники, очень часто в сражениях войска Чингиз-хана одерживали победы над существенно превосходящими в численности силами противников. 

Также стоит отметить менеджерские таланты Чингиз-хана. Прежде всего, Чингиз-хан был не военачальником, а организатором, который мог подобрать нужные кадры и вести стратегическое планирование своей деятельности. Помимо традиционного преимущества кочевников в мобильности и маневренности, обеспечивавших превосходство в столкновениях на открытом пространстве, Чингиз-хан и его полководцы широко использовали достижения военной мысли других народов.

Параллельно с отрядами легкой и тяжелой конницы существовали инженерные части, располагавшие различными осадными орудиями (камнеметами, таранами и др.), зажигательными смесями. Изначально эти инженерные части формировались из числа пленных, позже эти пленные передали свое искусство специально отобранным ученикам из числа имперской армии. Поэтому после множественной практики при взятии китайских городов и тангутских крепостей в высокогорье Тибета, взять среднеазиатские, а уж тем более деревянные крепости Восточной Европы было более легким делом.

В империи также существовала «национальная гвардия», которая напрямую подчинялась хану. Называлась она кешик (от тюркского слова Кезек, которое переводится как «смена», «очередь»), и состояла она из 10 тысяч воинов. Воины кешика назывались кешиктинами. Основной их функцией являлась круглосуточная охрана ханской ставки. В ходе боевых действий гвардия могла вводиться в бой в качестве решающего резерва.

Кешиктинами обычно становились сыновья и младшие братья удельных правителей и командиров различных подразделений. Здесь они еще выполняли функцию заложников-аманатов, которые своей жизнью гарантировали верность удельных правителей. Кешиктином мог стать любой свободный мужчина, обладающий незаурядными физическими данными. По своему статусу рядовые кешиктины были выше воинов других частей, а также выше низшего командного состава других частей.

Также стоит упомянуть новшества в военном деле Чингиз-хана. Чингиз-хан тщательно планировал каждую военную операцию. Для того, чтобы планирование было осуществлено удачно, нужны были усилия по сбору информации. Чингиз-хан здесь использовал купцов, которые, торгуя своей продукцией, попутно собирали информацию об армии, потенциальных мятежниках и ренегатах, о крепостях и другую информацию, которая помогла бы в завоевании данной области.

Также купцы обеспечивали другую функцию. Чингиз-хан считал, что главная победа одерживается в мозгах людей, а не только на поле боя. И если сконструировать в умах людей образ непобедимого врага, то и подчиниться ему могут в силу веры в непобедимость армии. Чингиз-хан, конструируя образ антигуманной армии варваров, которые готовы уничтожить всех и вся, достиг огромного успеха. Христиане верили, что армия Чингиз-хана – это тартары (искаженное название татар, которые входили в состав армии Чингиз-хана), выходцы из Ада, который в европейской мифологии назывался Тартар. Восточные христиане верили, что армия Чингиз-хана – это народы Гог и Магог, которые согласно Библии вторгнутся перед концом света. Мусульмане отождествляли данные племена как народы Джудж и Маджудж, которые также были предшественниками апокалипсиса. Таким образом, ассоциируя свою армию с этими народами, Чингиз-хан парализовал волю к сопротивлению у значительной части населения и армии, которые были подвержены религиозным фобиям. И если воспринимать армию Чингиз-хана как «бич божий», или как наказание за прегрешения, то и сопротивляться ей не стоит, так как на то была «воля Божья» или «Воля Аллаха». Поэтому успех завоеваний достигался не только благодаря высокому качеству армии Чингиз-хана, но и благодаря умению вести психологические войны.

 

Жаксылык САБИТОВ

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Qazaqstan tarihy обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». mail@e-history.kz 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English