Главная История Казахстана Казахстан в составе Советского Союза Казахстан в период гражданского противостояния Страницы истории Алаш (по материалам фондов Государственного архива Томской области)

Страницы истории Алаш (по материалам фондов Государственного архива Томской области)

06 Октября 2018
402
0

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Большой пласт документов об участниках движения Алаш хранится в фондах Государственного архива Томской области. Среди них документы деятелей Алаш, учившихся в учебных заведениях г. Томска, документы родственников, приказы о назначении представителей Алаш на ответственные должности, и их роли в Первом Сибирском Областном съезде, Чрезвычайном Общесибирском съезде, материалы о взаимоотношениях правительства Алаш и Сибирской Областной думы. В документах выявлен важный исторический материал о таких личностях как А.Ермеков, А.Сеитов, А.Байтурсынов, а также о попытках установления связей лидеров движения Алаш и областников Сибири на пути формирования самостоятельных государственных образований, основанных на принципах автономии. 

В 2017 году исполнилось 100 лет со времени проведения Первого и Второго Всеказахских съездов в июле и в декабре 1917 года, которые сыграли большую роль в истории Казахстана. Во время проведения указанных форумов было официально оформлено движение Алаш и создана автономия с аналогичным названием с центром в городе Семипалатинск. Это было время больших перемен, происходивших как в самом Казахстане, еще считавшимся в тот период частью Российского государства, так и в самой России. Февральская, а затем октябрьская революции стали причиной того, что многие народы империи под руководством своей национальной интеллигенции получили исторический шанс создать автономию и попробовать построить государство с тем типом самоуправления, к которому они стремились.

По-разному сложились судьбы таких попыток построения своих государственных образований, и было множество факторов, повлиявших на то что, многие из них так и не успели достичь своих целей. Но, несомненен тот факт, что они оставили большой след в истории и сегодня многочисленные исследователи пытаются восстановить их путь борьбы за свободу. Материалы о движении, волею судьбы оказались достоянием многих архивов России.

Большой пласт документов об Алаш хранится в Государственном архиве Томской области, который в настоящее время еще не до конца задействован казахстанскими исследователями. Имеющийся в архиве Томска документальный материал по движению Алаш можно поделить на следующие тематические блоки: 1) Документы видных участников движения, учившихся в учебных заведениях города Томска. В частности, это дела: Ермекова Алимхана Абеуовича и Сеитова Асылбека Джумановича. Фонд 194, опись 3, дело № 306, Алимхана Ермекова, который датируется 1912-1920 годы.

Фонд содержит в себе информацию о периоде учебы Алимхана Абеуовича Ермекова в Томском технологическом институте, сейчас Национальный исследовательский Томским политехнический университет. К примеру, из документа «Аттестат зрелости Семипалатинской гимназии» видно, что Алимхан Ермеков родился 25 мая 1891 года в Каркаралинском уезде, Семипалатинской области и 15 августа 1905 года поступил в Семипалатинскую мужскую гимназию, где обучался по 2 июня 1912 года. По результатам своего обучения он был награжден золотой медалью [1, Л.1-2]. Так же указывается, что ему пришлось прервать свое обучение в 1913-1914 гг. по причине малокровия и хронического воспаления легких [1, Л.6].

В 1920 году А. Ермеков был командирован мандатом Комиссариата народного просвещения Киргизской Республики для завершения своего образования в Томском технологическом институте. Документ показывает, что, испытывая необходимость в грамотных образованных кадрах, в том числе и из числа бывших алашординцев, молодая советская автономная Республика заботилась об их обучении. В мандате комиссариат призывал все советские учреждения содействовать товарищу Ермекову как в «пути следования к месту командирования, так и на местах», а также предоставлять право проезда «в штабных, делегатских и экстренных вагонах» [1, Л.8]. Этот материал, безусловно, мог бы дополнить многочисленные исследования по жизни одного из лидеров Алаш. Среди них, мы отметим работу Ж. Кыдыралиной «Алимхан Ермеков: судьба и время», которая содержит множество ссылок на казахстанские архивы, но документы Государственного архива Томской области в монографии использованы не были. А между тем, по нашему мнению, они могли быть полезны в главе «Как молоды мы были. Золотые годы юности. 1912-1923», которая повествует о времени жизни и учебы Алимхана Ермекова в Томске [2, с.18-29]. Это обстоятельство естественно не умаляет достоинств указанной работы, которая сделана исследователем весьма качественно и интересно, а могло бы стать интересным дополнением к тексту монографии.

Не менее интересные материалы хранятся в деле «Сеитова Асылбека Джумановича» – Ф.102, Оп.2, Д. 4180 – которые повествуют о том, что будущий видный деятель Алаш и казахский врач учился в 1913-1917 гг. на медицинском факультете Императорского Томского университета. Ныне это Национальный исследовательский Томский государственный университет.

До поступления в университет он окончил Омскую мужскую гимназию, по окончании которой получил аттестат зрелости. Помимо оценок, данный документ дает информацию о том, что Сеитов Асылбек родился 2 сентября 1894 года и учился в гимназии в период с августа 1905 года по 6 июня 1913 года [3, Л.2-2а]. Окончил курс Медицинского факультета уже в феврале 1917 года и был представлен в Медицинскую испытательную комиссию и, удовлетворительно выдержав экзамен 31 марта 1917 года, был утвержден в степени лекаря. 30 декабря того же года ему было выдано соответствующее удостоверение [3, Л.22-23]. 2)

Второй тематический блок представлен документами родственников участников движения Алаш. Здесь мы можем продолжить разговор об Асылбеке Сеитове, добавив, что в фондах архива находится дело 2517, оп.4, Р-126, сообщающее, что его отец Джуман Сеитов работал в должности учителя киргизского (казахского) языка в Омском пансионе и умер 21 августа 1898 года от воспаления легких [4, Л.1]. Было также выявлено и дело 612, Оп. 2, Ф. Р-815 – дело «Вольнослушательницы Медицинского факультета Букейхановой-Садвокасовой Елизаветы», датирующееся 1921 годом. Документы предоставляют информацию, что Елизавета, носившая в документе фамилию Севастьянова, родилась 25 апреля 1903 года, в 1918 году поступила в Семипалатинскую женскую гимназию, где прошла полный курс обучения и в апреле 1920 года, получила свидетельство об ее окончании [5, Л.2-3]. Следующий лист дела сообщает, что в декабре 1920 года «Служащая Киротдела Семипалатинского Ревкома Букейханова-Севастьянова Елизавета», откомандированная в распоряжение Томского университета, рекомендовалась Губотделом университета «как желающая слушать курс в медицинском факультете названного университета» [5, Л.4].

В третий тематический блок входят документы о назначении лидеров движения Алаш на ответственные должности. Они представлены одним делом «О назначении начального учителя Ахмеда Байтурсынова делопроизводителем дирекции народных училищ Акмолинской и Семипалатинской областей» - Д. 385, Оп. 4, Ф. 126. Фонд называется «Управление Западно-Сибирского учебного округа, г. Томск (1885 - 1919 г.)». Вначале идет прошение самого Ахмеда Байтурсынова от 2 апреля 1902 года к «Господину Директору народных училищ Акмолинской и Семипалатинской областей», о ходатайстве «пред Его Превосходительством Господином Попечителем Западно-Сибирского учебного округа» для своего назначения делопроизводителем при дирекции указанных училищ [6, Л.2]. Далее идет ходатайство директора, а также прилагаемые к нему документы, из которых можно узнать, к примеру, что Ахмед Байтурсынов незадолго до этого окончил курс в Оренбургской киргизской учительской школе и проходил 6-летнюю учительскую службу в Тургайской области. Отметим, что в документах дела есть и приказ о его назначении на должность делопроизводителя [6, Л.2-11]. Добавим, что на сайте расположенного в городе Томск Мемориального музея «Следственная тюрьма – НКВД» размещена биография Ахмеда Байтурсынова на русском языке. Также ниже идет биографический материал на казахском языке под авторством Н.Жаримбетовой, взятый с сайта газеты «Егемен Қазақстан». К биографиям приведены материалы из архивно-следственного дела А.Байтурсынова [7]. Среди них:

• ордер на обыск и арест Ахмета Байтурсынова, проживающего по адресу Каскеленская ул., д.44, кв. 2. Ордер был выдан Управлением НКВД по Казахстану, г. Алма-Ата и датирован от 11 августа 1937 года;

• Анкета арестованного Байтурсынова Ахмета родившегося в 1870 году Тургайском районе Кустанайской области КССР, проживавшего до ареста в г. Алма-Ата. Был женат на Бадрисафе Байтурсыновой. До ареста в 1937 году, имел судимость, датированную 1930 г. за «контрреволюционную деятельность»;

• Выписка из протокола тройки УНКВД Алма-Атинской области от 25 ноября 1937 года с кратким текстом обвинения и приговором к расстрелу;

• Определением Судебной коллегии Верховного Суда Казахской ССР, датированном 4 ноября 1988 г. о пересмотре уголовного дела А. Байтурсынова и отмене постановления тройки, за отсутствием в «его действиях состава преступления».

• Свидетельством о смерти, составленном 24 октября 1989 года. В документе указано, что Ахмет Байтурсынов умер 8 декабря 1937 года, в возрасте 62 лет, причиной смерти указан – расстрел, местом смерти г. Алма-Ата, Казахская ССР.

Материалы об участниках движения Алаш в Первом Сибирском областном съезде (9-17 октября 1917 года) – находящиеся в 11 делах фонда Р-552, оп.1. объединены нами в четвертый тематический блок. По описи фонда съезд начал свою работу 8 октября 1917 года в г. Томске. Целью съезда было решения вопроса об автономии Сибири. Во время съезда была поставлена задача разработки проектов областного устройства Сибири и подготовка созыва Учредительного Сибирского областного съезда, для выполнения которой избрали исполнительный комитет. Возвращаясь к теме Алаш, в фонде можно найти анкеты 10 казахов, 2 из которых – Е. Итбаев и А. Сеитов – в анкете указали свою принадлежность к партии Алаш. Помимо них, в форуме приняли участие: А. Букейхан, Р. Марсеков, С. Дощанов, Х. Габбасов, А. Ермеков, А. Айтленев, И-Г. Турмухамедов, С. Джилкилдеков [8, Л.18-289].

Также по документам съезда можно ознакомиться с текстами их выступлений, приветствий к участникам заседания, выявить их позиции по вопросам автономии, как своего государства, так и Сибири, выяснить мнения, как их оппонентов, так и сторонников. Напомним, что незадолго до этого форума, 21-28 июля 1917 года прошел Первый Всеказахский съезд, участники которого вынесли в повестку обсуждения такие важные вопросы создания собственной государственности как: форма государственного управления, автономия, земельный вопрос, народная милиция, земство, просвещение, суд, религия и др. Отдельным пунктом стояла задача о создании политической партии Алаш и её программы. Кроме того, было признано необходимым участие в других политических событиях Российского государства: Всероссийском мусульманском съезде, заседании федералистов в Киеве, подготовка к выборам в Учредительном собрании. Съезд также выступил за установление в России федеративной республики, внутри которой была бы определена территориально-национальная автономия казахов [9, с.170-171]. Важным шагом для лидеров Алаш стало участие в Первом Сибирском областном съезде, так они искали союзников для совместной борьбы за автономные права и деятели Сибирских автономистов, среди которых был и весьма уважаемый ими Г.Н. Потанин, могли быть весьма полезны. Высокий авторитет Григория Николаевича Потанина среди местного населения подчеркивает и тот факт, что его фамилия, как упоминают исследователи, была первой в списке кандидатов от Семипалатинской области. А его прозвище «Аксакала со святой душой» еще более подчеркивало отношение к нему у казахов [10, с.178].

Возвращаясь к материалам съезда, нужно подчеркнуть, что в деле 2 находятся данные по выборам в рабочие органы форума и приветствия к президиуму, среди которых есть то, которое зачитывал А.Ермеков. В Сибирский областной комитет от казахов были выбраны – А.Турлыбаев, а кандидатами – Х.Габбасов, С.Дощанов и А.Айтленев. В другой орган Сибирский областной Совет были избраны – М.Тынышбаев и А.Букейханов [11, Л.30-39, 62-63].

В остальных делах фонда сосредоточены тексты выступлений его участников, среди которых были и участники движения Алаш, которые весьма интересовались опытом автономистов Сибири и стремились поделиться своим взглядами на вопросы организации местного самоуправления. Разумеется, их позиции встретили как союзников, так и противников, с которыми им зачастую приходилось вступать в споры и организовывать дискуссии. В целом, как показывают документы, опыт участия в данном мероприятии и полученные рекомендации были для лидеров Алаш полезным фундаментом на пути к организации собственного автономного государственного образования.

Следующий блок материалов находится в фонде «Чрезвычайный Общесибирский областной съезд (7 – 15 декабря 1917 г.)», – Р.578, Оп.11. Фонд посвящен съезду, который отказался признавать власть установленного к тому времени Советского правительства и противопоставлял ее создание автономной власти, под которым подразумевал Сибирское учредительное собрание, а до его созыва – Сибирской областной думы. В ходе съезда был избран Временный Сибирский областной совет во главе с Г.Н. Потаниным, задачей которого ставилась подготовка созыва Думы. В деле 1 – находятся анкеты 4 казахских делегатов – А.Байгурина, К.-Г.Сейдалина, А.Турлыбаева и И-Г.Турмухамедова [12, Л.7-139].

Отметим, что в отличие от первого съезда, количество участников от казахов было гораздо меньше. Одной из причин стало параллельное проведение у казахов II Всеказахского съезда 5-13 декабря 1917 года в Оренбурге. Как известно, на этом съезде было решено образовать территориально-национальную автономию, со столицей в городе Семипалатинск. Подробнее о съезде речь пойдет позже, так как отчет о нем можно найти в делах другого фонда Государственного архива Томской область. Пока лишь отметим, что именно занятостью на Всеказахском съезде, объяснили свое отсутствие в Общесибирском форуме лидеры Алаш в своих телеграммах, направленных в адрес Президиума, которые находятся в деле 3, фонда Р-578. В них они объясняют причину своей неявки на съезд и указывают, фамилии тех, кого выслали вместо себя [13, Л.11-18].

Руководители областников, также послали приветственное письмо киргизскому съезду, в котором объявили об открытии Чрезвычайного Сибирского съезда в Томске и о создании автономной областной власти путем созыва Сибирского Учредительного Собрания. Текст письма показывает, что Съезд был убежден, что создание автономной Сибири найдет «твердую опору в киргизском народе». Завершается письмо словами «Да здравствует автономная Сибирь и свободный киргизский народ» [14, Л. 36].

Отметим, что тематику участия казахов в обоих Сибирских областных съездах затрагивало множество исследователей, но только в работах некоторых из них использовались материалы Государственного архива Томской области города, где непосредственно происходила работа совещаний. Среди них мы отметим статьи и монографические исследования: И.В. Нам «Национальные меньшинства Сибири и Дальнего Востока на историческом переломе (1917–1922 гг.).» [15, с.178-184, 230-231], В.И. Шишкина «Взаимоотношения Алаш-Орды и Временного Сибирского правительства» [16, 110-123], В.Ламина и М. Шиловского «Сибирские автономисты (областники) и деятели «Алаш-Орды» [17, с.176-183], Р.Ж. Байдалы, З.Е. Кабульдинов, А.А. Айтмухамбетова, К.Е. Наурызбаевой «Гражданско-правовая и общественная деятельность юриста А.Турлыбаева в Сибири в начале XX века» [18, с.597-607], Р.Ж. Байдалы, Р.М. Бекмагамбетовой «Айдархан Турлыбаев – политический лидер алашского движения» [19].

Добавим, что незадолго до этого был разработан проект программы партии «Алаш» в котором значилось, что «Россия должна стать демократической федеративной республикой». По замыслу создателей, Российская Республика должна была состоять из нескольких государств, каждое из которых было бы автономно и управлялось правительством, во главе которого стояло Учредительное собрание. Планировалось также учредить должность Президента, ответственного перед собранием и Государственной думой, управляющего страной через Совет Министров [20, с. 130-131].

Таким образом, Алаш создавала свои институты власти для формирования собственного государства, которые, надо отметить были весьма похожи на современные.

Завершающий блок материалов об Алаш находиться в фонде Р-72 «Сибирская областная дума, г. Томск (январь 1918 г., июнь – ноябрь 1918 г.)». Фонд состоит из 2 описей, первая из которых датируется 1917-1919 гг., вторая 1917-1918 гг. Как сообщает текст путеводителя, отражающий содержание описи созыв Думы в городе Томске был подготовлен в связи с решением Чрезвычайного Общесибирского областного съезда. Однако 18 января 1918 года Томский совет рабочих и солдатских депутатов ликвидировал Думу. В ночь на 26 января 1918 г. Дума была распущена. В конце мая – начале июня 1918 г. после чехословацкого восстания Дума начала проводить свои рабочие совещания. 15 августа 1918 г. состоялось торжественное открытие. Дума просуществовала недолго. Уже в сентябре Временное Сибирское Правительство приостановила работу Сибирской областной думы, а 10 ноября 1918 г. постановление Временного Всероссийского правительства – прекратило существование данного властного органа [21].

Однако, несмотря на свой короткий срок пребывания на политическом небосклоне Сибири, как повествуют документы фонда, Дума успела внести свой вклад в историю становления отношении движения Алаш и Сибирских областников. Основные интересующие нас материалы сосредоточены в делах: 3, 5, 39, 85, описи 1, фонда Р-72. Дело 3 содержит разноплановую информацию. Лист 3 – протокол заседания Военного совета, на котором среди прочих обсуждались такие вопросы как: «стремление туркестанцев не только самим выделиться в полки с чисто туркестанским элементом» и «грозящий Туркестанскому Краю голод, ввиду неподвоза хлеба из Оренбургскаго края» [22, Л.3].

В том же деле хранится протокол заседания Общекиргизского (Общеказахского) съезда в Оренбурге, где среди прочих было решении было постановлено образовать территориально-национальную автономию «Казак-Кыргызских областей» и «присвоить название «Алаш», а также «организовать Временный народный совет «Алаш-Орда», состоящий из 25 человек, 10 мест из которых предоставить русским и другим народам, живущим среди Казак-Кыргыз. Место пребывания Алаш Орда временно избрать Семипалатинск. Алаш Орда должна немедленно взять в свои руки всю исполнительскую власть над Казак-Кыргызским населением» [22, Л.8-9].

Дело 5 указанного фонда содержит важные материалы об установлении отношении между Сибирским правительством, Самарским Комитетом Членов Уч. Собрания и Алаш-Ордой, формировании и деятельности Киргизской (Казахской) армии. В частности, затронуты такие вопросы как: снабжение армии оружием и продовольствием, участие членов Алаш Орды в совещании в Челябинске, обеспечение военных сил Алаш инструкторами и «всеми видами довольствия», признание факта, что Алаш-Орда «мыслит свою армию, как составную часть Всероссийской армии, находящейся в распоряжении федеративной власти» и мн. др. [23, Л.1-19].

Дело 39 включает в себя письма и обращения к Сибирской областной думе среди которых зафиксировано приветствие Правительства «Казак-Киргизской Алаш» к «первому Сибирскому Парламенту» и надеждой «что Дума осуществит полувековые идеалы сибиряков областников (и) столетние идеалы русской интеллигенции, искавшей воплощение дела идей правды и справедливости. Правительство Автономии Алаш видит спасением нашего общего отечества России Федерации автономных областей. Да здравствует Российская Федеративная демократическая республика единения автономных областей». Письмо шло за подписью председателя Алаш-Орды А. Букейханова [24, Л.53-54].

Дело 85 состоит из документа «Отчет о Чрезвычайном Сибирском областном съезде и доклад Председателя Областного Земельного комитета Вологодского о поездке на съезд», где П.В. Вологодский подробно описывает события собрания, состоявшегося в декабре 1917 года, о котором мы писали выше. В докладе отражены выступления участников съезда, среди которых отмечены А.Букейханов и А.Ермеков. В частности, приводится текст приветствия Ермекова к Григорию Николаевичу Потанину и высказывание о необходимости создания конгломерата всех национальностей «чтобы Сибирь мощно и сильно заговорила о своих нуждах на языке всех народов» [25, Л.21 об.].

Букейханов же говорил о том, что «нельзя управлять страной из Петрограда», так же, как и Сибирью «нельзя управлять из одного места». Россию Алихан Нурмухамедович представлял «Федеральными штатами не по губерниям, а областям. Счастье народа будет только в Федерации» [25, Л.31].

Таким образом, можно сделать вывод, что в материалах Государственного архива Томской области содержится множество исторических документов по истории Казахстана, введение которого в научный оборот поможет существенно дополнить работы по тематике движения Алаш и его взаимоотношении с другими автономисткими правительствами, в частности с областниками Сибири: Сибирской областной думой и Временного Сибирского Правительства.

Куаныш АКАНОВ,

Докторант PhD Евразийского Национального университета им. Л.Н. Гумилева,

Исторический факультет, кафедра Евразийских исследований

Использованные источники и литература

1. Государственный архив Томской области (далее - ГАТО), Ф.194, Оп. 3, д.306, Л.1-2

2. Кыдыралина Ж.У. Алимхан Ермеков: судьба и время / Ж.У. Кыдыралина. – Астана: «Фолиант», 2015. – 440 с.

3. ГАТО, Ф.102, Оп.2, Д.4180

4. ГАТО, Ф. Р-126, Оп.4, Д.2517

5. ГАТО, Ф. Р-815, Оп.2, Д.612

6. ГАТО, Ф. 126, Оп.4, Д.385

7. Байтурсунов Ахмет Байтурсунович // сайт Мемориального музея «Следственная тюрьма НКВД». URL: http://nkvd.tomsk.ru/researches/passional/bajtursunov-ahmet-bajtursunovich/ (Дата обращения: 10.02.2017)

8. ГАТО, Ф.Р-552, Оп.1, Д.11, Л.18-289

9. Аманжолова Д.А. Алаш: исторический смысл демократического выбора./ Д.А. Аманжолова. Историческая монография. /Алматы-Изд.дом «Таймас».2013.-400 с.

10. Аманжолова, 2009 – Аманжолова Д.А. На изломе. Алаш в этнополитической истории Казахстана. – Алматы: издательский дом «Таймас», 2009. 412 с.

11. ГАТО, Ф. Р-552, Оп.1, Д.2

12. ГАТО, Ф. Р.-578, Оп.1, Д.1

13. ГАТО, Ф.Р.-578, Оп.1, Д. 3

14. ГАТО, Ф.Р.-578, Оп.1, Д.2

15. Нам И.В. Национальные меньшинства Сибири и Дальнего Востока на историческом переломе (1917–1922 гг.). - Томск, 2009 - 500 с.

16. Шишкин, 2011 – Шишкин В.И. Взаимоотношения Алаш-Орды и Временного Сибирского правительства // Известия Уральского государственного университета. Серия 2. Гуманитарные науки – Екатеринбург. – 2011. №4 (96) – С.110 – 123.

17. Ламин А.В., Шиловский В.М. Сибирские автономисты (областники) и деятели Алаш-Орды // Алаш-таным. Ғылыми мақалар жинағы. 1-т. – Семей, 2012, - 420 бет. – С. 176-183

18. Байдалы Р.Ж., Кабульдинов З.Е., Айтмухамбетов А.А., Наурызбаева К.Е. Гражданско-правовая и общественная деятельность юриста А.Турлыбаева в Сибири в начале XX века. // Bylye gody, 2017, Vol. 44, Is.2, C. 597-607.

19. Байдалы Р.Ж., Бекмагамбетова Ж.М. Айдархан Турлыбаев – политический лидер алашского движения. // Электронный научный журнал «edu.e-history.kz» № 1 (09). URL: http://edu.e-history.kz/ru/publications/view/627

20. Аяган Б.Г. Красные и черные (материалы Гуверского архива). – Алматы, 2005. – 240 с.

21. Путеводитель Государственного архива Томской области. Томск, 1999. Электронная версия.

22. ГАТО, Р.-72, Оп.1, Д.3

23. ГАТО, Р.-72, Оп.1, Д.5

24. ГАТО, Р.-72, Оп.1, Д. 39

25. ГАТО, Р.-72, Оп.1, Д.85

 

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Опрос

Программе «Болашак» исполнилось 25 лет. Вы участвовали в программе?