Глава 4. Музей палеолита Казахстана

IV. Разделы Музея палеолита

Музей состоит из следующих разделов:

1)  эволюция человека:

Здесь представлены основные этапы происхождения человека, включая новейшие достижения мировой антропологии, среди которых самый древнейший скелет австралопитека хорошей сохранности и получивший имя ''Люси''. Ее возраст около 3,5 млн. лет. Этот скелет был найден американскими антропологами в 1974 году в Эфиопии.  В витрине представлен окружающий мир австралопитеков, орудия труда и палеоантропологические фотоматериалы  из музея Германии.

Когда появился человек на территории Казахстана и каким же была палеографическая ситуация первобытного человека в эпоху плейстоцена?

На обширных пространствах пустынь, степей Евразии за последние 20 лет обнаружены и изучены многочисленные стоянки каменного века в хронологическом интервале от верхнего плиоцена до голоцена. Характерная особенность палеолитических памятников аридной зоны – абсолютное преобладание стоянок открытого (наземного) типа. Многие из них являются комплексными и свидетельствуют об очень длительном пребывании древних гоминид на одних и тех же геоморфологических позициях (нередко в течение нескольких сотен тысяч лет).

Предпосылки появления древнейших гоминид на территории Казахстана заложены палеографическими условиями второй половины верхнего плиоцена. Наиболее ранние следы обитания, зафиксированные на огромной территории от африканского материка до территории Сибири, свидетельствуют о довольно обширном пространстве расселения первобытных гоминид. Сейчас ясно, что на рубеже 1,5-1 млн. лет назад в сходных экологических условиях на открытых пространствах Прикаспия, в Туранских пустынях, в Монголии, Северном Китае уже обитали гоминиды. Палеографические условия плиоцена позволяют считать, что равнины Азии с относительно невысокими горами и благоприятным климатом могли способствовать быстрой их миграции далеко на север. Казахстан, Монголия, Северный Китай, видимо, были северными районами ойкумены.

Неотектонические движения на границе плиоцена и четвертичного периода повлияли на палеогеографическую ситуацию. Поднимающиеся Гиндукуш, Гималаи, Каракорум, Тянь-Шань и Алтай изменили привычные циклональные закономерности. Влияя на климат, они полностью преобразовали плиоценовые ландшафты, которые постепенно приобрели современный вид. Растущие горные хребты, покрытые ледниками, и все больше территории, вовлекаемые в поднятия, предопределили, по-видимому, мозаичность ареалов палеолита. Возросшая континентальность климата способствовала опустыниванию значительных территорий.

Благодаря положению, величине территории, разнообразию природно-ландшафтных зон, большому количеству типов рельефа, Казахстан может служить моделью изучения палеолита аридной зоны Евразии.

В Казахстане выделяются крупные геоморфологические провинции:

1. Туранские и Прикаспийские пустыни.

2. Сары-Арка и мелкосопочник Восточного Казахстана – вся территория на восток от Тургайского прогиба.

3. Горный регион (Северный Тянь-Шань и Алтай).

4. Низменные равнины Северного и Северо-Восточного Казахстана – Казахстанская часть Западно-Сибирской низменности.

В этих регионах история развития палеолита, количество стоянок и их концентрация не одинаковы, как не одинаковы геолого- геоморфологическая ситуация, определявшая географию памятников, условия среды обитания, стабильность или изменчивость палеогеографических условий и возможность передислокации (сезонные и др. миграции) при изменении климата и смена ландшафта.

Различные регионы Казахстана в четвертичном периоде по-разному реагировали на изменяющиеся условия.

Наиболее устойчивыми ландшафтами характеризуется регион Туранских и Прикаспийских пустынь. На побережье Каспийского моря и плато Устюрт сохранились многочисленные стоянки каменного века, свидетельствующие о непрерывной эволюции от ранних этапов палеолита до неолита. Палеолит Прикаспия и Устюрта базировался на каменном сырье.

Сары-Арка – древний пенеплен с характерным сочетанием мелкосопочника и равнин, с широкими плоскодонными долинами – был и остается в геоморфологическом отношении наиболее стабильной областью. Своеобразие топографии стоянок каменного века указывает на возможное проникновение первобытных гоминид по главному водоразделу Сары-Арки и дальнейшее расселение их в Северном Прибалхашье.

Стабильность  палеогеографических условий, установившиеся пути миграций животных (объекты охоты), многочисленные выходы хорошего сырья (кремнистые алевролиты) для изготовления орудий и постоянные источники воды обусловили возможность длительного обитания первобытных коллективов, носителей различных культур палеолита на одних и тех же территориях.

Эволюция палеолита в Сары-Арка начинается с достаточно поздних этапов ашеля и не прерывается до позднего палеолита (А.Г. Медов, 1982). Только при экстремальных условиях конца верхнего плейстоцена, когда было очень холодно и сухо, окончательно деградировала гидросеть. На фоне развивающейся многолетней мерзлоты во многих районах Сары-Арки были нарушены и не восстановились связи между животными и гоминидами, покинувшими навсегда эти некогда традиционные места обитания. Этим объясняется хиатус между поздним палеолитом и неолитом. Только в переходных зонах, на периферии Сары-Арки, в Прииртышье, эволюция не прерывалась до неолита (А.Г. Медоев, 1982; Б.Ж. Аубекеров, 1991).

Переходные зоны всегда были объектом пристального внимания. Очень интересным переходным участком является хребет Каратау (Присырдарьинский). Своеобразие его географического положения заключается в том, что он является, с одной стороны, оконечностью хребтов Северного Тянь-Шаня  и имеет характерную для них высотную поясность,  а в наиболее холодные эпохи, видимо, имел ледники. С другой стороны, он ограничивается и разделяет две крупные области – песчаные пустыни Средней Азии и глинистые пустыни Бетпакдалы. Климатические условия хребта Каратау исключительно благоприятные и сохраняются, начиная, по крайней мере, с верхнего плиоцена. В пользу этого свидетельствуют многочисленные реликтовые растения и животные, сохранившиеся с неогена.

С другой стороны, положение хребта Каратау в зоне пустынь обусловило и формирование мощных песчаных (по периферии) и лессовых (во впадинах) толщ. Палеографическая обстановка многих районов хребта Каратау также благоприятствовала постоянному обитанию многочисленных стад животных, остатки которых известны из многих местонахождений (Б.С. Кожамкулова и др. , 1984).

Не удивительно, что все это способствовало обитанию в Каратау древнейших гоминид, которые находили пищу, источники воды, а также хорошие места обитания на берегах рек и в лессовых районах.

Основываясь на наблюдении А.Г. Медоева о связи «индустриальных стволов» и определенных горных пород (сырья), в палеолите хребта Каратау можно выделить по крайней мере две линии эволюции. Первая линия характерна для кустового района гор Малого Каратау. Базируется она почти исключительно на черных кремнях (основные стоянки – Кызылтау, Борыказган, Танирказган). Самые древние стоянки связаны с вершинами куст – останцов некогда обширной исходной поверхности пенеплена. Более поздние стоянки – ашельские, мустьерские и верхнепалеолитические (сборы Б.Ж. Аубекерова и О.А. Артюховой, 1986; Ж.К. Таймагамбетова, 1983, 1987) – располагаются у подножий куст и имеют большой хронологический разрыв с местонахождениями раннего палеолита Борыказган и Танирказган.

Индустрии другой линии эволюции развивались на кремнях светло-серого цвета, обладающих более хорошими физическими свойствами, позволяющих получать более качественные сколы-заготовки. Основной стоянкой этой линии является стоянки им. Ч. Валиханова (Х.А. Алпысбаев, 1979; Ж.К. Таймагамбетов, 1990). Существование этой уникальной стоянки связано с историей лессового плато, которые эродировалось реками. Возможно, эволюция валихановского палеолита восходит к палеолитическим изделиям из конгломератов вблизи пос. Арыстанды, которые А.Г. Медоев назвал «культурой арыстанды».

Наименее изученными остаются пока горные области Казахстана. Трудности поисков стоянок палеолита определяются здесь особенностями осадконакопления и скоростью преобразования рельефа.

Если мощность осадков в долинах Сары-Арки определяется суммарно за четвертичный период до 10-20 м (данные Н.Н. Костенко, Б.Ж. Аубекерова и др.), то в горах мощность четвертичных отложений составляет более 1000 м. С такой скоростью идет разрушение положительных форм рельефа. Однако, первые находки ашельских (?) изделий в каньоне р. Чарын, известные местонахождения на Алтае, позволяют надеяться на перспективу в изучении палеолита горного региона Казахстана. Сейчас уже выявлены и исследуются стратифицированные стоянки Майбулак и Кастек в Алматинской области.

На низменных равнинах Северного и Северо-Восточного Казахстана мощность четвертичных отложений составляет от нескольких метров до 50-70 м; источники сырья для изготовления каменных орудий почти отсутствуют. Самые древние из исследованных археологических памятников – мезолитические (В.Ф. Зайберт, 1992). Но это ни в коей мере не исключает возможность открытия в этой провинции погребенных палеолитических стоянок.

2.) нижний (ранний) палеолит.

Наиболее древние местонахождения обнаружены Х.А. Алпысбаевым на северо-восточном склоне хребта Малый Каратау (Акколь, Борыказган, Танирказган, Кемер 1-3). Согласно предложенной исследователем технико-типологической и хронологической интерпретации археологические материалы данных комплексов составляют хронологическую группу, «датированную шелльско-ашельским периодом нижнего палеолита» (Алпысбаев, 1979), а их геологический возраст принимается как соответствующий раннему плейстоцену. Отмечая общую для всех изделий архаичность и примитивность обработки, Х.А. Алпысбаев подразделяет их на семь морфологических групп: двусторонне обработанные рубящие орудия; орудия-диски; ручные рубила; унифасы; орудия из отщепов; отщепы; нуклевидные куски и отходы производства. Многие исследователи не согласны с такой интерпретацией материалов и, рассматривая комплексы Борыказган и Танирказган как мастерские на выходах сырья, считают, что в коллекциях представлены различные варианты нуклеусов, галечные орудия, орудия на сколах, но полностью отсутствуют ручные рубила и двухсторонне обработанные орудия (Медоев, 1982; Абрамова, 1984; Вишняцкий, 1996).

Раздел о нижнем палеолите содержит сведения о самых ранних палеолитических памятниках на территории Казахстана – Кызылтау, Шакпак-ата, Семизбугу и т.д. Разнообразный и информативный материал древнекаменного века позволяет ставить вопрос о времени первоначального освоения территории Казахстана в пределах 1млн. лет тому назад. Кроме того показана методика исследования памятников с “поверхностным культурным горизонтом” и фиксация артефактов.

Иллюстративные материалы демонстрируют  гео-геоморфологическую ситуацию расположения стоянок-мастерских и выходов сырьевого материала. Одним из ярких экспозиционных материалов данной витрины являются коллекции каменного инвентаря стратифицированных стоянок Шоктас и Кошкурган исследуемых совместной Казахстано-Российской комплексной археологической экспедиции, а также палеозоологические находки, на основе чего и получена, впервые для палеолита Казахстана абсолютная датировка.

Поскольку отдельные регионы Казахстана не имеют полной хронологической колонки палеолитических памятников, мы даем описание опорных комплексов, которые определяют генерализованную линию развития каменной индустрии всей изучаемой территории.

Рассматривая древнепалеолитические памятники, нельзя обойти проблему доашельских памятников Казахстана. Имеются в виду комплексы, выделенные А.Г. Медоевым на Мангышлаке (протолеваллуа-ашель), и изделия из верхнеплиоценовых или нижнечетвертичных конгломератов хребта Каратау (культура арыстанды). Судя по предложенной ии датировке, эти комплексы должны относиться к олдувайскому времени.

Но, к сожалению, автором не была приведена развернутая система доказательств, поэтому существование этих «культур» является несколько проблематичным, а сама проблема нуждается в дальнейшем изучении.

Одним из благоприятных районов для расселения древнейшего человека на территории Казахстана был хребет Каратау. Многочисленные стоянки и местонахождения раннего палеолита были обнаружены на изолированных возвышенностях, невысоких грядах и уступах – местах, которые были богаты выходами кремнистых пород. Рассмотрим те из них, которые заслуживают наибольшего внимания при решении вопросов первоначального заселения территории Казахстана.

  Кызылтау. В сентябре 1994г.  совместной Казахстано-Российской комплексной археологической экспедицией были прове­дены поиски новых местонахождении палеолита на се­веро-восточном хребте Каратау, в Таласском районе Жамбылской области. На северо-западе города Каратау, на небольшой возвышенности собрана коллекция каменных изделий с сильно и среднедефлированной поверхностью из хо­рошего качества халцедона. Это первый памятник от­крытый в урочище Кызылтау. Впоследствии будут открыты еще десятки других местонахождений, и на ряде их проведены стационарные исследования. 

Абсолютная отметка куэстообразных ус­тупов в районе исследований составляют 520-530м. Высота наиболее крутого уступа 20-25м. Отдель­ные артефакты встречены на кровле куэстовых возвышенностей, там же отмечен и галечник, вероят­но, дезинтегрированных конгломератов. Материал, используемый для изготовления орудий неоднороден. Здесь и крем­нистые, серые, темно-серые прослои хемогенного про­исхождения, кремни, цементирующие конгломераты, галечник кремнистых пород самих конгломератов и, наконец, светло-серые, белесые, зеленоватые, розовые, красно коричневые, однотонные и пятнистые халцедо­ны вторичные кремнистые стяжения, желваки, вторич­ные образования в глинистых и сапролитовых корах выветривания девонских алевролитов и сланцев.

. На огромных площадях, в несколько десятков квадратных километров сосредоточены орудия труда оставленные человеком в глубокой древности. Получен большой объем новой информации. В связи с этим в палеолитоведении Казахстана наметилась стойкая тенденция к теоретическому осмыслению нового материала и выработке методических приемов, максимально раскрывающих суть изучаемых комплексов. Известно, что аридная зона занимает около трети земной поверхности, где сосредоточены сотни тысяч памятников каменного века. Исходя из этих обстоятельств, можно говорить о перспективности поиска стратифицированных памятников эпохи палеолита, особенно его ранних этапов.

Борыказган. Местонахождение находится в Таласском районе Жамбылской области, в 38 км к северо-востоку от г. Каратау. Коллекции насчитывает 442 артефактов, изготовленных из кремня черного цвета. Желваки этой породы часто встречаются в конгломератах, приуроченных к древним долинам. Согласно Х.А. Алпысбаеву (1979), каменные изделия Борыказгана представлены следующими формами: двустороннеобработанные грубые рубящие орудия (чоппинги) (42 экз.), орудия-диски (3), ручные рубила (2), переходные формы с обработкой трех краев, ориентированных вдоль длинной оси (2), унифасы (3), орудия из отщепов (23), отщепы (342), нуклевидные куски (8) и отходы производства (27 экз.).

Отметим, что «рубящие орудия», «диски», «ручные рубила» и др. изделия в Борыказгане имеют неустойчивые, переходные формы; многие из них обладают чертами как нуклеусов, так и орудий. Нет четкого функционального и типологического различия между орудиями из галек и орудия из расколотых галек. Для Борыказгана обычны «чоппинги» с длинным выпуклым рабочим краем (поперечные); встречаются изделия с двумя смеженными лезвиями, обработанными противолежащей односторонней оббивкой.

Орудия из отщепов крупные, массивные, с бифасиальной или противолежащей вторичной обработкой. Среди них выделены: скребла - транше, часто с обушком; ножи – остроконечники; поперечные скребла; конвергентные скребла – скребки, изготовленные не ударной площадке.

В то же время отщепы Борыказгана довольно стандартны. Многие почти лишены желвачной корки. Они крупных размеров, удлиненных или же, напротив, укороченных пропорций.

На основе перечисленных фактов местонахождение Борыказган с учетом его геологического положения может быть отнесен к раннему этапу палеолита.

Танирказган. Местонахождение находится в 34 км к северо-востока от г. Каратау. Артефакты выявлены на плоской возвышенности, сложенной алевролитами, песчаниками и доломитами и залегают небольшими скоплениями на площади не более 1 кв. км. Разведочными шурфами вскрыты следующие отложения: 1) суглинок желтовато - серый – 0,20 м; 2) супесь серая – 0,20 – 0,35 м.; 3) галька, перемешанная со щебнем и песком – 0,35 – 0,70 м.; 4) коренные породы (песчаники и доломиты палеозоя) (Н.Н. Костенко, 1971).

Каменные изделия обнаруженные на поверхности, в маломощном слое суглинка; единичные экземпляры выявлены в слое щебня и песка. Существенных различий между ними не наблюдается. Сырьевым материалом послужил кремень черного и сероватого цвета. Многие артефакты патинизированы и лютрированы.

В коллекции каменных изделий имеются: двустороннеобработанные грубые рубящие орудия (чоппинги) (32 экз.), дисковидные формы (7), орудия типа ручных рубил (6), унифасы (3), изделия из отшепов (11), нуклеусы (26), отщепы без следов вторичной обработки (266).

«Чоппинги» Танирказган разнообразны: поперечные, удлиненные, сечки, дисковидные и др. Их объединяетналичие необработанной массивной пятки, противостоящей лезвию.

Дисковидные изделия с центростремительными  крутыми и пологими сколами, с комбинацией подпараллельного и центростремительного скалывания является, на наш взгляд, нуклеусами радиального и полюсного скалывания: в то же время забитость на некоторых участках может указывать в качестве орудий.

Орудия из отщепов, как и в Борыказгане, немногочисленны и оформлены в традициях галечной и бифасной техники. Прежде всего это относится к режуще-рубящим орудиям типа транше - ашеро. Присутствуют орудия на пластинчатых сколах с корочным обушком (скребла-ножи, ножи-остроконечники, клювовидные орудия).

Сколы – заготовки – грубые, неустойчивых форм; у значительной их части оси удара не совпадают с осями отщепов. Это говорит об архаичности и невыработанности приемов раскалывания валунного сырья в Танирказгане.

Коллекции местонахождений Борыказган и Таниркахган обнаруживают большое сходство с памятниками Монголии и Китая (Нарийн-гол 17, Сихоуду, Юаньмоу).

Акколь. Местонахождение обнаружено в 170 км к северо-западу от Жамбыла, в 13 км к западу от озера Акколь. Каменные изделия собраны на плоской поверхности кустовой возвышенности, на площади около 200 кв.м. Изделия преимущественно архаичных форм, большинство их сохранило желвачную корку и имеет сильно дефлированную поверхность. Здесь собраны: двустороннеобработанные рубящие орудия (чоппинги) (18 экз.), ручные рубила (2), унифасы (5), орудия из отщепов (5), отщепы без следов обработки (86).

Среди чоппингов преобладают поперечные формы с извилисто-зубчатым лезвием с выступами, образованными неравномерной обивкой края. Одна из ручных рубил имеет удлиненно-овальную форму. Унифасы представляют собой чопперы.

Орудия из отщепов по типологии и способам оформления не отличаются от галечных орудий. Среди них можно указать: скребла-транше с обушком, скребло-сечка и т.д.

Отщепы Акколя довольно стандартны. Они крупные удлиненно-овальной или подчетерехугольной формы, часто с корочным обушком. Некоторые ударные площадки подправлены. В то же время ударные площадки часто скошены по отношению к оси отщепа; на брюшке нередки следы чрезмерно сильных ударов и раскалывания на каменной наковальне. Все это говорит в пользу раннего возраста местонахождения Акколь.

Шахбагата (протолеваллуа-ашель). Стоянка обнаружена А.Г. Медоевым и находится на территории, подчиненной Форт-Шевченковской городской администрации Мангистауской области. Коллекции культуры протолеваллуа-ашель получены из русла лога с колодцем Шахбагата и с фрагментами четвертой надпойменной террасы долины Шахбагатасай. Единичные образцы извлечены из под рыхлого чехла, прикрывающего абразионную морскую террасу.

Основным сырьевым материалом для изготовления орудий служили пласты и линзы халцедона, которые в избытке обнажаются в бортах долин и уступах морских террас.

Состав индустрии культуры протолеваллуа-ашель (по А.Г. Медоеву): нуклеусы протолеваллуазского типа; крупные и массивные сколы леваллуа (в основном отщепы прямоугольной формы); различные бифасы из краевых отщепов, обработанные сколами по краями; кливеры, изготовленные бидорзальной техникой; колуны из отщепов; сколы техники комбева (бивентральные), представляющие собой готовые, практически без вторичной обработки колуны и т.д. В коллекции особняком выглядят два артефакта, изготовленные из морских галек – чоппер и чоппинг. Изделия имеют «разительное сходство с орудиями олдувайской культуры» (А.Г. Медоев, 1982). Возможно, здесь смешаны образцы «олдувайской культуры» и древнего ашеля. 

Шахбагата (леваллуа-ашель I). Культура хронологически соответствует среднему ашелю. Образцы этой культуры залегают на древних береговых валах, морской абразионной террасы, частично на плато и др. Главное отличие от предыдущей культуры в резкой смене исходной формы сырья (кремнистые конкреции  вместо пластов и линз), в уменьшении (в среднем вдвое) заготовок и орудий. Исчезают бифасы древнейших типов, появляются классические формы, например, копьевидный и лиманд. Сравнительно мало колунов и кливеров, хотя техника бивентрального скола сохраняется.

Семизбугу 2 (сильнодефлированная серия). Памятник расположен в 30 км на восток от  пос. Саяк Карагандинской области. Площадь сбора артефактов 2500х300 м. Сырьем служили выходы коренных пород – кремнистых алевролитов девона черного цвета. На памятнике Семизбугу 2 сохранились артефактов разных периодов, для которых характерна различная степень воздействия дефляционного процесса: сильнодефлированные, среднедефлированные, слабодефлированные.

Раннепалеолитическая сильнодефилированная серия представлена продуктами первичного раскалывания (18 преформ, 5 нуклеусов леваллуазских типов, 6 клектонских отщепов, 13 обушковых сколов, различные сколы с нуклеусов – всего 96 экз.) и 220 орудиями.

Среди орудий преобладают зубчатые (21 экз.), выемчатые (33), зубчато-выемчатые (102). Группа скребел немногочисленна и представлена следующими типами: одинарные продольные (11), двойные продольные (4), одинарные поперечные (10), угловатые (4). Единичные орудия других типов: отщепы леваллуа с ретушью (9), ножи (7), пластины и отщепы разных форм с ретушью (19).

Для вторичного оформления изделий применялась дорсальная, перемежающаяся, чередующаяся, вентральная ретушь, выемчатый скол, фрагментация. Ретушь в большинстве случаев очень грубая, неупорядоченная, разнофасеточная, разноглубокая.

Прежде, чем подвести итоги описания раннепалеолитических памятников, отметим, что по предложенной В.А. Рановым схеме, все эти комплексы относится к первому типу источников. Для них характерна значительная коллекция артефактов с достаточно ясным технико-морфологическим обликом, но практически отсутствуют стратиграфические данные, что, конечно, сужает интерпретационные возможности по сравнению с памятниками, которые подходят под понятие «геоархеофакт». Отсутствие стратиграфии прежде всего создает проблему для определения хронологии. Что же касается периодизации, которая полностью базируется на анализе технико-типологических археологических признаков, то это вполне решаемая задача.

На территории Казахстана выделяется три региона скопления раннепалеолитических комплексов – Центральный Казахстан (Сары-Арка) (А.Г. Медоев, 1982; В.С.Волошин, 1987), Южный Казахстан (хребет Каратау) (Х.А. Алпысбаев, 1979), Западный Казахстан (Мангышлак) (А.Г. Медоев, 1982).

Для каждой из этих территорий существует собственная периодизация, и если комплексы Мангышлака (Шахбагата) и Сары-Арка (Семизбугу), по мнению А.Г. Медоева, относится к единой леваллуазской линии развития и находят себе аналогии в культурах раннего палеолита Европы и Азии, то комплексы Каратау (Акколь, Борыказган, Танирказган и др.) демонстрируют так называемый «галечный путь развития» азиатского облика. Существует концепция, усматривающая в материалах Центрального Казахстана смешение этих двух линий (В.С. Волошин, 1992).

Несмотря на противоречивость предложенных интерпретационных схем, в них имеются и общие положения. Это прежде всего признание того, что ритм, определяющий развитие культур Казахстана, совпадает с общемировым. Второе – признание глубакой древности комплексов Шахбагата, Борыказган, Танирказган, Акколь, Семизбугу и др. И третье – констатация наличия двух индустриальных стволов: галечного и леваллуазского.

В материалах палеолитических комплексов на территории Южного Казахстана также фиксируются два основных этапа развития раннепалеолитических индустрий. Современное состояние изученности палеолита на данной территории позволяет предположить, что древнейшими являются комплексы с поверхностным залеганием артефактов на северо-восточном склоне хр. Малый Каратау (Кызылтау, Борыказган, Танирказган и др.). По всей вероятности, часть сильнодефлированных изделий (особенно артефакты с крайней степенью дефляции) данных местонахождений относится к галечной линии развития и, не смотря на значительно более крупные размеры, сопоставима по основным технико-типологическим показателям с каратауской галечной культурной, как в технике первичного расщепления, так и в орудийном наборе. Дальнейший этап связан с ранним проявлением леваллуазских приемов обработки камня и их последующим развитием. При этом доминирующую роль начинают играть преднамеренно подготовленные площадочные нуклеусы, ориентированные на получение стандартизированных заготовок для производства орудий, как правило, отщепов крупных и средних размеров. Допустимо предположить, что галечная линия развития в этом регионе не получила дальнейшего развития, а была замещена (вытеснена?) ашельской индустрией. Данное заключение базируется на том основании, что формирование и развитие среднепалеолитических комплексов Кызылтау происходило на местной основе, но на качественно более высоком технологическом уровне за счет широкого применения леваллуазских приемов, при этом заметного влияния галечной традиции не отмечается. Характерными элементами данной индустрии являются отсутствие бифасиально обработанных орудий и сохранение традиции использования отщепов в качестве основ орудийных форм.

Если обратиться к материалам кошкургано-шоктасского микроиндустриального комплекса, то здесь, несмотря на все своеобразие данной каменной индустрии, четко прослеживается сочетание двух культурных традиций: галечной и ашельской. Это фиксируется как в системе первичного расщепления, где ведущими типами нуклеусов являются леваллуазские, но роль галечных форм весьма существенна, так и в орудийном наборе. Кошкургано-шоктасская микроиндустриальная культура развивалась на протяжении значительного хронологического отрезка (500-300 тыс. лет назад.) и послужила основой для формирования среднепалеолитического комплекса. Сложным остается вопрос о возникновении данной культуры: или она была привнесена на данную территорию уже сформировавшейся, или развивалась на местной галечной традиции за счет наложения позднеашельских индустриальных элементов. В пользу последнего свидетельствует тот факт, что территория Южного Казахстана была заселена носителями галечной культуры. Но в любом случае материалы кошкурган-шоктасского микроиндустриального комплекса указывают на то, что около 500 тыс. л.н. на данной территории распространяется ашельская индустрия.

Чередование периодов обводнения и аридизации в эпоху плейстоцена характерно и для Южного Казахстана. Большая часть данной территории в равнинных и предгорных районах характеризуется ярко выраженным аридным климатом. Палеогеографические исследования региона, включая палинологические данные, свидетельствуют, что на протяжении четвертичного периода происходило усиление аридизации. Но этот процесс носил не линейный, а циклический характер, что было обусловлено как тектонической активностью, так и глобальными колебаниями палеоклимата.

В настоящее время на территории Южного Казахстана известно несколько десятков комплексов, относящихся к домустьерскому периоду. Подавляющее большинство материалов представляют собой выборочные сборы на памятниках с поверхностным залеганием артефактов, что вызвало ряд дискуссий при культурно-хронологической интерпретации данных объектов.

Комплексные исследования на северо-восточном склоне хр. Малый Каратау совместной Российско-Казахстанской экспедицией 1994-1998 гг. позволили установить, что данная территория представляет собой единый геоархеологический район (Кызылтау), где на площади в десятки квадратных километров сконцентрированы миллионы каменных артефактов (Деревянко, Таймагамбетов, Бексеитов и др., 1996, 1998; Деревянко, Петрин,  Таймагамбетов и др., 1997; Деревянко, Петрин, Таймагамбетов, Николаев и др., 2002) Все комплексы Кызылтау, включая Акколь, Борыказган, Танирказган, Кемер 1-3, приурочены к одной сырьевой базе, связанной с выходами кремнистых пород, и находятся в одних природно-климатических условиях. Наибольшая концентрация археологического материала приурочена к озерам, такырам и пониженным участкам рельфа.

Сильнодефлированные комплексы имеют более архаичные виды и относятся, по всей вероятности, к домустьерской эпохе. В системе первичного расщепления преобладают крупные ортогональные, радиальные и одноплощадочные монофронтальные нуклеусы, ориентированные на получение массивных сколов крупных и средних размеров.

Характеризуя индустрию сильнодефлированных комплексов Кызылтау, следует отметить ее архаичную в основе технику расщепления каменного сырья, ориентированную на получение отщепов в качестве исходных заготовок, а также производство орудий из расщепленных желваков (галек?). В тоже время прослеживаются технические приемы, которые могут рассматриваться как раннее проявление леваллуазских традиций. Особого внимания заслуживает присутствие артефактов с настолько сильной дефляцией поверхности, что они с трудом поддаются диагностированию.

В значительной мере иная индустрия представлена материалами единственных стратифицированных раннепалеолитических памятников Южного Казахстана – микроиндустриальных комплексов Кошкурган и Шоктас, расположенных на юге-западном склоне хребта Картау. В качестве исходного сырья использовались небольшие гальки разнообразных пород (кварцит, крупнозернистый и тонкозернистый песчаник, эффузивы, песчанник). Ведущими типами нуклеусов являются леваллуазские и одноплощадочные монофронтальные ядрища, а также ортогональные, микронуклеусы из галек, чоппинговидные.

На основании технико-типологического анализа каменного материала Кошкургана 1 и Шоктас 1 выделяется кошкургано-шоктасский микроиндустриальный комплекс раннего палеолита,  датируемый в хронологическом диапазоне 500-300 тыс. л.н., что подтверждается серией дат, полученных методом ЭПР-датирования.

Кошкурганский раннеплейстоценовый фаунистический комплекс

Исследования кошкурганской фауны были начаты более 50 лет назад. С 1950-х г. отдельные фрагменты зубов и кости посткраниального скелета из Кошкургана стали поступать в отдел палеобиологии Института зоологии АН КазССР от местных жителей. В 1953-1954 гг. А.Г. Черняховский (1962) и В.Н. Разумова обнаружили фрагменты костей, которые Е.И. Беляева (ПИН АН СССР) смогла определить только до семейств Bovidae, Rhinocerotidae, Camelidaeи рода Equus. Ранее в районе В.В. Галицким (геолог ИГН АН КазССР) были найдены кости, принадлежавшие, согласно определению Е.И. Беляевой, носорогу, быку и жирафу. Последний вид, по-видимому, был определен ошибочно, т.к. кости гигантского верблюда внешне напоминают кости жирафа. Изучение тогда еще небольшой коллекции позволило В.С. Бажанову и Н.Н. Костенко (1959) выделить кошкурганский раннеплейстоценовый териокомплекс.

В 1963 г. вышла в свет статья Г.Д. Хисаровой «Ископаемые кости млекопитающих из кошкурганского грифона (Южный Казахстан)», в которой был опубликован материал из местонахождения Кошкурган, собранный ею, а также геологами Южно-Казахстанского Геологического Управления Н.Н. Костенко и А.К. Бойко. Статья содержала краткие морфологические описания зубов и костных остатков лошади Мерка, гигантского верблюда и бизона. На основании известной схемы стратиграфии антропогена хр. Каратау (Бойко, 1960) Г.Д. Хисарова выделила профиль захоронения отложений района Кошкурган.

В силу разных причин изучение местонахождения было продолжено лишь в 1986 г. Летом этого года с целью дополнительного изучения кошкурганской фауны, обоснования валидности одноименной свиты, а также в связи с задачами крупномасштабного геологического картирования на объект была послана экспедиция Института зоологии АН КазССР под руководством В.Г. Коченова. Выяснением геологической позиции костеносных слоев занимался Б.Ж. Аубекеров (ИГН АН КазССР), а сбором артефактов О.А. Артюхова (ИГН АН КазССР).

В 1987 г. сотрудниками лаборатории палеобиологии и историко-краеведческого музея г. Чимкента были собраны остатки уже известных животных, а также новых представителей для этого захоронения: слона, близкого к слону Вюста, сибирского эласмотерия, волка, архара и др. Первоначальные сведения о присутствии гигантского двугорбого верблюда в рассматриваемой фауне были связаны преимущественно с фрагментами находками клыков и костей конечностей (Хисарова, 1963). Б.С. Кожамкуловой и В.Г. Коченовым (1988) впервые для территории СССР были описаны зубы верхней и нижней челюстей (клыки, клыкообразные премоляры, последние нижние молочные, верхние предкоренные и коренные зубы)  гигантского верблюда.

Костный материал, собранный в ходе экспедиций 1986 и 1987 гг., позволил не только подтвердить достоверность сделанных ранее определений таксонов в кошкурганской фауне, но и существенно пополнить имеющийся список, который увеличился почти в три раза. Впервые были определены остатки зубов, принадлежащие представителями семейства Слепушонки и Песчанки (определение выполнено Л.А. Тютьковой), хотя из-за фрагментарности материала выяснить видовую принадлежность животных не удалось.

…Молочные зубы слона из Кошкургана нами отнесены к представителю рода Archidiskodan. Для нижнеплейстоценовых отложений Казахстана характерны остатки слона Вюста (Жилкибаева, 1975).

Мосбахская лошадь была очень крупной – рост в холке достигал 160-190 см. Резцовая часть нижней челюсти узкая, что считается архаичным признаком. На зубах кошкурганской лошади, по сравнению с зубами Е. mosbachensisиз Европы, сильнее выражены кабаллоидные эволюционные признаки.

В Казахстане остатки раннеплейстоценового осла были выявлены впервые в Кошкургане (Хисарова, 1963), а затем в Новоилийске (Кожамкулова, 1974) и близ пос. Николаевка, Илийского р-на Алма-Атинской обл. 

Двурогий носорог Мерка был крупным животным высотой 1,5 м и длиной около 3,5 м. К.К. Флеров (1953) придал этому животному черты современного белого носорога, но при этом подчеркнул его главную анатомическую особенность: треугольную верхнюю губу, с помощью которой носорог доставал высокую растительность. Его зубы сходны с зубами этрусского носорога, но значительно крупнее. Из-за малочисленного материала и Кошкургана В.С. Бажанов и Н.Н. Костенко (1962) первоначально приняли его за этрусского носорога. Носорог Мерка из указанного местонахождения характеризуется очень крупными размерами коренных зубов. Передняя часть коронок, как на верхних, так и на нижних зубах () же, чем задняя (у шерстистого носорога, наоборот), эмаль фарфоро