Публикации

Культурные различия и пути интеграции

03 Сентября 2013
30
0
Культурные различия и пути интеграции
Казахстан является наследником 25 протоказахских государств – саков, гуннов, уйсуней, канглы, десятка тюркских государств и многих других, передавших нам свой культурный код.

Казахстан является наследником 25 протоказахских государств – саков, гуннов, уйсуней, канглы, десятка тюркских государств и многих других, передавших нам свой культурный код. Переосмыслить такую богатейшую многовековую историю с новых позиций независимости, используя методы смежных научных дисциплин – социологии, социальной психологии и географии, этнографии, антропологии и других – представляется весьма сложным, если отношение к исторической науке не изменить кардинальным образом, считает известный историк, заведующий кафедрой археологии, этнологии и музеологии КазНУ им. Аль-Фараби профессор Калыш АМАНЖОЛ.

– Казахстан вышел на новый этап государственного строительства, и сегодня нам необходимо решать такие животрепещущие проблемы, как укрепление национальной идентичности, поиск ее сути в глобализирующемся мире, сохранение языка, духовности, традиций, культуры… И без изучения национальной истории вряд ли мы сможем достойно ответить на эти и многие другие вопросы. Меня, как историка, радует, что все больше и больше становится людей, которых волнует прошлое, настоящее и будущее нации, история казахского народа.

Еще более радует и воодушевляет изменившееся отношение к исторической науке со стороны государства, которое постановило восстановить ранее закрытые кафедры истории в вузах. Так, в КазНУ им. Аль-Фараби открываются новые научные центры. Например, на нашем историческом факультете при кафедре истории Казахстана открыт научный центр по изучению истории и культуры номадов, при кафедре всемирной истории, историографии и источниковедения – центр по изучению гуннской истории, при кафедре археологии, этнологии и музеологии – центр по исследованию дендроархеологии.

– Эти центры созданы вместо прежних исторических кафедр?

– Нет, у них другая задача, которая сконцентрирована на вопросах изучения национальной истории, причем с применением новейших методов познания. Научные центры не смогут заменить те шесть кафедр, которые существовали на историческом факультете много лет, – это кафедра истории Казахстана древних и средних веков, новой и новейшей истории Казахстана, истории Республики Казахстан, источниковедения и историографии, всеобщей истории и кафедра археологии и этнологии. Сегодня из них остались лишь три. Остальные объединили в одну кафедру истории Казахстана. И это было сделано в ведущем вузе Казахстана! Такое происходило в то время, когда во всем мире государства, наоборот, концентрировали свое внимание на изучении своих национальных историй с целью укрепления национальной идентичности и, в конечном итоге, ради укрепления национальной безопасности.

Учебные часы по «Истории Казахстана», которая преподается во всех вузах страны, с нового учебного семестра планировали сократить с трех до двух кредитов, то есть на одну треть. Кроме того, во многих вузах, якобы «за ненадобностью», были закрыты кафедры истории Казахстана. Как не радоваться, что учебные часы благодаря вмешательству Главы государства не сократили, а кафедры истории начали восстанавливать во всех государственных вузах. Поэтому у исторической науки Казахстана сегодня вырисовывается блестящее будущее. Уверен, что восстановят и сокращенные кафедры в КазНУ, поскольку без периодизации исторической науки сложно будет изучать ее.

– Перед началом нового учебного года вы завершили очередной этап научного исследования по вопросам адаптации и интеграции оралманов, издав книгу «Пути интеграции оралманов в казахстанское общество: реалии и вызовы». Расскажите об этом подробнее.

– Да, я являюсь руководителем научного проекта, посвященного психологической адаптации оралманов. Понимание культурных оснований различий между разными группами оралманов и принимающим обществом важно для разработки рекомендаций для местных государственных органов и организации социально-экономической работы с репатриантами.

– Что вы подразумеваете под культурными различиями?

– В широком смысле здесь подразумеваются способы видения мира, то есть мировоззрение наших соотечественников, прибывших к нам из стран ближнего и дальнего зарубежья, культурные, социально-экономические и другие параметры которые кардинально отличаются от наших. Например, в Китае проживает 1,5 миллиона наших соотечественников, по одному миллиону в Узбекистане и России, не меньше их и в других странах. Хочу еще раз напомнить, что они покинули Родину не по своей воле. В период присоединения к царской России, во время подавления царизмом национально-освободительного восстания 70–80-х годов XIX века и 1916 года, во время кровавых методов установления власти большевиков, гражданской войны, последствий голода 1921–22 годов, незаконной конфискации крупных байских хозяйств, насильственной коллективизации и более 80 восстаний 1928–1931 годов, страшного голода 1931–1933 годов мы потеряли от 30 до 40% своего коренного населения как погибшими, так и безвозвратно откочевавшими в республики Средней Азии, Иран, Афганистан и другие страны. Изучение истории того времени доказало, что эти люди вынужденно покинули родные земли.

– Сегодня дети, внуки и правнуки этих людей, в свое время вынужденно покинувших Родину, возвращаются в Казахстан. Какие способы адаптации в наших вузах вы, как ученый и преподаватель, предлагаете?

– Одной из проблем для оралманов является слабое знание истории Казахстана. Поэтому на подкурсе КазНУ принято решение увеличить количество часов для преподавания этого предмета. И здесь свою практическую роль сыграют новые научные центры и восстановленные кафедры истории в вузах.

Кроме того, опросы студентов показывают, что они опасаются не пройти тест по письменному казахскому языку во многом из-за того, что не знают кириллицы. Большое значение для адаптации имеют социально-экономические и морально-психологические нюансы, например, когда дети впервые оказываются вдали от семьи.

В 2012 году наша научная группа провела исследование в КазНУ им. Аль-Фараби с целью определения проблем и готовности молодых оралманов включиться в образовательный процесс. Мы спрашивали ребят не только о трудностях во время обучения в наших вузах, но и о том, какие из этих проблем вызваны статусом оралманов, культурным и жизненным багажом и какие способы они находят для их преодоления в общении со сверстниками. Как они расценивают отношение к себе со стороны других студентов, ощущают ли они дискриминацию и так далее.

– И какие ответы вы получили?

– Наше исследование продолжается. Думаю, окончательные ответы читатель получит, когда мы завершим научный проект. То есть сегодняшняя книга «Пути интеграции оралманов в казахстанское общество: реалии и вызовы» станет не последней.

 

Беседовала Раушан ШУЛЕМБАЕВА

Источник: Казахстанская правда 
Опрос

Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?