Публикации

Судьба членов первого акмолинского Совдепа

05 Марта 2018
1752
0
Судьба членов первого акмолинского Совдепа
Авдеев М. «один из главных и свирепейших деятелей большевистской власти», Бачок Т. «один из главных деятелей и организаторов большевистской власти», Бекмухаметов Н. «безусловно вредный и опасный»

100-летие политических процессов в России вновь подняло ряд вопросов событий тех лет, участников событий и вообще общий настрой населения по вопросам установления власти большевиков и отношение к белогвардейскому движению. Борьба за власть отразилась и на окраинах империи, прошлась по судьбам и оставила свой след в памяти народа.

Попробуем проследить трагические события и судьбы первого состава Совдепа Акмолинска в период установления советской власти и белогвардейским мятежом. Имеющиеся материалы Государственного архива города Астаны позволили прояснить довольно небольшой, но полный веры в «светлое будущее» путь борцов за Советскую власть. Фонды содержат богатейший материал записей очевидцев событий, воспоминаний, рукописей краеведа А. Дубовицкого, а также выписки из архивов и периодической печати. Материалы данного фонда стали документальной основой данной статьи.

На момент февральской революции в небольшом городе Акмолинске большевистской организации не существовало. С приходом вестей о падении самодержавия в городе начались волнения, требовалось решить вопрос о власти. Стоял вопрос об избрании Исполнительного комитета. В качестве уездного комиссара по управлению Акмолинским уездом из Омска прибыл прапорщик Петров [1].

Впервые большевики заявили о себе на съезде крестьянских депутатов 15 мая 1917 года. Наиболее активными из них были Нестор Монин и Феодосий Кривогуз, которые смогли повлиять на принятие ряда решений. Было приняты решения о ликвидации института крестьянских начальников и его уездного управления, об изменении подоходного налога [2].

Партийный билет Акмолинской организации большевиков за подписью Т. Бочка и Э. Пионтковского, отпечатанный в 1918 году.

Большевики продолжали активно проводить политику среди широких народных масс, формировали силы для свержения местной власти. Большую помощь оказал Омский комитет большевиков, делегировав в Акмолинск коммунистов Юшакова, Шлюшенко и Дризге. Началась работа по созданию партийной ячейки. Весной для оказания помощи от большевиков Петрограда приехали Фандов, Зимин, М. Авдеев, задачей которых было создание отрядов Красной гвардии.

В конце декабря 1917 года начался роспуск местных органов Временного правительства. Был создан Революционный комитет в составе Нестора Монина, Феодосия Кривогуза, Захара Катченко, Дмитрия Богомолова, Тимофея Бачок, Николая Горбачева, Сакена Сейфуллина, Рахимжана Дюйсембаева, Бакена Серикпаева и других [3].

27 декабря 1917 года на общем городском собрании было принято решение о передаче власти Революционному комитету и аресте прапорщика Петрова, пытавшегося спровоцировать беспорядке в городе. Взять под арест Петрова, находящегося в доме купца П. Моисеева, не удалось. Комиссар Временного правительства скрылся, переодевшись в казахскую одежду [4].

Каменный дом П. Моисеева, в котором размещался первый уездный Совдеп. В советское время - поликлиника №4 (ул. Орджоникидзе, 6). Фото В. Бочкова, 1960 г.

Встал вопрос о создании новых органов власти. 28 февраля 1918 года открылся первый Акмолинский уездный съезд Советов с участием 224 представителей от города и волостей [5]. На съезде была проведена реорганизация Совдепа. Председателем стал Тимофей Бачок, заместителем – Павел Вязов, секретарем – Феодосий Кривогуз. Съезд принял ряд важных решений: о власти, о землепользовании, о конфискации крупного частного капитала и имущества, о народном просвещении и здравоохранении, о снабжении продовольствием. Председателем Исполкома и военным комендантом города Акмолинска избрали Захара Катченко.

В первые мартовские дни 1918 года прошло распределение обязанностей между членами Совета, утверждены отделы Совета, организован Совет народного хозяйства, принято решение о налоге на местное купечество. Чуть позже, 13 апреля произошла реорганизация отделов Совдепа, председателем был избран Т. Бачок. Подразделения Красной Гвардии возглавил фронтовик М. Авдеев [6].

Особняк Г. Хальфина, в котором в 1918 году размещался отряд Красной Армии. В советское время - типография (угол улиц Ленина и Мира). Фото Е. Лукина, 1957 г.

Не долго продолжалась мирная жизнь и деятельность Совдепа. Мирное развитие революционного строительства было прервано заговором сторонников контрреволюции. Утром 3 июня 1918 года произошел контрреволюционный переворот под руководством Кучковского, были арестованы члены Совдепа. Подразделения Красной Армии были сосредоточены в разных местах и не оказали существенного сопротивления повстанцам. Командир красногвардейского отряда М. Авдеев пытался оказать военное сопротивление, но оно было сломлено превосходящими силами противника.

Бывший магазин А.И. Рыбниковой, в котором содержались арестованные члены первого Акмолинского уездного Совдепа. В советское время - промтоварный магазин №6, пункт приема телеаппаратуры (ул. Карла Маркса, 133). Фото В. Бочкова, 1949 г.

Начались бесчинства и аресты. Одержав победу, белоказаки хватали всех, кто был причастен к советской власти. В первый же день было арестовано свыше 200 человек [7]. Арестованных избивали прикладами, плетьми, после этого членов Совдепа и коммунистов разместили в станичном правлении, а к вечеру перевели в магазин вдовы Рыбниковой. Из Рыбниковского магазина арестованных перевели в городскую тюрьму. Согласно постановления следственной комиссии, к членам Совдепа и членам партии был определен строгий тюремный режим. Условия были достаточно тяжелыми: передачи для арестованных запрещались, суточная норма 1/3 фунта хлеба и кружка воды [8].

Из воспоминаний бывших членов Акмолинского уездного Совдепа Юдина М., Пригода И.: «Недостаток пищи, издевательства, побои, нравственные муки от того, что там, на воле мучаются жены, дети, надламывали здоровье. Некоторые заболели. Наиболее видных совдеповцев палачи решили заковать в кандалы. Железо собирали со всего города, снимали цепи с собак, но для кандалов его не хватило. По рукам и ногам было заковано всего 6 человек. Остальным заковали только ноги. В таком виде арестованных вели через весь город» [9].

В течение семи месяцев, с июня 1918 по январь 1919-го, арестованные находились в Акмолинской тюрьме, где продолжались издевательства. С особой жестокостью избивали В. Павлова, Н. Монина, И. Трофимова, Т. Бачка. Но больше всех досталось М. Авдееву.

5 января 1918 года из Омска прибыл отряд атамана Анненкова под командованием офицеров Губина и Бородихина. 57 членов Совдепа под конвоем вывели пешком за город, посадили на подводы и отправили из Акмолинска в Петропавловск за 550 км [10]. В Петропавловск сопровождающие везли «Список деятелей 1-й Советской власти в г. Акмолинске», отправляемых в Петропавловскую судебно-следственную комиссию с характеристикой Акмолинской следственной комиссии от 14 августа 1918 г., в которой всем 57 арестованным была дана характеристика следственной комиссии. Так, Авдеев М. «один из главных и свирепейших деятелей советской большевистской власти», Бачок Т. «один из главных деятелей и организаторов большевистской власти», Бекмухаметов Н. «безусловно вредный и опасный», Сейфуллин С. «опасный для общественного и государственного спокойствия» [11]. Через 13 суток арестованных доставили в Петропавловск и поместили в барак, а на следующий день погнали дальше.

Из воспоминаний З. Катченко: «В Петропавловске нас всех 57 человек поместили в два товарных вагона (вагоны смерти атамана Аненнкова), а в третьем классном вагоне разместили конвой из колчаковских головорезов. Вагоны были грязные, в них раньше перевозили скот. В этих «вагонах смерти» нас продержали 48 суток, гоняли вагоны от станции к станции, сутками держали в тупиках, по трое – четверо суток не давали ни хлеба, ни даже воды. В результате этих пыток шесть человек из моих товарищей Павлов, Дризге, Монин, Пянковский, Афанасьев от голода умерли в вагонах. Трупы умерших товарищей сутками находились среди нас, живых, пока после настойчивых наших требований нам позволили их перенести в запасной пустой вагон, который с этой целью был прицеплен сзади наших вагонов. Наконец в марте 1919 года, чудом оставшихся в живых, нас привезли в Омск и поместили в концентрационный лагерь. В Омских концентрационных лагерях было много пленных красноармейцев, советских и партийных работников. В лагерях умерли еще многие из наших товарищей М. Смакотин, Милокумов, Стручков, Ф. Кривогуз, Задорожный, Патрикеев и другие» [12].

Таким образом, доехав до Семипалатинска в грязных, холодных вагонах, простояв там 2-3 часа, вагоны с арестованными были отправлены назад в Омск. В концлагере продолжалась бесправная жизнь, побои, издевательства, людей расстреливали, другие гибли от ран и истощения. Через несколько месяцев из 57 акмолинцев осталось только 31.

Из воспоминаний Юдина М., Пригода И.: «Мы стали думать о побеге, искать выхода. Вскоре успешно осуществили побег М. Авдеев, З. Катченко, П. Вязов, Юдин, Сейфуллин, М. Баландин, В. Мартылога, Д. Нуркин, Е. Кондратьева, Ф. Ананченко, С. Макалкин».

К началу августа 1919 года в Омском лагере из деятелей Акмолинского совдепа остались лишь 19 человек, среди них: Пригода, В. Грязнов, Кременской, Гизатулин, Павлов. Наступление частей Красной Армии заставило колчаковцев вновь посадить арестованных в вагоны и отправить на Восток. Поезд довез заключенных до станции Иман, где в феврале 1920 года оставшиеся в живых были освобождены дальневосточными партизанами. Из 57 акмолинских совдеповцев домой вернулись только семеро: Пригода И., Грязнов М., Грязнов В., Краменский М., Лозяной С., Стреколовский. Оставшиеся же в Акмолинской тюрьме активисты были освобождены лишь при взятии Акмолинска частями Красной Армии 25 ноября 1919 года [13].

Героев – совдеповцев не забыли, их имена носили улицы Акмолинска, а затем Целинограда – улица Монина, улица Кривогуза, улица Дризге и другие.

Татьяна КОШМАН,

Евразийский национальный университет им. Л.Н. Гумилева

На главном фото: Рисунок А.Ф. Дубицкого «Расстрел красных партизан у еврейского кладбища в г. Акмолинске в 1919 г.». 

Источники:

1. ГУ «Государственный архив города Астаны». Ф. 407. Оп.1. Д.188. Л.1.

2. ГУ «Государственный архив города Астаны». Ф.407. Оп.1. Д.188. Л.1.

3. ГУ «Государственный архив города Астаны». Ф.407. Оп.1. Д.188. Л.1.

4. ГУ «Государственный архив города Астаны». Ф.407. Оп.1. Д.188. Л.1.

5. ГУ «Государственный архив города Астаны». Ф.407. Оп.1. Д.188. Л.1.

6. ГУ «Государственный архив города Астаны». Ф.407. Оп.1. Д.184. Л.12.

7. ГУ «Государственный архив города Астаны». Ф.407. Оп.1. Д.188. Л.13..

8. ГУ «Государственный архив города Астаны». Ф.407. Оп.1. Д.188. Л.13.

9. ГУ «Государственный архив города Астаны». Ф.407. Оп.1. Д.188. Л.13.

10. ГУ «Государственный архив города Астаны». Ф.407. Оп.1. Д.188. Л.13.

11. ГУ «Государственный архив города Астаны». Ф.407. Оп.1. Д.185. Л.1 - 4.

12. ГУ «Государственный архив города Астаны». Ф.407. Оп.1. Д.188. Л.3-4.

13. ГУ «Государственный архив города Астаны». Ф.407. Оп.1. Д.184. Л.13.

14. Дубицкий А.Ф. Город на Ишиме. Алма-Ата: Казахстан, 1986.

 

 

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Подпишитесь на наш Telegram канал!

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Чего не хватает национальной сборной Казахстана по футболу, основанной 105 лет назад, чтобы принять участие на ЧМ?