Публикации

Краеведение Казахстана: к истории изучения

04 Декабря 2013
319
0
Краеведение Казахстана: к истории изучения
В условиях развития суверенного Казахстана актуальность краеведческой проблематики связана с воспитанием молодежи в любви к Родине, духе патриотизма.

В условиях развития суверенного Казахстана актуальность краеведческой проблематики связана с воспитанием молодежи в любви к Родине, духе патриотизма. Н. А. Назарбаев в программной статье "Социальная модернизация Казахстана: двадцать шагов к Обществу Всеобщего Труда" предложил ввести "Краеведение" наряду с другими дисциплинами как обязательные учебные курсы в средних, технических, профессиональных и высших учебных заведениях Казахстана [1]. Краеведение это и научная и научно-популяризаторская деятельность определенной проблематики: прошлое и настоящее какого-либо края, определенной местности. Это и метод познания от частного к общему, выявления общего и особенного, метод, опирающийся, как правило, на междисциплинарные научные связи. Краеведение – это и форма общественной деятельности, причем такой, к которой причастны не только ученые-специалисты, но и значительно более широкий круг, преимущественно местных жителей. К плеяде казахстанских краеведов можно отнести Чокана Валиханова, Салиха Бабаджанова, Николая Коншина, Евгения Михаэлиса, Мухамеджана Тынышпаева, Александра Чулошникова, Николая Ивлева, Владимира Проскурина, Евгения Черных, Сажиду Ахметову, Нелю Букетову. На современном этапе изучение истории краеведческого движения, в том числе и в контексте архивных источников, приобретает особое значение [2, с. 314].
В дореволюционном Казахстане, являвшемся составной частью необъятной российской провинции, наука не была объектом и заботой государственной политики. Она развивалась благодаря деятельности небольшой группы энтузиастов, объединенных в кружки, отделы, комитеты или общества по интересам. В первые годы советской власти государственное регулирование научно-исследовательских работ осуществлялось Революционным комитетом по управлению Казахским краем, позже эти вопросы перешли в ведение Наркомата просвещения Казахской Автономной Республики. В 1919 г. группа краеведов, имевших опыт работы в Оренбургском отделе Русского Географического Общества (РГО), организовала при историко-статистическом отделе штаба Казахского военного комиссариата историческую, этнографическую и естественно-географическую секции, несколько позже к ним прибавилась археологическая. Накопленный опыт и увеличившиеся масштабы научных поисков привели к созданию в г. Оренбурге 15 октября 1920 г. Общества изучения Киргизского (Казахского) края [3, с. 411–412], в первом Уставе которого было записано: "…является прямым преемником Оренбургской ученой архивной комиссии и Оренбургского отдела РГО" [4, с. 300].
В делах фонда Общества [5] отложилась уникальная записка П. А. Воронцовского, служившего до революции в должности Правителя дел Оренбургского отдела РГО, пережившего гражданскую войну, Ново-Николаевский концентрационный лагерь. По ходатайству С. Мендешева [6] он был освобожден в 1921 г. из заключения и приглашен на работу в Общество изучения Казахского края. Воронцовский отмечал, что в свое время было издано 25 выпусков "Известий Оренбургского отдела РГО", где регулярно печатались отчеты о деятельности отдела. Последний номер вышел в свет в октябре 1916 г. Должность председателя до 1916 г. занимал губернатор Тургайской обл. М. М. Эверсман, затем геолог – Д. Н. Соколов, скончавшийся от тифа в 1919 г. Документы за 1916–1919 гг. (общество, существовавшее на ассигнования уездных и губернских земств, продолжало свою активную деятельность) были утеряны в годы разрухи гражданской войны. Уникальная библиотека была расхищена частично преподавателями Высшей Вольной школы, в здании которой она располагалась с октября 1917 г., частично – красноармейцами во время захвата ими г. Оренбурга в 1919 г. По возвращении на работу Воронцовский, начиная с 1922 г., возобновил отчетную деятельность Общества, направляя документацию в Центральное бюро краеведения и в Российский отдел научных учреждений Главнауки (г. Москва), в Академический центр Кирнаркомпроса и в Кирнаркомвнудел (г. Оренбург) [7].
История краеведения Казахстана впервые была обобщена в монографии С. Ш. Ахметовой [8]. Хронологические рамки ее исследования охватывают ХVII-ХХ вв. В книге также уделяется внимание истории создания и развития вышеназванного Общества, его филиалам и музеям Казахстана. По инициативе первого председателя общества А. П. Чулошникова была образована "особая ученая архивная комиссия путем привлечения посторонних, работы которых печатались бы в газете "Известия Киргизского края". Несколько позже и члены Общества стали использовать архивные документы в своих исследованиях, которые публиковались в его "Трудах" [9]. С подачи учредителей Общества были созданы отделения в Кустанае, Уральске, Урде. В конце 1923 г. на активные контакты вышел семипалатинский краевед Н. Я. Коншин. Связь с Кустанайским и Уральским филиалами тогда же была временно утеряна. В 1920 г. был образован Джетысуйский отдел Русского географического общества, в состав которого вошли все сотрудники губернского музея – старейшего краеведческого учреждения Джетысу (1892 г.). Он в 1921 г. был преобразован в "Общество изучения Семиречья" [10, с. 53–61]. Спустя некоторое время открылись филиалы в Кокчетаве, Акмолинске, Актюбинске, Талды-Кургане, Каракалпакии.
Среди членов Общества было немало государственных деятелей – А. Байтурсынов (в 1922 г. – почетный председатель), С. Садвокасов, Х. Нурмухамедов, А. Джангильдин и др. В Оренбургском отделении на начало 1922 г. состоял 61 член, на конец 1923 г. – 78 членов, к октябрю 1927 г. – 154 члена. Нужно отметить, что добровольные краеведческие организации в своей основе никогда не были многочисленными и массовыми.
Параллельно в г. Ташкенте в 1920–1925 гг. действовало общество ревнителей казахской культуры "Талап". Заметную роль в нем играли представители интеллигенции – инженер М. Тынышпаев, писатель М. Ауэзов, поэт М. Жумабаев, врач Х. Досмухамедов, юрист Ж. Досмухамедов и др. В г. Актюбинске функционировало мусульманское культурно-просветительское общество им. Тукая [12]. Общественные организации поддерживали между собой творческие связи. Казахские исследователи истории своего народа помогали в работе русскоязычным краеведам, консультировали их по вопросам национальной культуры, традиций, особенностей быта и т. п.
В исторической литературе 20-е гг. прошлого столетия характеризуются как "золотое десятилетие" краеведения, основывавшееся на массовом научно-культурном движении. Большой вклад в его развитие внес Ураз Джандосов – председатель правления Общества изучения Казахстана в 1927–1931 гг., одновременно заведующий отделом Казкрайкома ВКП (б), нарком просвещения республики. По его мнению "центр тяжести работ краеведческого общества определяется не материальными вложениями, которое оно может сделать, а тем неоценимым вкладом, который понесут Обществу его члены в виде добровольного и бескорыстного труда на пользу науки и края" [12].
В соответствии с решением СНК СССР от 13 ноября 1927 г. "О состоянии научно-исследовательской работы" в Казахстане приступили к упорядочиванию краеведческой работы. В частности, было принято решение о вхождении Семипалатинского отдела Российского географического общества [13], одной из наиболее мощных губернских краеведческих организаций, в качестве губернского филиала в Научно-краеведческое общество по изучению производственных сил Казахстана. Вследствие данного слияния значительно возросло количество действительных членов республиканского Общества изучения Казахстана.
В 1929 г. в связи с переездом центральных учреждений республики в г. Алма-Ату краеведы проделали масштабную работу по отбору и изъятию из архивов, книгохранилищ, музеев Средней Азии, Омска и Оренбурга материалов, относящихся к Казахстану, и их размещению в новой столице, куда переехало и Общество, минуя Кзыл-Орду.
К I Всеказахстанскому научно-краеведческому съезду, положившему начало планомерной организации научных исследований в республике (апрель 1930 г.), краеведы пришли действующей организацией с центром в г. Алма-Ате и сильными филиалами в гг. Кустанае, Петропавловске, Семипалатинске, Уральске и др. Принятые съездом решения в определенной мере содействовали созданию в октябре 1930 г. институтов овцеводства и мясного скотоводства, в 1932 г. – Казахского филиала Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук. При КазЦИКе действовал штаб республиканского геопохода, в распоряжение которого выделялось финансирование на производство геологоразведочных работ силами общественных организаций.
В апреле 1931 г., по аналогии с Российской Федерацией, было создано Республиканское организационное бюро краеведения из представителей Наркомпроса, Госплана и Общества изучения Казахстана. В составе 30 чел., 15 из них – члены ВКП (б), 1 – член ВЛКСМ, 14 – беспартийные. Завершила оформление новой структуры открывшаяся 26 ноября 1932 г. в Алма-Ате конференция, на которой было избрано Центральное бюро краеведения Казахстана (КазЦБК) [14], функционировавшее короткий временной отрезок.
В документах, отложившихся в фондах Наркомпроса и Общества изучения Казахстана, отражена в основном несостоятельность этого учреждения. Так в докладной записке У. Токмурзина, зампреда КазЦИКа на имя Т. Жургенева, наркома просвещения, отмечалось: "Между тем, теперешнее состояние этой организации, в частности его Краевого бюро, как руководящего центра, таково, что оно поставлено в условиях, могущих впоследствии свести всю работу на нет… До сих пор не существуют низовые точки облбюро, райбюро, ячейки, в низах руководить работой не кем, посылаемые бумаги поступают обратно… Создалось положение в полном смысле, как говорится, командир без армии" [15], Представители из областей также дали отрицательную характеристику работе Казоргбюро: "Последний краеведческий съезд 1930 г. был очень шумный, но, к сожалению, после него краеведческая работа совсем замерла… От Казахского оргбюро краеведения получено много указаний, отношений, материалов, программ, но все они лежат без использования" [16].
В январе 1933 г. секретно-политический отдел (СПО) Уполномоченного представительства ОГПУ в Казахстане подготовил спецсводку "О состоянии краеведческих обществ и музеев", где вышеназванные организации характеризовались оторванностью от общественно-политической жизни края. Сотрудники СПО также отметили значительную засоренность краеведческих кадров социально-чуждым и антисоветским элементом. В сводке собран негативный материал на многих видных деятелей движения. Например, Андрианов А. А. (заведующий Семипалатинским музеем, член краеведческого общества, бывший офицер, сын видного областника, расстрелянного в 1920 г.) в кулуарах Казахстанской краеведческой конференции "распространял провокационные слухи" о нашествии в Семипалатинск голодающих из близлежащих аулов, о том, что в Абралинском р-не вместо 46 000 голов скота осталось 4 000, о работе мясосовхоза на экспортном из Китае скоте. Инженер-геолог Мишич в своем выступлении заявил: "2-я пятилетка Казахстана построена на песке, в особенности, в части наметки использования гидроресурсов… Она написана с потолка, нереальна". Научный сотрудник Чимкентского музея Б. Н. Тризна (дворянин, бывший участковый пристав) вел антисоветские разговоры у себя на квартире: "Вся литературная жизнь замерла и отброшена на несколько лет назад, но это даром не пройдет. Все только пишет о колхозах, да и о посевной, а люди уже от голода умирают. Что будет дальше?". Член краеведческого общества г. Семипалатинска, бывший кадет Коншин И. П. антисоветски настроенный и т. п.
Далее отмечается, что на 1 января 1933 г. 15 музеев Казахстана в большинстве своем занимают совершенно непригодные помещения… в силу чего музейный инвентарь разбросан, частью находится на улице, где портится и расхищается. Актюбинский облмузей расположен на окраине города, в не отстроенном здании, размером 6×6 метров, никем не охраняемым. В результате дважды посредством взлома похищались экспонаты. Чимкентский музей находится на консервации, вследствие отсутствия помещения, Алма-Атинский Центральный музей помещается в бывшем соборе.
Как вывод в сводке резюмируется: работа областных краеведческих обществ все еще находится в стадии организационного периода [17].
Обратила внимание на большие задачи, поставленные перед низовыми организациями, которые оказались для них непосильными, и правительственная бригада, проверявшая в 1934 г. работу КазЦБК. Речь шла о массовости, плановости, научности, о развитии краеведческой сети до 378 точек по республике с охватом 7560 краеведов. На самом деле к концу 1933 г. из 46 ячеек не осталось ни одной, все облбюро прекратили свою деятельность, из 27 годовых заданий выполнено было только одно. По мнению членов бригады, причина заключалась "в полной бездеятельности и недооценке значения краеведческой работы со стороны руководства КазЦБК [18].
Анализируя данную ситуацию, следует отметить, что такое положение вероятнее всего сложилось из-за отстранения от краеведческой работы профессионалов – действительных любителей своего края. Государственные чиновники в тезисах к предстоящему съезду писали: "Политической задачей казахских краеведов при проведении своих работ по изучению особенностей района является борьба на два фронта. С одной стороны, против остатков великорусских теорий и течений буржуазной нации, игнорирующих национальные особенности меньшинств; с другой – против национально-шовинистических настроений местной национальной буржуазии и остатков алашордынской идеологии". "Правда, об известной части наших специалистов ходит плохая слава как о людях, не порвавших с традициями „колониального чиновника", с такими людьми мы боремся и не перестаем бороться". "Советские условия выдвигают на эту работу [краеведческую] широкие массы – советскую общественность" [19]. Как только работу специалистов заменили деятельностью "широких масс", существующих лишь на бумаге, добровольное Общество изучения края прекратило свои исследования.
В ноябре 1933 г. было принято постановление СНК КазАССР об организации НИИ национальной культуры в целях объединения и координирования научно-исследовательской работы в области культуры: истории, языка, литературы, материальной культуры и краеведения на базе Бюро краеведения, НИИ педагогики, Казцентрархива, Краевого музея и Государственной библиотеки [20].
Вместе с тем в Алма-Ате вновь продолжило действовать Общество изучения Казахстана, которое возглавила Юлия Тевосян, супруга первого секретаря Казкрайкома ВКП (б) Л. Мирзояна. Профессиональный революционер, директор Казахского института марксизма-ленинизма в 1933–1938 гг., краеведением она занималась по совместительству. Естественно исследования Общества в данный период концентрировались в соответствии с интересами его руководителя – сбор материалов по истории революционного движения и гражданской войны, подготовка геопохода им. 15-летия Казахстана. Юлия Федоровна как и ее супруг, пользуясь своим служебным положением, внесли большой вклад в культурное развитие республики, но жизнь и ее, и Левона Исаевича, как и судьбы многих других соотечественников, оборвали репрессии [21].
В 1932–1938 гг. вопросы экспедиционно-исследовательской работы постепенно перешли в ведение Казахского филиала Академии наук СССР. В августе 1936 г. "в целях улучшения научно-исследовательской работы в области науки, истории, литературы и языка и концентрации научных сил в единой организации и во избежание параллелизма" было принято решение о слиянии НИИ национальной культуры с Казфаном [22, с. 149–150], где для решения поставленных задач были созданы два новых сектора: Истории и Казахского языка и литературы.
В 1941–1942 гг. Бюро республиканского Общества изучения Казахстана еще работало, возможно, уже не столь интенсивно как в прежние времена.
Последним всплеском в краеведческом движении республики были 1938–1942 гг., т. к. среди руководства Общества появился человек, который занимался изучением своей родины скорее по велению сердца, чем в соответствии с должностными обязанностями. В эти годы ученым секретарем Общества работал Абусагит Мусульманкулович Жиренчин, выпускник Ташкентского педагогического института, кандидат исторических наук, ученый-литературовед, писатель. В бытность его одним из руководителей Общества, про деятельность последнего писали, что оно вышло "из прорыва в шеренгу передовых научных учреждений" [23]. Но вместе с тем, с его уходом в 1942 г. на должность директора Центрального музея Казахстана, деятельность Общества пошла на убыль. Жиренчин по-прежнему оставался ученым секретарем Общества, только по совместительству. Оргработа по краеведению постепенно переместилась в стены Центрального музея. Вероятнее всего, именно этим можно объяснить то, что, несмотря на дальнейшую деятельность Общества, документы его архивного фонда заканчиваются 1941 г. Отдельные материалы по краеведению отложились в фонде музея.
Думаю, уместно отметить некую неточность в отдельных работах последних лет, где отмечается, что Абусагит Жиренчин стал в марте 1942 г. первым директором Центрального музея Казахстана, созданного путем слияния Общества по изучению Казахстана с одним из секторов Казахского филиала Академии наук СССР [24]. Эта неточность содержится и в статье, опубликованной в последнем издании национальной энциклопедии "Казахстан". Однако сам Абусагит Мусульманкулович в 1947 г. в исследовании "Из истории Центрального музея Казахстана" писал, что музей был основан в 1831 г. К 1883 г. фонд музея насчитывал тысячи экспонатов. Затем было десятилетие развала и консервации. В 1895 г. музей был восстановлен. Разграбленный в годы гражданской войны, вновь торжественно открыт в сентябре 1919 г. В 1923–1927 гг. был разделен на две части, "из которых 1/3 экспонатов и ценностей были оставлены оренбургскому окружному музею, а 2/3 экспонатов, как ценности непосредственно относящиеся к истории, этнографии и культуре казахского народа, выделены в самостоятельный фонд Центрального краевого музея Казахстана". Весной 1929 г. Центральный музей был переведен из Оренбурга в г. Алма-Ата. С момента перевода в столицу Казахстана "музей вступил в новую стадию своего развития и с тех пор больше не испытывал консервации. К оренбургскому фонду прибавился фонд Семиреченского областного музея" [25]. Таким образом Жиренчин принял руководство организацией, насчитывающей более чем столетнюю историю. Из этого следует, что он никак не мог стать ее первым руководителем.
За 21 год своего существования Общество достигло значительных успехов в накоплении, систематизации и пропаганде краеведческих знаний о Казахстанском крае, способствовало созданию филиалов в областных центрах, городах, что в свою очередь значительно активизировало краеведческое движение в республике, действовавшее в основном на общественных началах. Оно стало одним из центров распространения культуры. У. Джандосов в статье в краевой газете отмечал: "За время своего существования Обществом изданы 8 томов своих трудов в общей сложности в 170 печатных листов (за исключением изданий местных отделений). В портфеле редколлегии имеется более 100 рукописных научных трудов". Благодаря деятельности общества были опубликованы научные труды М. Дулатова, А. Рязанова, М. Тынышпаева, А. Чулошникова. Международное признание получила книга А. В. Затаевича "100 песен казахского народа, изданная в 1925 г. при активном содействии Общества. Позже было выпущено два издания методического характера – "Памятка краеведа на 1937 год" и "Спутник краеведа" в 1941 г. Члены общества на местах читали лекции, доклады, создавали библиотеки, историко-краеведческие музеи, собирали экспонаты, охраняли памятники старины и искусства.
Причинами сведения "на нет" работы добровольного общества являлись сложившаяся административно-командная система управления и жесткий контроль в гуманитарной сфере исследований за соблюдением идеологических догм. Как следствие этого можно считать и отсутствие в Казахстане единого органа управления краеведческой работой, не сложившиеся контакты между краеведами-любителями и госучреждениями. С 1948 г. руководство краеведческой работой было возложено на Академию наук Казахской ССР, при которой была создана Комиссия содействия краеведению. В областях соответственно – Бюро содействия. К декабрю 1949 – январю 1950 гг. были организованы Карагандинское, Павлодарское и Семипалатинское бюро. В составе от 7 до 11 человек: как обязательными среди них были зампред облисполкома, директор облмузея, зав. облоно, секретарь обкома ЛКСМ Казахстана и др. [26]. Судя по архивным документам, в республике на 1948 г. действовало 139 краеведов-любителей, хотя, возможно, некоторые из них скорее были должностными лицами, обязанные государством в нагрузку заниматься исследовательской работой. Например, из 14 краеведов-любителей семипалатинцев 11 числились в составе бюро содействия.
Впоследствии в Казахстане был создан ряд организаций, взявших на себя функции добровольных краеведческих обществ – это научно-исследовательские институты, заповедники и др. Например, при Академии наук КазССР с 1952 г. действовало Географическое общество. Центральная организация – в г. Алма-Ате, отделы – Западно-Казахстанский, Северо-Казахстанский и Целиноградский. Цель – координация и изучения географических исследований и проблем. В целях привлечения школьников к изучению родного края и его истории с 1973 г. действовала Всесоюзная туристская экспедиция "Моя Родина – СССР". В ее рамках в Казахстане было создано 36,1 тыс. экспедиционных отрядов, в составе которых около 0,6 млн. школьников. Свыше 84 тыс. учащихся являлись членами туристско-краеведческих кружков. На базе собранного материала было открыто 555 школьных музеев.
Краеведение стало играть вспомогательную роль в работе различного рода научных учреждений. Вместе с тем, накопленный ценный опыт в деле подготовки краеведческих кадров способствовал увеличению численности государственных учреждений – архивов, библиотек, музеев и т. д., имеющих прямое отношение к краеведению. Учебные заведения использовали возможности местных музеев в подготовке будущих учителей к краеведческой деятельности. В качестве некой альтернативы Обществу по изучению Казахского края появились Общества охраны памятников истории и культуры. На современном этапе музеи, архивы, библиотеки и учебные центры сохранили преемственность и вносят огромный вклад в развитие краеведческого движения, выполняя одну из важных задач – формирование гражданственности, казахстанского патриотизма, любви и уважения к историческому прошлому своего Отечества.
Если в 1913 г. в Казахстане имелось всего 3 краеведческих музея: Оренбургский, Семипалатинский и Джетысуйский, в 1927 г. действовало уже 9 музеев, 6 научных обществ, 5 заповедников, 5 научных библиотек, книжная палата и 2 книгохранилища, то на сегодняшний день каждая из 14 областей Казахстана имеет свои музеи, библиотеки, центры и фонды по изучению края [27].
Результаты краеведческих исследований – объект конкурсов, проводимых в основном для молодежи с целью профессиональной ориентации [28]; результаты краеведческих исследований представляются в художественной форме, дают сюжеты для документальных сериалов, телевизионных программ, являющихся самостоятельным направлением в кинематографе [29]. Возможно, результаты краеведческих исследований, где по крупицам собрана история регионов, станут востребованы учеными при подготовке новой многотомной Истории Казахстана, которая в отличие от предыдущих книг будет посвящена не только истории государства, но и истории быта, истории повседневности.
За последние два десятилетия было защищено около 30 научных работ по краеведению, среди них преобладают кандидатские, но есть и докторские диссертации. Отдельные исследования посвящены непосредственно истории краеведения в республике, другие – социально-экономическому и культурному развитию малых городов Казахстана [30].
Проводя исследование в рамках означенной темы, автор отметил, что на современном этапе практически не уделяется внимание изучению деятельности краеведов. Конечно же, есть отдельные работы, архивисты собирают личные фонды. Например, в ЦГА РК уже доступен исследователям фонд Николая Петровича Ивлева – писателя, краеведа, кандидата технических наук. Инженер, преподаватель Алма-Атинского автодорожного вуза по основной деятельности, свое свободное время посвятил научным изысканиям в области краеведения и истории. За период с 1955 г. по 1996 г. он опубликовал 6 книг, 2 брошюры, около 125 статей в журналах и сборниках, около 80 – в газетах. Приняты на хранение фонды И. Э. Гринберга и др. Но все это крупицы по сравнению с тем, что в свое время сделали эти исследователи для сохранения истории своего края, своей Родины.
В настоящее время краеведение в Казахстане находится в стадии интенсивного развития. Но уже пришло время для изучения опыта в проведении и организации этой работы, суммирования и анализа накопленного нового знания.

Чиликова Е.В.

главный эксперт
Архив Президента Республики Казахстан


Литература:
1. // Казахстанская правда (газ.). – Астана, 2012 – 10 июля.
2. Подробнее см.: Чиликова Е.В. К вопросу о вкладе архивистов суверенного Казахстана в краеведение / Архивы. История, место и роль в сохранении культурного наследия страны. Материалы Международной научно-практической конференции. – Алматя, 2012. 334 с.
3. История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В пяти томах. – Т.4. / Редколлегия: Ж. Б. Абылхожин, К. С. Алдажуманов, К. Н. Бурханов и др. – Алматы: Атамұра, 2009. – 768 с. Общество было зарегистрировано государством 1 ноября 1920 г.
4. Культурное строительство в Казахстане (1918–1932 гг.) Сборник документов и материалов. / Сост.: М. А. Абдулкадырова, С. С. Голубятников, А. Г. Кукушкина и др. – Алма-Ата: Казахстан, 1965. – С.300. ЦГА РК. Ф.693. Оп.1. Д.1. Л.1.
5. ЦГА РК. Ф. Р-693. – Общество изучения Казахстана.
6. В 1929–1925 гг. – Председатель КирЦИКа, в 1930-х гг. – нарком просвещения КАССР, председатель Комитета по науке КазЦИКа, начальник Управления заповедников и охраны памятников старины при Совнаркоме КАССР. Сейтгали Мендешевич прекрасно понимал значимость присутствия во вновь создаваемом Ученом обществе опытных кадров. В АП РК сохранились уникальные коллекции документов, собранные С. Мендешевым в бытность его на государственных должностях.
7. ЦГА РК. Ф.693. Д.8.
8. Историческое краеведение в Казахстане. – Алма-Ата: Казахстан, 1982. – 168 с.
9. Грибанова. Е.М. Во главе архивного строительства. (1919–1938 гг.) // Отечественные архивы (Журн.). – Москва, 2004. -№4. – С.13–25. Удербаева С.К. "Труды" Оренбургской ученой архивной комиссии как источник по истории Казахстана (1887–1917). Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук. – Алматы, 2010.
10.Чаушанская Н.В., Муканова А.А. Краеведение в Жетысу (архивные документы "Общества изучения Семиречья") // Туған өлке – Родной край (журн.) – Алматы, 2006. – №2 (7). Архив Джетысуйского отдела РГО сохранился в рукописном фонде книгохранилища Национальной библиотеки РК и в Государственном архиве Алматинской обл.
11. АП РК. Ф. 811. Оп.4. Д.147. Л.36. ЦГА РК. Ф.81. Оп.1. Д.426. Л.115–120.
12. Джандосов У.: Документы и публицистика (1918–1937 гг.). В 2-х томах. Т.2. / Сост. И. Н. Бухонова, А. У. Джандосов, Р. К. Кангужиева, Е. В. Чиликова. – Алматы: ТОО "Издательский дом "Қазақстан", 1999. -304 с.
13. Л. Турова Архивные источники по истории краеведческого общества – Семипалатинского филиала РГО и общества изучения Казахстана; Т. Тусунбаева. Семипалатинские краеведы // Қазақстан мұрағатыры – 2012 (Астана) – №1 (21) – С.104–106, 114–119.
14. ЦГА РК. Ф.693. Оп.2. Д.14. Л.12.
15. Предположительно 1933 г. Там же. Д.15. Л.48–49.
16. Там же. Д.14. Л.9.
17. Справка направлена в Крайком ВКП (б) Голюдову, в Край КК ВКП (б) Егорову, вр. ПП ОГПУ в КАССР Володзько, нач. СПО ОГПУ Молчанову. АП РК. Ф.719. Оп.4. Д. 667. Л.121–131.
18. ЦГА РК. Ф.693. Оп. 2. Д.26. Л.4–5.
19. Там же. Оп.1. Д.133. Л.28–29.
20. Там же. Д.15. Л.50
21. ЦГА РК. Ф.693. Оп.2. Д.26. Л.22. Институт истории партии при ЦК КП Казахстана (50 лет). – Алма-Ата: Наука, 1973. – 116 с.+ вкл. Левон Мирзоян в Казахстане. Сборник документов и материалов (1933–1938 гг.) / АП РК. – Алматы: Қазақстан, 2001. С.272–286.
22. Постановление Казкрайкома ВКП (б) от 25.08.1936 г. "Об организации в Казахском филиале АН СССР сектора истории и сектора Казахского языка и литературы" / Культурное строительство в Казахстане (1933 – июнь 1941 гг.). Сборник документов и материалов / М. А. Абдулкадырова, А. Р. Акимбекова, А. В. Бучнева и др. – Алма-Ата: Казахстан. – Т.2. – 283 с.
23. ЦГА РК. Ф.1308. Оп.1. Д.319. Л.5.
24. См.: Казахстан: послевоенное общество. 1946–1953 гг. Материалы Международной научно-практической конференции. 20 апреля 2012 г. Алматы. / Под редакцией Х. М. Абжанова, Е. М. Грибановой, А. Т. Капаевой и др. – Алматы, 2012. – 324 с; "Казахстан" Национальная энциклопедия – Т.2. / Гл. редактор Б. Аяган – Алматы: Главная редакция "Қазақ энциклопедиясы", 2005. – С.333–334. АП РК. Ф.896. Оп.1 (Ветераны архивного дела Казахстана).
К сожалению, аналогичные досадные неточности стали появляться и в других исследованиях. Например, в "Очерках по истории организации архивного дела в Казахстане" авторы называют первым руководителем с высшим специальным образованием М. Ж. Хасанаева (1994–1996), забыв, что в1949–1952 гг. начальником Управления государственными архивами МВД КазССР был Иван Захарович Чумак – выпускник Московского историко-архивного института 1939 г., к. и. н.
25. А. М. Жиренчин Из истории Центрального музея Казахстана // Қазақ ССР Ғылым академиясының хабаршысы-Вестник Академии наук Казахской ССР – Алма-Ата,1947 – №8 (29) -август. – С.58–61.
26. ЦГА РК. Ф.1308. Оп.1. Д.415. Л.3.
27. Например, фонд "Арыс", созданный казахстанскими историками, политологами и публицистами для сбора, исследования и публикации наследия выдающихся представителей казахстанской интеллигенции – жертв политических репрессий; Научно-практический центр "История и этнография края" им. Е. Бекмаханова Павлодарского государственного университета им. С. Торайгырова и др.
28. В 2000–2002 гг. представитель АП РК входил в состав жюри Казахстанского конкурса исторических исследовательских работ старшеклассников "Человек в истории. Казахстан ХХ век", проведенный историко-просветительским обществом "Адилет", Институтом истории и этнологии им. Ч. Ч. Валиханова Министерства образования и науки РК. Работы конкурсантов приняты на государственное хранение в АП РК. Работы победителей изданы в 2003 г.
29. В г. Алматы действует общественная организация "Архив Памяти". Ее основатель и президент – Г. Касымжанова. Она является автором цикла телевизионных передач историко-краеведческого характера, книги "Архив памяти с Гульжихан Касымжановой" / – Алматы: Ғалым, 2003. – 304 с.
30. Валиханов Э.Ж. "Деятельность РГО по изучению экономического и общественного положения казахского народа на рубеже ХIХ-ХХ вв." (Алматы, 1990), Байтанаев Б.А. "Историко-краеведческая деятельность А. А. Диваева" (Алматы, 1993), Катанаев Г.Е. "Жизнь и деятельность исследователей Степного края" Костанай, 2002), Ильясова А.С. "Деятельность Западно-Сибирского отдела РГО по изучению Северо-Восточного Казахстана во второй половине ХIХ – начале ХХ вв." (Павлодар, 2006), Мусаханова М.З. "Развитие музеев Казахстана (1991–2001) (Алматы, 2007) и др.

Опрос

Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?