Публикации

Желтоксан – первый шаг к независимости

15 Декабря 2017
1037
0
Желтоксан – первый шаг к независимости
Корреспондент исторического портала NDH провел небольшой опрос среди жителей Астаны, приуроченный ко Дню независимости Республики Казахстан

Оказалось, что многие астанчане относят 16 декабря не к дате принятия Верховным Советом Казахстана закона о Независимости и государственном суверенитете Республики в 1991 году, а к трагическим событиям Декабря 1986 года.

Это неудивительно, ведь те трагические события сыграли свою роль в пробуждении национального самосознания и будущем обретении суверенитета.

На тот момент у алматинской молодежи, разумеется, не было планов требовать независимости Казахской ССР. Недовольство вызвало назначение Колбина Г.В. на место первого секретаря ЦК Компартии Казахстана, после ухода Кунаева Д.А., который пребывал на этом посту около четверти века.

Этот момент позже вызовет множество споров о том, кому было выгодно назначение Колбина, которое могло спровоцировать общественное движение, или же власти не подозревали, что недовольные разговоры перерастут в нечто большее. При этом контраргументом к обвинениям о национализме является тот факт, что недовольство казахского народа заключалось совсем не в этнической принадлежности первого секретаря. Колбин Г.В. до этого момента работал в Ульяновском обкоме КПСС и не имел совершенно никаких дел в Казахстане. Демонстранты же требовали назначить первым секретарем не казаха, а «своего», то есть связанного с Казахстаном, знакомого с местным менталитетом, культурой, особенностями и условиями жизни. Общественность предлагала в кандидаты представителей разных национальностей: Е. Ауельбекова, В. Демиденко, З. Камалиденова, О. Мирошхина, Н. Морозова, С. Мукашева, Н. Назарбаева и других.

В 1985 году, когда Горбачев М.С. стал генеральным секретарем ЦК КПСС, был задан курс на «ускорение», к которому население отнеслось с легкой иронией, ведь между строк данного лозунга фактически признавалось отставание СССР по многим показателям. Положение усугублялось тем больше, чем дольше не решались имеющиеся проблемы, порождая новые. Парадоксально, что именно в этот демократичный период молодежь выступила против диктата центра. С другой стороны сам факт проведения митинга говорил о том, что население стало осознавать свои права и возможность их защиты. Раскрыв для себя хоть миг свободы, узник уже не возвратится в мрачную темницу. Люди начали вспоминать, каково это – дышать полной грудью. Но операция «Метель» должна была пресечь «высокие» ожидания, продемонстрировать, что не всегда реальность следует заданным государственным программам и установкам.

Возможно, политика «гласности» после многих лет молчания слишком внезапно обрушилась на задавленное режимом население – как после обморожения нельзя сразу согреваться горячей водой, так и абсолютная гласность была чревата тем, что в огромном потоке информации стали пускать дезинформацию, в которую было не так сложно поверить. Поэтому так важно было прислушиваться к настроениям общественности. Хотя, возможно, государственный аппарат – это, наоборот, делал слишком хорошо, используя «плюрализм мнений» в нужном для себя русле.

Возникли и новые поводы для обвинения высших государственных лиц. Например, снова заговорили о слабой политике Горбачева, его нерешительных действиях, в результате которых произошли данные события. Ходили версии того, что Генсек ЦК КПСС был чуть ли не западным шпионом, который имел четкую цель – развалить СССР.

Каковы бы ни были действительные цели организаторов Желтоксана, нужно помнить, что участники демонстрации верили в свои идеалы, ради которых они вышли на площадь, чтобы огласить требования и снова напомнить громкие лозунги их авторам.

Разные народы, боровшиеся за независимость, за свои честные права, сближают трагические страницы в истории родной страны – потом властные структуры спешат стереть следы своих насильственных действий. Когда наступил долгожданный новый день – люди с ужасом оценили масштабы бойни: вся площадь была в кровавых пятнах, их выводили  кипятком. По трассе в горы лежали трупы. Это были тела людей, вывезенных правоохранительными органами. Задержанные скончались от нанесенных увечий и обморожения.

Подозрительно звучат сведения о других жертвах. При невыясненных обстоятельствах после допроса в КГБ погибла 16-летняя Ляззат Асанова.  Кайрат Рыскулбеков по обвинению в убийстве Савицкого был осужден и приговорен к смертной казни, которую заменили 20-летним сроком. Но он погиб, по распространенной версии, совершив суицид. В 1992 году Рыскулбеков был посмертно реабилитирован, а в 1996 году президентским указом ему было присвоено звание Народного Героя.

Возможно, часть выступавших поддалась всеобщему ажиотажу по поводу демонстрации и стихийно решила принять участие, из чувства солидарности и любопытства. Но, вероятно, эти чувства породили в их душах действительное волнение за родной народ, его судьбу, пробудили сознание того, что именно они должны сейчас отстоять свои справедливые требования, защитить права на свободное и безбоязненное выражение своей гражданской позиции. Нужно признать заслугу участников Желтоксана-1986 в том, что сейчас мы живем в независимой Республике Казахстан.

 

При подготовке статьи были использованы материалы сайтов:

http://www.fergananews.com/

http://www.gorodpavlodar.kz/

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Чего не хватает национальной сборной Казахстана по футболу, основанной 105 лет назад, чтобы принять участие на ЧМ?