Публикации

Кинолетопись независимого государства.

17 Августа 2013
77
0
Кинолетопись независимого государства.
Телеканал «СТВ» организовал ретропоказ документальных фильмов казахстанских режиссеров. В их числе были и 12 работ руководителя студии «ИКС-Б» заслуженного деятеля искусств РК Александра Головинского,

Телеканал «СТВ» организовал ретропоказ документальных фильмов казахстанских режиссеров. В их числе были и 12 работ руководителя студии «ИКС-Б» заслуженного деятеля искусств РК Александра Головинского, которым снято свыше 40 документальных фильмов. По этим лентам можно проследить основные вехи становления нашего Казахстана. Многие фильмы стали призерами различных кинофестивалей и кинофорумов. Они рассказывают о прошлом и настоящем, о людях, чьи судьбы неотделимы от судьбы страны. Фильмы, которые снимает Александр Головинский, – это поистине евразийское кино, потому что многие из его героев являются своеобразным связующим звеном между странами, эпохами, цивилизациями.

– Александр Федорович, я думаю, вы согласитесь, что подобный рет­ропоказ ценен тем, что позволяет пошагово вспомнить историю, а это особенно важно для поколения, которое пришло к жизни после обретения нашей страной независимости.

– Это действительно очень важно, но, к сожалению, наши зрители практически не имеют возможности видеть такие ленты. Вот я, например, в документальном кино уже более 30 лет, начинал еще в советское время на «Казахтелефильме», и за все это время только канал «КТК» более или менее регулярно показывал документальные фильмы, снятые казахстанскими режиссерами. Правда, тогда там работали другие люди и отсутствовала кровавая чернуха. А вот, скажем, в объединенной Европе существует около десятка телеканалов документального кино, вещающих круглосуточно. В России есть специальный канал документального кино и еще практически все каналы постоянно показывают документальные фильмы. У нас почему-то такой практики нет.

– Но ведь фильмы-то снимаются.

– Снимаются, хотя в разы меньше, чем в советское время. И не надо думать, как говорят некоторые, что раньше документальное кино снимало одну политику, это неправда. Я, например, снимал фильмы о Великом шелковом пути, о мавзолее Ахмеда Ясави, о древнем городище Отрар… Тогда на «Казахтелефильме» создавались очень интересные ленты, причем в год выпускалось около 40 фильмов, примерно столько же делалось на «Казахфильме». И получалось, что ежегодно в стране выходило порядка 80 документальных фильмов, из них лишь процентов 10 были политической направленности. Остальные – это портреты писателей, художников, передовиков производства, фильмы о нашей природе, экономике, о прошлом и настоящем Казахстана.

И сейчас снимается очень серьезное документальное кино. Интересно работают, например, мои коллеги Бахыт Каирбеков, Игорь Гонопольский, Игорь Пискунов, Ася Байгожина и другие. У них за последние лет 20 тоже накопилось большое количество работ, которые они с удовольствием отдали бы показать.

Что же касается нынешнего показа на канале «СТВ», то я, например, не считаю его ретропоказом, потому что многие фильмы, и не только мои, но и других режиссеров, снятые еще лет десять назад, смотрятся совершенно современно. В этом плане канал попал, как говорится, в десятку, тем более что сейчас огромное внимание уделяется истории независимого Казахстана, вопросам исторического формирования казахского этноса. Не случайно этот показ шел под весьма многозначительной рубрикой «Время независимости». Правда, я не знаю, по какой причине СТВ выбрал из числа других работ мои фильмы, хотя не скрою, мне это было приятно.

– Кстати, эти фильмы я бы объединила под общим понятием «страна и мы», «человек и история», потому что в них история Казахстана показана через судьбы конкретных людей. Например, те же «Прогулки по Алма-Ате» десятилетней давности.

– Да, я снял 6 фильмов под таким названием, где, например, архитектуру города представляли такие прославленные архитекторы, как Олег Балыкбаев, а гулял с ним по городу наш знаменитый танцовщик Булат Аюханов. Об истории Вознесенского собора рассказывала, к сожалению, ушедшая от нас журналист Евгения Доцук, прогуляться по базарам и рынкам я предложил скрипачке Жамиле Серкебаевой, а она пригласила составить ей компанию очень интересного модельера и стилиста Андрея Ткаченко. И они вместе ходили по нашим многочисленным базарам, по супермаркетам, по-своему рассказывая об увиденном. А великолепного диктора Казахского радио Геннадия Марюхина, к сожалению, недавно ушедшего из жизни, я пригласил прогуляться по площадям города.

– Почему именно его?

– Потому что как диктор Гостелерадио он вел репортажи со всех наших площадей, где проходили парады и демонстрации, и, мне казалось, что он лучше всех может про это рассказать. Ведущим фильма об истории алматинского трамвая, который в то время отмечал свой 70-летний юбилей, был один из моих любимых певцов – Лаки Кесоглу. И каждый раз мне было интересно узнать отношение этих людей к предмету их разговора.

– Как вы считаете, режиссер-документалист должен быть лишь фиксатором истории? Вспомните одного из зачинателей советского документально кино Дзигу Вертова с его «Киноглазом». Или это кино предполагает личностное осмысление событий?

– То кино, которые я снимаю, я называю не документальным, а неигровым. Вот вы говорите – фиксация факта, киноглаз, но любой документ, а тем более кино, все равно несет авторское осмысление этого самого факта. Скажем, как только фотограф берет в руки фотоаппарат, он начинает выбирать не только фактуру, но и ракурс. То есть это такое же авторское искусство, зависящее от воли и желания его создателя.

Да, мои герои не играют чужие роли, поэтому это не игровое кино, но в то же время я, как режиссер, придумываю ход, сюжет, идею, я снимаю так, как считаю нужным .Это не съемки скрытой камерой, я ничего не подсматриваю. В то же время такое кино отражает реальные факты нашей жизни, не искажая историю.

– Не вызывает сомнения факт нужности документального или, как вы говорите, неигрового кино, почему же у нас оно делается на уровне энтузиазма?

– Дело в том, что в советское время вся киноиндустрия очень серьезно курировалась отделом пропаганды ЦК КПСС. Кино было важным идеологическим инструментом. Но потом все это было утрачено. Когда мы общались с директором республиканского архива кино- и фотодокументов Аллой Сеитовой, она с грустью говорила, что у них практически ничего нет за десятилетие от 1990 до 2000 года, а ведь это было самое что ни на есть судьбоносное время.

Сейчас, я вижу, этот инструмент у нас намерены вернуть. И это правильно, потому что кино, а я имею в виду хорошее кино, а не ту ерунду, которая заполонила наши телеэкраны, позволяет нам понять самих себя и определить свое место в потоке истории. Ведь хотим мы этого или нет, но все сохраняется в памяти поколений. Я, допустим, горжусь, что снял очень сложное кино о великом писателе Нурпеисове, где он сам рассказывает о себе, о своем понимании родины. И сейчас в нашей стране есть немало потрясающих личностей, о которых надо рассказывать.

– Продолжая тему «человек и история», мне хотелось бы вспомнить ваш фильм о писателе Калтае Мухамеджанове «Скажи мне, кто твой друг…». Это очень интересная работа, уже хотя бы потому, что в фильме представлены классики советской литературы, такие как Чингиз Айтматов, например, или Расул Гамзатов, которые уже ушли из жизни, но кино сохранило их для нас живыми. Кстати, насколько я знаю, фильм “Возвращение Золотого человека” был удостоен специального диплома Международного Союза кинематографистов.

– Я тоже люблю этот фильм, а идея его создания родилась у меня после встречи с Фаридой Бекжановной, женой Калтая Мухамеджанова. И я снял этот фильм через уникальную библиотеку Калтая. Писатель Герольд Бельгер сказал о нем очень хорошую фразу, что Калтай был не только большим писателем, драматургом, он был еще и великим читателем, таких сегодня, к сожалению, становится все меньше. Причем в библиотеке Калтая несколько полок были отведены книгам с авторскими надписями, которые были подарены ему лауреатами Ленинской и Государственной премий, народными писателями Расулом Гамзатовым, Мустафой Каримом, Давидом Кугультиновым, Чингизом Айтматовым и нашими казахстанскими писателями – тем же Герольдом Бельгером, Абишем Кекилбаевым. Все они с готовностью откликнулись на предложение рассказать о Калтае, поэтому фильм и называется “Скажи мне, кто твой друг…”.

И через этих людей я показал великую дружбу не только народов, но и литератур, нашу общую тогда советскую культуру, которую совершенно не оправданно некоторые отбрасывают как нечто ненужное. В этом смысле я поддерживаю предложение нашего Президента Назарбаева серьезно осмыслить нашу историю. И прав Госсекретарь Марат Тажин, когда говорит, что в истории нельзя все мерить через примитивную призму: нравится – не нравится, все хорошо либо все плохо.

– Да, история – дама капризная, она не прощает ошибок.

– Поэтому история требует серьезного осмысления, из нее нельзя выбрасывать страницы, как бы этого некоторым и ни хотелось, например, ту часть, которую Казахстан прожил в составе СССР. Безусловно, это были сложные, трудные, во многом противоречивые годы, но они много дали сегодняшнему Казахстану. Об этом я тоже хотел сказать в фильме о Калтае, я бы назвал эту ленту прекрасным букетом из лучших цветов культур и литератур Советского Союза.

– Александр Федорович, хоть вы и говорите, что уходите от политики, но фильм «Возвращение Золотого человека», на мой взгляд, явно политизирован, ведь в нем рассказывается о наших государственных символах – гербе и флаге.

– Можно назвать его и политическим. Помню, в советские времена была такая книжица, которая так и называлась – «Твой флаг и герб», рассказывающая об этих госсимволах. И я подумал, а почему бы не сделать фильм о символах независимого Казахстана? Шел 1997 год, у нас уже был и свой флаг, и свой герб, но мне захотелось рассказать о них через их авторов. Скажем, думали ли они о том, что Казахстан – это многонациональная страна?

Поэтому я задал им несколько провокационный вопрос: тот мощный орел, который раскинул крылья на нашем флаге, оберегает только представителей титульной нации или всех граждан страны? И мне было очень приятно, когда мои герои говорили, что Казахстан – страна многонациональная и многоконфессиональная, и орел в голубом небе, конечно же, оберегает всех нас. Каждый человек, какой бы национальности он ни был и какого вероисповедания, находится под защитой нашей символики, а значит, нашего государства и нашей Конституции.

А чтобы это не выглядело этакой агиткой, я решил рассказать об этом через судьбы двух людей – моих больших друзей: художника Темира Бегимбета и музыканта, музыковеда Юрия Аравина, которого отец привез в Казахстан еще мальчиком. Оба они, отец и сын – Петр и Юрий Аравины, занимались изучением и пропагандой казахской музыки. Это еще один пример взаимопроникновения наших культур. То есть по большому счету это культурологическое кино, связанное с нашей историей.

– Этот фильм был снят по госзаказу?

– По госзаказу я снял всего два фильма, причем сам инициировал их идею – это фильм о Мухтаре Ауэзове «Трагедия триумфатора», созданный в соавторстве с крупным московским писателем и литературоведом Николаем Аркадьевичем Анастасьевым, и фильм о писателе Абди-Жамиле Нурпеисове «Великое безумие пчел», который, кстати, скоро покажут. Вот эти два фильма были профинансированы через Министерство культуры. Мне доставляет удовольствие чувствовать себя независимым человеком, поэтому я снимаю то кино, которое считаю нужным снимать. И даже создавая семь фильмов о Президенте Назарбаеве, ни один из них я не сделал по госзаказу, сняв их на спонсорские деньги.

Я независимый человек, если бы мне было не комфортно жить в Казахстане, я бы уехал, например, в Россию, потому что у меня в паспорте написано, что я русский, или в Польшу, потому что мой отец – поляк, и моя дочь живет в Польше, но я – казахстанец, я люблю эту страну. О ней я снимал и, надеюсь, сниму еще немало фильмов.

Елена Брусиловская
Опрос

Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?