Публикации

#Репрессия37: ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА

21 Апреля 2017
523
0
#Репрессия37: ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА
Все дальше уходит в историю зловещий 1937 год, забирая с собой образы людей, ушедших в небытие 80 лет назад. Портал NDH открывает неизвестные страницы жизни семьи Рыскуловых

В статье «Первая встреча. Последняя встреча…» Известный историк-архивист Марат Хасанаев (1946-2002) рассказал о встрече с супругой Турара Рыскулова Азизой Тубековной в 1989 году. Вот как он это описывает.

Весенним майским днем 1989 года судьба подарила мне редкую возможность встречи с женой легендарного Турара - Азизой-апа Тубековной. Я с волнением вглядывался в изрезанное морщинами лицо много повидавшей женщины с удивительно живыми, не потерявшими блеск глазами. Мне хотелось увидеть внутренним взором пленительные черты той юной красавицы, навсегда покорившей сердце Турара Рыскулова. Счастье их было недолговечно, но оно было так велико, что спустя полстолетия, несмотря на пережитые страдания, Азиза-апа светлеет даже внешне при упоминании милого ее сердцу имени. Мне подумалось, что в свой последний час Турар Рыскулов призывал к себе дорогие ему образы людей, видел отца и мать, детей, печальный взгляд молодой супруги - они невидимо согрели его великую душу перед тяжким испытанием в этом бренном мире.

Таков образ коммуниста Турара Рыскулова, истинные масштабы личности которого, так же, как и вклад его в практическую реализацию марксовой концепции социальной справедливости, до сих пор в должной мере не исследованы.

Первый вопрос, который я задал Азизе-апа был о том, как был схвачен Турар Рыскулов. Задать волновавший меня вопрос о том, где и как они впервые познакомились, я не посмел. Надеялся на последующую встречу, не предполагал, что это была наша первая и последняя встреча. Ровно месяц спустя Азизы-апа не стало.

Вот ее рассказ об обстоятельствах ареста заместителя председателя Совнаркома РСФСР Турара Рыскулова: 

«3 мая 1937 года Турар вышел в отпуск. Мы с ним находились на отдыхе в Кисловодске. Ничто не предвещало беды. Стояла прекрасная погода - была весна, а мы были молоды и счастливы. 20 мая Турар закончил свою давнюю большую работу по истории Казахстана и Средней Азии объемом в сорок печатных листов. Он уже готовил к отправке свой труд то ли в Москву, то ли в Алма-Ату.

Азиза Рыскулова, г. Москва, 1930-е гг.

21 мая 1937 г. в семь часов утра явились трое молодых людей из органов. «Вы Турар Рыскулов?» - сухо спросил старший из них. Турар ответил утвердительно. «Мы должны доставить Вас в Москву, одевайтесь. Снимите брючный ремень и галстук» - привычно отчеканил сотрудник НКВД. «Так вы пришли меня арестовать, - взволнованно произнес Турар, - но я и в Москве докажу, что я ни в чем не виноват!».

Они произвели обыск у нас в комнате, где мы отдыхали. Нашли труд Турара по истории Казахстана и Средней Азии, потребовали подписать каждый лист. Турар долго подписывал свою толстую рукопись, иногда бросая на меня короткие прощальные взгляды через стекла своих круглых очков. Однако он был очень спокоен. Чувствовалось, что Турар хотел мне что-то сказать, но тяготился присутствием посторонних. Я с замиранием сердца следила за уменьшавшейся стопкой подписываемых им листов, внутренне чувствуя, что каждый откладываемый им лист приближает разлуку с Тураром, и быть может, навсегда. Как-то неожиданно Турар встал, виновато взглянул на меня, повернулся, и в сопровождении трех человек из органов, зашагал к выходу. Я кинулась за ним. Он шел в середине группы конвоиров, непривычно неряшливый - без галстука и пиджака.

Когда они шли по центральной аллее, я обратила внимание на приоткрытое окно соседнего корпуса, из которого украдкой выглядывал Филипп Исаевич Голощекин, тоже отдыхавший в Кисловодске. Через день я выехала в Москву. На третий день добралась и обнаружила нашу квартиру опечатанной. В нашей московской квартире было несколько комнат. После этого я зашла к К.Е. Ворошилову, С.М. Буденному, М.И. Калинину, Г.Г. Димитрову, все с одним и тем же вопросом: «Почему арестовали Турара?».

Все они сочувственно качали голову, называли Турара преданным партии коммунистом, однако допускали возможность обстоятельств, им неизвестных, что послужило причиной его ареста.

В эти же дни я узнала об аресте 16-летнего сына Турара (от первой жены) Ескендира. Как проходил судебный процесс над Тураром и был ли он вообще - мне неизвестно. С тех пор я никогда больше не видела своего мужа».

При этих словах самообладание покинуло Азизу-апа.

Жесткие складки ее упрямого рта задрожали и в ней снова на миг проглянула хрупкая женщина, потрясенная разлукой с любимым человеком. Я встал, до глубины души взволнованный величием памяти сердца этой удивительной женщины.

Наш дальнейший разговор проходил в некоторой торопливости, но я старался ничего не упустить из сказанного ею.

По ее словам, дальнейшие события проходили так:

Спустя немного дней со дня ареста Турара Рыскулова в тот злополучный день 21 мая 1937 года, был арестован его сын от первого брака Ескендир. Ему тогда шел 16-17 год. Он играл во дворе дома со своим приятелем - сыном управляющего делами СНК РСФСР Герасимова, когда пришли чекисты. Судьба юного Ескендира печальна. На судебном процессе по делу Ескендира Рыскулова присутствовала Азиза Тубековна Рыскулова - жена Т. Рыскулова. В своем слове на суде Ескендир заявил, что ни он, ни его отец, Турар Рыскулов, не являются врагами народа. Своим обвинителям он сказал: «Какой же я враг народа? Мой отец член партии Ленина с 1917 года, он честный, преданный делу коммунист!». В тюрьме Ескендир заболел и вскоре умер.

Турар Рыскулов с детьми Софой и Ескендиром

В феврале 1938 года была посажена в тюрьму теща Турара Рыскулова - Есенкулова Арифа Атауловна - родная мать Азизы Тубековны Рыскуловой. После этого был арестован и осужден на 10 лет и брат Азизы Тубековны - Шамиль Есенкулов, названный «шпионом Рыскулова». Такая же судьба постигла и близкого родственника Турара Рыскулова Молдабекова Оразбая.

В дни первомайских праздников 1938 года пришел черед и самой Азизы Тубековны Рыскуловой. Она была арестована как член семьи изменника Родины (сокращенно тогда называли зловещей аббревиатурой ЧСИР).

Дети семьи Рыскуловых были отправлены в детдома. Годовалая их дочь Рида (родившаяся в Москве в 1937 году) с мая 1938 года находилась с матерью во всех тюрьмах на Лубянке, в Бутырской тюрьме, где когда-то томились и Емельян Пугачев, и сам И.В. Сталин, в тюрьмах Пензы, Омска, Петропавловска, Акмолинска. В 1942-1944 годах Рида находилась в Осакаровском детском доме уже без матери. В 1944 году Риду стала навещать и заботиться о ней сестра Азизы Рыскуловой Надия, обучавшаяся в то время в Москве. В том же году Риду перевели в Тамбовский детский дом. Все же в 1944-1947 годах Азизе Тубековне удалось вновь заполучить дочь и она до 1948 года находилась с ней в отделении Долинка Карлага.

Дочери Т.Рыскулова Софа и Мая находились в тяжелом положении, подвергались преследованиям, жили в обстановке постоянного страха и подозрительности. Дочь Сауле с 5 мая 1938 года по 26 мая 1939 года находилась в селе Дубка Савринского района Одесской области в так называемом Дубченском доме (городке).

В 1939-1940 годах она жила у своей дальней родственницы тети Саиды и дяди Рашида. В 1941-1945 годах она находилась в Челябинской области в Чесменском детском доме. В 1945-1946 годах Сауле уже жила в Москве у сестры Азизы Рыскуловой Надии. В 1946-1947 годах Сауле вместе со своей тетей Надией вернулась в Алма-Ату. В 1948 году она после долгих лет мытарств и разлуки встретилась с родной матерью и сестрой - Ридой. Освободившись из тюрьмы они, однако, находились на свободном поселении без права проживания в больших и малых городах. Жили они в пригороде Алма-Аты, наняв частные квартиры в колхозе «Парижская коммуна» и позже в колхозе «Таранчи». Своего дома у них не было. После возвращения из лагерей Азиза Тубековна Рыскулова с детьми не имели постоянной работы. Вся их жизнь уходила на поиски пристанища и временной работы. Мать с дочерьми Сауле и Ридой до 1953 года мыкалась по частным квартирам, не имея постоянного жилья.

В 1951 году Сауле с отличием закончила среднюю школу под зловещим номером 37. После окончания десятилетки она не смогла поступить в Алма-Ате ни в КазГУ, ни в КазПИ, ни в сельскохозяйственный, ни в медицинский институты. «Дочь врага народа» нигде не принимали на учебу. В эти тяжкие дни, когда ей уже не кому было верить, руку помощи протянули ответственный работник обкома партии Фаина Вульфовна Штенгольц и заведующая кафедрой марксизма-ленинизма Наумец. Они повлияли на объективную оценку комиссии при приеме ее на учебу. Позже, как отличника учебы и активиста, коллектив медицинского института избрал Сауле Рыскулову делегатом на съезд ЛKCM Казахстана. Однако ее фамилия была вычеркнута из списка в вышестоящих инстанциях. Именно в это тяжелое для семьи Рыскуловых время близкие родственники, вместо того, чтобы помочь, наоборот, отвернулись от них. И это тоже было порождением сталинского режима.

XX съезд партии реабилитировал Турара Рыскулова, Азизу Рыскулову, Арифу Атауловну и Шамиля Есенкуловых, Молдабекова Оразбая.

Шли 1956-1958 годы. Несмотря на реабилитацию, общее положение семьи Рыскуловых не улучшилось. В Узбекистане, Туркмении, Таджикистане, Киргизии. Казахстане, Москве выходило множество фильмов, статей, книг, в которых продолжалась неверная оценка роли и личности крупнейшего деятеля партии и государства Турара Рыскулова. В то время появилась только одна крупная статья известного партийного работника, члена партии с 1931 года Байжарасова Рахмалы, опубликованная в газете «Социалистик Казахстан» в I960 году, в которой дан анализ деятельности Турара Рыскулова. Однако по мнению тогдашнего секретаря ЦК Компартии Казахстана по идеологии в статье не были указаны ошибки Турара Рыскулова и именно в этой связи редактор газеты «Социалистик Казахстан» Касым Шарипов был снят с должности.

1960 год для семьи Турара Рыскулова стал годом черного мрака по вине бюрократов от идеологии, партийных карьеристов и деятелей периода застоя.

 

Марат Хасанаев (1946-2002)

Только спустя десятилетия после обращения группы ветеранов партии с письмом непосредственно в Москву в ЦК КПСС заместители заведующего идеологическим отделом тт. Яковлев, Сластинин и Ляхов в течение месяца занимались выяснением истины и высказали объективную оценку о деятельности Турара Рыскулова. Они полностью поддержали мнение о Тураре Рыскулове, как о крупном деятеле Коммунистической партии и Советского правительства, коммунисте ленинской волны, виднейшем революционере, организаторе установления Советской власти в Средней Азии и Казахстане, большом ученом, историке-экономисте, публицисте, общественном деятеле союзного и международного значения, являющегося гордостью не только казахского, но и всех народов Востока. Жизнь подтверждает объективные выводы последней партийной комиссии Яковлева.

И все же до сих пор жизнь и деятельность Турара Рыскулова нельзя считать полностью исследованной. Еще не издано полное собрание его сочинений, не увидели свет его прижизненные книги и более ста статей.

Использованы материалы из книги Марата Хасанаева «Парыз. Долг». Издательство «Арыс», 2013.

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Как вы считаете, будет ли интересен читателю журнал NDH digest, если его номера будут соответствовать историческим этапам развития Казахстана?