Публикации

СУЛТАН СУЛТАНБЕТ

08 Апреля 2017
521
0
СУЛТАН СУЛТАНБЕТ
Павлодарское Прииртышье богато «созвездием» личностей: Шон би, Муса Шорманов, Машхур-Жусип Копейулы, Каныш Сатпаев, Григорий Потанин, Султанмахмут Торайгыров, Темиргали Нурекенев

Каждый регион славен своими выдающимися представителями, сыгравшими заметную роль в его политической, социально-экономической и духовной жизни. Павлодарское Прииртышье богато таких личностей - целое «созвездие»: Шон би, Муса Шорманов, Машхур-Жусип Копейулы, Каныш Сатпаев, Григорий Потанин, Султанмахмут Торайгыров, Темиргали Нурекенев, Ермухан Бекмаханов…

Особняком стоит имя одного из выдающихся людей XVIII столетия – чингизид, влиятельный султан Султанбет, известный правитель среднего Прииртышья и претендент на общеказахский престол. Ровесник, соратник и двоюродный брат хана Абылая. Участник многих сражений с внешними врагами. Один из главных претендентов на ханский престол после кончины великого хана Абылая. И самое главное: ему принадлежит величайшая заслуга в возвращении правобережья Иртыша.

Страна Великой степи всегда была полна выдающимися личностями. Одним из видных государственных деятелей Казахского ханства в XVIII веке был Султанбет, правивший многочисленными родами в районе Среднего Прииртышья. Славное имя этого султана встречается в многочисленных российских и китайских документах дипломатического характера, а также в исследованиях чиновников и офицеров, служивших на Иртышской линии военных укреплений. Так, не оставил без внимания его и известный исследователь края применительно ко второй половине XVIII века, слывший его близким другом, капитан И.Г. Андреев в своей знаменитой книге «Описание Средней Орды киргиз-кайсаков». По долгу службы начальники Сибирской линии И.И. Крафт, К.Л. Фрауендорф, И.И. Веймарн, И.И. Шпрингер, И.А. Деколонг, А.Д. Скалон, Н.Г. Огарев и другие были также знакомы с Султанбетом и вели с ним активную дипломатическую переписку.

Прииртышский властелин был крупнейшим государственным деятелем той непростой эпохи, отстаивая передовые рубежи Казахского ханства от колониальной экспансии ряда государств, а также воинственных кочевников – джунгар и волжских калмыков.

Султанбет (полное имя Султанмухаммед, в российских архивных источниках известен как Салтамамет, Султан Мамет, Султанмамет - авт.) - правитель Среднего Прииртышья, потомок казахских ханов и султанов, родился в 1710 году на юге Казахстана. Его родственники жили в Туркестане, столице Казахского ханства. Он приходился сыном – cултану Джангиру, внуком – султану Абылаю и правнуком – хану Джангиру.

Благодаря покровительству хана Абулмамета, который приходился зятем Султанбета, он был избран султаном кипчакского улуса в Прииртышье, поскольку функции политико-административного и социально-экономического регулирования на уровне верховной власти в казахском социуме выполняли самые ближайшие родственники хана. Абулмамет определял их правителями в различные родоплеменные подразделения, что способствовало преодолению возможного регионального сепаратизма кочевых общин в условиях огромных степных просторов. К слову: во время правления хана Абулмамета политическую элиту из чингизидов составляли его близкие родственники: султан Абылай (Абулмансур) и его сын султан Уали, султан Султанбет и его сын султан Урус, султан Барак и его сын султан Даир, сын Абулмамета султан Абулфеис и многие другие.

Султанбет был известен и как искусный дипломат, принявший деятельное участие во многочисленных переговорных процессах с Российской империей, Китаем и Джунгарским ханством. Так, 27 августа 1742 года он приезжает в Орскую крепость к начальнику Оренбургской комиссии И. Неплюеву за содействием в освобождении султана Абылая (двоюродного брата Султанбета - авт.) из джунгарского плена, и в этой связи 28 августа в Орске «принимает» российское подданство. В донесении И. Неплюева Коллегии иностранных дел от 27 сентября 1742 г. подчеркивалось: «В бытность мою при Орской крепости из обоих ее императорского величества подданных киргис-кайсацких орд приезжали ко мне … Средней орды Салтанбет-салтан (свои улусы имеюсчей)». Как видим, уже в это время он был авторитетным правителем казахов северо-восточной части Казахского ханства.

Как умелый дипломат Султанбет с самой превосходной стороны зарекомендовал себя в китайско-казахских территориальных спорах по отстаиванию исконно казахских земель в бассейне реки Или, оказавшихся свободным после уничтожения Джунгарского ханства Китайской империей. Последняя сторона на правах «главного победителя» никак не хотела возвращать эти территории его прежним хозяевам. Чтобы сохранить часть общеказахской территории Султанбет, несмотря на свой высокий по тем временам ранг, добровольно становится аманатом (заложником – авт.) Китайской империи! Об этом свидетельствуют выдержки из книги известного востоковеда К.Ш. Хафизовой «Китайская дипломатия в Центральной Азии (XIV-XIX вв.)»: «В 1763 г. Аблай направил в Китай в аманаты отца своей старшей жены казаха из рода найман Кинз-батыра с родственниками, хан Среднего жуза Абулмамбет – своего тестя султана Султанмамета, что позволило ему занять кочевья в Илийской долине».

Вернувшись в Прииртышье и вновь возглавив свой улус, Султанбет всецело посвятил себя защите интересов Казахского ханства. Здесь он встретил не только спокойную старость, но и активно добивался возвращения казахов на традиционные правобережные прииртышские земли. Так, 6 марта 1755 года был издан указ императрицы Елизаветы Петровны из Коллегии иностранных дел бригадиру Крафту «о недопущении перекочевки киргиз-кайсаков на правую сторону Иртыша, а также о необходимости впредь требовать ему указаний на этот счет от Оренбургского губернатора Неплюева», где видны тщетные попытки Султанбета перейти на правый берег Иртыша.

Его просьбы иногда переходили на прямые угрозы, когда он оставался «неуслышанным» крепостными начальниками и региональными властями: «Но и после того таковые ж на здешную сторону Иртыша табунов перегоны, и при оных киргис-касацкие перелазы не умаляются. И согнать оных никак не возможно, ибо расположилось их по всей Иртышской линии весьма великое число. Да и еще, сверх того, много из-за реки Иртыша киргис-касак со скотом идет на здешную ж сторону (на правобережье Иртыша -авт.)…А Аблай-солтанов родной брат Солтан Маметь угрожал: ежели их табуны и впредь будут сгонять, то они из крепости людей никого не выпустят, и сена все огнем пожгут, и воды из Иртыша не дадут».

Вот еще одно из многочисленных подобных писем султанов Абылая и Султанбета командующему сибирским корпусом от 1760 года, в котором они также изъявляли желание попасть на правый берег Иртыша, пусть даже на временной основе: «При том покорно просим, как зима наступит, чтоб пожаловать на сию к российской стороне с нашей за реку Иртыш дозволение дать зимовать…И у нас между собою гораздо будет соседство и дружелюбие. А состоящие по Иртышской линии в крепостях и фарпостах командиры нас на вашу сторону не допускают зимовать, и мы на их случаем гневаемся».

В последующие годы попыток переходов было немало. Казахи стали использовать другие пути проникновения на «жилую сторону»: например, через строительство… частных домов на правом берегу Иртыша или на левобережье в зоне «десятиверстной полосы». Именно таким образом они пытались зацепиться на земле своих предков, постепенно отходивших в пользу Российской империи. К примеру, в рапорте генерал-майора А. Скалона в Государственную коллегию иностранных дел от 16 апреля 1776 года есть такие строки: «А сверх того, он же, Абылай (хан - авт.), и Салтамамет салтаны просили ж меня, первой – о переноске его преждняго на другое место за малоимением при нынешнем дров и для мелкаго ево скота кормов, а последней – по старости ево лет, для спокойнаго по зимам житья – домов. Вследствие чего из оных сему последнему и определено построить Ямышевский дистанцыи на самом линейном тракте от форпоста Коряковского в первых у половиннаго маяка, где он ежегодное свое кочевье с давних лет по зимам имеет».

Таким образом, по просьбе Султанбета в 1776 году на правобережье Иртыша в 8 верстах от Коряковского форпоста был построен деревянный дом. Подобные «просьбы» казахских властелинов на тайном дипломатическом языке означали их тщетные попытки отстоять и «вторично» заселиться на исконных землях бассейна реки Иртыш, особенно после разгрома китайцами Джунгарского государства. Кстати, позднее, еще при жизни Султанбета, во многом благодаря его усилиям, а также «домоганиям» его многочисленных отпрысков, степнякам удалось добиться «вечной кочевки» на правобережье Иртыша: российскими правителями были изданы указы о переселении казахов на «внутреннюю сторону» в 1788 и 1798 годах на так называемую «вечную кочевку».

А в 1808 году это было еще раз подтверждено и для других левобережных общин для временного кочевания уже … в зимнее время, но «со взятием аманатов и обязательством не приближаться к населенным пунктам и горным заводам, причем – без оружия». Позднее, точнее в 1854 году, из переселившихся правобережных казахов, управляемых уже внуками и правнуками Султанбета, был создан обширный Семипалатинский внутренний округ, растянувшийся от Омской до Усть-Каменогорской крепости. В 1868 году этот округ был расформирован и вошел в состав Павлодарского, Семипалатинского и Усть-Каменогорского уездов Семипалатинсной области…

Российский исследователь Х. Барданес, участник научной экспедиции под руководством И.Г. Фалька, в 1771 году посетил владения Султанбета в среднем Прииртышье и оставил о нем самые теплые воспоминания, подробно описывая его быт: «26 июля (1771 г. – авт.) сего числа пополудни поехал я в стан Султана, или князя Мамета, старшины Малого улуса Средней Киргизской Орды и удостоен был благосклонным приемом. Его стан, или деревня (аул) состоял из 8 войлочных юрт, или кибиток, из коих три для его фамилии белые войлочные и чище, прочие же были простые для его служителей и пастухов … против входа позади котла разостлан был персидский ковер с подушкою, на котором сидел султан с супругою, сложа ноги накрест …Султан имел от роду 60 лет, был сухощав с небольшою черною бородою; на нем было шелковое платье и шитый золотом колпак. Он имел вид проницательный … он расспрашивал о здравии монархини».

Султан был известен и как воин, и как предводитель ополчения этого региона, принимая самое деятельное участие во многих значимых для государства военных походах. Так, об участии Султанбета в разгроме волжских калмыков, которые прошлись с низовьев Волги в сторону Джунгарии в 1771 году («Пыльный поход»), свидетельствуют записи из журнала подпоручика атамана Волошанина, опубликованные в «Уральских войсковых ведомостях»: «Султаны Абулфеис, Салтамамет и другие батыры и султаны Средней Орды, проведав, что…партия торгоутов (волжских калмыков – авт.), худоконная и в большинстве пешая, идет на Аягуз, собрались преследовать. Они нанесли сильный урон калмыкам: 5 тысяч взято в плен, 5 тысяч погибли от оружия и 5 тысяч умерли с голода и жажды, так что весь путь около Балхаша усеян (был) трупами людей и скота». Кстати, нашему герою уже было более 60 лет, но он все еще был на седле!

С влиятельным региональным властелином считался даже сам общеказахский хан Абылай, о чем поведал комендант Петропавловской крепости генерал-майор Станиславский в своем рапорте, адресованном И.А. Деколонгу от 16 ноября 1772 года: «Аблай-султан (Российская империя никак не признавала его общеказахским ханом - авт.) недавно из своего улуса уехал на реку Иртыш к Салтамаметь-султану для совета». Думаем, что это не была одна только встреча близких родственников. Здесь обсуждались вопросы войны и мира, вынесения смертных приговоров и обеспечения территориальной целостности государства.

Нередко Султанбет приезжал и в Коряковскую крепость по разным делам: часто по вопросам урегулирования конфликтных ситуаций из-за отгонов лошадей и пленения людей. Так, в марте 1775 года он прибыл в крепость для освобождения двух своих подданных, при этом дав…личное поручительство и обязательство от имени своих сыновей: «Порукою остаются Султамаметь-султан з детьми своими, содержащихся под караулом двух киргисцов выпустить, резолюции». Для правителей той эпохи каждый подданный был на счету, под серьезной опекой и вниманием.

В памяти потомков он остался и как человек, который активно начинал сенокошение, чего в степи практически ранее не было, для чего он еще 24 июля 1776 года настоятельно просил командира Сибирского корпуса А.Д. Скалона прислать ему умелых косцов с косами: «Прошу, как ныне наступило сенокосное время, прислать ко мне для той поставки сена и с Коряковскаго фарпоста людей десять человек с косами, к коим присовокупя я и своих работных людей, которые вместе ту поставку и производить будут».

Султанбет был и сторонником обучения своих детей мусульманской грамоте, для чего 15 января 1778 года просил у региональных властей ученых мулл из числа грамотных башкир: «Просил же я вашего превосходительства о присылке ко мне муллы, башкирскаго старшины Аблея племянника».

После смерти хана Абылая в 1781 году на курултае казахской знати султану Султанбету в числе четырех кандидатур была предложена ханская власть над всеми тремя жузами, однако он от принятия ханского достоинства отказался, сославшись на свой преклонный возраст. По нашим данным в это время ему было уже за 70 лет. Этот факт лишний раз свидетельствует не только о влиятельности и авторитете этого степного властелина, но и о его высокой порядочности, приверженности степной демократии…

Именитый султан умер в конце XVIII века, когда ему было за 80. Существуют две версии о том, где похоронен Султанбет: либо его останки находятся в Туркестане в мавзолее Ходжи Ахмета Яссави, либо его могила – на территории Павлодарской области. До сих пор поиски места захоронения Султанбета в Прииртышье остаются безуспешными.

Особый след в истории края оставили и его многочисленные потомки. По многочисленным архивным, письменным и фольклорным источникам у Султанбета было 17 сыновей, многие из которых продолжили славное дело своего отца. Как известно, Султанбет управлял подвластными казахами через своих батыров и многочисленных сыновей. За каждым из его сыновей была закреплена строго определенная казахская волость: Урус султан управлял басентиновской волостью, Иман султан – курлеуткипчакской, Тортан – жарымбеткипчакской, Укибай – кызылгакслетинской, Ботагоз – кулатайкипчакской, Матай – актилеской, Култай – сагалкипчакской, Кулшык – жолабакипчакской, Караш – кулатайкипчакской и т.д. Старший сын Султанбета Урус принимал участие в церемонии возведения на престол Екатерины II в Санкт-Петербурге, где из руки новоиспеченной императрицы он получил золотую медаль. В 1759-1764 годах был руководителем дипломатической миссии Казахского ханства в Пекине, активно занимаясь урегулированием казахско-китайских приграничных проблем. А вместе со своим отцом, ханами Абылаем и Нуралы, в 1771 году отличился как храбрый батыр в сражениях с волжскими торгоутами у озера Балхаш, на берегу реки Мойынты.

Из других сыновей Султанбета не менее известен султан Шаншар (1758-1819), который управлял айтей-басентинской волостью в Прииртышье. В 1802 году российским правительством ему была дарована земля, находящаяся между селами Ямышевским и Подстепным. Борьба за отстаивание традиционных пастбищ на правобережье Иртыша продолжалась до начала XIX века его потомками: они удерживались на правой стороне реки и в такой интересной форме: «… повелением начальства Сибирской линии при реке Иртыш между форпостами Семиярским и Кривым были построены мечеть и дом».

О построенной по просьбе султана Шаншара мечети пишет лидер правительства Алаш Орда Алихан Букейхан, видевший ее лично в марте 1908 года, проезжая по дороге из Семипалатинска в Павлодар: «По дороге из Семипалатинска в Кереку я увидел на высоком берегу Иртыша древнюю мечеть, построенную в честь этого известного султана и названного его именем. Шаншар-султан, который скончался в 1819 году и перед смертью повелел похоронить его на западном берегу Иртыша. Этот мазар, хотя и порядком разрушен временем, все же имеет свою привлекательность. Место его захоронения до сих пор в народе зовется «Шаншар-тамы».

Как пишет известный советский историк Н.Г. Аполлова, внук Султанбета султан Татен в начале XIX века, находясь в урочище Ключи, первым начал заниматься хлебопашеством. Правнук Султанбета Бопы Татенов принимал участие в церемонии инагурации Александра I в Санкт-Петербурге. Правнук Султанбета Ханкожа Татен улы в середине XIX века был главою казахов правобережья Иртыша, выбирался старшим султаном Баян-Аульского внешнего и старшим султаном Кокпектинского округов. Праправнук Султанбета Арынгазы Ханкожаулы известен как пропагандист декоративно-прикладного искусства казахского народа: в 1867 году на выставке при Московском университете были показаны его богато украшенные юрты.

После введения в Российской империи административных реформ 1867-1868 годов практически все чингизиды были отстранены от власти. Далее Советская власть занялась преследованием чингизидов, в результате чего некоторые умерли от голода или сосланы за пределы округа (Алхан Кенеулы, Иса Кенеулы, Бастеми Арынгазыулы, Марден Алханулы и др.). Потомки Султанбета геройски сражались на полях сражений во время II мировой войны, многие из которых не вернулись с полей брани. В настоящее время потомков Султанбета, вернувшихся с войны, уже нет в живых. К примеру, потомок султана Мажит Бураханулы, вырос сиротой. Воспитывался в детском доме в Экибастузе. Окончил Военную академию связи. В звании полковника дошел до Берлина. Умер в России и похоронен в 1974 году в Москве на кладбище в Бабушкино. Другой потомок Султанбета Боранбай Катмаганбетулы до войны работал председателем колхоза в Качирском районе Павлодарской области. С войны вернулся в 1946 году. В 1957 году за достигнутые успехи в труде был награжден орденом Ленина. Сейтахмет Магауияулы на фронте был политруком. За мужество и героизм был награжден именным наганом. Был тяжело ранен, вернулся в отчий дом с ампутированной ногой.

Как выдающийся государственный деятель Казахского ханства Султанбет навсегда останется в истории. Он – участник исторических событий, произошедших в XVIII веке, поэтому его имя можно встретить в современных учебниках и учебных пособиях по истории Казахстана. В настоящее время изучение жизнедеятельности славного султана является актуальной темой для многих исследователей. Мы затронули лишь некоторые «штрихи» из жизни и деятельности султана Султанбета и думается, что его имя станет известным для более широкого круга читателей. Его именем мы должны назвать улицы многих городов Казахстана.

В честь славного султана в преддверии проведения «ЭКСПО-2017» можно восстановить его дом, чертежи которого нашел в Омском областном архиве энтузиаст-краевед В. Сирик. Исследованием о Султанбете занимается также и Т. Смагулов, руководитель Центра археолого-этнологических исследований Павлодарского государственного педагогического института, который собирается заняться археологическими раскопками в местности, где находился дом Султанбета. Обязательно должна появиться книга, повествующая о его жизни и деятельности. Может настанет тот день, когда мы восстановим мечеть Шаншара? Мы убеждены, что выйдут многотомные хрестоматии архивных материалов о султане. Зная историю жизнедеятельности государственного деятеля Казахского ханства султана Султанбета, мы больше узнаем об истории родного государства, а ее необходимо знать всем, ведь без истории нет народа и историей можно гордиться.

Зиябек КАБУЛЬДИНОВ,

Ученый секретарь Национального конгресса историков

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Что из богатств Жети казына является наиболее востребованным в современном обществе?