Публикации

#АЛАШ100: ТЕМИР-БУЛАТ ТЕЛЬЖАНОВ

07 Апреля 2017
368
0
#АЛАШ100: ТЕМИР-БУЛАТ ТЕЛЬЖАНОВ
Портал «National Digital History» продолжает публикацию статей о выдающихся лидерах партии «Алаш»

Происхождение алашского деятеля

Одним из ярких и самобытных общественных и государственных деятелей казахского народа был Темир-Булат Мухамеджанович Тельжанов. В первые годы, перейдя на сторону большевиков, в начале 20-х годов XX боролся с голодом в Акмолинском уезде.

Происходил он из знатной семьи, был внуком известного волостного управителя Тельжана из рода бурас-курманов племени керей. До сих пор среди местных старожилов сохранились воспоминания об этом уважаемом человеке. Тельжан, владея арабской грамотой, еще в 1906 году, когда на территории обширной Акмолинской области начали создаваться первые двухгодичное русско-казахские школы, одним из первых обратился к Акмолинскому военному губернатору с просьбой разрешить открыть такую школу, для чего безвозмездно предоставил свой добротный дом.

Сын Мухамеджана Темир-Булат был женат на прекрасной Жамал, 1906 года рождения, которая приходилась дочерью известного бая («мың айдаған») Жакыпа, сына Тащан бия из Покровской волости Омского уезда Акмолинской области. Два ее родных брата Хамит и Казкен, добровольцами отправившись на фронт, без вести пропали в годы Второй мировой войны. А старший брат Габдолла умер в 1965 году, всю свою жизнь проработав в колхозе кузнецом и тайно исполняя должность аульного муллы, читая суры из Корана по репрессированным родственникам и убиенным на фронте солдатам и офицерам. Практически все старшее поколение других родственников Жамал было поголовно репрессировано советской властью или погибло на фронте.

Аул супруги Темир-Булата Мухамеджановича Жамал под названием Байдалин (Байтуяк), расположенный на территории современного Пристанского совхоза Таврического района Омской области, существует и поныне. Удивительно, сохранился дом, где она родилась и выросла. В 1983 году в этих местах побывал сын Темир-Булата и Жамал – известный в Казахстане и за его пределами художник Канафия. Вот как об ауле своей матери очень тепло вспоминал ее сын: «Помню, ребенком дед часто катал меня на тачанке с открытым легким кузовом, запряженной тройкой, из Тельжан-аула в мамин аул Байтуяк (Байдалин – авт.) Омской области. И я запомнил огромный размах степи, наполненной чистым ароматом степных трав, полыни и цветов... самобытные мазары, памятники народного зодчества казахов Западной Сибири и разветвляющиеся степные дороги».

Годы общественной-политической работы

Темир-Булат родился в 1898 году в пригороде Омска, в урочище Каникей и с молодых лет активно включился в общественно-политическую работу среди казахского населения Омского Прииртышья. Первоначально, как и вся грамотная часть коренного населения, он участвовал в национально-демократическом движении Алаш на территории Акмолинской области. После политической амнистии участников алашского движения советской властью, он перешел на работу в советско-партийные органы и в 1919 году вступил в партию большевиков в возрасте 21 года. В период с 1919 по 1921 года, несмотря на свою молодость, был избран членом редколегии газеты «Кедей сөзі», официального органа Сибирского бюро ВКП (б). Вот как по этому поводу пишет известный советский исследователь В. Познанский:

«Так, когда Сиббюро (Сибирское бюро - авт.) ЦК РКП (б) решило вопрос о создании редколлегии газеты «Кедей Сози», то наряду с видными коммунистами Г. Токжановым от своей организации и Т. Тельжановым от Сибоблтаткирбюро (Сибирское областное татарско-киргизское бюро - авт.) РКП (б) в нее ввели беспартийного известного казахского просветителя М. Жумабаева. По поручению Сибревкома Макжан Жумабаев вместе с Г. Токжановым, Т-Б. Тельжановым, Б. Айбасовым, Серкебаевым, Х. Кеменгеровым, Фазыловым, М. Сеитовым и Х. Какеновым образовали литературную группу в Омске для широкого осведомления населения о Кирреспублике».

Темир-Булат был автором многочисленных публицистических статей о необходимости открытия новых школ, поступления казахских детей в высшие учебные заведения, активного изучения истории края, искоренения некоторых отживших сторон свадебных и погребальных обрядов, улучшения пород местного скота. Предполагалось выпускать газету один раз в неделю, но фактически она выходила только один раз в месяц. Кстати, верстальщиком в этой газете работал знаменитый балуан Хаджимухан Мунайтпасов.

В 1921 году он стал членом Президиума Омского губерисполкома, редактором газеты «Бостандық туы» (Знамя свободы - авт.), официального печатного органа Представительства КАССР при Сибревкоме. В 1922 году он становится членом ЦИКа КАССР второго созыва, в этом же году стал одним из первых организаторов и главных редакторов газеты «Енбекші Қазақ», авторитетного и одного из массовых печатных изданий края.

А в период массового голода 1921-1922 годов в Казахстане стал чрезвычайным уполномоченным по помощи голодающим. Государственный архив г. Астана содержит ценную информацию об участии Темир-Булата в ликвидации очагов и последствий голода на территории Акмолинского уезда.

В 1923-1924 годах его назначают членом Акмолинского губернского суда, и он становится признанным политическим руководителем и организатором комсомола среди молодежи Сибири при Сибирском областном киргизско-татарском бюро при Сиббюро ВКБ (б).

Казахское землячество в Омске

Темир-Булат принимал деятельное участие и в работе уникального казахского студенческого землячества на омской земле. Помогал нуждающимся студентам из области и различных регионов края адаптироваться в Омске, особенно – в первые годы учебы. Организовал участие в общественно-значимых мероприятиях среди учащейся молодежи. Как вспоминал один из известных художников Казахстана Аубакир Исмаилов (материалы из личного архива К.Т-Б. Тельжанова- З.К.):

«В Омске в юго-восточной части города, за речкой Омка с давних времен жили казахи. Эту часть называли в народе «Каржас». Уже в XIX веке Омск стал культурным центром, где позже получила образование казахская молодежь. Одним из известных и уважаемых жителей в 20-е годы был Темир-Булат Тельжанов. Он очень помогал многим студентам и когда мы, я, Аубакир Исмаилов, Косшубаев Малик, Сарсенбаев Сарсенбай учились в Омском Художественном техническом училище им. Врубеля на курсах для подготовки в Художественные вузы, он помогал нам доставать краски, тушь, холсты.

В 1928 г. 2 мая в клубе им.Халтурина состоялся вечер казахских студентов. Накануне мы с Костубаевым Маликом и с помощью Темирбулата Тельжанова написали и наклеили афиши (арабским шрифтом). На вечере присутствовали: друг Темир-Булата Тельжанова Смагул Садвакасов, Габит Мусрепов. Состоялся концерт, где выступил со своими стихами Магжан Жумабаев, знаменитый певец Кали Байжанов, который по просьбе Т. Тельжанова пел вариант Шокпая «Екі жерен», «Арман». На этом же концерте я станцевал «Кара жорга». В зале была устроена выставка из пленэрных работ. Темир-Булат Тельжанов внимательно смотрел наши работы, после беседовал с нами и так как работы наши ему очень понравились сказал: у меня есть сын, когда он подрастет, я обязательно буду учить его на художника.

9 мая в районе Каржаса, недалеко от большой Мечети, организованы были народные гуляния, где выступал известный тогда жырау Актай Маманов, который исполнил «Козы Корпеш», «Енлик Кебек». На этом же гулянии Темир-Булат Тельжанов организовал сбор денежной помощи для казахских студентов. В начале июня в городе Петропавловск… был большой концерт, который помог организовать Т-Б.Тельжанов… На сцене пел знаменитый певец Укили Ибырай, сказители, хор, выступали танцоры. После, мы встретились с Т-Б. Тельжановым и я рассказал ему о своем желании выставиться на передвижной выставке. И он, вместе с журналистом Серкебаевым помогли мне».

Участие Темир-Булата в комиссии по территориальному размежеванию

Как настоящий патриот своего народа, он вошел и в республиканскую комиссию при Сибревкоме по размещению границ Сибкрая и КАССР, при этом занял твердую позицию по включению Омска и Омского уезда в состав казахской автономии во имя торжества исторической спаведливости. Кстати, до 1893 года территория этого уезда была стопроцентно заселена казахами, за исключением г. Омска и части Пресногорьковской и Иртышской казачьей линии. В Представительстве Киргизской АССР при Сибревкоме он вместе с Т. Тогжановым курировал вопросы партийной работы. К примеру, он иниициировал открытие в Петропавловске средней медицинской школы для выпуска «медиков-мусульман» с установлением квоты в 60 человек, из которых 40 мест – для казахов, 20 – для татар. Он принял деятельное участие в работе созданной Литературной коллегии, призванной широко освещать информацию о Кирреспублике.

Но к сожалению, к концу 20-х годов он, как и другие бывшие алашские деятели, были остранены от переговорного процесса, и в 1930 году Омск и самая плодородная северо-восточная часть уезда окончательно перешли в состав Омской губернии.

Годы учебы в Оренбурге и Ленинграде

Вскоре огромная тяга к знаниям привели его на рабочий факультет в Оренбург, который он успешно закончил в 1924 году. А в 1925 году поступил на экономический факультет Ленинградского политехнического института. В стенах этого вуза он продолжал кипучую деятельность в местном казахском землячестве, насчитывавшей тогда до 250 выходцев из Казахстана и различных областей России. Он руководил кружковой работой, читал лекции по актуальным социально-экономическим проблемам. Параллельно работал в доме культуры народов Востока, занимался преподавательской деятельностью по общественным дисциплинам в Ленинградском художественном техникуме.

В Ленинграде он близко общался с видными представителями казахского народа М. Ауэзовым, А. Маргуланом, С. Мукановым и многими другими, был снова как в Омске инициатором организации казахского землячества. Вот как об этом тепло вспоминает известный казахский писатель С. Муканов:

«В Ленинграде существовал хороший обычай: студенты, приехавшие из разных краев и союзных республик организуют так называемое землячество. Организовали такое землячество и казахские студенты... Казахское землячество насчитывало тогда около 250 человек. Председателем его был студент Политехнического института Темир-Булат Тельжанов, секретарем студент Энергетического института Ибрай Тажиев. К Темир-Булату Тельжанову я и пришел посоветоваться по квартирным делам. Темир-Булат в тот же день устроил меня».

Государственная и преподавательская работа

В 1929-1930 годах, успешно совмещая учебу, работал старшим экономистом, заместителем начальника экспортно-импортного Управления Наркомторга КАССР. В этот же период нашел время и для участия в посевной компании и колхозном строительстве. В 1931 году работал доцентом, завкафедрой политэкономии в Алматинском сельхозинституте. В 1931-1934 годах находился на преподавательских и административных должностях соседней России: был доцентом на кафедре политэкономии в Ленинградском Восточном институте им. Енукидзе, помощником директора и заведующим сельхозотдела института народного хозяйства им. Плеханова в Москве. Вскоре его выдвинули на должность заместителя директора университета Марксизма-ленинизма, что было явным признанием его организаторского таланта и качеств опытного преподавателя и умелого руководителя.

Как известно Темир-Булат Тельжанов владел почти всеми тюркскими языками СССР, а также русским, немецким и турецким. 21 октября 1934 года в ходе тайного голосования был избран директором научно-исследовательского института животноводства с участием на собрании первого секретаря компартии КазССР Л. Мирзояна. А на заседании бюро Крайкома ВКП (б) от 16 ноября 1935 году он был направлен на преподавательскую работу в сельхозинститут им. Л. Мирзояна.

Государственная и общественно-политическая деятельность Т.Б. Тельжанова протекала в среде многих видных деятелей интеллигенции 20-30 годов минувшего века.

Политическая репрессия Т. Тельжанова и участь его семьи

Приближались массовые политические репрессии. Они не обошли и Темир-Булата Мухамеджановича: 6 января 1936 года Алматинский горком партии исключил его из партии за сокрытие своего социального происхождения, участие, в так называемой алашординской «контрреволюционной организации». За этим последовал его арест 4 ноября 1937 года. По постановлению «тройки» УНКВД по Ленинградской области от 15 апреля 1938 года он был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу.

Непростая участь постигла и его семью. После его ареста семья продолжала оставаться в Ленинграде. Его жена Жамал с двумя детьми Канафией и Айшой по-прежнему жили у родителей репрессированного. Осенью 1941 года Канафию вместе с другими школьниками эвакуировали из Ленинграда в с. Колково Кировской области. Вот, что пишет об этом случае в своих воспоминаниях К.Т-Б. Тельжанов:

«Когда я спускался с рюкзаком за спиной с третьего этажа и оглянулся на стоявшую у двери, и молча провожавшую меня в эвакуацию маму, я понял, что больше ее не увижу».

Жамал, оставшаяся в блокадном Ленинграде, погибла от голода, как и сотни тысяч горожан, а Айша была отправлена в г. Молотов вместе с учащимися знаменитого Ленинградского хореографического училища им. А.Я. Вагановой.

5 апреля 1942 года Канафия Тельжанов получил скорбное известие о смерти матери, погибшей в возрасте 36 лет в блокадном Ленинграде. Канафия дважды создавал небольшой отряд сопротивления из числа детдомовцев Ленинграда. Ставил перед боевой группой задачу доехать до блокадного города и принять участие в его обороне. Но на ближайших станциях «сопротивленцев» снимали с поезда и обратно возвращали в Киров. В этих условиях, когда не дали ему повоевать под Ленинградом, он принимает решение вернуться в Алматы, но на каждое обращение получает категорический отказ. В этой безвыходной для него ситуации холодной и вьюжной зимой 1942 года он пешком отправляется из с. Русаново до районного центра Халтурина, пройдя по глубокому и рыхлому снегу более 20 километров. Встречается с начальником милиции, который после убедительных доводов юноши, все же выдает ему разрешение на выезд из области. На обратном пути в интернат он один на один встречается с голодными волками.

Об этом случае говорит сам Канафия: «Видимо, правы создатели наших легенд и преданий о том, что предки казахов родились от волчицы». Посмотрев друг другу в глаза, волки и их «родственник» Канафия расходятся мирно. Так, в пятнадцать лет началась самостоятельная жизнь будущего художника из Кировской области. С трудностями он добрался до Алма-Аты. Его приняли сразу на второй курс Алма-Атинского художественного училища.

В 1947 году он успешно закончил учебу и поступил на факультет живописи Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина Академии художеств СССР. В 1953 году, успешно защитив дипломную работу, он возвращается в столицу Казахстана и сразу же начинает преподавать на старших курсах в художественном училище. Вырастил своих детей, достойных памяти своего незаконно репрессированного отца Темир-Булата, уважаемого деда Мухамеджана, дав им прекрасное образование и воспитание.

Реабилитация Т.Б. Тельжанова

Определением трибунала Ленинградского военного округа от 28 мая 1958 года постановление в отношении его отца было отменено и дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Имеется и справка Советского райкома Алма-Аты Компартии Казахстана от 5 января 1990 года и Постановление Бюро ЦК Компартии Казахстана 29.12.1989 года протокол № 104, о партийной реабилитации Тельжанова Т-Б. М. и восстановлении его в рядах КПСС посмертно. Но это стоило очень многого. Несмотря на то, что его дети всю жизнь прожили с клеймом «детей врага народа», Канафия, не думая о себе, открыто добивался восстановления доброго имени своего отца.

К примеру, вот что он писал в комиссию партийного контроля при ЦК КПСС от 11 сентября 1989 года на имя К. Пуго, когда все еще свежи были огульные обвинения казахов в национализме: «Когда кончатся эти преступления, и кончатся ли они вообще когда-нибудь – эта бездуховность, уродующая души и лучшие душевные порывы сыновей и дочерей, так называемых «детей отцов-преступников!»?... Я не могу принять это оскорбление и уйти с этим клеймом в другой мир, хотя жизнь на закате и осталось немного. Я не могу принять его и согласиться с подобным заключением неправды перед лицом будущего поколения. После нашего времени придет новое племя - молодое, незнакомое. Я не могу позволить, чтобы эта ложь ядом разлагала и отравляла их сознание. Не должно быть внукам и правнукам стыдно за дедов и прадедов, за недопетые ими песни, нераскрытые таланты, за прожитые или несправедливо отнятые у них жизни. Пусть они дышат полной грудью, чего не пришлось испытать нашему поколению». Надо признать, это письмо стало началом процесса полной реабилитации его отца.

Память о достойном сыне казахского народа

Имя Темир-Булата Тельжанова навсегда останется в памяти казахского народа, как одного из достойнейших его сыновей. Наша молодежь должна брать с него пример, ибо именно такие как он, приносили пользу и славу своему народу. К великому сожалению, имена казахов, родившихся за пределами современного Казахстана, незаслуженно предаются забвению. К примеру, в России, по сформировавшимся неписанным правилам, о них почти не вспоминают, а казахстанские исследователи их вовсе не изучают, надеясь на своих российских коллег. Имена многих казахов, родившихся и выросших за пределами Республики Казахстан ждут своих новых исследователей. Мы убеждены, что именем Темир-Булата Мухамеджановича Тельжанова будут названы улицы и проспекты городов Казахстана. Ему благодарные потомки непременно поставят ему памятник. Ученые о нем напишут свои книги-воспоминания. Ибо наша молодежь должна быть похожим на таких как он. Честных. Образованных. Преданных. Чистых. Беззаветно любивших свою Родину и народ.

Зиябек КАБУЛЬДИНОВ

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Что из богатств Жети казына является наиболее востребованным в современном обществе?