Публикации

#АЛАШ100: СМАГУЛ САДУАКАСУЛЫ

06 Апреля 2017
490
0
#АЛАШ100: СМАГУЛ САДУАКАСУЛЫ
Портал «National Digital History» продолжает публикации о выдающихся лидерах партии «Алаш»

Возвращение останков Смагула Садуакасулы в Астану

Как известно, в 2011 году в Астане были преданы земле останки видного общественного и государственного деятеля, известного просветителя, министра просвещения Казахской автономии, истинного патриота казахской земли Смагула Садуакасулы, загадочно умершего в суровые тридцатые годы минувшего века в Москве. Аэропорт Астаны был тогда переполнен нынешними потомками славных алашских деятелей.

Как известно, его тело было сожжено и останки были помещены в небольшую погребальную урну на территории Донского кладбища в Москве. Усилиями небольшой группы патриотов его останки вернулись на родину. В последние годы это практически один из первых подобных случаев «возвращения» на родину достойных сынов своего Отечества. Его отец был репрессирован четырьмя годами позже за то, что приходился отцом своему знаменитому сыну. Оставшиеся в живых его близкие и родные долгие годы были вынуждены жить с клеймом родственников «врага народа» в обстановке постоянного преследования, страха и подозрения. Останки славного сына Алаша погребены в мусульманском кладбище в микрорайоне «Жастар» г. Астана.

Годы учебы и становления

Смагул Садуакасулы родился в 1900 году в ауле Жаркын Курганской волости Омского уезда Акмолинской области. Происходил из древнего племени кереев, подрода малай-бактыбай, оказавшихся на территории Омского Прииртышья еще в начале XIII века под натиском войск монгольского императора Чингисхана.

Смагул с молодых лет отличался огромным стремлением к получению знаний. Первоначальное образование получил от местного аульного муллы Абила Куанышулы. А в 1915 году народный любимец окончил известное Полтавское русско-казахское училище на территории современной Омской области, которую он завершил весьма хорошими и отличными отметками.

Известно, что в 1916-1918 годы он учился в Омском сельскохозяйственном училище и на кооперативном факультете Омского сельскохозяйственного института. В 1915-1916 годах работал народным учителем в родном ауле, а в 1931 году тяга к знаниям привела его в престижный для того времени Московский институт инженеров транспорта.

В 1917-1918 годах Смагул был активным членом казахской молодежной организации «Бірлік» (Единство) в Омске, став одним из признанных руководителей ее правого крыла, а также избирался секретарем правления молодежной организации «Жас азамат» («Молодой гражданин»), придерживавшегося тогда позиции алашской элиты.

А в 1918-1920 годах он был сотрудником казахского отдела при земском управлении на территории Акмолинской области, а также преподавателем учительских курсов. В 1920 году в возрасте 20 лет активно сотрудничал в казахско–татарской секции Сибирского бюро РКСМ, членом ЦК Союза молодежи Востока, а также секретарем Казахского обкома РКСМ.

Просветительская и государственная деятельность

Несмотря на свою молодость он стал редактором омской областной газеты «Кедей сөзі» (Голос бедняка). Его чрезмерная общественная активность привела его и в редколлегию газеты «Ұшқын», «Еңбек туы».

А на учредительном съезде Казахской автономии в октябре 1920 года был избран членом ЦИКа Советов КАССР, политическим секретарем КазЦИКа.

Смагул до последних дней отстаивал идею казахской государственности и территориальной целостности республики. Он настаивал на полном изучении и детализации всех спорных вопросов внешней границы Казахстана, поднимал проблемы урегулирования конфликтов в районах чересполосного проживания казахов с переселенческим крестьянством: «Как известно, киргизская территория со времен ее завоевания казаками колонизовалась переселенцами не сплошным массивом, а вкраплено. Занимали все лучшие участки земель, годные для земледелия, по берегам рек, озер и по опушкам лесов. В царское время русские поселки составляли отдельные от киргиз административные волости, которые сохранились по настоящее время. Если мы будем строго придерживаться экономических принципов, то львиную долю киргизских волостей вынуждены будем присоединять к русским. Но какова будет их совместная работа, какие результаты мы от этого получим в итоге, это сказать сейчас в высшей степени трудно. В настоящее время мы, к сожалению, не имеем хотя бы одного опыта районной волости со смешанным населением. Необходимо такой опыт провести, и нам будет тогда хотя бы приблизительная перспектива. Вопрос поистине серьезный и требует внимательного и вдумчивого отношения мест».

Кстати, мысли и размышления Смагула Садуакаса полностью подтвердились на примере Омского уезда Акмолинской области. «Вкрапления» переселенческих поселков на территории казахских волостей привели к тому, что в советское время на почти стотысячное казахское население не оказалось ни одной центральной усадьбы совхоза или колхоза на базе какого-либо бывшего казахского аула. Более того, к 1917 году казахское население уезда составило меньшинство в то время как в 1892 году оно составляло наоборот – почти единственное стопроцентное большинство, не считая казачье население на Иртышской и Пресногорьковской линиях и жителей г. Омска. По данным статистичекой экспедиции А.Кузнецова в Омском уезде насчитывалось около 800 аулов.

Он жестко и негативно подвергал критике колониальную политику Российской империи: «Киргизия представляла до революции типичную колонию. Царское правительство только и знало, чтобы выкачивать из нее сырье и естественные богатства, оно заселило «излишки» ее земель переселенцами, давило всеми мерами на культурное движение, насаждая миссионеров, и прочих просветителей».

С 1921 году он активно участвовал в процессе административно-территориального размежевания Семипалатинской области через вывод из подчинения Сибревкома (Сибирского революционного комитета - авт.) в состав Казахской автономной республики. Со стороны сибирских большевиков было встречено ожесточенное сопротивление, когда они хотели сохранить бывшие казахские земли за Западной Сибирью, находящейся в подчинении Российской Федерации. Более того, он рьяно взялся за отстаивание территории обширной современной Костанайской области в пользу Казахстана. Таких примеров очень много. За чрезмерный патриотизм и желание вернуть исконно казахские земли он получил строгое партийное взыскание. Когда встал вопрос о том, как быть с Акмолинской и Семипалатинской областями, он открыто выступил против передачи их в состав Сибревкома, считая его как экономически нецелесообразным, так и исторически неоправданным.

Смагул был истинным патриотом республики, безгранично выражая свою любовь и уважение к своему народу, о чем свидетельствует следующие его слова:

«В духовном отношении киргизы принадлежат к числу богато одаренных народов. Язык их звучен и образен. Народная литература их весьма развита и отличается широтой взгляда и разнообразием. Пословицы и поговорки их отличаются сжатостью и меткостью выражений. Песенные напевы весьма оригинальны… Киргиз горд, остроумен, насмешлив и энергичен; речь его изысканная, складная и образная. Он весел, любит общество и беседу».

В 1922-1925 годы он занимал такие важные государственные посты как: полномочный представитель КАССР при Туркестанском ЦИКе, заместитель земельного комиссара Казахской автономии, Председатель Плановой комиссии республики. В 1925-1927 годах он стал наркомом просвещения Казахстана, членом Казахского краевого бюро ВКП(б), затем - редактором газеты «Еңбекші қазақ» (нынешняя газета «Егемен Қазақстан» - авт.).

Писатель и публицист

Смагул Садукасулы зарекомендовал себя и блестящим писателем, чего стоит только роман «Сарсенбек», а также такие интересные повести и рассказы как «Кумис коңырау», «Кулпаш» и многие другие бесценные творения, заметно обогатившие молодую казахскую литературу, прекрасно запечатлевшие быт и нравы, стремления и мысли, мечты и думы граждан нашей республики.

Он как блестящий и талантливый публицист, занимал важные литературные посты редактора газеты «Өртен», члена редколлегии журнала «Жас қазақ», ответственного секретаря журнала «Қызыл Қазақстан» («Красный Казахстан» - авт.). При этом, несмотря на свою относительную молодость, полностью отдавался порученному делу.

Из-под острого и талантливого пера Смагула вышли и такие книги как «Новый путь молодежи», «О проблемах просвещения в Казахстане» и другие. Многие из них не потеряли своей актуальности и по сей день.

Смагул много писал на тему укрепления народного образования. В статье «Нужды аула», которую он написал еще в 1919 году высказал мысли, которые опередили время: «Каждый человек, работающий на благо народа… должен крепко и навсегда запомнить, что без образования… все его чаяния в лучшую сторону будут или малопродуктивны, или совсем напрасны. У непросвещенного и невежественного народа нет и крепких убеждений». Выступая на церемонии открытия первого педагогического вуза в республике, он снова восторженно писал: «Казахская молодежь буквально стучится в двери, лезет в окна, к сожалению, не везде находит помощь отделов народного образования».

Для решения наболевших проблем общества, для воспитания молодежи в духе полезности обществу в 1921 году Смагул предлагал молодежи активно объединяться:

«Что надо сделать молодежи? Им надо самоорганизоваться и объединяться! В этих организациях молодежь будет готовить себя к будущей жизни, беря позитивный опыт с прошлого, обучаясь, прибавит себе знания».

К примеру, в 1924 году на страницах журнала «Кызыл Казахстан» он останавился на вопросах централизованного издания учебников для казахских школ и разработки единых терминов на родном языке.

Особо останавливается на вопросах самовоспитания и выработки самокритичности:

«Человек должен сам себя воспитывать. Только самокритичный человек, видящий свои недостатки может руководить огромными массами людей. Он же может указывать недостатки других и служить другим примером для подражания»

Смагул категорически выступал против коррупции и говорил о необходимости выдвижения на руководящие посты честных и порядочных граждан:

«Наш долг состоит в том, чтобы добиваться честности и порядка. Мы должны выдвигать вперед тех, кто думает о людях... Наша молодежь должна бороться с тем явлением, когда на должности волостных управителей стремяться попасть взяточники и несправедливые люди»

Он выступал и за развитие здравоохранения в крае, будучи не совсем довольный народными лекарями, не имевшими специального медицинского образования. Предлагал и действенные меры по предупреждению различных болезней среди степняков: «остается пожелать все же таки земству, чтобы оно, по силе возможности, спасло умирающее население. Для этого ему нужно, в первую очередь, организовать рациональную постановку дела в ныне существующих больницах и фельдшерских пунктах…. Во-вторых, земству нужно издавать на киргизском языке общедоступные листовки и брошюрки по вопросам медицины и санитарии, чтобы этим способствовать наибольшей сопротивляемости населения эпидемическим заболеваниям».

Народный трибун весьма позитивно относился к роли и месту мулл, делая существенную разницу с православными священниками. Если вторые, в основном, читали молитвы, то казахские муллы с одной стороны обучали людей основам религии, с другой - обучали азам грамоты. Если в царское время православие пользовалось моральной и материальной поддержкой со стороны самодержавия, то по отношению к исламу царизм проводил политику сегрегации и заметного ограничения их деятельности, особенно тех, кто прибывал из бывших среднеазиатских ханств.

Любимец народа открыто выступал и против насильственной коллективизации, инициированного ставленниками центра массового голода, унесшего жизнь более половины коренных жителей края, а также постепенного превращения края в самый настоящий сырьевой придаток Центра, за что подвергся гонениям и преследованиям, а также политическому остракизму.

Политические преследования Смагула Садукасулы

Сам Смагул и его близкое окружение, прозванное Центром «садвакасовщиной», были заметной и влиятельной оппозицией центральной власти в крае. Ряд его ближайших соратников были сняты с руководящих должностей и позднее были физически уничтожены.

С приходом И. Голощекина он стал ненужным и вредным: в 1927–1928 годах его избрали ректором Казахского педагогического института в Ташкенте. В своей статье «О нации и представителях нации», опубликованной в журнале «Большевик» (1928, №1), он смело разоблачал неограниченный диктат большевиков. По его мнению, советская власть практически не решила главного вопроса в Степи – земельного вопроса. Также как и его старшие алашские братья, составившие в 1905 году Каркаралинскую петицию, в жесткой форме выдвинул такие требования как: прекращение колонизации казахских земель крестьянами-переселенцами из европейской части России; первоочередное землеустройство местного населения. Он был вынужден пойти на эти меры, так как Советы практически продолжили колониальную переселенческую политику Российской империи. Более того, как покажут события – даже ее превзошли: если в 1897 году по результатам Всероссийской переписи населения Российской империи коренное население составило 80 % от всего населения края, то в 1959 году – 29%!

Отдаление Смагула от общественно-политической деятельности привели к тому, что в 1928-1931 годах он стал рядовым научным сотрудником института востоковедения Академии наук СССР, одновременно стал учиться в Московском институте инженеров транспорта, а в 1931-1933 годах работал простым инженером на строительстве железной дороги Донбасс – Москва.

Осенью 1933 года в Воронеже, по официальной версии, заболел брюшным тифом и 16 декабря этого года умер при весьма загадочных обстоятельствах в больнице в Москве. Значительная часть его современников, близких родственников, а также исследователи его творческого наследия, в том числе и известный исследователь алашского движения Д. Камзабекулы, однозначно считают, что он был отравлен сотрудниками НКВД, так как пользовался огромным авторитетом и влиянием среди своих земляков и с позиции тогдашней советской власти, не терпящей инакомыслия, представлял весьма серьезную опасность для тоталитарного сталинского режима.

Участь и дальнейшая судьба его родственников

Участь «врагов народа» постигла и близких его людей. Его отец мулла Садуакас, весьма почитаемый среди степного люда, был незаконно репрессирован и расстрелян в 1937 году за то, что приходился отцом своему выдающемуся сыну. Его супруга Елизавета Алиханкызы (1903-1971 гг.), дочь видного лидера алашского движения Алихана Букейхана, врач по образованию, долгое время не могла вернуться в Казахстан из-за страха политического преследования. А его сын Искандер геройски погиб в годы войны, защищая родину, которая преследовала его семью.

Его мать Мажикен (1879-1938 гг.), не выдержав страшного горя, выпавшего на ее несчастную голову, ушла в мир иной на второй год после смерти своего мужа. Единственная сестра Смагула Орынбасар (1916-1990 гг.), прожила всю свою жизнь в обстановке подозрения и гонений, не получив даже положенной пенсии и немного не дожив до долгожданной независимости, за которую погибли ее брат и отец.

Думаем, что не далек тот день, когда у будущего памятника Смагулу Садуакасулы в Астане молодые граждане будут клясться в верности родине, появятся новые улицы и площади, носящие его имя, а Министерство образования и науки Республики Казахстан учредит именные стипендии в добрую память о благородном человеке. Но то, что его имя навечно осталось в памяти потомков – не подлежит никакому сомнению.

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Что из богатств Жети казына является наиболее востребованным в современном обществе?