Публикации

Методологический кризис в национальной исторической науке

26 Февраля 2017
245
0
Методологический кризис в национальной исторической науке
Тема связана с определением оптимального способа научного исследования социально-генетического кода, построенного на основании деятельности кочевого социума

Современные исследователи в результате процесса глобализации в рамках геонауки взяли направление на «большую историю», или, как иначе называют «мета», «универсальная» история. Основная причина этому – изменение системы измерения Общества, Человека, Времени, Пространства.

Новое поколение отечественных историков поняло, что на страницах сегодняшней истории нужны содержательные исследования явлениям, принадлежащих культуре и государственности, изменив направление на действия и деятельность Человека, динамичного мира.

Все здесь собравшиеся согласятся со мной, хоть и есть профессиональные историки, когда заходит разговор о методологии, о понятии, определении, где и когда его используют, нет, не то что ни одного общего мнения, а до сих пор нет обобщенного мнения, касательно методологии, подготовки проведения качественных научных дискуссий.

Хочу обратить внимание на следующие вопросы, которые будут ответами на общественное мнение о причинах методологического кризиса в современной отечественной исторической науке:

Первое, наши исследователи были вынуждены расширять свой кругозор методологических познаний различными информационными средствами из-за политики, которую проводил Советский Союз, из-за отставания наших историков от процесса развития всемирной исторической мысли, а также из-за отсутствия формирования школ для проведения в Казахстане высоких теоретических исследований, также игнорирования в номенклатуре специальностей под шифром – 07.00.01 теорию истории. 

Второе, хотя, наши историки, как российские ученые активно не участвовали в обсуждении проблем методологии и всемирной теорией истории, последние двадцать лет, занимались исследованиями в открытии способов компетентного научного познания законодательства культуры и истории казахского народа. В общем, среди исследователей появилось понятие о классической, не классической, постклассической, постмодернистской парадигмы, последовательно, сколько бы мы не говорили, что есть исследования и анализы о методологических позициях, всемирных системах, всемирной экономики, как основа унитарно-поэтапной парадигмы вместе с теориями экономических формаций, с универсально-плюралистической позицией сравнительной теории цивилизаций, все равно новые исследования проводятся в рамках обычной статистики, фактов, и доклада о достижениях.

Хоть сколько не пополнены всемирные исторические знания современных исследователей, не смотря на наличие неисчисляемых доказательств о материальных и духовных ценностях казахского народа, которые являются атрибутами государства, мы до сих пор не можем объяснить простому народу доступным языком внутренние особенности развития экономической, социальной, политической системы цивилизации.

В этом контексте известный антрополог Клод Леви-Строс рассмотрел две судьбы истории: «одна история – поступательная, приобретающая, аккумулирующая находки и изобретения для возведения цивилизаций, а другая история, возможно, равно деятельная и исполненная таланта, но ей не достает дара синтеза, являющегося преимуществом первой», очень важно чтобы мы поняли суть этой формулировки.

Еще, благодаря государственным программам закончилось систематизирование основной части научной мысли, хотя мы поняли, что, применение образцов традиции устной истории имеет научную основу, такое направление в национальной истории до сих пор считается не исследованным.

Уточняя хронологическую, сюжетную, пространственную, социальную преемственность двум - «живой» это устный, «душевной» это письменным источникам до сих пор нет отдельных анализов. Решение этой проблемы приведет к развитию культуры выбора в отечественной историографии. Вместе с этим, нужны очень тщательные исследования, которые нашим историкам не по силам в области: теоретические вопросы цивилизации и культуры, традиционная власть, феномен казахских жузов, институты казахских биев, батыров, сказителей; обычаи казахской государственности; роль религии в кочевой жизни общества, историческая преемственность в духовной жизни казахского народа, национальная философия истории. Если посмотреть обширно, исследование этих богатств, даст возможность найти ответы на все спорные вопросы казахского народа, традиционного казахского общества, факторов духовного развития кочевников в степях Евразии, основы культур, религий, менталитета, жизни.

В-третьих, раньше во время идеологического пространства, те исследователи, которые в объяснении своих предметов исследования подверглись озадаченности до сих пор не доверяют методологии. Это тоже остается необоснованным... Потому что, до какого-то времени, наши предки были не замеченными, не числились хотя бы «малым» народом, во всемирном научном исследовании Евразийских кочевников наши предки были оставлены без внимания, а если брали во внимание, то выступали в роли «разрушителя», либо «разорителя». Надо учитывать, что, какая бы ни была научная парадигма, в первую очередь, это результат западной научной мысли, поэтому исследования были направлены на исследования цивилизации и кочевой культуры запада. В свое время А.Тойнби сказал: «описание примитивных обществ как «народов, у которых нет истории», ошибочно и свидетельствует, прежде всего, об ограниченности наших возможностей», осознал свою ошибку. И все-таки, до этого времени наши ученые использовали направление исторического материализма, не оттого что они научно необоснованные, а оттого что дискредитированы из-за определений квазинауки, которые не схожи с общественно-экономическими формационными учениями.

На самом деле теория формации это всего лишь эквивалентная концепция общественного развития, признанные учеными во всем мире, как цивилизация, всемирная система, всемирная экономика.

Разговор не о том, чтобы придумать в отечественной исторической науке всеобщую историческую концепцию, потому что научные исследования наших ученых связана в первую очередь с изобретением способа для научного выявления социально-генетического кода, основанного на деятельность кочевого социума.

В общем, отказываясь от принципа «Одна методология – одна идеология» пришло время любоваться возможностью пропагандировать свои законы, язык, обычаи, особенные образцы культур, которые приняли и покорили весь мир, взвесить историю равную государственному статусу, стремиться войти в 30-ку развитых стран, освободиться от колониального комплекса.

Следующий этап, это проведение фундаментальных научных проектов и междисциплинарных исследований. Наследники традиционного казахского общества, берущие начало распространению процветания цивилизации кочевников Евразийской степи смогут привить чувства гордости и патриотизма за культуру и историю своего народа в сердцах молодежи Независимого Казахстана.

В заключении можно сказать, что методология – закономерный продукт науки, требующий постоянного развития. Поэтому, в целях профессионального и соответствующего проведения инвентаризации идей отечественной методологии, нужно взять во внимание задачу привития методологической культуры новому поколению исследователей.

Алтайы ОРАЗБАЕВА,

доктор исторических наук, профессор

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Что из богатств Жети казына является наиболее востребованным в современном обществе?