Публикации

КЕМ БЫЛ ТОРСАН, ИЗ РОМАНА «УЛПАН»?

30 Января 2017
775
0
КЕМ БЫЛ ТОРСАН, ИЗ РОМАНА «УЛПАН»?
Роман Габита Мусрепова «Улпан» хорошо знаком многим читателям. Произведение, которое в свое время обрело большую популярность до сих пор пользуется интересом среди читателей.

И среди произведений писателя, посвященных теме матерей, именно этот роман занимает первое место. Много было написано про главных героев этого романа – Есенея и Улпан, но мы сегодня хотим затронуть жизнь и деятельность, человеческие качества и потомки еще одного героя романа – Торсана. 

В исторических сведениях говорится, что Торсан Тилемисулы был баем, волостным начальником племени Уак. Он родился в 1848 году и умер в 1920 году. Отец Тилемис тоже был человеком, обладающим способностью красноречиво говорить и хорошо владел русским языком. В романе «Улпан» Габита Мусрепова есть фрагмент, где описан случай, когда Есеней сечет розгами отца Тлемиса. Причина этого наказания в романе рассказана автором коротко, зато в романе Сабита Муканова «Школа жизни» этот случай раскрыт гораздо шире.

«Тлемис скрыто и упорно ненавидит своего господина и «благодетеля» старого султана Есенея. Почему? И на это, оказывается, есть причины, уходящие корнями далеко в прошлое. В историю вмешивается известный мятежник и повстанец Кенесары. Он когда-то мечом и огнем рушил аулы нашего рода, мстя им за переход в русское подданство: сжигал кибитки, уводил пленных и скот, умыкал женщин. Молодой Есеней сплачивает народ и бросается в погоню за насильником. Кенесары принимает битву около урочища Поганая Лужа и терпит поражение. Есенеевцы захватывают скот, людей, отбивают пленных и торжественно возвращаются домой. Захваченных повстанцев Есеней приказывает передать русским властям. Связанных по рукам и ногам, их везут в штаб линейного войска, то есть в станицу Пресногорьковку. Вот и случилось происшествие, навеки сделавшее Тлемиса и весь его род тайным, но непримиримым врагом своего владыки. Отец Тлемиса был свинопасом. Так вот этот самый свинопас увидел приближающуюся к нему кавалькаду и, понимая, что хорошего ему от одноплеменников ждать нечего, юркнул в волчью норку. Но Есеней, упоенный победной властью, могучий победитель неуловимого Кенесары, еще издали увидел, как этот несчастный точно провалился под землю. «А ну, - говорит он своим джигитам,- вытащить негодяя за уши и подать мне его сюда». Мудреное ли дело выволочь из ямы полумертвого от страха старика? Его за уши протаскивают по земле и ставят перед грозные очи владыки. Есеней смотрит на свинопаса злыми глазами и спрашивает: «Ты что же, гуяр, не видишь, кто едет? Раб не хочет отдать поклон своему господину? А ну внушите ему почтение к властям!» А как конный внушает нагайкой почтение пешему, я уже это видел раз на примере своего отца. 

После этого единственной целью его сына Тлемиса стала месть своему владыке».

План мести грозному Есенею, правивший всем Сибаном разрабатывался многие годы. Работая толмачом у Есенея, Тлемис был осведомлен, что у его господина была единственная дочь. Он понимал, что, если сможет женить своего сына на той единственной дочери Есенея Бижикен, все имущество и скот бая перейдут к нему самому. Для этого он сына отдал в русскую школу. Для этого и денег не жалел. Торсан не только хорошо овладел русским языком, но вырос проворным, изворотливым джигитом. Внук свинопаса Сапака, сын Тлемиса превращается в образованного и грамотного человека своего времени. 

Противоречие в характерах отца и сына писатель Габит Мусрепов так описывает в своем произведении: «Улпан с самого начала заметила среди гостей молодого Торсана, сына Тлемиса, его круглые, чуть навыкате кавказские глаза, доставшиеся ему по воле его бабки. Еще бы не знать Торсана… После смерти его отца Тлемиса Улпан посылала Торсана на далекие ярмарки – в Ирбит, Тобол, Кзыл-Жар… Торсан в Стапе кончил русскую школу, на него в делах можно было положиться. Как она сама не подумала о Торсане.

 У Тлемиса была скверная привычка – то он хватался за голову, что обманули его, то безудержно хвастался, как сам кого-то надул! У Торсана такой привычки не было, а в деловитости он Тлемису не уступал. Похоже, из него выйдет человек, который и сам никого не обманет, и никому не даст себя обмануть».

Автор для раскрытия «реального» образа Торсана вначале всячески хвалит его, затем выбрасывает его на обрыв крутого утеса.  

Давайте немного прервем наш рассказ и уступим место нашему интервью с одним из потомков Торсана, с его правнуком Магауией, сыном Хамита, который в свою очередь является сыном Шери.

Автор: В романе Габита Мусирепова «Улпан» Торсан би представлен в отрицательном образе. Каким был на самом деле Торсан, возглавивший род уаков?

Магауия Хамитулы: Писатель, классик казахской литературы Габит Мусрепов описал моего прадеда как бы в отрицательном образе, но я так думаю, там чисто писательский подход был, вероятнее всего, фантазии. Во-первых, как правило, он, не буду критиковать как писателя, все-таки значительная фигура, значительным человеком он был Габит Мусрепов. Дело в том, что он своего прадеда Мусрепа выдвинул на такую роль значительную.

Кратко расскажу о своей родословной. Мой прадед Торсан, был сыном Тлемиса, нашего дальнего прадеда. У Торсана было два старших брата Тортан и Ташат, которые на спонсорские деньги своего младшего брата Торсана посетили Мекку, совершили хадж и там ушли в вечность. В биографии Ташата есть такой эпизод, когда его где-то в ауле из числа родственников по ложному доносу арестовали и отправили на каторгу. И Ташат поехал в Омск к генерал губернатору ходатайствовать за него. Во время беседы генерал-губернатор разговаривал с ним холодно. Имея вспыльчивый характер, оскорбленный таким поведением генерал-губернатора прадед Ташат схватил стул и бросился на него. Затем прибежала охрана прибежала, его скрутили и отправили в Березовск Тюменской области, дальше ссылка на 10 лет на север. Через три года дед Торсан, через какие-то связи сумел его оттуда вытащить. После этого оба брата уехали в хадж.

Благодаря своей изворотливости и проворности Торсан не только сумел отомстить за предков, но и овладел всем имуществом Есенея и узаконил их, и всеми способами избрался волостным начальником. Сохранились сведения о том, что волостной начальник Торсан Тлемисулы помогал деньгами строительству школы.

В №10 газеты «Киргизская степная газета» от 11 марта 1901 года было написано:

«11-го февраля состоялось открытие первой русско-киргизской школы в Акмолинской области. Школа эта построена на средства киргиз Пресногорьковской волости Петропавловского уезда. Горячее участие в деле возникновения этой школы приняли гг. И.д. Начальника края, Генерал-Лейтенант Н.И.Санников и и.д. Петропавловского уездного Начальника Штабс-Капитан Н.Ф.Фон-Штейн.

Немаловажную услугу оказали в этом деле также и киргизы - волостной управитель Торсан Тлемисов и его кандидат Шайахмет Ташетов. Местное киргизское население в лице своих представителей, весьма сочувственно встретило появление первой русско-киргизской школы и в приговоре своем, выражая глубокую благодарность устроителям школы, просило ходатайствовать о наименовании ее «Санниковской», а общежитие при ней «Штейновским».

Учителем школы назначен воспитанник Омской Учительской Семинарии г. Аяганов, киргиз по происхождению.

От души желаем полного успеха новой школе и пусть послужит она примером для возникновения таких же школ в других киргизских обществах».

Детство писателя Сабита Муканова, как он сам написал в своих книгах, прошло в «Байском ауле» Торсана.  Еще будучи мальчишкой, он тесно общался с жителями аула, с байскими детьми. В его романе «Школа жизни» автор все события, свидетелем которых он был, рассказывает от своего имени. Мнение Сабита Муканова насчет Торсан бая и его сыновей намного теплее чем его свата Габита Мусрепова.  Как пишет Сабит свое первое мнение о Торсане, давайте посмотрим: «Торсан вырос очень красивым, шустрым джигитом, хорошо владел русским языком. Бижикен он нравится. Отец Торсана Тлемис и мать Бижикен Улпан желают воссоединить детей. Но этого не могут сказать Есенею, потому что знают, что старый бай ни за что не отдаст единственную дочь за Торсана. Но это не заставляет ни Тлемиса, ни Улпан печалиться. Ведь дни старого Есенея, совсем обессилевшего от болезни, подходят к концу.  

Есеней вскоре умирает. Как только умер старый султан, его дочку выдают замуж за Торсана, одновременно вдова султана и Тлемис обращаются к русским властям со слезной просьбой ввести дочь в право наследования и защитить от родственников, противящихся браку».

Касательно противников, было немало людей, которые не возлюбили Торсана затаили на него злобу. В воспоминаниях известного педагога Спандияра Кубеева «Тұтанбай қалған өрт» («Огонь, не успевший воспламениться») написано: «Народ разделился на две части, роды Кереев и Матакаев спорили между собой за волостное начальство. Торсан хотел женить сына Бакена на девушке по имени Жадыра из рода Матакая. У девушки оказывается был возлюбленный по имени Сулеймен и она наотрез отказалась выходить замуж за сына Торсана. Тогда глава рода Матакай выступил против. Группа джигитов во главе с Сулейменом планирует поджечь дом волостного. Однако Торсану удается спастись от этой беды, и он больше не появлялся в тех местах».

Автор: Является ли Торсан исторической личностью? В какие годы он жил? Какие должности выполнял? Как вы думаете, почему его образ так жестоко искажен в романе?

Магауия Хамитулы: Дед родился в 1848 году и ушел в мир иной после революции в 1920 году у себя дома. У деда Торсана было пять сыновей Шахан, мой дет Шерьязан, Арап, Бакен и младший Кази.

Сакен Сейфулин пишет, что он был начальником Семипалатинской милиции Алаш Орды и по исторической, как-бы литературной информации. Он где-то в перестрелке погиб, а по рассказам, по воспоминаниям наших родственников, все-таки он, скрываясь дома скончался. По роману Г. Мусрепова «Улпан», наверное, судить неправильно, потому что это история уже. Шагарай акын, будучи нашим одноплеменником, из нашего рода уак, описывает, что в отдельных случаях он был справедливым, в других может быть все-таки, будучи знатным, богатым человеком он мог допускать какие-то несправедливости, если в этом ключе рассматривать вопрос, характеризуя прадеда.

У него торговые связи были в городах Свердловск, Мербет, Тобольск, Тюмень, Курган, Оренбург, Уральск, Кокчетав и Карасан. И, рассказывает, у него была такая дорога, по которой он мог за два дня до Свердловска, до Тюмени доехать на перекладных. Он мог на каждой промежуточной станции менять лошадей. В царскую армию он поставлял лошадей до тысячи голов. В торговых связях был достаточно богатым. И, видимо, были связи с военными чинами, с военными комиссариатами, которые формировали царскую конницу. Ну и в том числа на Ирбитский рынок, на ярмарку возил, на Ишимский, Никольскую ярмарку поставлял скот, другие товары. По воспоминаниям отца, я помню, целыми возами привозили в аул товары – чай, сахар, конфеты, пряники, печенья.

1927 году было принято постановление компартии Казахстана о ликвидации байских хозяйств. Моего деда Шери начали преследовать. Они вынуждены были в течение ночи собраться и бежать в Россию. И весь советский период они были в бегах до Хрущевской «Оттепели». В России было раскулачивание, а в Казахстане была ликвидация байских хозяйств и наши предки попали под это жернова коллективизации, раскулачивания. Многие попали под репрессию.

(Продолжение следует...)

Зангар КАРИМХАН

Перевод: Гульнур Сериккызы

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111) 

 


 

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Интересуетесь ли Вы историей Независимого Казахстана?