Публикации

Детство, юность и обида

11 Января 2017
1122
0
Детство, юность и обида
К сожалению, история умалчивает про детские годы Ильяса Есенберлина, хотя ему, как и многим казахстанцам, в 20-е годы ХХ века жилось не сладко

По воспоминаниям брата Ильяса Есенберлина, Раунака, их отец – Есенберли - был из бедняков-джатаков. Умел строить дома, был мастером по дереву. Пытаясь наладить быт, измотанный тяжёлым временем, вконец истощённый тяготами жизни, Есенберли умер в 1920 году. Чтобы выжить, его вдова с четырьмя детьми сошлась с деверем по имени Шакир Битеубаев. Однако, мать Ильяса, не прожив долго, ушла из жизни в 1924 году. 

Для Есенберлиных, рано лишившихся родителей, начались трудные дни. После того, как не особо заботившийся о них отчим сошёлся с новой женщиной, Ильяс и Раунак остались на улице. Они стали бродяжничать с такими же сиротами, как и сами. Вскоре их задержал специализированный отряд милиции и вместе с другими сиротами определил в детский дом. Это было для них спасением.

Дом, где проживала семья И. Есенберлина, на ул. Советская в г. Атбасар

 

Для 40 сирот, собранных из разных мест, постановлением районного народного совета построили дом на окраине Атбасара. В 1924 году, в связи с кончиной вождя большевиков В.И. Ленина, благодаря специально организованному рейду в Атбасаре, Ильяс покинул детский дом.

Асан Номад – автор одного из трудов, написанных об Ильясе и Диляре Есенберлиных, написал в это время: «тысяча детей, оставшись без родителей, бродили по всему Советскому Союзу. Их жильём были подвалы и верхние этажи оставленных хозяевами домов. Многие умирали от холода, голода и от разных заразных болезней. Один из них – Ильяс – до поселения в детский дом облюбовал с такими же сверстниками место под мостом. В холодных условиях Северного Казахстана, тяжёлых для выживания, в борьбе за существование, взрослой жизни, полной испытаний, подчинившись природным инстинктам, они были похожи на маленьких охотников. Жизнь или смерть? Не имевшие ни минуты покоя, они каждый день решали ответ на этот вопрос. Нельзя было расслабляться. Для них, беззащитных, теперь врагами стали взрослые. Приходилось постоянно от них прятаться. В таких условиях юные сироты быстро обучались дерзким уловкам. Рано лишившись материнского тепла, сироты как будто превращались в голодных волчат. Начиная терять теплившееся в них чувство доброты, они приобретали взамен жесткие, подлые правила жизни...».

В тоже время Ильяс и Раунак (особенно не чувствовавшие тепла и близости родственников, отчима) предпочитали не гулять, а признали порядки детского дома, который показался им теплом очага. Более того, они не просто подчинились, но признали правильными коммунистическую идеологию и коммунистическое воспитание, принятые в таких организациях в качестве официально утверждённых.

 

Братья Ильяс и Раунак Есенберлины, 1976 г.

 

 

Ещё одной причиной того, что Ильяс оказался в детском доме было то, что его старшая сестра Назым вышла замуж, а братишку Раунака усыновили родственники. Но Ильяс не задержался надолго в детском доме. Вернувшись в дом отчима, он пошёл в четырёхлетнюю школу. Затем вместе с тётей и её супругом переехал в Карсакпай.

Закончилось детство. Первым, кому Раунак доверил тайну о юности, «в которой также было немало страданий, полной тревог», прощании с Карсакпаем, был журналист Жанболат Аупбаев. Жанболат Аупбаев опубликовал в газете сохранившиеся в тетради журналиста воспоминания Раунака Есенберлина о родном брате Ильясе: «Он был моим воспитателем, советником, опорой с момента моей сознательной жизни. Мы остались сиротами в детстве. В 1924 году, после смерти матери, наша старшая сестра Назым, я и брат Ильяс, наш сверстник, двоюродный брат Ахметкали, оставшийся сиротой после смерти старшего брата отца, четверо росли у отчима. Двоюродный брат Ахметкали стал для нас родным. Он, как и мы с Ильясом, участвовали в Великой Отечественной войне, но спустя год после окончания войны скончался от полученного ранения».

Ученики казахской Атбасарской сельскохозяйственной школы трудовой молодёжи, среди них - братья Есенберлины

По словам Раунака, несмотря на то, что Ильяс был малого роста, отличался силой. Также с теплотой Раунак вспоминал, как сильно радовалась Назым любым достижениям младших братьев. Вспоминал лето, проведённое в построенном с близким родственником отца Жупбаем в доме на окраине Атбасара. Бедность. Хотя и недоедал, но Ильяс умел удивлять придуманными им сказками. Ярмарка в Атбасаре. Победа Ильяса в борьбе с мальчиками выше него ростом. Первый заработок. Небольшой праздник, устроенный в честь проводов старшей сестры Назым.

По признаниям и Раунака, и Ильяса, безусловно, наибольшее влияние на становление мировоззрения Есенберлиных оказало время, проведённое в окрестности Балуанколя, в 40 км от Атбасара. Особенно, легенды и предания, которые во множестве слышали от кыргызского акына Какбая. Ильяс Есенберлин с огромным увлечением слушал акына, который с помощью домбры воспевал казахских батыров.

От Какбая он впервые услышал про Асана Кайгы, Бухар жырау, Едиге, Кобыланды, Абылая, Кенесары. Так у него начал появляться особый интерес к казахской устной литературе и формировался образ главных героев своего будущего произведения «Кочевники».

Перед глазами Ильяса и Раунака проносились события казахской истории. Слышавшие всё это в исполнении Какбая, Ильяс и Раунак печалились народной скорбью, а сердца переполнялись гордостью за доблесть предков.

В один из первых дней, когда Раунак пошёл в школу, его сильно отругал один из учителей. Не ограничившись этим, ударил его по руке линейкой. Обиженный ребёнок на следующий день не пошёл в школу. Пропустив один день занятий, Раунак, испугавшись ещё большего наказания, совсем перестал ходить в школу. Так, он провёл неделю на берегу озера Жабай, пока Ильяс не привёл брата в школу.

«Я никогда прежде не видел старшего брата таким рассерженным. Приблизившись, ударил меня мухобойкой, поволок в школу. Отведя на начавшийся уже в классе урок, усадил меня на свободное место. Никто ничего ему не сказал. Ни один учитель, ни один ученик не спросил меня, почему целую неделю я не был в школе. Эта история на берегу озера Жабай была и началом, и концом истории старшинства моего брата. С тех пор он никогда не применил по отношению ко мне силы. А если я совершал ошибки, он давал советы, помогал найти правильные пути», - вспоминал Раунак.

Ильяс стремился повышать не только свой уровень образования, но и младших братьев. Ильяс требовал от младшего брата читать «Часы» Л. Пантелеева, «Школу» А. Гайдара. «Я прочитал эти книги по нескольку раз, и – что радостнее всего - понял их», - вспоминает Раунак Есенберлин.

«Окончив учебный год благодаря помощи старшего брата, как хотелось, я поступил в открывшийся в Карсакпае горно-металлургический техникум. Именно в переехавшем впоследствии в Риддер (современный Лениногорск) техникуме я определился в выборе профессиональной деятельности. Даже позднее, когда работал в газете, в итоге выбрал технику, точнее, научно-технический путь. И в выборе этого пути мне также помог мой старший брат Ильяс».

Фотография дома Есенберлиных в Атбасаре, сделанная в 2014 г.

В 1926 г. детский дом в Атбасаре внезапно закрылся, планируя переселить воспитанников в Акмолу, их распределили по семьям родственников и знакомых. Ильяс вновь вернулся в дом отчима. В эту пору казахское население познало тяготы перехода к коллективизации. Уменьшилось многочисленное поголовье скота. Население было разорено. Испытывавшие неимоверные трудности казахи хлынули в город. В 1928 году медеплавельный завод Карсакпая начал выдавать первую продукцию. Многие знакомые и близкие Ильяса переселились туда, чтобы выжить. Осенью того года решение о переселении в Карсакпай принял его зять Сейткали. Что же касается маленького Раунака, он временно оставался в Атбасаре.

В сентябре 1957 года он вернулся в Атбасар. Гостиницей служил небольшой двухэтажный деревянный дом на улице «Садовая» напротив центральной почты. С большим трудом ему удалось получить номер. На следующий день в районном комитете партии его встретили без особого тепла. Выйдя из конторы, он отправился искать деревянный домик, который построил его отец. Дом № 48 на улице Советской, не претерпев больших изменений, оказался на месте. Вспомнив, как в детстве прыгал отсюда с обрыва в воду, несмотря на холод, несколько раз окунулся в озеро Жабай, усмирив сердечный трепет. Выйдя из воды, огляделся по сторонам. Безрадостно встреченный на Родине, по которой он тосковал, Илеке больше не возвращался в Атбасар.

Таким образом, сироту, но хваткого, прозванного из-за малого роста «кішкене аға» (маленький дядя) Ильяса многому научил Атбасар. Об этом всегда помнил Ильяс Есенберлин.

Амангельды КАШКИМБАЕВ,

заместитель директора Института истории государства, к.и.н., доцент

из книги: Кашкимбаев А. «Ильяс Есенберлин (1915-1983)»

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Интересуетесь ли Вы историей Независимого Казахстана?