Публикации

Власть и управление в эпоху ранних кочевников

18 Ноября 2016
890
0
Власть и управление в эпоху ранних кочевников
Развитие государственности в Казахстане имеет глубокие корни. Кочевые государства хунну и усуни заложили основы управления

Еще в первом тысячелетии до н.э. китайские и персидские историки оставили немало сведений о государственно-правовых системах Древнего Казахстана. «Отец истории» Геродот в своих трудах оставил сведения о социальном устройстве скифо-сакских племен. Проблемы истории системы управления кочевников древнего Казахстана вызывали огромный интерес у востоковедов и историков В.В. Бартольда, Э. Шаванна, А.Н. Бернштама, Л.Н. Гумилева, М. Мори, Х. Эчеди, Л. Габэн, К. Ширатори, Ю.А. Зуева, С.Г. Кляшторного, К.И. Петрова, Е.И. Кычанова и многих других. Целью многочисленных исследований является попытка рассмотрения признаков государства на примере древнекочевого общества. Существенный вклад в изучение политической структуры и организации усуньского общества внесли работы Ю.А. Зуева, К.А. Акишева, Л.А. Боровкова и других, которые, опираясь на сведения китайских источников, рассмотрели причины возникновения политической организации, её место и структуру в древнем обществе, иерархию и значения должностных лиц в государстве Усунь.

Процесс формирования казахской государственности протекал на фоне сложных процессов смешения кочевников степи с пришлыми этническими компонентами. Политико-государственная история Казахстана, можно сказать, начинается с эпохи ранних кочевников (сакско-хуннский период).

Эпоха ранних кочевников стала начальным этапом сложения общественных организмов на территории Казахстана, формально обладавшими специфическими признаками государственности. История этих общностей до сих пор вызывает полярность мнений. Вместе с тем не подлежит сомнению сам факт формирования у саков и хуннов особой формы властных отношений симптоматично определяемые как государственные с учетом признания института государства, как особой формы организации людей, опосредованно воспринимающих свое единство в лице страны, ограниченной территории или полиса.

Скифы и греки

В основе государственного строя саков и хуннов лежала относительно тождественная во времени родоплеменная структура, в которой традиционно властные функции, безусловно, принадлежали одному из сильнейших родов, являвшегося опорным центром консолидации разрозненных племен (царский род у саков, род шаньюй у хуннов). При этом власть привилегированного рода, из состава которого рекрутировались сановники высшего и среднего уровня, представителями других родов практически не оспаривалась вследствие закрепления подобного порядка в традициях, обрядах, мифологии. Одной из особенностей сакского общества является характерное присутствие трехкомпонентной организации социальной структуры: три сына героя первопредка, троичное административно-политическое деление, три группы войск, три социальные группы: царский род, аристократия и свободные общинники.

Хуннская государственность являла собой уникальный феномен организации общества, что получило различные трактования среди ученых. Например, Л. Гумилев называл хуннскую державу «родовой империей», С. Кляшторный характеризовал как «примитивное государство», а Н. Крадин называл государство хунну ксенократическим, считая, что «хуннская империя являлась государством во внешних делах, но более соответствовала признакам вождизма в своей внутренней деятельности».

В своей деятельности правители хунну нередко прибегали к внутреннему насилию, во время укрепления своей власти, карали за неповиновение. Это говорит о том, что аппарат управления был вполне сформирован, а главное, отделен от населения, и выделялся как отдельная социальная категория.

Аппарат управления имел сложную структуру. Родственники шаньюя занимали пять высших классов: «мудрые князья», «лули-князья», «великие полководцы», «главноуправляющие» и «великие начальники». Следующую ступень занимали представители знатных родов, которые делились на «старших» и «младших», левых и правых. Кроме аристократии существовала группа чиновников «кутлуг», которые были помощниками правителя и князей и выполняли всю работу по управлению государством. Отсюда и проистекает жестко централизованная структура управления 24-мя племенами хуннов, каждое из которых управлялось темниками и являлось собственно воинским подразделением, выставлявшим в войско определенное количество воинов. В свою очередь темник назначал тысячников, сотников и десятников, наделяя их землей с кочующим на ней населением. Наличие специальных органов управления говорит о том, что сферой государственного регулирования были не только международные отношения, но и внутренние дела хуннского государства и общества.

Придерживаясь, в целом, мнения о раннегосударственном характере хуннского кочевого общества, В.В. Трепавлов попытался проследить идею преемственности "государственной традиции", которая передавалась от хунну к более поздним кочевым империям. К числу главных черт номадной государственности он отнес: 1) сакральную легитимизацию верховной власти, 2) систему распределения и делегирования власти (крылья, соправительство, порядок наследования). 3) наличие специфических органов управления ставками.

Киммерийцы и их оппоненты. Горелик Михаил

В современной зарубежной науке изучение истории хунну, их отношения с земледельческим миром, детерминировано определением места хунну в этнической истории номадов Внутренней Азии, их соотношение с европейскими гуннами. Из монографии О.Мэнчен-Хэлфена, посвященной европейским гуннам, следует, что государствоподобный характер политической системы державы Аттилы (видя в ней известное подобие политии азиатских хунну) существовал только для набегов и вымогания дани и субсидий от Римской империи. Поскольку объединение гуннов держалось, главным образом, благодаря личным способностям ее основателя, то после его смерти оно распалось.

Гораздо меньше сведений о государственном устройстве усуней и кангюев. Во главе государства усуней стоял гуньмо. С распадом государства появились независимые друг от друга великий куньбек и малый куньбек. Существовало несколько категорий чиновников известных по китайским источникам. Помощник куньбека носил титул дуглу и был фактически главой исполнительной власти. Дуглу в свою очередь делился на сян-дуглу, цзо-дуглу, ю-дуглу. На следующей ступени власти находились два «великих полководца» и три правителя уделов. Кроме того, в источниках упоминаются чиновники дагянь, дуюй, дали, шечжун-дали, кигюнь, которые выполняли функции помощников полководцев, вели дела куньбека, занимались сбором налогов, контролировали исполнение законов и т.д.

К основным признакам государства усуней при изучении политических образований нельзя отнести ни территориальное разделение (так как население делилось по родам), ни публичную власть, ни постоянную систему налогов.

М.В. Воробьев считает, что о существовании государства можно говорить лишь при наличии, во-первых, зафиксированного в источниках его провозглашения как сознательного политического действия, точно ориентированного во времени; во-вторых, названия государства и соответствующего прозвища его жителей; в-третьих, осознания правящей верхушкой себя в качестве правителей государства с принятием монархических титулов.

На этапе первоначального становления как государственного образования усуням приходилось сталкиваться с более мощными государствами хуннской государственности, юечжи и, наконец, могущественной Ханьской империей, что вынудило усуней решиться на массовую миграцию на Запад, в Семиречье, где, по мнению исследователей, была окончательно завершена их политическая консолидация, начатая еще на Востоке в Сичэне. Еще будучи в составе хуннской конфедерации, усуни произвели некоторую реорганизацию войска по типу хуннов.

Таким образом, вызреванию государственности усуней способствовали непрерывные войны, которые ускорили процессы эволюции начальных форм государственных институтов, а также преодоление племенной раздробленности и создание структуры общества, наиболее отвечающей потребностям мобилизации и организации военных сил. Этого удалось достигнуть посредством сочетания племенной и военной структур и подчинения первой последней. Одновременно в процессе такого завоевания на смену обычной децентрализованной организации кочевников приходит сильная и централизованная организация, без которой невозможно покорение оседло-земледельческих государств.

Распад хуннской государственности на некоторое время затушевал важную роль, которую кочевые племена играли в политической истории Центральной Азии. Образовавшийся вакуум вскоре заполнила империя тюрков, в состав которой влились племена, прежде входившие в состав хуннского племенного союза.

А. СУЛЕЙМЕНОВ

Литература: 

1. Валиханов Ч. Собрание сочинений в 5 т. Алма-Ата, 1985; Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Том 1. Спб., 1884. Том 2. М.-Л., 1941.; Аристов Н. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности. Спб., 1897; Бартольд В.В. Тюрки: двенадцать лекций по истории турецких народов Средней Азии. Алматы, 1993.

2. Юдин В.П. Орды: Белая, Синяя, Серая, Золотая… // Казахстан, Средняя и Центральная Азия в XVI-XVIII вв. Алма-Ата, 1985; Марков Г.Е. Кочевники Азии. М., 1976; Гумилев Л.Н. Хунну. Спб., 1993; Агаджанов С.Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии IX-XIII вв. Ашхабад, 1969; Пищулина К.А. Юго-Восточный Казахстан в середине XIV- начале XVI вв. Вопросы политической и социально-экономической истории. Алма-Ата, 1977; Кумеков Б.Е. Государство кимаков в IX-XI веках по арабским источникам. Алма-Ата, 1972; Ахинжанов С.М. Кипчаки в истории средневекового Казахстана. Алматы, 1989.

3. Масанов Н.Э. Кочевая цивилизация казахов: основы жизнедеятельности кочевого общества. – Алматы, 1995. – С. 224-237; Абиль Е. Политическая организация кочевников Казахстана. Алматы, 2001; Кудайбергенов К.Ч. История государства и права Республики Казахстан. Астана, 2003. – 272 с.; Насынбаев А., Машан М., Мурзалин Ж., Тулегулов А. Эволюция политической системы Казахстана. – Алматы, 2001. 1том. – 352 с.

4. Эванс-Причард Э.Э. Нуэры. Описание способов жизнеобеспечения и политических институтов одного из нилотских народов. – М., 1985. – 235 с.; Хазанов А.М. Кочевники и внешний мир. – Алматы, 2002. – 604 с.; Krader L. Social organization of the Mongol, Indiana University Publications, 1963.- 117 p.; Bacon E.E. Obok (a study of social Structure in Eurasia).

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Что из богатств Жети казына является наиболее востребованным в современном обществе?