Ұлы Дала

Бытыгай - храм просвещенного народа

28 Ноября 2016
1535
Памятник Бытыгай (Ботагай, Батыгай, Татагай) мавзолей и средневековое городище на реке Нуре

Впервые название этого города нанесено на российскую карту в 1694 году. Начертили ее прибывшие к Тауке хану послы из России Ф.Скибин и М.Трошин. Она состояла из 20 листов, называется «Казачья орда». В ней отмечается, что между озером Коргалжын и ставкой хана раскинулся на берегу Нуры город под названием Бытыгай. Он был не безлюден. Здесь сходилось множество караванных дорог, следующих по Великому Шелковому пути. 

 

b075c0073d681928d42559258b7fa311.jpg

 

В 1762 году в Петербурге издается книга «Сочинение коллежского советника императорской Академии наук Петра Рычкова». Русский ученый, исходивший казахскую землю вдоль и поперек, приводит такие сведения о Бытыгае: «Бытыгай - развалина великого города в киргиз-кайсацкой орде на реке Нуре, впадающей в озеро Кургальджино от устья оной реки верст в тридцать. По признакам был, сей город положением верстах на десятки, и еще видны тут четверо угольные палаты наподобие замка так велики, что вокруг сажен на триста. Тут же одна мечеть и весьма много развалившегося каменного строения». После смерти Тауке хана Бытыгай пришел в запустение и оказался на грани развала. 

 

В 1816 году И.П. Шангин осмотрел мавзолей и дал краткое описание, сделал зарисовки плана и фасада здания, выполнил разрез. В Записке коллежского советника Демидова на имя императора Александра I o переносе Сибирской и Оренбургской пограничных линий в глубь Казахстана от 1825 г. упоминается данный памятник. «Из горько-соленых озер оз. Кургаль-Джин, имея до 300 верст окружности, есть величайшее. В него-то изливается ныне р. Нура, текущая прежде в р. Ишим. Не в дальнейшем расстоянии от сего озера видны обширные поля древних пашен, свидетельствующие о плодородии страны сей, а холмы кирпичей, более 15 верст окружности занимающие и из развалин древнего города составившиеся; как и остатки древнего храма весьма порядочной архитектуры, доказывают, что страна сия населена была не блуждающими номадами, но народом образованным, просвещенным». Автор сделал примечание к записке: «Открытые по р. Hype следы древних рудокопей, по всей Сибири чудскими называемые, равно как свидетельство древних азиатских историков о городах, в сих странах некогда существовавших, и более еще истину сего подтверждают». 

В XIX веке А. И. Левшин в книге «Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких гор и степей» (1832) писал, что «на левой стороне Нуры, впадающей в озеро Кургал-джин, в 27 верстах от ее устья, был некогда город по имени Тотагай, или Ботагай, коего многие остатки доныне существуют. Г. Шангин видел их и описал. Они простираются верст на десять. Одно из развалившихся зданий, по мнению сего путешественника, служило храмом, было построено из кирпича, имело внутри столпы и стены отштукатуренные. Близ сего храма стоял другой, подобный ему, а из развалин, несколько далее находящихся, некоторые имели до 300 сажен в длину». 

 

de14f967a917498b38d05fee6d5ccabb.jpg

 

Могила Бытагай упоминается в исследованиях Шокана Валиханова (1855). Сведения о мавзолее имеются также в работах Иосифа Кастанье (1910), Леонида Семенова (1930). 

 

В 1949 году мавзолей был обследован Центрально-казахстанской археологической экспедицией академии наук Казахской ССР под руководством Алкея Маргулана, который локализовал город Татигай (Тотогай, Ботагай) на месте одного из крупных холмов левого берега реки Нура, отождествив его с городом Ахсикетом, обозначенным на Каталонской карте (1375) в низовьях реки Нура. 

В 1974 году на мавзолее велись раскопки Централно-Казахстанской археологической экспедицией АН КазССР (Маргулан А.Х.) материалы хранятся в институте «Казпоектрестоврация». При раскопках вскрыта кирпичная площадка. Окружающая мавзолей размером 21 на 17,4 м. Раскопки дали немногочисленные, но уникальные для этого района терракотовые сталактиты с геометрическим и растительным орнаментом. 

В 2006 году памятник обследован отделом Свода научно-исследовательским и проектный филиалом Республиканского государственного предприятия «Казреставрация» под руководством Гульнары Камаловой. До раскопок памятник представлял собой овальной формы холм диаметром около 30 м, высота 1,5-2 м. На его вершине находился металлический триангуляционный пункт. Раскопки вскрыли кирпичную площадку размерами 21х17,4 м и дали немногочисленные, но уникальные для региона резные терракотовые сталактиты с геометрическим и растительным орнаментом. Материалы раскопок хранятся в институте «Казпроектреставрация». 

По сохранившимся зарисовкам, литературным источникам и материалам исследований, казахские ученые реконструировали план мавзолея. Размеры сооружения составляли 11,4 х 8,9 м. Мавзолей был трехкамерным портально-купольным сооружением высотой 10,6 м, возведенным из жженого красного кирпича размерами 26 х 26 х 4,5 см на алебастровом растворе. Главный фасад мавзолея был ориентирован на юго-запад. В планах мероприятий Государственной программы «Культурное наследие» было проведено детальное изучение, исследование археологического памятника Бытагай.

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

Жалалиден Шайкен04.02.2018, 17:12

Комментарий к примечанию М . К. СЕМБИ и Ж. А. ШАЙКЕН ПОМИНАЛЬНЫЙ ХРАМ (Зияратхана) БЫТЫГАЙ ( мавзолей БОТАГАЙ ) Руинированные остатки мавзолея Ботагай находятся на левом берегу р. Нуры, в 30 км от впадения ее в оз. Коргалжын, в 0,8 км к северо-востоку от села Коргалжын Акмолинской обл. Первое письменное сообщение о данном памятнике, в 1762 г. публикует управитель канцелярии Оренбургской экспедиции П.И. Рычков: «Татагай, развалины великаго города в Киргис-Кайсацкой средней орде, на реке Нуре, впадающей в озеро Каргалджин, от устья оной реки верст с тридцать. По признакам был сей город положением верстах на десяти, и еще видны тут четвероугольные палаты, на подобие замка, так велики, что в округе сажен на триста. Тут же одна мечеть (сооружение Ботагай – Авторы), и весьма много развалившегося каменного строения. Киргисцы сказывают, что тут в старину живали Нагайцы». Сам П.И. Рычков в Центральном Казахстане не был, а написанный им факт порождает вопрос источника информации о памятнике Ботагай. Но, все же, одним из предшественников П.И. Рычкова, описавший памятники казахской степи был офицер русской службы Карл Миллер. В 1738 – 1739 гг. по специальному поручению Татишева, в составе вооруженного каравана он по пути из Орска в Ташкент посещал казахские аулы, где вел подробные записи о различных сторонах жизни казахов, а сопровождавший его геодезист А. Кушелев составил карту пройденного ими маршрута. Через несколько лет в 1742 – 1743 гг. К. Миллер вновь посетил наши казахские степи, направляясь из Орска на юг до р. Сарысу, а потом на юго-восток через Жетысу в Джунгарию. Документы, связанные с этим путешествием К. Миллера не сохранились, за исключением карты, опубликованной Я.В. Ханыковым в 1850 г. Материалы Миллера были частично изучены В.Н. Татищевым и П.И. Рычковым. Так, по-видимому, материалы Карла Миллера стали основой первых письменных сведений о памятнике Ботагай, которые были опубликованы историком П.И. Рычковым. Однако, в описании приведенном П.И. Рычковым, содержится существенная неточность. Здесь развалины обширного некрополя были приняты за остатки «великагож города», а начавшееся разрушаться купольное здание за городскую мечеть. В этом районе, богатом памятниками старины, в 1816 г. побывал также горный инженер И.П. Шангин, описавший множество архитектурных сооружений в долинах рр. Нуры, Жаксы Кон, Жаман Кон. О памятнике Ботагай он пишет: «оно построено из кирпича; внутри его находятся столпы, покрытые алебастровою штукатуркою, равно как и стены, имеющие вместо связей четвороугольные сосновые брусья, в два вершка в поперечнике, для большей прочности обожженные и покрытые камышом». Одним из исследователей казахской степи, был деятель колониальной администрации генерал-майор С.Б. Броневский, служивший в Области сибирских киргизов, девятнадцать лет. В 1830г., по материалам своей поездки 1825г., С.Б. Броневский издал в «Отечественных записях» статью об остатках древней оседлой культуры в долинах рек Сарысу, Нуры и в Каркаралинских горах. О некрополе Ботагай он пишет: «Развалины великого города Татагая или Ботакая, при устье реки Нуры, 30 верстами выше впадения ее в озеро Кургалджин; за ним находится озеро. Обширность города полагается более 10 верст» и дает уже вышеприведенное описание П.И. Рычкова. Такая ссылка говорит о том, что генерал некрополь не посещал и мавзолея не видел. Это подтверждается заданием С. Броневского, сотнику А. И. Шахматову, по которому, при выполнении в 1831 г. военно-стратегического задания, ему поручалось углубиться в Казахскую степь, а также «описать древние развалины города Татагая». Задание было выполнено, и инженер-сотник Шахматов представил начальству «рисунок древнего здания Татагая с особым описанием». При этом он доложил, что признаков древнего города не обнаружил. Кстати, чертежи и краткое описание средневековых памятников этого региона, составленные инженером-сотником А.И. Шахматовым были обнаружены нами в С-Петербургском филиале РАН РФ. Копии данных материалов доставил нам из Санкт-Петербурга, наш коллега д.и.н. С.И. Ажигали. В 1868 г. выходит большой трехтомный труд подполковника Н.И. Красовского «Область сибирских киргизов», где в части 3-ей, разделе «Развалины и памятники» на основании «Топографических описаний Степной местности», составленной офицерами Сибирского линейного казачьего войска, даются достаточно подробные сведения о памятнике Ботагай. Это первый материал о памятнике, который содержит не только описание, но и результаты обмеров, произведенных в 1831 г. сотником Шахматовым. Ориенталист Н.И. Красовский дает описание и размеры памятника: «Местность нижних частей Нуры глазомерно снимал (в 1830-1831 гг.) 10 верст в 1-м дюйме сотник Шахматов. По его описанию, могила Ботакая сохранилось почти в целости. Длина основания кирпичного корпуса могилы 5 саж, ширина 4 саж, вышина 3, до стоящего над корпусом купола 2, всего 5 сажень, внутри корпус имеет тоже прямоугольное основание; по стенам могилы 3 большие ниши, и над каждою три малые; стены внутри выштукатуренные и выбеленные. В основании купола 4 отдушины, каждые высотою в 1арш., шириною ¾ арш. В основании могилы заметна кладка в два ряда брусьев, добытых вероятно из ближайших ущелий. Кирпич имеет форму квадрата в шесть вершков по стороне; толщина его вершок. Сведения эти и план могилы Ботакая можно найти в тех топографических описаниях степной местности, составленных офицерами Сибирского казачьего войска, которые в числе 7 тетрадей, хранятся в архиве генерального штаба под № 33363». Как видим, и здесь, автор публикации Н.И. Красовкий, судя по его словам, не видел самого памятника. В 50-х годах ХIХ в. на памятники казахской степи обратил внимание Ч.Ч. Валиханов, который высоко оценил сооружения мемориальной архитектуры Сарыарки и, в частности, писал: «…тюрки …имели города и оставили в них памятники своей оседлости, богатства и торговли. … После этого не мудрено, что в глухой степи, около Улытау, на Кенгирах имеются множество могил, удивляющих своим устройством: Камыр-хан, Алача-хан, Домбул (аулие), Булган-Ана и другие… Эти могилы такая редкость, какая во всей степи уже не повторяется, кроме Нуры, недалеко от устья которой лежит могила Ботагай; о ее устройстве я ничего положительного не имею». Из чего, следует заключить что, Чокан не посещал Ботагай и к опубликованным чертежам Ботагая в его сборнике, он никакого отношения не имеет. Подводя краткие итоги истории изучения мавзолея Ботагай, мы можем констатировать, что из всех авторов, когда-либо упоминавших или описывавших памятник, лично осмотрели его: И. П. Шангин в 1816 г., А. И. Шахматов в 1831 г., топогроф Козлов, который в 1840 г. при топографической съемке низовьев реки Нуры зафиксировал ряд архитектурных памятников. И с большой долей уверенности можно предположить, что Карл Миллер в 1738-1739 или в 1742-1743 гг. посетил и первым описал этот памятник. Уже в прошлом ХХ веке, летом 1974 г., Коргалжынским отрядом Центрально-Казахстанской археологической экспедиции АН Каз.ССР (рук. акад. А.Х. Маргулан) были произведены раскопки мавзолея Ботагай. Остатки сооружения представляли собой холм овальной формы, полого вытянутый с северо-востока на юго-запад, диаметром около 30 м и высотой до 1,8 м. Северо-восточная сторона холма наиболее крутая, тогда как северо-западная и юго-восточная стороны имеют плавные склоны. Поверхность памятника и окружающая его местность была покрыта многочисленными обломками хорошо обожженного красного кирпича. К юго-западу, в особенности к югу от развалин мавзолея Ботагай находится множество погребений с невысокими насыпями, а также холмов, являющихся остатками надмогильных построек обширного некрополя. К северу от Ботагая, в 12 м. экспедицией были обнаружены западины предположительно похожие на остатки напольной печи для обжига кирпичей. Вскрытая площадка перед главным фасадом дала немногочисленные, но уникальные по образцу, резные терракотовые сталактиты с растительным орнаментом. Эти сталактиты использовались в нише входного проема при переходе стенной кладки в стрельчатую арку входного проема, а также в пазухах сводов угловых парусов в интерьере здания. Аналогичные по форме сталактиты использовались на мавзолее Араб-ата в Тиме (Узбекистан). Кроме терракотовых плит (около двух десятков) с растительным орнаментом, в результате раскопок были обнаружены обломки еще двух плит с геометрическим рисунком, а также обломок жженого кирпича, толщиной 5 см с изображением султанской тамги. Анализ найденных обломков неполивных резных терракот позволяет говорить о пяти видах плит, применявшихся в декоре мавзолея. В ходе проведения археологических работ, были выявлены кирпичная кладка углов некой конструкции, в северо-западной, северо-восточной и юго-восточной частях раскопа на основном объекте «мавзолей Ботагай». Юго-западный угол сооружения не сохранился и состоял из беспорядочно наваленных кирпичей. В створе между этими угловыми кладками прослеживаются также остатки выложенных кирпичей. Внешние параметры прямоугольника на основе вскрытых угловых конструкций составляют в плане 21,0 ×17,4 м. По обнаруженным находкам выявились размеры кирпичей, использованные при строительстве памятника: 22×11×4,5 см; 22×11×4 см; 35×22×5 см, а также квадратные 22×22×5 см; 22×22×4 см. Обнаружено несколько экземпляров кирпичей толщиной 5 см и шириной 10 см, длину которых не удалось установить, а также обломки шлифованных кирпичей толщиной 2 см и 2,5 см (2экз.). Последние, скорее всего, использовались в интерьере в пазухах угловых арок при переходе от четверика основания стен к восьмерику. Все кирпичи хорошего, качественного обжига. Как было упомянуто выше, исследование, средневекового памятника Бытыгай (Ботагай), уже казахскими учеными было начато в 1974 году, под руководством академика А. Х. Маргулана (в составе экспедиции принимали участие научные сотрудники «Казреставрации» Мин. культуры Каз.ССР – М.К.Сембин, М.С.Нуркабаев) на руинированном памятнике архитектуры были проведены археологические раскопки. В результате, которого были обнаружены внешние параметры сооружения в виде выкладки из жженого кирпича (размерами 21м × 17,40 м), величина кирпичей составляет - 22×22×5см; 23 ×23 ×5см; 26×26×6см. А уже, в 2005 году, экспедицией Казахского научно-исследовательского института культуры и искусствознания МК РК, в составе: М.Семби, К.Жорабеков, М.Нугманов и Ж.Шайкен были проведены натурные обследования руин Ботагая и других погребально-культовых сооружений расположенных в его окрестности. Данный памятник Ботагай, находится в 0,8 км, к СЗ от районного центра, села Коргалжын, по левому берегу реки Нуры, рядом с разрушенным, древнетюркским каменным, круглым сооружением, предположительно типа «дын». В 2006 году, при непосредственной инициативе генерального директора РГП "Казреставрация" МК РК, К.Х.Туякбаева, исследовательские работы на памятнике «Ботагай» были продолжены вплоть до 2009 года (сезонные исследования проводились специалистами – М.К.Семби и Ж.А.Шайкен). Второй полевой сезон раскопок мавзолея состоялся лишь через 33 года, в 2007 г. XXI века. Таким образом, памятник представляет собою портально-купольное сооружение с восьмигранным барабаном, на котором покоился сфероконический купол. Главный фасад ориентирован на юго-запад (азимут 210˚). Судя по основанию кладки платформы памятника Ботагай, фундамент на сооружении отсутствует. Результаты раскопок выявили план мавзолея, который полностью совпадает с чертежами сотника Шахматова. Сами чертежи, тщательно им выполненые в цвете, хранятся в архиве Кунсткамеры г. Санкт-Петербурга. Композиция главного юго-западного фасада состоит из мощного пештака (портала) с большой нишей в центре, перекрытой полуциркульной аркой. В глубине ниши расположен прямоугольный входной проем, перекрытый деревянной перемычкой. Плоскость щипцовой стены входного портала проработана вертикальными и горизонтальным членениями в виде «П» - образного пояска, который заполнялся эпиграфическим фризом. Эту надпись на фризе мавзолея Ботагай, в свое время зафиксировал А. И. Шахматов, но его прорисовка до сих пор не прочитана. Неразборчивость ее объясняется не только незнанием исследователя арабской графики, но и трудность фиксации арабографических надписей на памятниках с вплетением растительного орнамента «арабески». В процессе археологических исследований, 2007-2008 гг. (рук. М.К. Семби) комплекса «Ботагай» куда входят, кроме, собственно памятника Ботагай – строительная мастерская; сооружения, обеспечивающие снабжение водой строителей и строительные работы; остатки каменного сооружения тюркского времени, временные жилые постройки, средневековые захоронения некрополя Ботагай, где предположительно хоронили людей по зороастрийскому обряду. Результаты раскопок мавзолея, проведенные в 2007 г., сотрудниками Института культуры и искусствознания (М. К. Семби, Ж. А Шайкеном), дали неожиданный результат – захоронения в нем не производились. При реконструкции обрядов захоронений было установлено, что он уходит своими корнями к традициям зороастрийцев. Тела усопших помещались в камеры размещенных по обе стороны входной ниши, в толще портала (одна для мужчин, другая для женщин). После декарнации, кости погребались на прил ежащем к мавзолею некрополе. Для подтверждения приемов такого захоронения, его особенностей, необходимы археологические исследования, прилегающих к памятнику захоронений. В Казахстане нами исследованы аналогичные памятники, строительство которых дошло до нашего времени. Это культовые сооружения в Карагандинской области – сахана (мавзолей) Маката (1920 г.), мавзолей Калманбая (ХIХ – нач. ХХ в.) и др., где захоронения производились по такому обряду. При полной расчистке руин памятника, были обнаружены остатки платформы (основания сооружения), в 5 рядов кирпичной кладки, высотою – 35см. Параметры платформы оказались идентичными с размерами, выявленными в 1974 году – 21,0 × 17,40м. Кроме того, были обнаружены фрагменты кладки стен, в 2 и 10 рядов кладки из жженого кирпича, размерами (35×22×5см; 35,5×23×5см), а также были найдены, обломки образомрезных терракотовых плиток и глазированных плиток с полихромной поливой. Таким образом, кирпичная кладка в 5 (пять) рядов, размером 21,0×17,4 м. обнаруженная в 1974 г., являлась платформой для возведения корпуса здания. В процессе архитектурно-археологических исследований, в 50 м, к северу от Ботагая была обнаружена керамическая мастерская, сооруженная по типу традиционного казахского «жеркепе», возможно перекрытый кровлей «итарқа». Слева от входа расположены две печи «тандыр», для обжига глазированных плиток и другими специфичными приспособлениями сопутствующими этому производству. В тоже время, параллельно проводились работы над проектом воссоздания памятника, основанием для этого явились чертежи и описательная записка, выполненные собственноручно в 1831г., инженером А. И. Шахматовым – сотником Сибирского линейного казачьего войска. Они и стали основным опорным материалом, в совокупности с результатами исследований М.Семби и Ж.Шайкен, к рабочему проекту для воссоздания памятника. С августа месяца 2008 года уже начались строительные работы по воссозданию памятника, которые осуществлялись реставраторами РГП «Казреставрация» опытными специалистами, под руководством Нуртуллы Бакбергенова. В 2012 году все производственные работы по воссозданию памятника архитектуры, были завершены. Кстати, по времени строительства, сооружение Итак, уникальный средневековый памятник Ботагай (реконструирован в 2008-2012 гг.) построенный в XVI веке, относится ко времени образования казахского ханства и к сожалению он, пока, второй памятник этого периода. Дальнейшие исследования памятников казахской архитектуры могут пополнить этот небольшой список. Следует отметить, что памятник Ботагай (Бытығай) расположен на обширном некрополе, потому и принимался ориенталистами XIX века за мечеть "обширного города". Нами было уже отмечено, что захоронения в сооружении не производились. Поскольку фактически, отсутствие могильных ям было налицо. Предположение в том, что памятник является поминальным храмом зороастрийских традиций, где отправляли поминки по умершим предкам, совершали ритуальные обряды как то: устраивали жертвоприношения, угощения духам предков – «аруақ», возжения сорокадневных огней и т. д. Поэтому, ориенталистами этот памятник был принят, как здание мечети. Предыдущими исследователями название памятника было введено в научный оборот, как «мавзолей Ботагай», а местное население, называет его «Бытыгай», наименованием укоренившимся с незапамятного времени. Заметим, что на пролегающем мимо памятника, древнем торговом и кочевом пути, существовала одноименная переправа через р. Нура – «Бытығай өткелі», а также невдалеке находится солончак с таким же названием «Бытығай соры», определяющие казахскую топонимику. Храмовое сооружение Бытыгай (Ботагай), ХV-ХVІ вв. Восстановлен в 2012 году. Фото Тимура Искакова Фрагмент сталактита угловых парусов, терракота, ручная резьба. Фото Ж.Шайкен. Квадратная плитка с голубой поливой. Фото Ж. Шайкен. Фрагмент плитки с голубой поливой, предположительно облицовка поверхности купола. Фото Ж.Шайкен.

Жалалиден Шайкен04.02.2018, 17:13

Комментарий к примечанию М . К. СЕМБИ и Ж. А. ШАЙКЕН ПОМИНАЛЬНЫЙ ХРАМ (Зияратхана) БЫТЫГАЙ ( мавзолей БОТАГАЙ ) Руинированные остатки мавзолея Ботагай находятся на левом берегу р. Нуры, в 30 км от впадения ее в оз. Коргалжын, в 0,8 км к северо-востоку от села Коргалжын Акмолинской обл. Первое письменное сообщение о данном памятнике, в 1762 г. публикует управитель канцелярии Оренбургской экспедиции П.И. Рычков: «Татагай, развалины великаго города в Киргис-Кайсацкой средней орде, на реке Нуре, впадающей в озеро Каргалджин, от устья оной реки верст с тридцать. По признакам был сей город положением верстах на десяти, и еще видны тут четвероугольные палаты, на подобие замка, так велики, что в округе сажен на триста. Тут же одна мечеть (сооружение Ботагай – Авторы), и весьма много развалившегося каменного строения. Киргисцы сказывают, что тут в старину живали Нагайцы». Сам П.И. Рычков в Центральном Казахстане не был, а написанный им факт порождает вопрос источника информации о памятнике Ботагай. Но, все же, одним из предшественников П.И. Рычкова, описавший памятники казахской степи был офицер русской службы Карл Миллер. В 1738 – 1739 гг. по специальному поручению Татишева, в составе вооруженного каравана он по пути из Орска в Ташкент посещал казахские аулы, где вел подробные записи о различных сторонах жизни казахов, а сопровождавший его геодезист А. Кушелев составил карту пройденного ими маршрута. Через несколько лет в 1742 – 1743 гг. К. Миллер вновь посетил наши казахские степи, направляясь из Орска на юг до р. Сарысу, а потом на юго-восток через Жетысу в Джунгарию. Документы, связанные с этим путешествием К. Миллера не сохранились, за исключением карты, опубликованной Я.В. Ханыковым в 1850 г. Материалы Миллера были частично изучены В.Н. Татищевым и П.И. Рычковым. Так, по-видимому, материалы Карла Миллера стали основой первых письменных сведений о памятнике Ботагай, которые были опубликованы историком П.И. Рычковым. Однако, в описании приведенном П.И. Рычковым, содержится существенная неточность. Здесь развалины обширного некрополя были приняты за остатки «великагож города», а начавшееся разрушаться купольное здание за городскую мечеть. В этом районе, богатом памятниками старины, в 1816 г. побывал также горный инженер И.П. Шангин, описавший множество архитектурных сооружений в долинах рр. Нуры, Жаксы Кон, Жаман Кон. О памятнике Ботагай он пишет: «оно построено из кирпича; внутри его находятся столпы, покрытые алебастровою штукатуркою, равно как и стены, имеющие вместо связей четвороугольные сосновые брусья, в два вершка в поперечнике, для большей прочности обожженные и покрытые камышом». Одним из исследователей казахской степи, был деятель колониальной администрации генерал-майор С.Б. Броневский, служивший в Области сибирских киргизов, девятнадцать лет. В 1830г., по материалам своей поездки 1825г., С.Б. Броневский издал в «Отечественных записях» статью об остатках древней оседлой культуры в долинах рек Сарысу, Нуры и в Каркаралинских горах. О некрополе Ботагай он пишет: «Развалины великого города Татагая или Ботакая, при устье реки Нуры, 30 верстами выше впадения ее в озеро Кургалджин; за ним находится озеро. Обширность города полагается более 10 верст» и дает уже вышеприведенное описание П.И. Рычкова. Такая ссылка говорит о том, что генерал некрополь не посещал и мавзолея не видел. Это подтверждается заданием С. Броневского, сотнику А. И. Шахматову, по которому, при выполнении в 1831 г. военно-стратегического задания, ему поручалось углубиться в Казахскую степь, а также «описать древние развалины города Татагая». Задание было выполнено, и инженер-сотник Шахматов представил начальству «рисунок древнего здания Татагая с особым описанием». При этом он доложил, что признаков древнего города не обнаружил. Кстати, чертежи и краткое описание средневековых памятников этого региона, составленные инженером-сотником А.И. Шахматовым были обнаружены нами в С-Петербургском филиале РАН РФ. Копии данных материалов доставил нам из Санкт-Петербурга, наш коллега д.и.н. С.И. Ажигали. В 1868 г. выходит большой трехтомный труд подполковника Н.И. Красовского «Область сибирских киргизов», где в части 3-ей, разделе «Развалины и памятники» на основании «Топографических описаний Степной местности», составленной офицерами Сибирского линейного казачьего войска, даются достаточно подробные сведения о памятнике Ботагай. Это первый материал о памятнике, который содержит не только описание, но и результаты обмеров, произведенных в 1831 г. сотником Шахматовым. Ориенталист Н.И. Красовский дает описание и размеры памятника: «Местность нижних частей Нуры глазомерно снимал (в 1830-1831 гг.) 10 верст в 1-м дюйме сотник Шахматов. По его описанию, могила Ботакая сохранилось почти в целости. Длина основания кирпичного корпуса могилы 5 саж, ширина 4 саж, вышина 3, до стоящего над корпусом купола 2, всего 5 сажень, внутри корпус имеет тоже прямоугольное основание; по стенам могилы 3 большие ниши, и над каждою три малые; стены внутри выштукатуренные и выбеленные. В основании купола 4 отдушины, каждые высотою в 1арш., шириною ¾ арш. В основании могилы заметна кладка в два ряда брусьев, добытых вероятно из ближайших ущелий. Кирпич имеет форму квадрата в шесть вершков по стороне; толщина его вершок. Сведения эти и план могилы Ботакая можно найти в тех топографических описаниях степной местности, составленных офицерами Сибирского казачьего войска, которые в числе 7 тетрадей, хранятся в архиве генерального штаба под № 33363». Как видим, и здесь, автор публикации Н.И. Красовкий, судя по его словам, не видел самого памятника. В 50-х годах ХIХ в. на памятники казахской степи обратил внимание Ч.Ч. Валиханов, который высоко оценил сооружения мемориальной архитектуры Сарыарки и, в частности, писал: «…тюрки …имели города и оставили в них памятники своей оседлости, богатства и торговли. … После этого не мудрено, что в глухой степи, около Улытау, на Кенгирах имеются множество могил, удивляющих своим устройством: Камыр-хан, Алача-хан, Домбул (аулие), Булган-Ана и другие… Эти могилы такая редкость, какая во всей степи уже не повторяется, кроме Нуры, недалеко от устья которой лежит могила Ботагай; о ее устройстве я ничего положительного не имею». Из чего, следует заключить что, Чокан не посещал Ботагай и к опубликованным чертежам Ботагая в его сборнике, он никакого отношения не имеет. Подводя краткие итоги истории изучения мавзолея Ботагай, мы можем констатировать, что из всех авторов, когда-либо упоминавших или описывавших памятник, лично осмотрели его: И. П. Шангин в 1816 г., А. И. Шахматов в 1831 г., топогроф Козлов, который в 1840 г. при топографической съемке низовьев реки Нуры зафиксировал ряд архитектурных памятников. И с большой долей уверенности можно предположить, что Карл Миллер в 1738-1739 или в 1742-1743 гг. посетил и первым описал этот памятник. Уже в прошлом ХХ веке, летом 1974 г., Коргалжынским отрядом Центрально-Казахстанской археологической экспедиции АН Каз.ССР (рук. акад. А.Х. Маргулан) были произведены раскопки мавзолея Ботагай. Остатки сооружения представляли собой холм овальной формы, полого вытянутый с северо-востока на юго-запад, диаметром около 30 м и высотой до 1,8 м. Северо-восточная сторона холма наиболее крутая, тогда как северо-западная и юго-восточная стороны имеют плавные склоны. Поверхность памятника и окружающая его местность была покрыта многочисленными обломками хорошо обожженного красного кирпича. К юго-западу, в особенности к югу от развалин мавзолея Ботагай находится множество погребений с невысокими насыпями, а также холмов, являющихся остатками надмогильных построек обширного некрополя. К северу от Ботагая, в 12 м. экспедицией были обнаружены западины предположительно похожие на остатки напольной печи для обжига кирпичей. Вскрытая площадка перед главным фасадом дала немногочисленные, но уникальные по образцу, резные терракотовые сталактиты с растительным орнаментом. Эти сталактиты использовались в нише входного проема при переходе стенной кладки в стрельчатую арку входного проема, а также в пазухах сводов угловых парусов в интерьере здания. Аналогичные по форме сталактиты использовались на мавзолее Араб-ата в Тиме (Узбекистан). Кроме терракотовых плит (около двух десятков) с растительным орнаментом, в результате раскопок были обнаружены обломки еще двух плит с геометрическим рисунком, а также обломок жженого кирпича, толщиной 5 см с изображением султанской тамги. Анализ найденных обломков неполивных резных терракот позволяет говорить о пяти видах плит, применявшихся в декоре мавзолея. В ходе проведения археологических работ, были выявлены кирпичная кладка углов некой конструкции, в северо-западной, северо-восточной и юго-восточной частях раскопа на основном объекте «мавзолей Ботагай». Юго-западный угол сооружения не сохранился и состоял из беспорядочно наваленных кирпичей. В створе между этими угловыми кладками прослеживаются также остатки выложенных кирпичей. Внешние параметры прямоугольника на основе вскрытых угловых конструкций составляют в плане 21,0 ×17,4 м. По обнаруженным находкам выявились размеры кирпичей, использованные при строительстве памятника: 22×11×4,5 см; 22×11×4 см; 35×22×5 см, а также квадратные 22×22×5 см; 22×22×4 см. Обнаружено несколько экземпляров кирпичей толщиной 5 см и шириной 10 см, длину которых не удалось установить, а также обломки шлифованных кирпичей толщиной 2 см и 2,5 см (2экз.). Последние, скорее всего, использовались в интерьере в пазухах угловых арок при переходе от четверика основания стен к восьмерику. Все кирпичи хорошего, качественного обжига. Как было упомянуто выше, исследование, средневекового памятника Бытыгай (Ботагай), уже казахскими учеными было начато в 1974 году, под руководством академика А. Х. Маргулана (в составе экспедиции принимали участие научные сотрудники «Казреставрации» Мин. культуры Каз.ССР – М.К.Сембин, М.С.Нуркабаев) на руинированном памятнике архитектуры были проведены археологические раскопки. В результате, которого были обнаружены внешние параметры сооружения в виде выкладки из жженого кирпича (размерами 21м × 17,40 м), величина кирпичей составляет - 22×22×5см; 23 ×23 ×5см; 26×26×6см. А уже, в 2005 году, экспедицией Казахского научно-исследовательского института культуры и искусствознания МК РК, в составе: М.Семби, К.Жорабеков, М.Нугманов и Ж.Шайкен были проведены натурные обследования руин Ботагая и других погребально-культовых сооружений расположенных в его окрестности. Данный памятник Ботагай, находится в 0,8 км, к СЗ от районного центра, села Коргалжын, по левому берегу реки Нуры, рядом с разрушенным, древнетюркским каменным, круглым сооружением, предположительно типа «дын». В 2006 году, при непосредственной инициативе генерального директора РГП "Казреставрация" МК РК, К.Х.Туякбаева, исследовательские работы на памятнике «Ботагай» были продолжены вплоть до 2009 года (сезонные исследования проводились специалистами – М.К.Семби и Ж.А.Шайкен). Второй полевой сезон раскопок мавзолея состоялся лишь через 33 года, в 2007 г. XXI века. Таким образом, памятник представляет собою портально-купольное сооружение с восьмигранным барабаном, на котором покоился сфероконический купол. Главный фасад ориентирован на юго-запад (азимут 210˚). Судя по основанию кладки платформы памятника Ботагай, фундамент на сооружении отсутствует. Результаты раскопок выявили план мавзолея, который полностью совпадает с чертежами сотника Шахматова. Сами чертежи, тщательно им выполненые в цвете, хранятся в архиве Кунсткамеры г. Санкт-Петербурга. Композиция главного юго-западного фасада состоит из мощного пештака (портала) с большой нишей в центре, перекрытой полуциркульной аркой. В глубине ниши расположен прямоугольный входной проем, перекрытый деревянной перемычкой. Плоскость щипцовой стены входного портала проработана вертикальными и горизонтальным членениями в виде «П» - образного пояска, который заполнялся эпиграфическим фризом. Эту надпись на фризе мавзолея Ботагай, в свое время зафиксировал А. И. Шахматов, но его прорисовка до сих пор не прочитана. Неразборчивость ее объясняется не только незнанием исследователя арабской графики, но и трудность фиксации арабографических надписей на памятниках с вплетением растительного орнамента «арабески». В процессе археологических исследований, 2007-2008 гг. (рук. М.К. Семби) комплекса «Ботагай» куда входят, кроме, собственно памятника Ботагай – строительная мастерская; сооружения, обеспечивающие снабжение водой строителей и строительные работы; остатки каменного сооружения тюркского времени, временные жилые постройки, средневековые захоронения некрополя Ботагай, где предположительно хоронили людей по зороастрийскому обряду. Результаты раскопок мавзолея, проведенные в 2007 г., сотрудниками Института культуры и искусствознания (М. К. Семби, Ж. А Шайкеном), дали неожиданный результат – захоронения в нем не производились. При реконструкции обрядов захоронений было установлено, что он уходит своими корнями к традициям зороастрийцев. Тела усопших помещались в камеры размещенных по обе стороны входной ниши, в толще портала (одна для мужчин, другая для женщин). После декарнации, кости погребались на прил ежащем к мавзолею некрополе. Для подтверждения приемов такого захоронения, его особенностей, необходимы археологические исследования, прилегающих к памятнику захоронений. В Казахстане нами исследованы аналогичные памятники, строительство которых дошло до нашего времени. Это культовые сооружения в Карагандинской области – сахана (мавзолей) Маката (1920 г.), мавзолей Калманбая (ХIХ – нач. ХХ в.) и др., где захоронения производились по такому обряду. При полной расчистке руин памятника, были обнаружены остатки платформы (основания сооружения), в 5 рядов кирпичной кладки, высотою – 35см. Параметры платформы оказались идентичными с размерами, выявленными в 1974 году – 21,0 × 17,40м. Кроме того, были обнаружены фрагменты кладки стен, в 2 и 10 рядов кладки из жженого кирпича, размерами (35×22×5см; 35,5×23×5см), а также были найдены, обломки образомрезных терракотовых плиток и глазированных плиток с полихромной поливой. Таким образом, кирпичная кладка в 5 (пять) рядов, размером 21,0×17,4 м. обнаруженная в 1974 г., являлась платформой для возведения корпуса здания. В процессе архитектурно-археологических исследований, в 50 м, к северу от Ботагая была обнаружена керамическая мастерская, сооруженная по типу традиционного казахского «жеркепе», возможно перекрытый кровлей «итарқа». Слева от входа расположены две печи «тандыр», для обжига глазированных плиток и другими специфичными приспособлениями сопутствующими этому производству. В тоже время, параллельно проводились работы над проектом воссоздания памятника, основанием для этого явились чертежи и описательная записка, выполненные собственноручно в 1831г., инженером А. И. Шахматовым – сотником Сибирского линейного казачьего войска. Они и стали основным опорным материалом, в совокупности с результатами исследований М.Семби и Ж.Шайкен, к рабочему проекту для воссоздания памятника. С августа месяца 2008 года уже начались строительные работы по воссозданию памятника, которые осуществлялись реставраторами РГП «Казреставрация» опытными специалистами, под руководством Нуртуллы Бакбергенова. В 2012 году все производственные работы по воссозданию памятника архитектуры, были завершены. Кстати, по времени строительства, сооружение Итак, уникальный средневековый памятник Ботагай (реконструирован в 2008-2012 гг.) построенный в XVI веке, относится ко времени образования казахского ханства и к сожалению он, пока, второй памятник этого периода. Дальнейшие исследования памятников казахской архитектуры могут пополнить этот небольшой список. Следует отметить, что памятник Ботагай (Бытығай) расположен на обширном некрополе, потому и принимался ориенталистами XIX века за мечеть "обширного города". Нами было уже отмечено, что захоронения в сооружении не производились. Поскольку фактически, отсутствие могильных ям было налицо. Предположение в том, что памятник является поминальным храмом зороастрийских традиций, где отправляли поминки по умершим предкам, совершали ритуальные обряды как то: устраивали жертвоприношения, угощения духам предков – «аруақ», возжения сорокадневных огней и т. д. Поэтому, ориенталистами этот памятник был принят, как здание мечети. Предыдущими исследователями название памятника было введено в научный оборот, как «мавзолей Ботагай», а местное население, называет его «Бытыгай», наименованием укоренившимся с незапамятного времени. Заметим, что на пролегающем мимо памятника, древнем торговом и кочевом пути, существовала одноименная переправа через р. Нура – «Бытығай өткелі», а также невдалеке находится солончак с таким же названием «Бытығай соры», определяющие казахскую топонимику. Храмовое сооружение Бытыгай (Ботагай), ХV-ХVІ вв. Восстановлен в 2012 году. Фото Тимура Искакова Фрагмент сталактита угловых парусов, терракота, ручная резьба. Фото Ж.Шайкен. Квадратная плитка с голубой поливой. Фото Ж. Шайкен. Фрагмент плитки с голубой поливой, предположительно облицовка поверхности купола. Фото Ж.Шайкен.