Главная История Казахстана Независимый Казахстан Институциональные реформы. Экономическое развитие Социально-экономические гарантии и дифференциация распределительных отношений

Социально-экономические гарантии и дифференциация распределительных отношений

27 Августа 2013
125
0

 Социальная дифференциация и социальные стандарты жизнеобеспечения

В современном мире проблема преодоления и управления процессом резкой социальной дифференциации остается одной из острейших. С ней связаны устойчивое развитие экономик развитых и развивающихся стран, радикальные структурные преобразования мировых производительных сил и адекватное повышение производительности труда, как основы рациональной занятости и жизнеобеспечения населения. Согласно определению Всемирного банка  у международной черты бедности (1,25 доллара в день, пересмотренному в 2008 году в ценах 2005 года) все еще существует 1,4 млрд. человек. Международные агентства считают, что более 100 млн. были доведены до нищеты в результата повышения цен на продовольствие в 2007-2008 годах и что глобальный финансовый и экономический кризис 2008-2009 годов увеличил их число еще на 200 млн.человек. Задержка восстановления числа рабочих мест, уменьшившихся в результате глобального спада и возросшая опасность финансового дефолта в ведущих странах Европейского союза остается основной проблемой, препятствующей снижению уровня нищеты в ближайшей перспективе. Тем временем, отсутствие ясности в методологии измерений показателя бедности, содержания социальных показателей и нормативов как по отдельным странам, так и в международном аспекте затрудняет объективную оценку минимального уровня жизнеобеспечения. ФАО ООН (продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН) в 2009 году, обсуждая социальные вопросы на высшем уровне, приняла более широкое определение бедности, включающее лишение возможностей удовлетворения определенных потребностей, социальную. изоляцию и недостаток участия в общественной жизни.

Неравенство еще резче проявилось в последнее десятилетие на международном уровне и в большинстве стран. Более 80% населения в мире живут в странах, где дифференциация доходов расширяется. Наибеднейшие 40% населения на планете получают только 5% мирового дохода, в то время как самые богатые 20%-75%. Международные организации вместо более конкретного подхода к условиям и факторам экономического роста и социального положения в каждой из стран, рекомендуют заменить национальные стратегии развития глобализацией, либерализацией рынка и приватизацией. Вместо того, чтобы добиться непрерывного роста и экономической стабильности, такая политика сделала бы страны более зависимыми от власти развитых стран и конъюнктуры международных финансов, а также глобальной нестабильности, которая стала более частой и серьезной из-за трудностей регулирования мирового экономического кризиса на стадии смены технологических укладов.

Самый важный урок критического момента – потребность в устойчивом экономическом росте и структурном преобразовании экономики с выполнением программ занятости и социальных обязательств по сглаживанию резкой социальной дифференциации общества. Такой подход должен быть наполнен соответствующими промышленными инвестициями и экономической политикой, а также финансовыми средствами, предназначенными для их поддержки. Защитники политики экономической либерализации ссылались на успех быстро развивающихся экономик восточно-азиатских стран. Но ни одна из этих стран не следовала полностью экономической либерализации. Вместо этого правительства содействовали развитию и поддержке индустриализации, повышению роли сельского хозяйства и сферы услуг, а также совершенствованию технологических и структурных возможностей.

Структурные преобразования и научно обоснованная социальная политика должны привести к рациональной занятости, наличию у всех достойной работы, а у правительства должно быть достаточно власти и финансовых возможностей, чтобы позволить им играть приоритетную роль в обеспечении адекватной многоаспектной социальной защиты граждан. В течение последних трех десятилетий господства рыночного фундаментализма и неолиберализма наблюдался разрыв социальной политики от стратегии экономического развития, ограничивалось вмешательство правительств в эти вопросы. Национальные стратегии экономического развития не сопровождались универсальными социальными программами улучшения благосостояния людей. Они зачастую подменялись отдельными донорскими программами снижения бедности, как-то: программы микрокредитования и вовлечения в предпринимательскую деятельность самой бедной части населения, составляющей так называемое «основание пирамиды», которые приносили определенный положительный эффект, но не привели к каким-либо ощутимым результатам.

Доклад ООН о социальной ситуации в мире, представляемый каждые два года (RWSS 2010), названный «Переосмысление бедности», предполагает заново продумать усилия по снижению бедности на базе равноправного и жизнеспособного  экономического развития развитых, развивающихся и слаборазвитых стран, которое нерегулируемый рынок обеспечить не смог. Весьма познавательна в этом плане социальная структура американского общества (где в целом баланс между миром богатства и миром бедности более благополучен, чем во многих других страна). Около 0,5% населения этой страны владеют более 50% активов и акций, к этому слою примыкают 4% высших менеджеров и управленцев, а также до 16% высокооплачиваемых людей из МСБ и сферы услуг, остальные 51% - простая наемная рабочая сила и 30% - бедные и абсолютно бедные люди. На активной фазе кризиса 2007 и 2008 годов средний класс оказался наиболее пострадавшим и на Западе, и в странах СНГ, в т.ч. в России и Казахстане.[2]О резкой дифференциации социальной структуры населения по доходам наглядно можно судить по данным о структуре банковских депозитов в Казахстане. У нас в стране половина всех депозитов приходится на 0,1% всех вкладов. То есть одна тысячная доля вкладчиков владеет половиной банковских вкладов в стране (по данным Нацбанка РК). А по материалам Агентства по статистике, сбережения имеют только 17% казахстанских семей, притом в основном эти деньги держат на непредвиденные обстоятельства, образование детей, лечение, ремонт квартиры и дома, похороны и свадьбы.

Естественно, критерии бедности в разных странах зависят от уровня развития экономики и наличия ресурсов. Казахстан – богатое нефтедобывающее государство, имеющее значительный объем ВВП. Обычно по общему и душевому подъему ВВП судят об экономическом потенциале страны и исходной основе социального благополучия страны. Потому Президент РК Н.А. Назарбаев ставит задачу об ежегодном 7% росте ВВП до 2015 года и достижении душевого производства ВВП в стране до 15 тыс.долларов.

ВВП на душу населения, 2010 год (по паритету покупательной способности)

№№

пп

Страны

ВВП на душу населения, тыс.долл.

1

Катар

145,3

2

Лихтенштейн

122,1

3

Люксембург

81,8

4

Бермуды

69,9

5

Сингапур

62,2

62

Кипр

21

63

Эстония

19

64

Венгрия

19

71

Россия

15,9

87

Беларусь

13,4

92

Казахстан

12,5

Казахстан, превосходя по общему объему ВВП все другие страны СНГ, кроме России, по душевому показателю уступает России и Беларуси. В то же время показатель ВВП, охватывая общий объем произведенных материальных благ и услуг за определенный период, носит обобщенный характер и отражает достигнутый количественный (валовый) результат экономического роста. Однако ВВП не дает картины реального положения и условий жизнедеятельности отдельных социальных стран по имущественному положению и условиям жизнедеятельности. Всеобщей тенденцией, проявившейся особенно за последние два десятилетия, является резко возросшее социальное неравенство и дифференциация доходов не только между «Севером – Югом», «Западом – Востоком», но и внутри отдельных групп стран. Потому по развитым странам, особенно США и странам Еврозоны, рядом  с данными о ВВП приводят показатели занятости и состояния рынка труда. У нас ВВП как параметр роста экономики не увязывается с социальными показателями жизнедеятельности населения, воспринимается как всеобщая исходная посылка социального благосостояния. Между тем уровень безработицы в республике на 1 июня 2011 года, по сообщению Агентства по статистике, составил 5,4%, т.е. 469,2 тыс.человек. Реальная безработица гораздо выше, ибо 40% экономически активного населения не имеет твердого дохода. Это в своей основе так называемые «самозанятые», численность которых по официальной статистике превышает 2,7 млн.человек; «самозанятые» не имеют постоянного места работы, в основном нанимаются на сезонные, неквалифицированные виды труда. Естественно, они прерывны и занятость определенной части этих людей носит «рваный» характер, в любой момент они могут оказаться не у дел и опять же «озаботиться» поиском работы. Они принадлежат в основном к люмпенизированным, не- и малоквалифицированным слоям населения, выходцам из села и части неустроенной городской молодежи. В Казахстане по данным Агентства по статистике в структуре населения численность молодежи в возрасте от 15 до 19 лет достигает 1,5 млн.человек, а вместе с возрастной группой 20-24 лет превышает 3,1 млн. Значительная незанятая часть этого населения перебивается случайными заработками, а часть занята на личном подворье в пригородах и на селе. Разумеется, в своем большинстве они официально не зарегистрированы в качестве безработных в органах Минтруда и соцзащиты, их неустойчивый заработок не фиксируется налоговыми органами. Проблематичным остается выполнение положения программы «Казахстан-2020» об охвате к 2014 году 40% самозанятых накопительной пенсионной системой. Встает задача обследования социальной структуры самозанятых, их дифференциации по социальной ориентации и социальным ожиданиям на среднесрочный период. Только при совместной тесной работе экономистов-трудовиков и социологов возможно разработать комплексную программу трудоустройства и социальной ориентации большой армии «самозанятых» и мигрирующей молодежи, этой значительной части экономически активного населения, необустроенность которой может в будущем явиться угрозой антиобщественных выступлений. В соответствии с Программой индустриализации по крупным городам, отдельным территориям и на селе следует выделить  систему четких приоритетов индустриальных и инновационных целей и соответствующих направлений их реализации, особенно по трудоемким отраслям и сферам, куда будут на основе организованного набора привлекаться и готовиться квалифицированные кадры рабочих из числа незанятой молодежи.

Проблема рациональной занятости и социального благополучия экономического активного населения и членов их семей, как известно, определяется такими статистическими величинами, как минимальная и средняя заработная плата, прожиточный минимум и минимальная потребительская корзина и  др., которыми исходно руководствуются для оценки социальных условий жизни членов общества и последовательного преодоления резкой дифференциации в условиях их жизнедеятельности. Государство установило определенные социальные стандарты, на основе которых можно оценить, созданы ли в обществе достойные условия для жизни. Одним из них является прожиточный минимум – необходимый доход среднестатического жителя республики, который в свою очередь равен стоимости минимальной потребительской корзины, коей называют минимальный набор продуктов питания, товаров и услуг в натуральном и стоимостном выражении. 60% содержимого нынешней потребительской корзины составляют продукты питания, а остальные 40% - непродовольственные товары и услуги. По официальной информации, прожиточный минимум в Казахстане состоит из 43 наименований продуктов и услуг. В настоящее время Министерство труда и социальной защиты совместно с Международной организацией труда проводит исследования, и в ближайшем будущем наш прожиточный минимум, который на 2011 год составляет 16851 тенге, будет пересматриваться. Это в определенной мере и резонно, ибо потребительские цены на товары и услуги, особенно после вступления в Таможенный союз и  организацией Единого экономического пространства интенсивно растут, претендуя на российский, а в перспективе и европейский уровень. Речь идет о количественных параметрах и расходах на медицинские и коммунальные услуги, услуги образования и связи, ремонт жилья, покупку товаров длительного пользования и др. Методика расчета прожиточного минимума в Казахстане, как считают эксперты, как по продовольственным, так и по непродовольственным товарам и услугам не соответствует паритетам покупательной способности мировых конвертируемых валют, в частности доллара, евро и фунта стерлингов. Потому потребительская корзина наших стран в натуре и по стоимости несопоставимы. В частности, чем ниже заработная плата в среднем по стране, тем больше ее жители тратят на продукты и услуги. В то же время в докризисный 2008 год во Франции доля расходов на питание составляла 12 процентов, а в Германии, Австрии, Дании, Люксембурге, Нидерландах – всего девять. Нормативно-статистический метод расчета прожиточного минимума в стране применяется только при определении продовольственной корзины, которая ни по содержанию норм, ни по структуре не соответствует международным стандартам. Стоимость расходов на непродовольственные товары и услуги определяется путем увеличения стоимости максимальной продовольственной корзины на фиксированную долю. Если учесть высокий и непредсказуемый скачок цен на обе группы товаров и услуг, входящих в прожиточный минимум, то вызывают большие сомнения научные основы формирования категорий прожиточный минимум и потребительская корзина, как определенных государственных социальных стандартов условий жизни людей. Следует менять сам принцип разработки потребительской корзины. По утверждению экспертов-экономистов, следует исходить от потребностей людей, а не возможностей бюджета. В эпоху глобализации и всеобщей информатизации меняется сама модель человека, человека не стандартного и нерационального, особенно юношеского и зрелого возраста, в которых приоритеты смещаются на уровень общепринятых в цивилизованных обществах стандартов и запросов. Не учитывать этого доминантного влияния общечеловеческой культуры не только в аспекте духовном, но и в повседневном быте, материальной культуре уже невозможно. Сейчас во многих государствах социальный блок бюджета формируется в размере примерно 40% и более от ВВП. У нас в стране для формирования социального бюджета используется в 2-3 раза меньше. В той же мере уступают и социальные нормативы. При нормальной наполненности бюджета социальные вопросы имели бы достаточную основу для своего решения. Это относится не только к потребительской корзине, но и к средней зарплате. Так, в частности если в Англии она около 3,5 тысячи в пересчете на евро, то в Казахстане эта же величина составляет примерно 500 долларов (от  уровня средней заработной платы в 75 тыс.тенге). Речь должна идти о научных основах формирования социальных показателей, ее параметров, исходя из рациональных потребностей членов общества, а не из условий их физической выживаемости. В 2010 году бюджет на социальные расходы составил 20% бюджета и 5% ВВП. Минимальная потребительская корзина никак не соответствует физиологическим потребностям человека. Рост потребительских цен на продукты питания каждые пять лет удваиваются, притом интенсивно растут цены на качественные продукты, составляющие корзину рационального питания. Настоятельно необходимо готовить научно обоснованные предложения по внедрению рациональной потребительской корзины, оценке рисков, связанных с увеличением государственных социальных расходов и в целом рационализации структуры расходов государственного бюджета, реально раскрывая его социальную направленность.

Увеличение ВВП не означает, что автоматически будет расти уровень жизни. При сохранении прежней системы распределительных отношений дальнейший рост национального богатства не приведет к снижению относительного уровня бедности; более того, не удастся преодолеть тенденцию к нарастанию чрезмерного социально-экономического неравенства. При этом более 2/3 общего количества малоимущих и крайне бедных занято в экономике. Разумеется, пытаться повышать стандарты жизни для всех, ориентируясь на уровень жизни «золотого млрд.» в мире – дело нереальное. По утверждению российского экономиста Р. Гринберга, «если у всех 6 млрд. планеты будут условия как, скажем, в Дании, потребуется еще одна Земля». Критика консьюмеризма, по его мнению, весьма лицемерное занятие … 5 млрд. хотят жить так же, как и в развитых странах. Неверно стремиться жить всем, ориентируясь на страны «Золотого млрд.» Отставание развивающихся стран по уровню жизни и оплате труда обусловлено прежде всего исторически сложившимся уровнем производительности труда, отставанием научно-технического и производственного потенциалов. ВВП – экономическая мощь любого государства напрямую зависит от производительности рядового труженика и научно-технического персонала: сколько сделали, столько и заработали. Россия в первом десятилетии XXI века по эффективности труда уступала в 3-5 раз странам G-7. Если иметь в виду, что показатель ВВП на душу населения определенно корреспондирует с размером реальных зарплат (душевое производство ВВП в России и Казахстане по паритету покупательной способности соотносились как 15,9 : 12,5 тыс.долл.), то несложно представить еще более значительное отставание Казахстана по уровню производительности и оплаты труда от России, и тем более от мирового уровня, особенно в отраслях реальной экономики и аграрном секторе. Затраты на персонал в себестоимости товара в США – главная статья расходов (50-60%) в их общей величине. Резкий контраст в уровнях оплаты труда и соответственно уровнях жизни населения по странам определенно проявляется в среднечасовой ставке оплаты труда в сфере производства в начале XXI века по развитым и развивающимся странам: в Германии – 32 долл., во Франции – 19, в Китае – 0,57 долл., в Индии и Индонезии не достигает и 30 центов.

Согласно статистике по странам СНГ, в Казахстане среднемесячная номинальная заработная плата на одного работника занимает второе место после российский. В России минимальный размер оплаты труда (МРОТ) увеличен с 1.06.2011 года с 4330 руб. до 4611 руб. Это порядка 23977 тенге. В Казахстане минимальная заработная плата увеличена с 14952 тенге в 2009 году до 15990 тенге с января 2011 года.

Следует также отметить, что в Казахстане, вошедшем в Таможенный союз, цены на основные продукты питания мало отличаются от российских, а в некоторых случаях даже дороже, например, на молочные. Даже цены на бензин и топливо, которые в России были ранее существенно выше, в 2011 году выровнялись. Обращает внимание сравнительная динамика распределения работников по размерам начисленной заработной платы. Согласно официальной статистике, на протяжении последних лет отмечается тенденция увеличения доли работников с заработной платой выше 75400 тенге. Их доля в 2010 году составила 30,9%, что по сравнению с 2005 годом больше на 25,3 процентных пункта. У 65,9% наемных работников ее величина колеблется от 25001 до 75000 тенге, у 2,8% - от 12001 до 25001 тенге. В 2010 году это составило пять минимальных  заработных плат (МЗП). Если иметь в виду, что МЗП и прожиточный минимум у нас в стране почти совпадают, то даже по официальной статистике в Казахстане с трудом сводят концы с концами  66% работающих. Тем более, когда на иждивении у тех же 65,9% трудящихся находятся еще несколько миллионов неработающих и тех, кто получает до 25 тысяч тенге. К этой же категории следует отнести и долю населения, имеющего доходы ниже прожиточного минимума. В первом квартале 2011 года их было около миллиона – 909,1 тыс.чел., т.е. 5,5% населения страны. тому же в республике в мае 2011 года уровень безработицы составил 5,4%, иначе говоря 469,2 тысячи человек не могут найти приложения своего труда соответственно квалификации и степени подготовки. В сельской местности доля населения, имеющего доходы ниже прожиточного минимума, превысила долю населения, имеющего низкие доходы в городской местности более чем в три раза, и составила 9% (675,5 тыс.чел.).[7] Приведенный аналитический материал характеризует меру социальной дифференциации и степень трудозанятости и доходов различных категорий населения. Государство во все времена и в любом обществе не смогло создать равный доступ к богатству и условия жизни для всех, хотя может декларировать эти принципы. Международные стандарты социальных выплат, оплаты труда и др., установленные для беднейших стран, казалось бы, вряд ли приемлемы для таких богатых ресурсами развивающихся государств как Казахстан. Тем не менее местные стандарты социальных нормативов и оплаты труда, зависимые в равной мере от структуры экономики и уровня производительности труда, требуют более рационального распределения доходов от минеральных ресурсов и других средств, которые остаются в государстве. Ситуация, когда доходы предприятий уходили из страны, а кредиты приходили в виде инвестиций оффшорных компаний, неприемлема и вызывает резонные претензии со стороны рядовых тружеников и неимущих слоев общества. В этом случае встает вопрос о том, насколько совершенна структура собственности и неотложна постановка вопроса о более масштабной социальной политике, соответствующей конституционному статусу Казахстана как социального 8 государства.

7.2 Система социальных показателей и нормативов

Многообразие социально-экономических процессов в условиях форми­рования социальной рыночной экономики предполагает достаточно широкий набор показателей и индикаторов, с помощью которых можно оценить не только уровень развития основных сфер жизнеобеспечения человека, соци­ально-экономический потенциал населения, выявить тенденции изменений в социальном развитии общества, но предвидеть возможные негативные эко­номические и социальные последствия, что позволяет повысить эффектив­ность и действенность реализации социальной политики.

Важнейшим показателем, во многом определяющим параметры уровня и качества жизни населения, является уровень доходов. Особое значение в сфере доходов населения имеют показатели и индикаторы, определяющие степень экономического неравенства в доходах между различными социальными группами населения. К числу наиболее часто применяемых относятся коэффициент концентрации доходов (индекс Джини), коэффициент дифференциации доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения и доля населения, имеющего доходы ниже прожиточного минимума.

Количественные параметры этих социально-экономических показателей и индикаторов, признанные международными организациями как наиболее оптимальные для обеспечения социальной устойчивости общества, состав­ляют:

- коэффициент концентрации доходов (индекс Джини) должен быть не более 0,250 - 0,260;

- коэффициент дифференциации доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения не должен превышать 7-8 раз;

- доля населения, имеющего доходы ниже прожиточного минимума, не должна превышать 10%.

Диапазон колебаний в показателях дифференциации доходов объясняет­ся большей или меньшей степенью либеральности экономической политики: в США, где либерализм в экономике традиционен, дифференциация доходов составляет 6:1, в Западной Европе, напротив, либерализм значительно усту­пает традициям государственного патернализма, поэтому дифференциация значительно меньше - 4-5:1, в Швеции - 3:1.

Определенное представление о социально-экономической дифферен­циации населения можно получить, рассмотрев динамику распределения де­нежных доходов населения по 20-процентным (квинтильным) группам за 2000-2010гг.

За данный период доля населения с наивысшими доходами (пятая груп­па), составившая в 2010г. 38,0 общей суммы доходов, снизилась всего на 3% . Это означает, что в значительной степени происходил рост реальных доходов высокодоходных групп, так как абсолютный объем прироста их доходов на­много превышает увеличение размеров доходов низкодоходных групп насе­ления.

Распределение доходов населения по квинтильным группам за 2000-2010 гг. 

2000г.

2005г.

2006г.

2007г.

2008г.

2009г.

2010г.

Доходы населения, в том числе по 20-ти процентным группам:

первая группа (с наимень­шими доходами)

7,8

8,5

8,4

8,5

9,2

9,7

9,4

вторая группа

12,3

12,5

12,5

12,0

13,0

13,6

13,2

третья группа

16,4

16,8

16,4

16,5

16,8

17,2

17,0

четвертая группа

22,5

22,8

22,0

21,9

22,1

22,5

22,4

пятая группа (с наивысши­ми доходами)

41,0

39,4

40,7

40,5

38,9

37,0

38.0

Доходы населения определяют основу реального потребления семей. На основе анализа социально-экономических показателей личного потребле­ния можно дать более точную и полную оценку происходящих сдвигов в рас­пределении жизненных благ. В процессе личного потребления человек ста­новится носителем определенного круга потребностей, удовлетворение кото­рых осуществляется через потребление различных материальных благ и ус­луг.

Комплекс показателей и индикаторов личного потребления включает три группы показателей, определяющих:

объем и качество потребления продуктов питания;

состав и структуру материально-имущественного потенциала домохозяйств;

уровень и качество пользования материально-бытовыми и социаль­ными услугами.

В мировой практике структуру потребительских расходов населения признано считать своеобразным индикатором материального благосостояния. Чем ниже доля расходов на питание и выше расходы на непродовольствен­ные товары, и особенно на услуги, тем выше уровень жизни.

Уровень и структура потребляемых услуг является показателем качест­ва жизни населения. С увеличением доходов происходит удовлетворение не только основных потребностей человека, но и растут расходы на пользование различными видами услуг. Новейшие наукоемкие технологии создают рынок высоких технологичных услуг, информатизация производства и общества привели к увеличению потребностей населения в информационных продук­тах и услугах, происходит рост туристических услуг и активных форм отды­ха. Наиболее оптимальная структура материального и социального потребле­ния, по нашему мнению, отражена в рациональном потребительском бюджете, где доля питания составляет 20%, непродовольственных товаров - 35% и услуги - 45%.[11]

Динамика структуры потребительских расходов населения республики за 1995-2010гг. отражает снижение за этот период доли питания с 59% до 44%, которая еще остается достаточно высокой. Следует отметить, что снижение доли питания происходит не только в результате увеличения объема потребления продуктов питания и повышения их качества, но и в значительной степени из-за постоянного роста потребительских цен, особен­но тарифов на жилищно-коммунальные услуги. Кроме того, необходимость оплаты жилищно-коммунальных услуг вынуждает население менять струк­туру потребительских расходов в сторону ограничения других потребитель­ских товаров и услуг.

Структура потребительских расходов населения за 1995-2010гг.,%

1995 г.

2000г.

2005г.

2010г.

Потребительские расходы - всего, в том чис­ле:

100

100

100

100

продовольственные товары

58,6

50

45

44

непродовольственные товары

27,8

26

29

30

платные услуги

13,6

24

26

26

Потребности человека в пище по сравнению с другими потребностями имеют приоритетное значение. Важнейшее условие поддержания здоровья, работоспособности и активного долголетия человека может быть достигнуто и сохранено только при условии полного удовлетворения физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах в необходимом объеме. Удов­летворение потребностей человека в безопасном, полноценном и адекватном питании признано ООН и многими странами одной из важнейших государст­венных задач. Поэтому обеспечение продовольственной безопасности страны является основой материального благополучия населения и экономической независимости государства.

Продовольственную безопасность определяет комплекс критериев и показателей, которые отражают ее состояние на мировом, национальном и индивидуальном уровнях. Одним из важнейших показателей состояния про­довольственной безопасности как на мировом, так и на национальном уров­не, по критерию ФАО (Продовольственной и сельскохозяйственной комиссии ООН), является среднегодовой объем производства зерна на душу насе­ления, который должен быть не менее 600 кг.

В системе показателей, определяющих национальную продовольствен­ную безопасность, ключевым является уровень самообеспеченности важ­нейшими видами продовольствия. При этом, во-первых, выделяется продук­ция, производство которой имеет приоритетное значение для обеспечения продовольственной безопасности. К ним относятся такие базовые продукты питания, как хлебопродукты, сахар, растительное масло, мясные и молочные продукты, рыба.

Во-вторых, необходимо определить, каким количественным параметрам должен соответствовать уровень самообеспеченности этими важнейшими видами продовольствия. По оценкам ведущих специалистов Всероссийского научно-исследовательского института сельского хозяйства РАСХН, в качест­ве пороговых значений продовольственной безопасности по отдельным про­дуктам питания удельный вес отечественной сельскохозяйственной, рыбной продукции и продовольствия в общем объеме товарных ресурсов внутренне­го рынка должен составлять: зерна - 95%, сахара - 80%, растительного масла - 80%, мяса и мясных продуктов - 80%, молока и молочных продуктов - 90%, рыбы и рыбопродуктов - 80% , картофеля - 95%.

Недостаточный уровень производства продовольствия обусловливает ввоз импорта в объеме, необходимом для удовлетворения потребностей на­селения своей страны. Критерием продовольственной безопасности страны, используемым в международных расчетах, является уровень импортного продовольствия, не превышающий 20% общего объема потребления, или на­ходящийся на уровне не выше 30% по отношению к продовольственным ре­сурсам.

Для оценки продовольственной безопасности на индивидуальном уровне используются такие показатели, как коэффициент достаточности про­дуктов питания; коэффициент доступности питания; суточная калорийность питания для различных социальных и профессиональных групп; содержание основных пищевых веществ в суточном рационе (белков, жиров, углеводов) и их соотношение и др.

Достаточность потребления (коэффициент достаточности потребления основных продуктов питания) может быть определена как отношение факти­чески сложившегося суточного рациона питания к нормативному показателю. Другим не менее важным индикатором, отражающим качество потребле­ния, является доступность потребления, свидетельствующая о наличии необ­ходимых социально-экономических условий и факторов ее обеспечения. Доступность потребления (коэффициент доступности потребления) опреде­ляется как отношение стоимости продовольственной корзины к средней за­работной плате (среднедушевому доходу).

Формирование рынка потребительских товаров, особенно изделий лег­кой промышленности за годы экономических реформ происходило на фоне резкого снижения отечественного производства и заполнения этой ниши им­портом. В результате, произошла переориентация казахстанских потребите­лей на дешевые, зачастую невысокого качества импортные товары. Респуб­лика не должна зависеть от импорта в обеспечении товарами массового спро­са, которые производились в стране в дореформенный период в широком ас­сортименте и надлежащего качества. Важнейшим направлением экономиче­ской политики государства должно стать развитие текстильной и легкой промышленности, являющихся во многих развитых странах отраслями, фор­мирующими бюджет. Кроме того, необходимо иметь в виду, что текстильная промышленность наряду с пищевой входит в число 5-7 отраслей, опреде­ляющих долгосрочную специализацию экономики страны в несырьевом сек­торе.

Реализация политики социальной модернизации страны обусловливает приоритетность решения задач по повышению уровня и качества личного по­требления населения республики, о чем свидетельствует ситуация, сложив­шаяся в этой подсистеме.

Важнейшей задачей регулирования процессов в сфере потребления на­селения в условиях существующей дифференциации как по объему и струк­туре, так и по качеству потребления материальных и социальных благ явля­ется обеспечение их доступности для различных социальных и имуществен­ных групп населения. Решение проблемы повышения уровня и качества ма­териального и социального потребления связано не только с наращиванием продовольственных ресурсов, развитием потребительского комплекса и рос­том доходов населения, но и с регулированием цен на потребительские това­ры и услуги. Обеспечение ценовой доступности потребительских товаров и услуг для всех социальных слоев и групп населения является важнейшим на­правлением роста благосостояния и развития человеческого потенциала об­щества.

Необходимость конкретного анализа сферы труда и занятости обуслов­лена изменениями социально-экономическосго положения отдельных групп и слоев населения в результате трансформации отношений собственности, распределения, организации труда, появления новых тенденций и направле­ний в трудовой и социальной мобильности. Экономические преобразования качественно изменили социально-экономическую структуру общества, при­вели к появлению наемных работников, класса собственников, самостоятель­но занятых, безработных, что, в свою очередь, предполагает использование системы показателей и индикаторов, определяющих состояние и уровень развития этой важнейшей сферы жизнедеятельности населения.

Для оценки уровня и качества трудовой жизни используется комплекс показателей, включающих численность экономически активного и занятого населения, численность наемных работников и самостоятельно занятых, уро­вень безработицы, численность занятых по отраслям экономики, доля наем­ных работников с различным уровнем образования и квалификации и другие показатели.

За годы становления и развития рыночных отношений естественной ре­акцией на снижение уровня жизни, рост безработицы, ухудшение материаль­ных условий жизни стало увеличение самозанятости. Самостоятельная заня­тость - это труд, основанный на личной инициативе, самостоятельности, от­ветственности, позволяющий материально обеспечивать себя и свою семью.

Адаптируясь к новым экономическим условиям, население использует все социально-экономические ресурсы, имеющиеся в его распоряжении. Особая социальная значимость самостоятельной занятости заключается в из­менении социального статуса, в преодолении выжидательных и пассивных установок, в повышении трудовой и социальной мобильности. .

По данным Агентства РК по статистике из общего числа самозанятого на­селения, численность которого в 2010г. составила 2664,6 тыс. человек, 62% было занято в сельском хозяйстве, 22,1% - в торговле и ремонте автомоби­лей, 15,9% - в остальных видах экономической деятельности. Учитывая дос­таточно высокий уровень самозанятости, составивший в 2010г. 33,3% занято­го населения, а также ее роль в обеспечении материальных условий жизни, необходим особый подход к управлению ее развитием, так как население, находящееся в поиске работы, не стремится быть самостоятельно занятым.

Однако процессы повышения качества трудового потенциала общества в условиях индустриально-экономического развития страны связаны со ста­новлением и увеличением численности среднего класса, являющегося в лю­бом государстве основой экономической и социальной стабильности. Поэто­му, прослеживать тенденции его становления, формировать условия, при ко­торых он мог бы утвердиться в обществе и стать важнейшим источником со­циально-экономического развития являются задачами современной социаль­ной политики государства.

В комплекс показателей, определяющих состав, численность и потенци­ал среднего класса, входят показатели и параметры материальной обеспечен­ности, образования, социально-экономического поведения, то есть использу­ется подход к исследованию и оценке среднего класса как многомерного со­циально-экономического явления.

Для определения численности и состава казахстанского среднего класса нами были использованы следующие социально-экономические показатели: доходы, потребительский потенциал домохозяйств, включая питание, иму­щественную обеспеченность, пользование различными видами услуг; уро­вень развития квалификационных ресурсов (образование, навыки, квалифи­кация); степень социально-экономической адаптации к новым условиям жиз­ни; самоидентификация.

Информационной базой для определения численности и состава среднего класса являются материалы специальных социологических опросов, данные выборочных обследований домашних хозяйств, проводимых Агентством РК по статистике, а также статистические данные об уровне доходов и распреде­лении населения по размерам доходов, средней заработной платы, сбереже­ний, наличии недвижимости, имущественной обеспеченности, уровне обра­зования, о распределении занятого населения по видам экономической дея­тельности, о формах самозанятости и других показателях.

Реальную основу среднего класса в республике могли бы составить спе­циалисты высшей и средней квалификации таких отраслей промышленности, как машиностроение, химическая, пищевая и легкая промышленность, ра­ботники науки, образования, здравоохранения, культуры. Например, в 2010г. уровень оплаты труда в производстве машин и оборудования по отношению к среднепромышленному показателю составил 75%, тогда как в 1991г. этот показатель составлял 98,6%, в пищевой промышленности, соответственно - 66,5 и 82,6, в текстильном производстве - 39,3 и 88,3, в химической промыш­ленности - 71,5 и 93,6, в образовании - 46,4 и 61,5, в здравоохранении -48,0% и 61%[16], [17]. Главным социально-экономическим ресурсом этих потен­циальных представителей среднего класса являются образование и профес­сиональная квалификация.

Стимулирование экономической активности населения, создание необхо­димых условий, при которых каждый человек своим трудом будет обеспечи­вать достойные условия для себя и своей семьи, становится на современном этапе главным ориентиром социальной политики государства. Формирование среднего класса в Казахстане возможно на основе повышения трудовых до­ходов и получения новых рыночных источников доходов. Решение этой за­дачи будет способствовать не только пополнению состава среднего класса за счет его потенциальных представителей, но и росту благосостояния значи­тельной части населения страны.

Особое значение имеет анализ величины и динамики социальных норм и нормативов и их соотношений с фактическими показателями. Социальные нормативы в сфере доходов и потребления включают минимальный размер заработной платы, минимальный размер пенсии, размеры социальных посо­бий, прожиточного минимума, потребительской корзины. Динамика соотно­шений нормативных величин с фактическими показателями дают возмож­ность оценить эффективность социальной политики и социальной защиты населения.

В системе социальных показателей и индикаторов важнейшее значение имеют потребительские бюджеты населения, относящиеся к числу комплекс­ных и системообразующих социальных нормативов, так как их размеры и структура являются исходными для обоснования количественных и качест­венных параметров многих социально-экономических показателей.

Система потребительских бюджетов населения включает прожиточный минимум, социальный потребительский бюджет и рациональный потреби­тельский бюджет, отражающие разный уровень материального и социального потребления. Величина и структура потребительского бюджета любого уровня формируются в зависимости от комплекса таких социально- экономических факторов, как физиологические потребности, пол и возраст, национальные традиции, условия и образ жизни, природно-климатические условия, уровень образования, социально-профессиональный статус, условия труда (тяжесть, вредность, уровень механизации).

Наиболее полно методология построения потребительских бюджетов на­селения разного уровня достатка разработана во Всероссийском центре уровня жизни. Данная система нормативных потребительских бюджетов, яв­ляющихся критериальными нормативами уровня и качества жизни населе­ния, включает: потребительские бюджеты низкого достатка (бюджеты прожиточного минимума) и социально-приемлемые (восстановительные) потребительские бюджеты; среднего достатка (потребительские бюджеты средних стандартов жизни); высокого достатка (потребительские бюджеты высоких стандартов жизни). Сравнение фактических денежных доходов населения с системой нормативных потребительских бюджетов разного уровня достатка позволяет выделять социальные слои населения, качественно отличающиеся по уровню текущих денежных доходов и обусловленной ими структуры по­требления

В настоящее время существует необходимость в использовании всей сис­темы потребительских бюджетов, которые отличаются степенью удовлетво­рения материальных, социальных и духовных потребностей, поскольку их объем и стоимость являются исходными для расчетов многих социально- экономических показателей.

Важнейшим в системе социальных показателей, определяющих уровень жизни и степень социально-экономической дифференциации населения, яв­ляется прожиточный минимум, который используется для: определения ми­нимальных размеров основных видов денежных доходов и других социаль­ных выплат, отслеживания реальной динамики основных параметров стои­мости жизни, установления черты (порога) бедности, проведения политики социальной защиты и поддержки наиболее уязвимых категорий населения и др.

При формировании потребительской корзины прожиточного минимума на современном этапе необходимо исходить из учета процессов, происходя­щих в отраслях образования, здравоохранения, жилищно-коммунальном сек­торе, а также на рынке потребительских товаров и услуг. Эти процессы ока­зывают непосредственное влияние на объем и качество потребления населе­нием материальных благ и услуг и должны приниматься во внимание при разработке социальных нормативов.

В основу новой структуры прожиточного минимума должны быть зало­жены нормативы, определяющие объем потребления не только материальных благ, но и социальных услуг. Такой прожиточный минимум предполагает прежде всего увеличение нормативов потребления продуктов питания, непродоволь­ственных товаров и услуг, а также их новое наполнение, то есть увеличение доли непродовольственных товаров и, особенно, услуг в потребительской корзине. Такой социальный норматив позволит адекватно оценивать уровень жизни различных слоев и групп и тем самым способствовать эффективности социальной политики по повышению качества жизни казахстанцев.

Для преодоления существующих социально-экономических диспропор­ций в оплате труда различных отраслевых и профессиональных групп необ­ходимо усиление роли минимального размера заработной платы. Критериями определения минимального размера оплаты труда должен служить социаль­ный норматив, рассчитанный на базе прожиточного минимума трудоспособ­ного населения, отражающего минимальный уровень воспроизводства рабо­чей силы простого квалифицированного труда. Использование минимального размера оплаты труда, рассчитанного на основе потребительской корзины трудоспособного населения, отражает объективные условия воспроизводства рабочей силы.

К определению минимального размера оплаты труда можно подойти с позиции установления его соотношения с уровнем средней заработной пла­ты. Во многих странах этот показатель в зависимости от уровня экономиче­ского развития находиться в интервале от 40 до 60%, в республике в течение ряда лет он не поднимался выше 27%. Использование прожиточного мини­мума трудоспособного населения позволит не только определить реальный уровень минимального размера оплаты труда, но и будет способствовать ус­тановлению более обоснованных соотношений в уровнях заработной платы работников различных отраслей, предприятий и профессиональных групп.

Для оценки реального уровня жизни населения и отдельных социальных групп можно использовать соотношение душевых денежных доходов с вели­чиной прожиточного минимума, социального потребительского бюджета, рационального потребительского бюджета. Это позволит выделить социаль­ные группы по уровню материального благосостояния и типу потребления, отслеживать динамику изменений доли малообеспеченного населения, выяв­лять степень социальных диспропорций и своевременно корректировать ос­новные направления политики социальной защиты.

Решение задач по повышению доходов населения и снижению их диф­ференциации связано, прежде всего, с обеспечением минимальных социаль­ных гарантий в сфере доходов (заработной платы, пенсий, социальных посо­бий), исходной основой которых является потребительский бюджет, опреде­ляющий социально необходимый уровень жизнеобеспечения.

Минимальный потребительский бюджет позволяет определить необхо­димый объем ресурсов для возмещения не только физических и умственных затрат, но и для социального воспроизводства человека, развития и повыше­ния качества его потенциала. Поэтому его величина может служить основой для определения действительной потребности общества в потребительских благах, а также для разработки среднесрочных программ по повышению уровня и качества жизни населения, так как этот потребительский бюджет является социальным нормативом более высокого уровня, чем прожиточный минимум.

В условиях динамично развивающейся экономики республики и реали­зации активной социальной политики необходимо и возможно осуществить переход от прожиточного минимума, рассчитанного в основном на возмеще­ние энергетических затрат организма человека к использованию качественно нового потребительского стандарта, обеспечивающего необходимый уровень потребления не только материальных, но и социальных, культурных благ и услуг. Таким нормативом является минимальный потребительский бюджет, что даст возможность выявлять наиболее сильные социальные диспропорции и разрабатывать действенные меры социальной защиты населения.

Переход к построению и использованию минимального потребительско­го бюджета является объективным процессом, обусловленным, прежде всего тем, что прожиточный минимум в качестве базового социального норматива перестал соответствовать изменившимся социально-экономическим услови­ям жизнедеятельности человека.

Научная разработка минимального потребительского бюджета и методи­ки построения и расчета величины минимального потребительского бюджета позволила бы начать формирование нормативной базы для использования его в социальной политике. Применение минимального потребительского бюд­жета позволит адекватно оценивать уровень жизни различных слоев населе­ния, получать более полное представление об основных показателях благо­состояния населения и даст возможность оценивать выбор основных направ­лений повышения жизненного уровня населения.

В условиях реализации стратегии индустриально-инновационного раз­вития страны и проведения активной социальной политики необходимо и возможно осуществить переход от прожиточного минимума, рассчитанного в основном на возмещение энергетических затрат организма человека к ис­пользованию качественно нового потребительского стандарта, обеспечи­вающего необходимый уровень потребления не только материальных, но и социальных, культурных благ и услуг. В результате будут созданы предпо­сылки для перехода к разработке и использованию в социальной политике национального стандарта качества жизни.

Особую значимость для оценки качественных параметров социального развития общества имеет рациональный потребительский бюджет, отражаю­щий высокий уровень благосостояния и развития личности. Это качественно новый уровень потребления, в направлении к которому происходит развитие необходимых потребностей человека, поскольку рациональный набор разра­батывается не только с учетом социально-экономических, социально- демографических, природно-климатических условий и факторов, но и с уче­том существенного повышения качества потребительских товаров и услуг и появления их новых видов, отвечающих современным потребностям. Объем и структура потребления, определяемые на основе рациональных норм и нормативов, могут стать основой определения необходимых ресурсов потре­бительских благ на перспективный период.

При построении рационального потребительского бюджета необходимо учитывать изменения в структуре потребностей человека, а также возникно­вение новых потребностей. На современном этапе рациональный потреби­тельский бюджет отражает развитие прогрессивных тенденций, связанных с увеличением расходов на жилье, услуги образования, культуры, здравоохра­нения, отдыха, информационные услуги на основе повышения их качества и разнообразия услуг, а не за счет роста цен и тарифов, как это происходит в настоящее время. Сокращение доли продуктов должно быть относительным при абсолютном увеличении расходов на них.

Рациональный потребительский бюджет базируется на научно обосно­ванных нормах потребления материальных и социальных благ и услуг, необ­ходимых для полного удовлетворения разумных потребностей человека. Он включает в себя рациональное питание, качественное жилье, высокую обес­печенность предметами длительного пользования, современной техникой бытового и культурного назначения, инновационными товарами, качествен­ные услуги здравоохранения, образования, отдыха, а также другие, имею­щиеся на рынке потребительские товары и услуги.

Решение задач индустриально-инновационного развития страны, по­ставленных Президентом Республики Казахстан Н.А. Назарбаевым, напря­мую связано с развитием человеческого потенциала и повышением качества жизни всех казахстанцев. Для оценки стоимости жизни необходимы соци­альные стандарты, соответствующие международным критериям. Этим тре­бованиям должен отвечать стандарт, отражающий различные стороны жиз­ни человека.

Разработка национального стандарта качества жизни, включающего та­кие социальные компоненты, как оплата труда, пенсии, социальное страхо­вание, стандарты социальной поддержки семьи, стандарты образовательных услуг и здравоохранения, стандарты обеспечения населения жильем, стан­дарты общей и информационной культуры гражданина, экологической безопасности, на современном этапе становится важнейшим направлением совершенствования системы социальных нормативов. Поскольку нацио­нальный стандарт качества жизни является комплексным показателем, то для его разработки, прежде всего, необходимо определить социальные стандарты важнейших сфер жизнедеятельности и жизнеобеспечения насе­ления республики.

В системе показателей, определяющих уровень обеспеченности населе­ния важнейшими социальными услугами, основными являются показатели, отражающие предельные пороговые значения, угрожающими качеству по­тенциала общества, являются:

доля государственных расходов к ВВП;

сумма затрат на услуги, определяемая на основе государственных соци­альных нормативов обеспеченности;

коэффициент доступности социально значимых услуг в процентах к со­вокупному доходу семьи.

Среди этих показателей ключевым является объем финансирования соци­альных расходов в процентах к ВВП, направляемых на образование, здраво­охранение, науку, обеспечение экологической безопасности, размер которых находится в непосредственной зависимости от уровня экономического разви­тия страны.

Увеличение государственных вложений в развитие приоритетных отрас­лей социальной сферы, имеющих ключевое значение для формирования че­ловеческого капитала - основного фактора экономического роста и развития общества, позволит решить ряд задач, важнейших для перехода к модели ус­тойчивого социального развития. Прежде всего, рост социальных инвестиций обеспечит накопление и дальнейшее повышение качества человеческого по­тенциала общества. Не менее важным является улучшение условий занятости и повышение оплаты труда в бюджетных отраслях, где сосредоточены тру­довые ресурсы, обладающие высокой квалификацией.

Специфика сферы материального и социального потребления населения обусловлена рыночным регулированием процессов производства материаль­ных благ и услуг и государственным гарантированием минимально необходимого уровня жизнеобеспечения всем членам общества. Основные направления повышения уровня и качества потребления важнейших материальных благ и социально значимых услуг связаны с развитием сельского хозяйства и потребительского комплекса республики, с увеличением объема финансирования отраслей, обеспечивающих социальное воспроизводство населения, с реализацией механизма повышения реального содержания доходов населения и мерами поддержки социально-уязвимых слоев.

Эффективность социального управления в значительной степени зави­сит от использования научно обоснованной системы социально- экономических показателей и индикаторов, на основе которых можно не только объективно оценить реальную ситуацию и тенденции изменений в уровне и качестве жизни различных социальных групп, но и оценить воз­можные негативные последствия, что, в конечном итоге, будет способство­вать успешной реализации политики социальной модернизации страны.



[1]  Copyright: Project Syndicate, 2010. www.project-syndicate.org.

[2]  Экономист. № 9. 2010.

[3] Мегаполис. 25.10.2010. Агентство по статистике РК.

[4] Агентство по статистике РК

[5]  Будущее российской и мировой экономики // Известия. 1.03.2011.

[6] // Экономист. № 10. 2010. Аргументы неделi. Москва, 25.04.2011. www.peoplesmoney.ru

[7] Деловая неделя. 1 июля 2011 года; Агентство по статистике РК; Интерфакс-Казахстан и КазТАГ.

[8] Куликов В., Роик В. Социальная политика как приоритет и приорите­ты социальной политики // Российский экономический журнал. - 2005. - №1.

[9] Пронин С., Люблинский В., Цвылев Р. О приоритетах социальной по­литики // Общество и экономика. - 2000 . № 8.

[10] Статистический ежегодник Казахстана. Алматы, 2010; Статистический ежегодник. Предварительные итоги. Астана, 2011.

[11] Методические подходы к построению потребительских бюджетов населения разного уровня потребления ' разработаны в отделе социальных проблем и качества жизни Института экономики МОН РК.

[12] Казахстан в цифрах. Статистический сборник. Алматы, 2000; Казахстан зав годы независимости (199102010 гг.). Статистический сборник, Астана, 2010; Статистический сборник. Предварительные итоги. Астана, 2011.

[13] Милосердов В. Политика обеспечения продовольственной безопасности России // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2000. № 3.

[14] Ушачев Н.Г. Основные положения доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации // АПК: экономика, управление. 2008. № 12.

[15] Модебадзе Н. Оценка продовольственной безопасности региона // АПК: экономика, управление. 1997. № 12.

[16] Предварительные итоги за 2010г. Статистический сборник- Астана.2011г.

[17] Краткий статистический ежегодник Казахстана за 1992 год. – Алматы. 1993.

[18] Бобков В.Н. Качество и уровень жизни населения в новой России (1991-2005гг.). - М.:ВЦУЖ. - 2007


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь