Главная История Казахстана Казахстан в средневековье Этногенез и этнические процессы на территории Казахстана Деньги в Золотой Орде

Деньги в Золотой Орде

20 Декабря 2017
658
0

Свои деньги и монеты в Золотой Орде появились во времена правления Берке (Берке не носил титул хана, хотя фактически им являлся). Первые деньги в Золотой орде появились с упоминанием имени халифа Насир ад-Дина (Насир лид-Дина). Пытаясь узаконить свое правление, Берке начал обращаться к «мусульманской легитимности». После его смерти, при Менгу-Тимуре стали чеканиться монеты с именем хана Менгу-Тимура и его наследников. В улусе Джучи печатались медные монеты (пулы), годные для мелких расчетов и серебряные монеты. Большие сбережения хранили в сомах. Сом (сум, соммо) – ладьеобразный слиток серебра, весил в среднем 198-202 грамма. Из него печатали 202 серебряные монеты, которые имели разное название. Восточные летописцы называют их дирхемами (так назывались любые восточные серебряные монеты), западные летописцы называют их Аспрами Барикатами (Баракат от имени Берке, Аспрами называли любые серебряные монеты), в простонародье их называли Акче (белые), официально они назывались Данг (Данга, Денга). От этого слово происходит русское слово «Деньги» и казахстанская национальная валюта «Тенге». В Золотой орде также была инфляция и обесценивание денег. К примеру, вес серебряной монеты с 1260 до 1360 годов упал с 2,088 грамм (при Берке) до 1,3 грамм (при Бердибеке). В среднем, во второй половине XIV веке лошадь стоила 60-200 Данг (аспров), средний заработный доход на человека в Крыму в это время варьировался от 100 до 170 Данг, на содержание одного человека в тюрьме в Крыму тратили примерно 40 Данг.

По данным Пономарева А.Л. на рынке Золотой Орды в начале XIV века обращалось 3 миллиона серебряных монет (дангов), ежегодно на 38 монетных дворах выпускалось примерно 800 тысяч дангов.

Также стоит отметить, что менялся и дизайн монет. В XIII веке на большинстве монет стоял герб правящей династии Золотой орды – Тамга дома Бату, но в эпоху расцвета ее отказались располагать на монетах Золотой орды. После начала гражданских войн монетные мастера снова начали ставить гербы (тамги) династии Джучидов.

Среди налогов в Золотой орде можно выделить такие налоги как Тагар (налог, собираемый в военное время на нужды войны). Тамга (от этого слова происходит «Таможня») – налог с оборота, который взимался у всех купцов, в среднем составлял 10 %. В некоторых регионах были налоговые льготы, и процент ставки налога был ниже. К примеру, торговые пошлины, которые взимались с иностранных купцов в Крыму, были равны 3-5 %. Дань, которую платила Владимирское княжество Золотой Орде, была равна 5-8 тысячам серебряным рублям. Некоторые специалисты считают, что рубль в то время был идентичен Сому (Сум, Соммо).

Был также налог под названием Хапчур, который изначально составлял по 1 голове скота из 100. Налог под названием «Мал» был имущественным налогом, данный налог примерно составлял 10 %. В Золотой Орде также присутствовали люди, имевшие налоговые льготы или вообще не платившие налоги, их называли тарханами. Кроме них налоговым иммунитетом пользовались священнослужители всех религий и их имущество.

Экономика Улуса Джучи была сложносоставной, так как данное государство включало в свой состав как оседлые, так и кочевые владения. Во времена монгольских нашествий был экономический спад, вызванный разрушением некоторых городов монголами. В то же время не стоит преувеличивать масштаб этих разрушений. Уже после Западного похода Бату начал политику укрепления власти, что увеличило количество городов в Улусе Джучи в то время. В 1269 году на Таласском курултае было принято судьбоносное решение, согласно которому отныне кочевники не имели права кочевать на территориях, где были города и посевы оседлых жителей. Власти трех улусов осознали всю справедливость высказывания Елюй Чуцаю, советника Чингиз-хана и Угедей-хана: «Империя была завоевана верхом на коне, но управлять ею с седла невозможно». В итоге из-за ограничения кочевников, города стали расцветать. Рост количества городского населения и количества городов не был большим вплоть до начала XIII века. Со второй половины правления Тохта-хана (после окончания междоусобиц) и со времен прихода к власти Узбек-хана рост количества городского населения и количества городов стал стремительным. С 1240-ых годов столицей улуса Джучи был город Старый Сарай (другие названия: Сарай-Бату, Сарай-Берке, Сарай ал-Махрус). В то же время в 1332 году Узбек-хан перенес столицу из Старого Сарая в Новый Сарай (Сарай ал-Джедид). Арабский путешественник Ибн Батута, объездивший весь арабский мир, Индию, многие азиатские страны и часть Восточной Европы, отмечал, что Сарай ал-Джедид является самым красивым городом, который он видел в своей жизни. В это время на территории возле современной Астаны появился город Бозок, который был центром региональной власти, правитель которого контролировал весь данный регион. Также экономический подъем ощутили присырдарьинские города. Но при этом стоит отметить, что некоторые города Улуса Джучи (Южный и Юго-восточный Казахстан) впоследствии перешли под управление сначала улуса Хайду, а потом под управление улуса Чагатая.

Врем правления Узбек-хана и Джанибек-хана считается золотым веком Улуса Джучи, не только из-за экономических достижений. В этот период паралельный расцвет культуры. В Улус Джучи шла утечка мозгов из других мусульманских стран. В это время многие религиозные деятели, писатели, поэты и другие переехали на территорию Улуса Джучи. Это было связано как с экономическим расцветом улуса Джучи, так и с междоусобицами и войнами, которые процветали на Ближнем Востоке, Иране и в Средней Азии.

На момент правления Джанибека «Сарай сделался средоточием науки и рудником благодатей, и в короткое время в нем набралась такая добрая и здоровая доля ученых и знаменитостей, словесников и искусников, да всяких людей заслуженных».

К числу известных литературных творений относится поэма поэта Кутба «Хосров и Ширин», посвященная царевичу Тыныбеку. Она считается важнейшим культурным памятником золотоордынского времени и датируется 1340-1342 гг. Другое сочинение «Мухаббат-наме», написанное в присырдарьинских оазисах, принадлежит перу Хорезми. Большое развитие получила переводческая деятельность, в частности, поэт Сайф Сараи перевел известное на Востоке персидское произведение Саади «Гюлистан» на тюркский язык.

Войны и междоусобицы на вышеуказанных территориях привели к тому, что в это время Улус Джучи стал тем государством, которое получало самую большую прибыль от Великого Шелкового пути. К примеру, на территории современной Средней и Малой Азии, Ближнего востока и Ирана, шли гражданские войны, из-за чего все караванные пути переместились севернее на территорию Золотой Орды и проходили по маршруту Крым-Сарай-ал Джедид-Сарайчук-Уйшик (современный Атырау)-Хорезм-Присырдарьинские города-Восточный Туркестан-Китай. Таким образом, из-за того, что большая часть маршрута проходила по территории Улуса Джучи, наибольшую выгоду от этого получили правители улуса Джучи.

С XIII века также шел рост кочевого населения Улуса Джучи. Во времена Бату количество кочевого населения равнялось 750-800 тысячам человек, через полвека уже при Тохта-хане численность кочевого населения улуса Джучи увеличилось до 1,2 млн. человек. При Узбек-хане и Джанибек-хане шел также рост численности населения. По разным оценкам количество кочевого населения увеличилось до 1,5-2 млн. человек в их правление.

Помимо расцвета городов шел и расцвет кочевого хозяйства. Большинство зарубежных путешественников отмечали изобилие скота, которое было у кочевников Улуса Джучи. Это изобилие привело к тому, что цена на скот была очень низкой, по сравнению с другими странами. К примеру в 1330-ых годах, по воспоминаниям Ибн Батуты, средняя лошадь в улусе Джучи стоила 50-60 дангов (дирхемов), в то время как ее цена в Индии начиналась от 600 дангов (серебренных дирхемов) или 100 динаров (золотых монет). Отборные скакуны в Индии продавались по цене 3000 дангов (дирхемов) или 500 динаров, в то время как в Улусе Джучи самые отборные скакуны стоили около 200 дангов (дирхемов). То есть такой разрыв цен говорит об огромном количестве лошадей, из-за чего цена на них была удивительно низка по сравнению с соседними государствами.

Кочевое общество в Улусе Джучи в подавляющей массе было однородно. В антропологическом плане (по соотношению монголоидных и европеоидных антропологических признаков) оно ничем не отличалось от современных казахов. Антропологически население Казахстана поменялось незначительно. Если у кыпчаков присутствовало 50 % монголоидности и 50 % европеоидности, то у кочевников Улуса Джучи соотношение стало 70 % на 30 % в пользу монголоидности. Такая же пропорция сохранилась у современных казахов. По разным подсчетам количество кочевников из Монголии (разных монголоязычных и тюркоязычных групп), пришедших на территорию Казахстана варьировалась в районе от 20 до 30 %. В культурном плане пришельцы в скором времени перешли на кыпчакский язык, который доминировал в Улусе Джучи. Как писал ал-Омари: «В древности это государство было страной Кипчаков, но когда им завладели Татары, то Кипчаки сделались их подданными. Потом они (Татары) смешались и породнились с ними (Кипчаками), и земля одержала верх над природными и расовыми качествами их (Татар), и все они стали точно Кипчаки, как будто одного (с ними) рода, оттого, что Монголы (и Татары) поселились на земле Кипчаков, вступали в брак с ними и оставались жить на земле их (Кипчаков)». Как писал Ибн Рузбихан о казахах: «казахское войско в прежние времена, когда появился на арене истории Чингиз-хан, называли татарским войском, это упомянуто арабами и персами».

Тот кыпчакский язык, который нам известен по письменным источникам (например, Кодекс Куманикус) был записан во времена Улуса Джучи в XIII-XIV веках. Кыпчакский язык был «лингва франка», языком межэтнического общения, который был понятен всему кочевому населению Улуса Джучи от берегов Иртыша до берегов Дуная.

В Великой степи основной экономической единицей было племя, члены которого имели скот и определенные земли для кочевания. Обычно в каждом улусе Золотой Орды кочевало по 4 племени. Всего количество улусов в Золотой Орде увеличилось со времен Бату с 19 до 23 во времена Узбек-хана. Таким образом, в Золотой орде присутствовало 92 кочевых племени.

В рамках каждого племени существовал племенной вождь, носивший титул бек (эмир), его сыновья носили титулы мурза (мирза), от персидского словосочетания эмирзаде (сын эмира). У беков и мурз были большие стада, доходившие до десятков тысяч голов. В то же время обычные члены рода и их семьи владели одной-двумя сотнями голов скота. Члены рода помогали друг другу. Если в результате падежа скота кто-то из членов рода лишался хозяйства, сородичи помогали восстановить его, отдавая часть своего скота пострадавшему. Данный обычай назывался асар.

Со временем одни племена могли усиливаться, а другие ослабевать, что соответственным образом отражалось на их статусе и землях, которые те получали для кочевания.

Довольно высокое положение в обществе занимали женщины. Высокое влияние при дворах ханов имели их супруги – хатун, а также матери ханов. Со времен Узбек-хана у хана было не более 4 жен в соответствии с мусульманскими традициями. В то же время было большое количество наложниц, дети от которых считались равными в правах детям от законных жен.

В улусе Джучи присутствовали и рабы. Однако в связи со спецификой кочевого хозяйства численность рабов была невелика. Часто кочевники Улуса Джучи не использовали рабов в хозяйстве, а продавали их на рынках Хорезма и Крыма.

Кочевая жизнь по-прежнему определялась особенностями быта и культуры основных обитателей улусов Джучи и Чагатая. Кочевники использовали переносные жилища – разборные юрты. Юрты покрывались черным или белым войлоком. Средний диаметр степного жилища достигал 5-6 метров.

Значительное развитие получило кузнечное производство предметов хозяйства и быта, а также изготовление оружия, включая наступательное и защитное вооружение. Среди воинов распространенными были панцири из железных и кожаных пластин-полос, а с XIV столетия – кольчужные и кольчато-пластинчатые доспехи. Ведущим оружием дальней дистанции оставался тугой сложносоставной лук со стрелами. Оружие ближнего боя состояло из сабель, палашей, мечей, копий, шестопёров, боевых топоров, булав, кистеней.

Что касается оседлого населения, оно состояло из трех страт.

Верхнюю социальную страту оседлого населения занимали наместники, правители городов, крупные купцы, религиозные лидеры, собственники больших земельных участков. После завоевания земледельческих районов монголы не стали заниматься перераспределением собственности.

Среднюю страту составлял многочисленный слой населения, который включал в себя служащих органов управления и правопорядка, военных, ремесленников, крестьян, мелких торговцев.

Нижнюю страту составляло малоимущее население, не имеющее квалификации для квалифицированного труда. В периоды кризисных ситуаций эта социальная группа пополнялась обедневшими и осевшими кочевниками. 

Духовная культура. Кочевое население до принятия ислама продолжало исповедовать Тенгрианство. При этом в элите Улуса Джучи были приверженцы мусульманской веры, а также поклонники несторианской ветви христианства и буддизма. Например, известный джучидский властитель Берке был ревностным мусульманином (его мать была мусульманкой, дочь Мухаммеда Хорезмшаха, Берке и его единоутробные братья по распоряжению Угедей-хана воспитывались в мусульманской вере), а его племянник Сартак (сын Бату) исповедовал несторианство. Другой племянник Берке уехал в Ростов, где принял христианство и стал известен под именем Петр Ордынский. Почитание Петра как святого началось сразу же после его смерти примерно в 1290-1291 году. Официально он был причислен к лику святых на Соборе 1547 года.

Семья Тохта-хана (его дедушка, бабушка, дядя со стороны матери) приняла буддизм, а семья его брата приняло католичество, в то время как сам Узбек-хан принял ислам и в январе 1313 года объявил его государственной религией. При этом данный факт никак не отразился на взаимоотношениях с другими конфессиями и на религиозной толерантности, царившей в то время в улусе Джучи. К примеру, Узбек-хан выдал свою сестру замуж за православного московского князя и никак не препятствовал принятию католичества своим родным дядей и его детьми. Также он подтвердил все права Православной церкви в русских княжествах и сохранил все их льготы.

 В целом в улусе Джучи мирно сосуществовали представители разных конфессий, так как Чингиз-хан и его преемники считали данную сферу зоной личного выбора каждого человека. При этом, утверждая, что бог един, а «дороги к нему разные».

Письменность. Первоначально в официальном делопроизводстве и дипломатической переписке использовалась преимущественно уйгурская письменность. Она использовалась в пайцзах (золотые, серебряные и деревянные пластины с надписями, выдававшиеся военным и гражданским чинам) и ярлыках (указов ханов). С первой половины XIV в. в Улусе Джучи и начинает использоваться арабская графика, на которой составлялись ярлыки, грамоты, послания и другие документы, исходящие из государственных канцелярий. На монетах вместо тамг, которые печатались ранее, стали писаться имена ханов арабскими буквами. В это время был разработан универсальный тюркский литературный язык – тюрки, который был «Тюркской латынью» – ее использовали почти все жители тюркских стран в средневековье. Подавляющая часть государственных актов и художественных произведений, созданных на территории Улуса Джучи, написана на тюркском языке арабской графикой.

Исламизация в улусе Чагатая и Угедея проходила в то же время, что и в улусе Джучи. Перед смертью Барак принял ислам, в то время как чуть ранее во главе Улуса Джучи стоял Берке, приверженец ислама. Если в Улусе Джучи ислам стал государственной религией в 1313 году, то в улусе Чагатая он стал государственной религией на два десятилетия позже.

При этом могулы (кочевое население бывшего улуса Хайду) не принимали в это время ислам, враждуя с чагатаидами. В итоге держава Чагатаидов раскалывается на части. В Западной части ислам становится государственной религией, а в Восточной части (Могулистане) ислам становится религией правителей только в 1353 году, причем часть могулов не исповедовала ислам еще долгое время. К примеру, кыргызы стали приобщаться к исламу только в начале XVI века, под влиянием среднеазиатских шейхов.

В Улусе Джучи сохранились кочевники, не принявшие ислам в 1313 году. Их называли калмаками (оставшимися в вере отцов). К ним относились кочевники Сибири, Алтая, Северного, Центрального и Восточного Казахстана. Ислам к ним пришел только в XV-XVI веках. Таким образом, ислам распространился в регионе не в один момент, а долго и постепенно, определенными волнами.

 

Жаксылык САБИТОВ

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Опрос

Чего не хватает национальной сборной Казахстана по футболу, основанной 105 лет назад, чтобы принять участие на ЧМ?