Главная Выстрел в спину памяти

Выстрел в спину памяти

19 Июня 2013
16
0

Туркестанский легион: ничего, кроме истории

Не так давно одна из алматинских газет на двух страницах опубликовала фотографии солдат и офицеров Туркестанского легиона, который фашисты формировали из пленных красноармейцев. Азербайджанцев, уйгуров, татар, узбеков и казахов. Снимки по-своему примечательные. Вот молодой человек с твердым, «нордическим» взглядом. Видимо, хотел послать родственникам cвое фото после освобождения родных мест от «большевистского ига». Подпись – казах М. Закиров. Цугфюрер. 1943 год. Вот группа солдат играет в карты. Отдыхают после ратных подвигов. А вот еще два обладателя радостных физиономий. Тот, что на переднем плане, позирует с артиллерийским снарядом. Подпись – казах и узбек. Так сказать, братья по оружию. 

Да, забыл сказать. Это произведение опубликовано в газете, датированной 2 мая 2013 года. Так сказать, подарок ветеранам накануне Дня Победы. Как же могло такое случиться в Казахстане, который потерял на той страшной войне более шестисот сорока тысяч своих лучших сыновей и дочерей? Мы решили обсудить этот вопрос с доктором исторических наук, профессором Лайлой АХМЕТОВОЙ. 

И генералы бывают разные

– Лайла Сейсенбековна, честно говоря, я сначала не поверил своим глазам. Мы с вами, оба – дети фронтовиков и, наверное, будем пристрастны. Но попробуем обойтись пока без эмоций. А станем излагать бесспорные факты. Похоже, что впервые за всю историю суверенного Казахстана в издании, которое официально зарегистрировано в соответствующих государственных органах, бравые воины фашистского соединения представлены в таком геройском виде. Понятно, что в истории нашей, в ту пору еще общей страны, случались разные персонажи. Был Александр Невский и гетман Мазепа. Был генерал Карбышев, а был и генерал Власов. История народа – это история живого организма. А он подвержен разным заболеваниям. В том числе и постыдным. Предательство я бы назвал нравственным сифилисом. А этой болезни в приличном обществе принято стесняться. Что же должно произойти, чтобы мы ее с гордостью стали выставлять напоказ?

– Действительно, в таком гипертрофированном виде эта страница Великой Отечественной представлена впервые. Но вообще мифологизация истории Казахстана идет полным ходом. И уже давно. В том числе в том случае, когда речь идет о Туркестанском легионе. Я практически всю свою сознательную жизнь занимаюсь историей казахстанцев, которые защищали Брестскую крепость. Когда начинала свою работу, считалось: их было три-четыре десятка. Сейчас известны фамилии 479 солдат из Казахстана, которые встретили войну на огненном рубеже в июне 1941 года. Из них восемь человек служили потом в Туркестанском легионе. Это всего два процента – из тех солдат, которых я нашла. Можно было вычеркнуть их из памяти, но не могла. Эти восемь судеб сидели во мне острой занозой. И я стала заниматься этой, практически неисследованной, страницей обороны Брестской крепости. Я пять раз была в Польше, в том числе и два раза посетила небольшой городок Легионово. Это примерно в десяти километрах от Варшавы, можно доехать рейсовым автобусом. Это историческое название. Когда-то здесь были построены казармы для польских легионеров. А в годы войны немцы устроили учебно-тренировочный центр для Туркестанского легиона. Помню, в свой первый визит я зашла в местный музей. Дескать, здравствуйте, я из Казахстана. И меня огорошили таким вопросом: «А вы знаете, что ваши(!) легионеры сражались вместе с немцами, участвовали в подавлении Варшавского восстания?» После этого разговор вышел какой-то нервный. Я ведь знала о другой истории. 1 августа 1944 года Армия Крайова (она подчинялась командам польского правительства в Лондоне) подняла восстание в Варшаве против немцев – без согласования с СССР. «Лондонские поляки» очень не хотели, чтобы Польша стала советской. Советские войска были еще далеко и не могли помочь восставшим. Это ведь была не прогулка, а кровопролитные бои за каждый участок уже заграничной земли. За 40 суток, пройдя с боями около 700 километров, советские войска 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов были вынуждены вести бои севернее и южнее Варшавы. Варшава истекала кровью. Поляки молили Советскую армию: «Братья-славяне! Придите на помощь!» С 13 сентября по 2 октября 1944 года советские летчики совершили свыше 5000 самолето-вылетов (из них 700 – силами авиации Войска Польского). Сбрасывали оружие, боеприпасы, продовольствие, медикаменты. Но переломить ситуацию они не смогли. Свежие немецкие войска оттеснили Советскую армию. Варшавское восстание было подавлено. Варшаву освободили только 17 января 1945 года войска 47-й и 61-й армии совместно с 1-й армией Войска Польского. Во время Великой Отечественной войны при освобождении Польши от фашистов погибло более 600 тысяч советских воинов. И только у 70 тысяч из них известны имена. Казалось бы, вот о чем надо помнить. Но оказалось, что участие нескольких сотен легионеров (одного батальона, то есть до тысячи солдат!) в подавлении Варшавского восстания здесь тоже не собираются забывать. Мне было очень горько и стыдно. Хотя, казалось бы, за что стыдиться лично мне. Мой отец Сейсенбек честно прошел все муки ада, потерял руку на этой проклятой войне.

– Одно время исследователи спорили, входил ли Туркестанский легион в СС…

– Нет, легион создавался по личному указанию Альфреда Розенберга, министра восточных территорий. Легионеры были приписаны не к СС, а к вермахту.

– Здесь я бы хотел сделать одно уточнение. Некоторые источники говорят о том, что это не так. Вернее, не совсем так. Действительно, большая часть туркестанцев воевала в вермахте. Сам легион был создан 15 ноября 1941 года – из эмигрантов из советской Средней Азии, пленных и перебежчиков. То есть за полтора месяца до смерти идейного борца с большевиками Мустафы Шокая, который – и это надо отметить – возглавить это предприятие отказался. Да, в основном легионеры воевали в вермахте, который в Нюрнберге не признан преступной организацией – в отличие от СС. Но была еще одна история, которую нынешние защитники легионеров не хотят признавать. 13 января 1942 года некий Андреас Майер-Мадер, майор из 450-го батальона (он входил в состав легиона) предложил свои услуги руководству СС. Так появился Восточно-мусульманский полк СС. А эти части, как известно, курировал лично рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер. Сначала «восточные мусульмане» воевали с партизанами в Западной Белоруссии. А затем участвовали в подавлении Варшавского восстания. Так что ваши собеседники в Легионово не так уж и не правы…

– Возможно. Я изучала польские, немецкие, советские (российские) источники. В чем-то они противоречат, в чем-то дополняют друг друга. Наша беда в том, что у нас крайне мало историков, которые бы скрупулезно занимались историей двадцатого века. Многие мои коллеги куда с большей охотой погружаются кто в пятый век, кто в пятнадцатый. Но не смеют прикасаться к взрывоопасным страницам века двадцатого. И только две женщины храбро взялись за эту работу. Они не давали политических оценок, а лишь излагали факты и размышляли над ними. Это Бахыт Садыкова, которая в 2002 году впервые опубликовала свой труд «История Туркестанского легиона в документах и фактах», и Гульнара Мендикулова, которая изучала в основном французские и английские источники. Меня, как я уже сказала, легионеры сначала интересовали лишь потому, что восемь человек, защищавших Брестскую крепость, символ героизма советского народа, оказались в стане врага. Но постепенно я погружалась в эту тему. И она отзывалась в моей душе ноющей болью. Правда – это всегда больно. 

А потом пойдем на Урумчи!

– Давайте уточним очень важную позицию. Сколько же всего людей прошло через легион? Что он из себя представлял?

– В Легионово было сформировано 24 батальона. В каждом – по разным источникам от 850 до 1000 человек. Можно сказать, что вначале в этом подразделении служили от 20 000 до 24 000 солдат и офицеров. Но война есть война. Люди гибли. Кто-то пытался уйти к партизанам или перейти линию фронта. Вербовка в лагерях шла постоянно. Но не столь успешно, особенно после первого года войны. Полагаю, что за всю войну через Туркестанский легион прошло до пятидесяти тысяч человек. Батальоны сливали и разъединяли. Но! Утверждение о том, что легионеров использовали только на тыловых и подсобных работах, не выдерживает никакой критики. Не для того их фашисты поили и кормили, отмыли от грязи и коросты. Немцы умеют считать каждый пфенниг. Есть точные сведения, что легионеры воевали на астраханском направлении в 6-й армии Фридриха Паулюса, бесславно сгинувшей в приволжских степях. Три диверсионные группы из пленных казахов, перешедших на сторону врага, были заброшены в Западный Казахстан, чтобы поднять восстание в тылу Красной армии. Но были быстро разоблачены местными жителями. А радист одной из групп почти два года вел «радиоигру» с абвером. Конечно, это были не самые надежные союзники фашистов. Легионеров набирали в концлагерях и в лагерях для военнопленных – это, кстати, не одно и то же. Кто-то записался в легион, чтобы спасти свою жизнь. Но кто-то ведь и остался во вражеском плену. Предпочел баланду сытному довольствию легионера. Не нарушил присягу. Не замарал свое имя и судьбу своих детей чужим мундиром. Отмечу, что чисто казахских батальонов не было. А выходцы из Средней Азии составляли примерно четверть всего списочного состава. Туркмены, киргизы, таджики, узбеки. Ну и казахи…

– Возможно, у предателей была какая-то «сверхидея»? Скажем, после победы великой Германии создать свое собственное государство?

– Безусловно, пропагандистская машина Третьего рейха работала отменно. И в отношении легионеров тоже. Им было объявлено, что власть Германии будет простираться только до Волги. Из Азербайджана, республик Средней Азии, нескольких областей России предполагалось создать союзное государство «Большой Туркестан». Немцы обещали сюда включить даже китайский Синьцзян – чего уж там мелочиться. Правда, до освободительного похода на Урумчи дело не дошло. Кстати, документы, которые попали в руки союзников после войны, свидетельствуют о том, что перспектива создания «Большого Туркестана» была чем-то вроде морковки, которую погонщик вешает перед носом упрямого осла. Немцы, потерявшие после Первой мировой войны колонии в Африке, надеялись получить лакомый «кусок» в Средней Азии. Колонии, но никак не свободное государство. Как говорится, победитель получает все. Практически все народы планеты были для немцев «недочеловеками». Правда, если о «решении еврейского вопроса» и об убийствах цыган говорилось открыто, то о массовых убийствах славян и жителей Средней Азии немцы до поры помалкивали.

– Защитники Мустафы Шокая подчеркивают тот факт, что за военные действия легиона он не несет ответственности по уважительной причине. 27 декабря 1941 года он умер… 

– Я отношусь к этой фигуре беспристрастно. Как историк. И хочу выделить два факта. Во время революции большая часть алашординцев, представителей национальной интеллигенции, осталась с народом, в большинстве своем неграмотным. Да, они были репрессированы, а многие сгинули в лагерях. Но оставить свой народ в годину великих потрясений – это тоже своеобразное предательство своих политических принципов и нравственных идеалов, что бы мне ни говорили национал-патриоты. Второй момент. Шокай воспринял немцев как спасителей, которые помогут освободить его страну от большевиков. Но побывав в лагерях для военнопленных, многое переосмыслил и переоценил. Так что в этом случае я его предателем считать не могу. Он был идейным борцом с Советской властью. Он ей не присягал. Другое дело, что в поездках по лагерям Шокай склонял несчастных полуголодных земляков к предательству. Это тоже не будем забывать. Небезынтересно, что знаменем Туркестанского легиона считался стяг Кокандской автономии: красно-синее полотнище, а на нем лук и стрела. Напомню, что Шокай в свое время был руководителем этого государственного образования…

– Давайте поразмышляем: что произошло в стране? Совсем недавно тема войны оценивалась одинаково практически всеми слоями общества – казахами и русскими, властями и оппозицией. Мы одинаково гордились Талгатом Бегельдиновым, Алией Молдагуловой, Маншук Маметовой и Иваном Панфиловым. Теперь в казахской части общества появилось ощущение, что воевали не с теми и не за тех?

– Я не думаю, что сотрудники газеты, напечатавшей фотографии бравых легионеров, – выразители дум и чаяний всего казахского народа. (К слову, примерно такие же публикации появились и в актюбинской прессе.) По странному стечению большая часть легионеров – это уроженцы Западного Казахстана и Джамбульской области. Что же стоит за сегодняшней «ностальгией» по легиону? Недостаток знаний, непрофессионализм. Эти болезни, несомненно, присущи некоторым нашим согражданам.

– Вам возразят: сегодня общество стало гуманней. А значит, ценность жизни человека выше, чем воинский долг и присяга…

– Я готова выслушать самые разные точки зрения. С точки зрения ученого-гуманиста. С точки зрения женщины и матери, наконец. Но обсуждать эту тему, восхвалять легионеров и предоставлять им газетные полосы накануне святого для многих казахстанцев – Дня Победы – кощунство. Если хотите – выстрел в спину нашей памяти. Другого слова я подобрать не могу. Да, жизнь каждого человека – это ценность. Весь вопрос – какой ценой сохранена эта самая жизнь. Увы, предатели были во все времена. Других слов для подобного поступка не придумано.

День Победы как момент истины

– Мы с вами знаем, что в странах Балтии каждое 9 мая превращалось в поле битвы. Между теми, кто воевал за Советскую власть, и теми, кто сотрудничал с немцами. Странно и страшно смотреть, когда благообразные старцы размахивают своими худенькими кулачками и изрыгают проклятия. В этом году, если не ошибаюсь, в Латвии, две колонны ветеранов прошагали молча – рядом. Они, конечно, не бросались в объятия друг друга, но и не проклинали бывших противников. Может быть, и у нас наступит время, когда оставшиеся в живых ветераны и бывшие легионеры вместе с детьми, внуками и правнуками встретятся за одним столом. Ведь удалось же «кровавому диктатору Франко» помирить две части испанского общества. Бывших франкистов и бывших коммунистов. Даже памятник общий им всем возвели. Возможен ли – чисто гипотетически – марш бывших легионеров по улицам Алматы и Астаны? Или их взрослых детей?

– Маршем по улицам Алматы и Астаны бывшие легионеры уже не пройдут. Во-первых, все-таки у нас не Прибалтика. Во-вторых, лично мне известны только три старика весьма почтенного возраста, которые не скрывают своего участия в проекте «Большой Туркестан». После войны в Алма-Ате судили более 600 бывших солдат, воевавших под штандартами легиона со всего Советского Союза. Кого-то расстреляли, кого-то сослали. Что касается их детей? Вряд ли. Какие плакаты они понесут: «Да здравствует «Большой Туркестан!» или «Слава Альфреду Розенбергу!»? Нет, такое у нас невозможно. Несколько лет назад родственники бывших легионеров пытались организовать «вечер примирения» с ветеранами Великой Отечественной. Но получили резкий отказ. Думаю, должно пройти не меньше пятнадцати-двадцати лет. Возможно, внуки и правнуки всех, кто участвовал в Великой Отечественной войне, смогут обсуждать все нюансы великих сражений – спокойно и без эмоций. Как изучаем мы историю Отечественной войны 1812 года – без всякой ненависти к Наполеону Бонапарту. По отношению к Великой Отечественной мы с вами подобную широту взглядов продемонстрировать вряд ли сможем. К слову, сравнение с Испанией хромает. Да, сторонники генерала Франко и люди, боготворившие коммунизм, стреляли друг в друга. Но форму иностранной армии не надевали: ни те ни другие. Это существенная разница. 

– У нас это невозможно? А вы могли себе представить лет 15–20 назад газетный разворот, заполненный симпатичными молодыми людьми в фашистской форме? Нет? Вот и я – нет. Мне кажется, эта публикация – своеобразный зондаж власти и общества. Проглотят? Хорошо. Пойдем дальше. Кстати, зондаж общественного мнения в этом же выпуске газеты усилен репортажем о буднях сторонников украинской дивизии СС «Галичина» и зарисовкой из Молдовы, где ветеранам предлагают запретить георгиевские ленточки. Подтекст этих публикаций ко Дню Победы очевиден. Мы не одиноки. Мы вместе с Европой, которая пересматривает уроки истории. К слову, а как легионеры показали себя в боях? Убежденными борцами с «кровавым режимом Сталина»?

– Воинской славы легионеры не стяжали. Самовольно оставляли свои позиции. Переходили на сторону Красной армии. Иной раз вместе с муллой. Судьба их складывалась по-разному. Часто сразу ставили к стенке. Иногда отправляли в Сибирь, в лагеря. Порой предоставляли возможность смыть вину кровью – в штрафбате. Но если легионеры и оставались у немцев, то воевали вяло и нерешительно. Немцы вынуждены были перебросить основную часть легиона во Францию. Правда, в Белоруссии, как мы уже говорили, они успели «засветиться» в антипартизанских рейдах. Справедливости ради надо сказать, что в массовых убийствах и зверствах, в расправах над местным населением они не отметились. Возможно поэтому сразу после смерти Сталина легионеры попали под первую волну амнистий. Многим сократили тюремные сроки. Вторая волна гуманизации пришлась на хрущевские и раннебрежневские времена. К началу шестидесятых вернулись из мест заключения практически все легионеры (а им ведь давали 25 лет!). Многие стали вполне законопослушными гражданами и даже получали почетные грамоты за свой труд. Но гордиться «боевым прошлым», разумеется, никто их них не смел да и, кстати, не стал. И уж, конечно, никто не посвящал им сочувственных очерков и фоторепортажей. Это – «достижение» последних лет. Увы

Из досье «СиМ»

Генрих Луйтпольд Гиммлер

Родился 7 октября 1900 года в Мюнхене. Один из главных военных преступников фашистской Германии. Политический и военный деятель Третьего рейха. Рейхсфюрер СС (1929–1945 гг.), рейхминистр внутренних дел Германии, начальник РСХА. Личный номер в СС – 168. Покончил жизнь самоубийством, приняв яд 23 мая 1945 года.

Альфред Эрнст Розенберг

Родился 12 января 1893 года в Ревеле (Таллин). Один из наиболее влиятельных членов и идеолог Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП). Начальник Внешнеполитического управления НСДАП, рейхминистр восточных оккупированных территорий. Казнен 16 октября 1946 года в Нюрнберге по решению международного трибунала.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь