Главная Местечковое сознание не только разобщает общество, оно мешает нам изучать и понимать свою историю как историю великого народа - замдиректора Института истории государства Р.Темиргалиев

Местечковое сознание не только разобщает общество, оно мешает нам изучать и понимать свою историю как историю великого народа - замдиректора Института истории государства Р.Темиргалиев

08 Июня 2013
28
0

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в своем Послании народу «Стратегия «Казахстан-2050» - новый политический курс состоявшегося государства» отметил: «Нам нужно продолжить работу по формированию исторического сознания нации. Всеказахстанская идентичность должна стать стержнем исторического сознания нашего народа».

На прошедшем 5 июня в Астане первом заседании Межведомственной рабочей группы по изучениюнациональной истории Государственный секретарь РК Марат Тажин подчеркнул, что национальная история должна стать центральным звеном среди общественных наук.

О том, какие задачи ставятся перед отечественной исторической наукой, какие проблемы предстоит решить казахстанским ученым-историкам, в беседе с нашим корреспондентом рассказал заместитель директора Института истории государства Министерства образования и науки РК Р.Д.Темиргалиев.

- Радик Жексенбайулы, почему изучению национальной истории начало уделяться внимание на столь высоком уровне? Не означает ли это, что всем ученым  придется придерживаться одной официальной линии в освещении нашей истории?

- Прежде всего, хотелось бы заметить, что проведение этого совещания само по себе - приглашение к дискуссии, к открытой дискуссии. Ведь иногда бывает так, что какие-то решения принимаются в ограниченном кругу, а потом общественность обо все узнает задним числом. В данном случае, наоборот, все делается максимально открыто. С самого начала обозначен весь план действий. Кроме того, Госсекретарь прямо заявил, что должны создаваться дискуссионные площадки, должны идти дискуссии на страницах прессы.

Более того, сам факт создания Междведомственной рабочей группы говорит о многом. В нее входит 20 человек, среди них крупнейшие эксперты, государственные деятели, которые имеют право на каждом этапе высказывать свои замечания и соображения, и они уже их высказывают.

Поэтому у меня лично нет никакого ощущения, что нам будут навязываться какие-то догмы - я воспринимаю все это именно как приглашение к дискуссии.

- Достижения науки достигают широких масс населения через научно-популярную литературу, которой сегодня у нас почти не издается. В то же время, есть множество лжеученых, о которых, кстати, говорил и Госсекретарь в своем выступлении на прошедшем совещании. Что Вы думаете по этому поводу?

- Мне, все же, хочется думать, что научно-популярная литература, в том числе по истории, у нас будет издаваться. Приглашение на данную работу и включение меня в рабочую группу я воспринимаю, как посыл именно в этом направлении - потому, что я, как раз, являюсь автором научно-популярных работ. С другой стороны, сейчас ведь не советское время. Есть море информации, которая идет отовсюду. Раньше государственные идеологи могли контролировать всю информацию, идущую через книжные издательства, через средства массовой информации, и людям негде было получить другую. А сейчас ученым приходится конкурировать между собой, и с упомянутыми лжеучеными тоже. Мы ведь не можем кому бы то ни было запретить публиковаться. Все имеют право писать и издавать книги. Но, конкуренция будет полезна и самим ученым-историкам. Они не должны «вариться в собственном соку», они должны доводить свои идеи до общественности. Для этого, наверное, нужны какие-то современные формы подачи материала. Действительно, наши ученые уделяют мало внимания этому компоненту, для них важнее публикации в научных изданиях, которые нужны им для карьеры. Кроме того, ученый может написать книгу и передать ее в издательство, но не может дальше контролировать процесс ее распространения. А те, кто работает по своей инициативе, в частном поле, могут самостоятельно заключать договора с компаниями, занимающимися реализацией книг, продвигать свои произведения.

- У нас есть и такая проблема - издается немало исторической литературы на казахском языке, в том числе для детей. Но качество текстов ни в коей мере не соответствует назначению - они написаны сухим языком учебника, совсем не для широкого круга читателей.

- Действительно, такая проблема существует. Вероятно, это связано с недостаточно строгим подходом при распределении госзаказа. Основным критерием для отбора такой литературы должен, все же, быть такой показатель, как продаваемость книг того или иного автора, издательства. Впрочем, я надеюсь, что со временем эта ситуация может исправиться за счет роста казахскоязычного книжного рынка. Сейчас растут объемы продаж, как периодики, так и книг.

- Одним из сложных для освещения, вызывающим множество споров и разногласий в обществе, является советский период нашей истории. Что бы Вы предложили для того, чтобы избежать однобокости и субъективности при написании учебников и другой литературы по этому периоду?

- Думаю, что историю советского периода Казахстана не должны писать одни профессиональные историки. Она должна писаться с привлечением экономистов, культурологов и других специалистов. Дело в том, что по 20-му веку мы имеем информации на несколько порядков больше, чем по всем предыдущим периодам истории. Поэтому важно, чтобы история советского периода была освещена всесторонне, с привлечением специалистов из различных сфер.

- Считаете ли Вы правильным, чтобы история Казахстана стала обязательным предметом для изучения только в государственных вузах?

- Насколько мне известно, сейчас история Казахстан - это компонент по выбору, студенты сами решают, изучать ее или нет. Наверное, лучше, чтобы эта дисциплина была введена в качестве обязательной для всех вузов, а не только  для государственных. Тем более, что на прошедшем совещании речь шла и о разработке единого стандарта по изучению истории.

- В годы независимости возникла и, к сожалению, сохраняется такая негативная тенденция, как возвеличивание некоторыми авторами выходцев из своего рода, или даже своего аула. Как это отражается на историческом сознании общества и состоянии исторической науки? 

- Да, такое у нас встречается, и я бы даже сказал, что это очень серьезная проблема. Понимаете, в чем дело: всем народам свойственно желание удревнить и возвеличить свою историю. Например, в Узбекистане создали культ Тимура, в Таджикистане - Исмаила Сомони. А в Казахстане ничего такого нет, у нас нет державного отношения к своей истории. Например, был великий хан Касым - у нас нет ни одного памятника, ни одной улицы и населенного пункта, названного его именем. То же самое и с другими ханами - Хакназаром, Тауекелем. А золотоордынские ханы? У нас такая история - Золотая орда, Тюркский каганат, величайшие империи, государства кочевников. И мы их никак не показываем. В то же время, стоит заехать в любой заштатный  аул - там какой-нибудь батыр восседает на коне - никому не известный за пределами района, да и в этом районе ставший известным лет 10 назад. Это местечковое сознание не только разобщает наш народ, оно мешает нам нормально изучать и понимать свою историю, как историю великого народа. Как говорил на прошедшем совещании Госсекретарь, у нас провинциальное мышление. Получается, что какой-нибудь барымтач 19-го века для нас важнее, чем великие тюркские каганы. Да, это серьезная проблема. Хочется верить, что со временем это будет изжито.

- Спасибо за беседу.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь