Главная История как она есть

История как она есть

19 Июля 2013
25
0

Выступление государственного секретаря РК Марата Тажина в Евразийском национальном университете имени Гумилева по изучению национальной истории вызвало общественный резонанс. Оживились и отечественные ученые: в поисках исторических источников им предстоит кропотливая работа в разных архивных фондах мира. Это все очень здорово и замечательно.

Но как бы в поспешности нам опять «не выплеснуть вместе с водой и младенца». Это я о том, что история казахов писалась неоднократно. В 1935 году в Алма-Ате вышел первый том «Истории Казахстана с древнейших времен» под авторством Санжара Асфендиярова. В 50-60-е годы прошлого столетия в средних школах историю республики изучали по учебнику Ермухана Бекмаханова (на фото).

За годы независимости благодаря родственникам и меценатам его труды переиздали. Однако есть мнение, и его придерживается биограф ученого, писатель из Семея Медеу Сарсеке, что имя знаменитого историка (несколько лет назад в Москве в серии ЖЗЛ вышла его книга о Ермухане Бекмаханове), обвиненного по 58-й статье и получившего за это срок заключения, в новейшей истории незаслуженно забыто.

Я удивилась: как же так? Имя Бекмаханова носит гимназия в Толеби (бывший Новотроицк), где он преподавал до самого ареста в 1952 году. Его бюст украшает Аллею славы при государственном университете имени Торайгырова в Павлодаре. Издан семитомник трудов Ермухана Бекмаханова.

Из свежих новостей, которые мне сообщила вдова ученого Халима Адамовна Бекмухамедова: библиотека в Павлодарском педагогическом институте тоже названа именем историка. И вуз хлопочет за присвоение ему имени выдающегося земляка. В КазНУ имени аль-Фараби на историческом факультете учреждена специальная стипендия для студентов из фонда заработной платы преподавателей. Одна из улиц в южной столице по дороге в аэропорт, протяженностью 1600 метров, переименована в честь историка.

А когда я спросила, открыли ли мемориальную доску на доме в Алматы по улице Панфилова, где в последние годы жил Бекмаханов, Халима Адамовна рассказала, что эта «волынка» так и продолжается. Очевидно, в акимате ждут повода, который случится меньше чем через два года, – 100-летнего юбилея ученого-историка.

Получается, Медеу Сарсеке прав. Но Бекмаханов «забронзовел» не по своей воле. К великому сожалению, не его увлекательные рассказы об истории Казахстана, о подвигах хана Кенесары Касымова сформировали историческое сознание не одного поколения казахстанцев. А поделки графоманов, чье психическое здоровье, по словам госсекретаря, иногда вызывает серьезные опасения. Это огромный ворох вываленной на прилавки макулатуры, нашедшей своего читателя.

Какую стезю выберут современные ученые, нацеленные на создание новейшей истории, покажет время. Пока же есть повод еще раз вспомнить ученого-историка, для которого наука стала единственным смыслом жизни.

«В начале ХХ века молодежь из Баянаула устремилась на учебу в города, расположенные вдоль Иртыша. Многие учились в Семее, Павлодаре, Славгороде. Тяга к знаниям даже порождала дух соперничества» – эта цитата из книги Медеу Сарсеке дает представление об эпохе, которая сформировала из аульного парнишки ученого с большой буквы.

Но это было много позже. А прежде была учеба в баянаульской школе. Шесть лет не прошли даром: он получил основы знаний, освоил арабское письмо, которое пригодилось ему при изучении древних восточных источников. С переходом казахского языка на латиницу быстро освоил и ее. За короткий срок в совершенстве овладел русским языком, на котором были написаны все его исторические труды.

В жизни ему везло с учителями. Среди них Бекмаханов прежде всего называл доктора исторических наук Анну Михайловну Панкратову, с которой они познакомились в Алма-Ате, когда в наш город была эвакуирована большая группа российских ученых. Он был ее подопечным, которому она оказывала всяческую поддержку и помощь. Письмо-ходатайство Панкратовой в центральный комитет партии оказалось решающим в судьбе осужденного по 58-й статье Ермухана Бекмаханова. Его освободили.

Но не только Панкратова сыграла роль в его жизни как ученого-историка. Но и Николай Михайлович Дружинин, и Михаил Порфирьевич Вяткин. Справедливости ради стоит сказать, что первым ему открыл дверь в науку Ян Яковлевич Зутис, преподаватель Воронежского педагогического института, где учился в 30-е годы Бекмаханов. В годы войны Зутис тоже оказался в Алма-Ате и участвовал в создании «Истории Казахстана», которая была написана и издана в 1943 году.

Это он еще во время учебы заразил любимого студента идеей написания истории своей земли и народа, населявшего бескрайнюю степь, предгорья Тянь-Шаня, Прикаспийскую низменность, долины рек Иртыш, Сыр-Дарья, Или, Есиль и Тобол.

В 30-е годы город в черноземной полосе России стал местом ссылки многих выдающихся деятелей-казахов. На улице Ветеринарной, 13 в Воронеже жил с семьей Халел Досмухамедов. Здесь же молодой Ермухан познакомился с Мухамеджаном Тынышпаевым, инженером Турксиба, тоже ссыльным, автором изданной в 1925 году в Ташкенте книги «Материалы к истории кыргыз-кайсакского народа».

Учеба в вузе, где преподавали талантливые педагоги, и общение с замечательными земляками, горячими патриотами своей родины, заложили в Бекмаханове зерно науки. А с ним и глубокое убеждение, что возводить здание настоящей истории можно только на прочном научном фундаменте (но ни в коем случае не на мифологии). И этому принципу он остался верен до конца своих дней.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь