Главная Методический инструментарий Междисциплинарные исследования Методологические труды Новейшая история - новое научное направление Политика Вклад академика А.М. Панкратовой в историческую науку Казахстана

Вклад академика А.М. Панкратовой в историческую науку Казахстана

04 Августа 2013
172
0

Наша сегодняшняя научно-практическая конференция посвящена памяти академика Анны Михайловны Панкратовой, сделавшей многое для развития исторической науки в Советском Союзе вообще, в Казахстане в частности. А.М. Панкратова стояла вместе со своим учителем М.Н. Покровским во главе первого поколения советских историков и поэтому активно помогала формированию и развитию высококвалифицированных кадров историков в национальных республиках и регионах Советского Союза. Здесь надо особо указать, что первое поколение советских историков, в большинстве своем состоявших из партийно-советских и хозяйственных работников, не имевших профессиональной подготовки, было подвергнуто к политическим репрессиям из-за обвинений в контрреволюционной деятельности. В их числе были С. Асфендияров, Т. Рыскулов, Тогжанов, П.Г. Галузо и др. В конце 1930-х гг. образовался из-за этих репрессий вакуум в исторической науке Казахстана. Возникла острая необходимость подготовки новых кадров историков -  второго их поколения. Эта задача была выполнена А.М. Панкратовой, М.П. Вяткиным, Н.М. Дружининым и другими выдающими советскими историками, благодаря им в историческую науку пришла казахская молодежь, окончившая учебу в Москве, Воронеже, Ташкенте, Алматы и других научных центрах Советского Союза. К этому, второму, поколению историков Казахстана относятся А.Н. Нусупбеков, С.Б. Бейсембаев, Б.С. Сулейменов, Е. Бекмаханов, А.Б. Турсынбаев, Н.К. Кийкбаев, Г.Ф. Дахшлейгер, Т.Е. Елеуов и др., которые воспитали следующие, третье, поколение историков. Это: академики НАН РК Р.Б. Сулейменов, Б.А. Тулепбаев, О. Исмагулов, М.К. Козыбаев, К.Н. Нурпеис, Б. Е. Кумеков, доктора исторических наук Т.Б. Балакаев, С.Б. Нурмухамедов, Х.А. Аргынбаев, С.К. Жакупбеков, Д.И. Дулатова, А.С. Такенов, М.С. Муканов и др. Третье же поколение советских историков подготовило кадров высшей квалификации, которые успешно работают в условиях суверенитета Республики Казахстан, это: доктора исторических наук, профессора Е.Б. Сыдыков, М.К. Абусеитова, Х.М. Абжанов, С.К. Игибаев, М.Н. Сдыков, А.Т. Толеубаев, К.С. Каражанов, М.К. Койгелдиев, Т.О. Омарбеков, К. Атабаев, А.Ш. Алтаев, Т. Толебаев, А.Б. Галиев,  С.Е. Ажигали, А.У. Токтабаев, А.Б. Калыш, Б.А. Аяган, Г.Х. Халидуллин, М.Г. Ескендиров, С.Ф. Мажитов, М.К. Тулекова, А.Т. Капаева, А.И. Кудайбергенова, Б. Калшабаева и др. Вот так преемственность поколений историков Казахстана, которая берет свое начало с 1920-1930-х гг., сохранилась и развивается и в наши дни.

Анна Михайловна Панкратова – выдающийся советский ученый – историк, крупный политический деятель. Вместе со своим учителем, ректором Института красной профессуры М.Н. Покровским являлась одним из основателей советской исторической науки, вышла из этой школы и стала непримиримым историком-марксистом. Родилась она 16 февраля 1897 г. в Одессе, член КПСС с 1919 г., член ЦК КПСС (1952-1957 гг.), делегат ХІХ и ХХ съездов КПСС, депутат Верховного Совета 4 созыва, член Президиума Верховного Совета Союз ССР. Вышла из семьи рабочего, бывшего крестьянина Калужской губернии, участника и инвалида русско-японской войны. Успешно окончив народную школу, гимназию, поступила на историко-филологический факультет Высших женских курсов, которые в 1917 г. были слиты с Одесским (Новороссийским) университетом. Активная участница Февральской и Октябрьской революций и гражданской войны, большевистского подполья и партизанского движения в Одессе во время французской оккупации. Была на партийной работе в Одессе, на Урале и т.д. [1].

В мае 1922 г. Екатеринбургский губком большевиков направляет А.М. Панкратову для работы Агитпроп ЦК РКП(б), а осенью ЦК командирует ее в Институт красной профессуры. Его ректор М.Н. Покровский утверждал, что речь идет «отнюдь не просто о подготовке марксистски образованных преподавателей… Нам нужно не это, - это лишь само собой разумеющийся минимум; нам нужна молодежь, глубоко проникшая принципами революционного марксизма». А.М. Панкратова свою учебу в ИКП связывала с задачей большевистской партии «подготовить себя, как марксистски выдержанную профессуру, для наших советских вузов, где орудовали враждебные нашему делу старые буржуазные профессора, либо саботировавшие, либо вредившие в то время нам, не желающие принимать ни нашего строя, ни нашей идеологии» [2]. После окончания ИКП  А.М. Панкратова работала и в Ленинграде, и в Москве, и в Саратове, вела преподавательскую и научную работу в крупнейших вузах страны, а с 1939 г. – в Институте истории АН СССР, тогда же избрана членом-корреспондентом, а в 1952 г. – академиком АН СССР.

А.М. Панкратова по праву считается крупнейшим советским историком твердого большевистского характера и глубокого интернационалистического направления. Ее главные труды посвящены изучению формирования пролетариата в России, его революционному движению, деятельности профсоюзов, в особенности фабрично-заводских комитетов, особое внимание ею уделялось революции 1905-1907 гг. в России. Изучала также историю западноевропейского пролетариата. А.М. Панкратова готовила четырехтомный труд по истории пролетариата, к сожалению, был издан только первый дом, и то после шести лет ее смерти. По своим фундаментальным трудам она завоевала международный авторитет, представляла советскую историческую науку на международных конгрессах историков в Варшаве (1933-1934 гг.), Будапеште (1953 г.) и Риме (1955 г.), являлась председателем Комитета историков СССР (1955-1957 гг.), председателем Ассоциации содействия ООН в СССР. Избрана членом-корреспондентом Германской АН в Берлине, Академиком наук Румынской Народной Республики, почетным членом Венгерской академии наук [3].

Наша сегодняшняя конференция, посвященная 115-летию со дня рождения А.М. Панкратовой, должна, по моему глубокому убеждению, подчеркнуть ее вклад и в историческую науку Казахстана. Этот вклад, на наш взгляд, заключается: во-первых в подготовке для Казахстана историков высшей квалификации; во-вторых, в разработке исследований крупных и актуальных проблем истории Казахстана, на базе которых созданы два обобщающих труда по «истории Казахской ССР с древнейших времен до наших дней: 1943 года под редакцией А.М. Панкратовой и М. Абдыкалыкова и 1949 г. под редакцией А.М. Панкратовой и И. Омарова (в двух томах) [4].

Что касается подготовки высокой квалификации кадров историков для Казахстана А.М. Панкратовой, то следует отметить ее консультации Санджара Асфендиярова еще в 1930-е годы, а в годы Великой Отечественной войны и после нее она помогала и являлась научным руководителем Е.Б. Бекмаханова, С.Н. Покровского, А.Б. Турсунбаева, поддерживала весьма тесную научную связь с Институтом истории, археологии и этнографии им. Ч.Ч. Валиханова АН КазССР, в особенности с его руководством – нашими наставниками А.Н. Нусупбековым и Г.Ф. Дахшлейгером. Примечательно, что наш учитель – Г.Ф. Дахшлейгер в 1974 г., которому А.М. Панкратова посоветовала взять историю строительства Туркестано-Сибирской магистрали в качестве темы кандидатской диссертации, в статье ее памяти назвал академика «старшим другом историков Казахстана» [5]. Об искренней заботе, поддержке и помощи А.М. Панкратовой выдающемуся казахскому историку Е.Б. Бекмаханову, который считал ее своей второй матерью, известно многим.

Разумеется, наиболее ценным вкладом А.М. Панкратовой в развитие исторической науки Казахстана являются вышеназванные обобщающие труды по истории нашей страны с древнейших времен до Великой Отечественной войны включительно. Ценность этих фундаментальных и обобщающих трудов, в особенности первого, 1943 г. издания, заключается, главным образом, в том, что они являются первыми научными исследованиями по истории Казахстана с древнейших времен до 1940-х гг. В этом их основное значение, определившее далее, более глубокое изучение наиболее актуальных проблем Отечественной истории, ибо периодизация истории Казахстана, характеристика источников и определение степени изученности наиболее крупных событий в жизни казахского народа, данные во введении 1943 г. издания более чем на 20 стр., сыграли огромную роль в дальнейшем развитии исторической науки Казахстана. Да структура тома, состоящая из трех разделов по трем крупным эпохальным периодом («Народы Казахстана в период независимости», «Казахстан – колонизация» и «Казахстан, - социалистический») стала впоследствии отправной точкой или примером для последующих двухтомника и пятитомников советского периода, а также пятитомника периода суверенитета. Мы уверены, что эти стороны двух изданий «Истории Казахстана» 1943 г. и 1949 г. будут учтены и при подготовке Институтом истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова десятитомного (из 20 книг) истории Казахстана с древнейших времен до наших дней.

Несомненным достоинством этих трудов, в особенности первого издания (1943 г.) являются объективность, всесторонность и глубокий интернационализм в сочетании, не боюсь подчеркнуть, с классовым подходом в освещении таких узловых вопросов, как возникновение и развитие государственности у казахов, начиная с т.н. дофеодальных государств до образования Казахского ханства и далее, об образовании казахской народности, борьбы казахского народа не только против джунгарских завоевателей, но и против подданства царской России, а также национального освободительного движения казахов против колониальной политики царизма, как убийство Абулхаира, восстания Срыма Датова, Каратая, Исатая  Тайманова, Кенесары Касымова, Жанхожи  Нурмухамедова, Есета Котибарова и др. В этих трудах впервые были обобщены исследования о казахской культуре с древнейших времен до 1940-х г., разделы о ней были написаны М.О. Ауэзовым, С.М. Мукановым, Г.М. Мусреповым, А.Х. Маргуланом, Б. Кенжебаевым, Е.С. Исмаиловым и другими выдающимися деятелями Казахстана. Необходимо особо подчеркнуть, что вопросы присоединения Казахстана к России и национально-освободительного движения казахов освещались в первом (1943 г.) издании с глубоко марксистско-ленинских, классовых позиций, которые характеризовали Россию, как «тюрьму народов», «жандармом  Европы», страной военно-феодального империализма и колониальной державой, проводившей русификаторскую политику на своих окраинах, как Польша, Финляндия, Прибалтика, Украина. Белоруссия, Кавказ, Средняя Азия, Казахстан, Сибирь, Алтай и т.д. В труде поэтому особое внимание уделялось освещению борьбы казахов, как против завоеваний и колониального гнета России, так и Хивы, Бухары и Коканда.

А.М. Панкратова была не только одним из ответственных редакторов этих двух обобщающих трудов по истории Казахстана, но сама активно участвовала в их написании, в частности она являлась автором ХХ главы (Казахстан в первой русской революции, столыпинской реакции и нового революционного подъема) первого (1943 г.) издания (с. 339-358) и ХVІІІ главы второго издания (1949 г.) на ту же тему.

Но в силу ряда сложных и противоречивых обстоятельств, начало которых относится к 1930-годам, как первое, так и второе (исправленное и дополненное) издания (1943 и 1949 гг.) попали под идеологическую репрессию, были изъяты из обращения и попали в засекреченные или редкие фонды библиотек, а многие из авторов и ответственные редакторы были строго наказаны, вплоть до уголовного преследования.

В чем причины этих трагических последствий? Труд готовился в Алматы, в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Алматинской группой научных работников Института истории Академии наук  СССР во главе зам. директора этого института  А.М. Панкратовой, сотрудников Института истории, языка и литературы Казахского филиала АН ССР и Казахского Филиала Института Маркса, Энгельса и Ленина.

Академик Н.М. Дружинин в своих воспоминаниях о А.М. Панкратовой в связи с подготовкой «Истории Казахской ССР» писал: «В октябре 1941 г. большая группа сотрудников института была эвакуирована в Среднюю Азию. Мы встретились с А.М. Панкратовой спустя месяц в столице Казахской ССР Алма-Ате. Город был переполнен эвакуированными, людям не хватало помещения, и  нас хотели отправить в Джамбул. А.М. Панкратова и тут проявила инициативу и энергию: она убедила республиканские органы, что мы можем быть полезны Казахскому филиалу Академии в создавшихся военных условиях своими знаниями и работой. … А.М. Панкратова выдвинула перед руководящими органами Казахстана новое предложение – общими усилиями приезжих и местных историков написать научное пособие по истории Казахской ССР (эта задача уже была намечена в Казахстане, но не могла быть осуществлена за недостатком научных сил). Предложение А.М. Панкратовой было принято. Начались заседания авторов, привлеченных из числа молодых казахских историков, приехавших москвичей, эвакуированных работников из Харькова, местных руководителей.

А.М. Панкратовой принадлежала главная организующая роль в составлении плана издания, в распределении его глав между авторами и в формулировке его основных принципиальных положений. … Так как в Москве оставалась группа сотрудников, А.М. Панкратова была отозвана из Алма-Аты в столицу и передала руководство группой А.П. Кучкину. Работа над книгой продолжалась в течение целого года. После завершения авторского текста начался этап редактирования, причем не раз возникали разногласия между членами авторского коллектива. А.М. Панкратова еще раз приезжала в Алма-Ату и вместе с руководящим партийным работником Казахстана М. Абдыкалыковым окончательно отредактировала книгу.

Местные органы высоко оценили работу А.М. Панкратовой и присвоили ей звание «Заслуженный деятель науки Казахской ССР». На специально устроенном банкете было сказано много горячих слов с выражением признания и благодарности А.М. Панкратовой и всему авторскому коллективу. Когда летом 1943 г. мы возвращались из Алма-Аты в Москву, в наших руках были только что выпущенные экземпляры «Истории Казахской ССР с древнейших времен до наших дней». Это была первая попытка советских ученых дать цельную и научно обоснованную историю отдельной республики, входящей в состав Советского Союза [6].

Таким образом, это были суровые годы второй мировой войны, в которую вынужденно вступил и Советский Союз после вероломного нападения (без объявления) фашистской  Германии 22 июня 1942 г. Это коренным  образом изменило направления не только массовой агитационно-пропагандистской работы Компартии (большевиков) в стране, на фронтах и в тылу, но и научно-исследовательских работ по истории СССР в стране и национальных республиках.

Начало этим изменениям было положено, как уже отмечалось, еще в 1930-е годы, когда советские идеологи начали занимать более русскоцентристскую позицию, привлекая образы русских царей и полководцев к агитации и пропаганде. В 1937 г. началось возвеличивание Петра І, Александра Невского и других любимых героев из русского национального прошлого. В 1938 г. было введено обязательное обучение русского языка в национальных школах и т.д. Во время празднования 24-ой годовщины Октябрьской революции 1941 г. И.В. Сталин (7 ноября) обратился к народу и Красной Армии с призывом «Пусть вдохновляют вас в этой войне мужественные образы наших великих предков, как Александр Невский, Дмитрий Донской, Кузьма Минин, Дмитрий Пожарский, Александр Суворов и Михаил Кутузов». Были учреждены ордена в честь Суворова, Невского и Кутузова. Восхвалялись царские адмиралы Нахимов и Ушаков [7]. Тем самым русскоцентристский большевизм становился во главе идеологической работы Компартии СССР в годы войны и после нее, а русский народ стал главным среди других  равных народов («во главе других народов»), тем самым смазывалась разница между Российской империей и Советским Союзом. О других национальностях речи не было, тем не менее, в национальных республиках также начали искать мужественные образы «своих» великих предков, но они не должны были противопоставляться «великим предкам» великороссов.

Непрофессиональные историки написали статьи о царских генералах А.П. Ермолове и М.Д. Скоболеве, сыгравших большую роль в завоевании и колонизации Кавказа и Средней Азии. Известные ученые по новой истории А.В. Ефимов и А.Н. Яковлев готовили историографическое издание с более четкой патриотической, т.е. русскоцентристской направленности. Они же подумывали о реабилитации трудов П.М. Милюкова, В.О. Ключеского и других дворянских и буржуазных историков. С.К. Бушуев, наряду с Ефимовым, Яковлевым, Аджемяном, один из ярых оппонентов А.М. Панкратовой, а также «Истории Казахской ССР» 1943 г. издания, издал биографию М.Д. Горчакова (МИД России), которая номинировалась на Сталинскую премию. С.К. Бушуев призывал к уходу от «национального нигилизма» 1930-х гг., что означало переоценки таких одиозных фигур, как генерал А.А. Аракчеев, издатель М.Н. Катков и К.П. Победоносцев (поверенный Синода) [8]. А.И. Яковлев же в 1944 г. пошел еще дальше, требуя пересмотреть учебники по истории СССР для общеобразовательных школ с точки  зрения русского великодержавного шовинизма. Он писал: «Мне представляется необходимым выдвинуть на первый план мотив русского национализма. Мы очень уважаем народности, вошедшие в наш Союз, относимся к ним любовно. И, мне кажется, что всякий учебник о России должен быть построен на этом лейтмотиве – что существенно с этой точки зрения  для успехов русского народа, для его развития, для понимания перенесенных им страданий и для характеристики его общего пути … Этот мотив национального развития, который так блистательно проходит через курс истории Соловьева, Ключевского, должен быть передан всякому составителю учебника. Совмещать с этим ее интерес к 100 народностям, которые вошли в наше государство, мне кажется неправильным. …Известная общая идея: мы, русские, хотим истории русского народа, истории русских учреждений, в русских условиях. И радоваться, что киргизы вырезали русских в свое время, или, что Шамиль сумел противостоять Николаю І, мне кажется, неудобно в учебнике» [9].

Если Бушуев и Яковлев, игнорируя классовый анализ и дружбу народов, открыто проповедовали великодержавный шовинизм или русскоцентризм, П.П. Смирнов и Е.В. Тарле выступили с оправданием территориальных экспансий царской России и призывали, что наступило время признать достижения тех, кто сделал Россиию сверхдержавной, благодаря чему приобретение новых территорий в дореволюционный период позволяет Советскому Союзу оказать достойное сопротивление фашистской Германии в условиях Великой Отечественной войны [10]. Таким образом, апологетов царской России становилось все больше и больше. Во главе их стоял Агитпроп ЦК ВКП(б), которыми руководили Г.Ф. Александров, Федосеев и Поспелов. Этот идеологический русскоцентристский прессинг усиливался и проводил ранее неслыханное давление на пролетарский интернационализм, классовую солидарность трудящихся и дружбу народов Советского Союза. Критика империалистической, колониальной, великодержавной политики царской России начала давать сбой, а впоследствии подверглась гонениям. Начало этим гонениям ознаменовалось разгромом в середине – конце 1930-х гг. т.н. «школы» М.Н. Покровского – старейшины советской марксистской науки и в 1920-е годы (умер в 1932 г.). М.Н. Покровский и его ученики, и последователи особо отличались резкой критикой царской колониальной политики и великодержавного шовинизма русского народа. А.М. Панкратова, будучи ученицей М.Н. Покровского, вынуждена была выступить со своей статьей «Развитие исторических взглядов М. Покровского» в сборнике «Против исторических концепций М.Н. Покровского (М.-Л., 1939 г.). Такой поступок А.М. Панкратовой был вынужденным из-за Постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 26 января 1937 г., по которому развернулась критика «антимарксистских, антиленинских, по сути дела ликвидаторских, антинаучных взглядов на историческую науку», распространявшей так называемой «исторической школой Покровского» [11].

Советско-большевистская идеология дала окончательную победу русскоцентризму, положению русского народа во главе других народов СССР в результате тоста И.В. Сталина за русский народ на приеме для командования Советской Армии в Кремле, где он сказал буквально следующее: «Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост. Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего Советского народа, прежде всего русского народа.

Я пью прежде всего за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны. Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он – руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение…» [12].

В такой обстановке – перехода партийно-советской идеологии от классового-пролетарского интернационализма к русскоцентристской, в целом великодержавного шовинизма русского народа, особенно усилившего в условиях Великой Отечественной войны Советского Союза против фашистской Германии, и появился обобщающий научный труд по «Истории Казахской ССР с древнейших времен до наших дней» в 1943 г. Вскоре он был выдвинут на Сталинскую премию, ее рецензентом стал член-корр. АН СССР А.И. Яковлев. Он дал этому труду в целом положительную оценку, но добавив «ложку дегтя в бочку меда», а именно он выступил против критики завоеваний и колониальной политики царской России в Казахстане и Средней Азии, утверждая, что она носила оборонительный, законный, прогрессивный характер. Особо жесткой критике подвергся раздел Е. Бекмаханова о национально-освободительной борьбе казахского народа во главе с Кенесары Касымовым (ХІV, с. 217-241). А.Н. Яковлев сомневался в необходимости освещения национально-освободительной борьбы казахов, обвинял авторов труда в отсутствии благожелательности не только к политике Российской империи, но и к русскому народу. А.М. Панкратова обратилась в Агитпроп ЦК ВКП(б) с просьбой о повторном рецензировании, на что Александров ответил, что этот труд антирусский и в нем неучитывается, что Казахстан стоял вне истории и только Россия поставила его в ряд исторических народов [13]. Вот такой ученый человек возглавлял Агитпроп ЦК ВКП(б)!

Этим было положено начало долгой, трудной и противоречивой борьбе двух исторических направлений, борьбы между А.М. Панкратовой, М.П. Вяткином, Н.М. Дружиным и другими советскими историками интернационалистского, подлинно классового направления, с одной стороны, и с А.И. Яковлевым, А.В. Ефимовым, С.К. Бушуевым, Е.В. Тарле, П.П. Смирновым и др. русскоцентристского, великодержавно-шовинистического направления с другой стороны. Развернулась острая дискуссия, стороны стали непримиримы, кипели страсти, доносы, кляузы и др. не только в Москве, Ленинграде, в Академии наук СССР, но и в Казахстане, Татарии, Башкирии и на Кавказе, ибо начались гонения на местных ученых, опубликовавших исследования об Едиге, Шамиле и др. [14].

После неоднократных обращений А.М. Панкратовой в ЦК ВКП(б), в особенности в мае 1944 г. К И.В. Сталину, Жданову, Г.М. Маленкову и Щербакову (на 20 стр. машинописи), ЦК партии, ввиду того, что Агитпроп во главе с Александровым потерял контроль над развитием идеологической борьбы среди историков страны, созвал собственное совещание историков в начале лета 1944 г. Но и это совещание не привело к соглашению противоборствующих направлений исторической науки. Такое крупное совещание закончилось принятием небольшого постановления, публикацией речей, а также рецензий в следующем, 1945 году [15].

И на этом совещании А.И. Яковлев, как апологет колониальной политики Российской империи не только отказывал угнетенным ею народам в праве на национально-освободительную борьбу в ХVІІІ-ХІХ вв., но он выступил и против освещения восстания казахов в 1916 г. под руководством Амангельды Иманова, которое, якобы, помешало успеху наступления царских войск Юго-Западного фронта под командованием генерала А.А. Брусилова в мае-июне 1916 г. Он в своем выступлении на Совещании по вопросам истории СССР в ЦК ВКП(б) 10 июня 1944 г. сказал буквально следующее (по стенограмме): «Что касается пресловутого вопроса об истории Казахстана, скажу только два-три слова. Вопрос этот имеет глубокий смысл. Когда в «истории Казахстана» развертываешь страницы с похвалами восстанию Амангельды, происходившем как раз тогда, когда развертывалось Брусиловское наступление на нашем Юго-западном фронте, это не сможет не вызвать протеста. Амангельды – герой с точки зрения казахов, но хвалить его подвиги с нашей, русской, точки зрения едва ли удобно (голос с места: он – большевик!) Кто? (Голос с места: Амангельды! Голос: А ему какое дело?!). В 1916 г. среди восставших никаких большевиков не было. В то время мы еще не были уверены, что революция восторжествует так блистательно, немцы были еще сильны, а два русских корпуса должны были сражаться с казахами» [16]. Вот такой ученый решал судьбу «Истории Казахской ССР» 1943 г. издания! Вот до какого абсурдного вывода дошел историк-ученый, отказавшись от классового и интернационалистского принципов, перейдя на великодержавно-шовинистический подход апологета колониальной политики Царской империи.

Не последнюю роль в дальнейших гонениях А.М. Панкратовой, ее сторонников и авторов «Истории Казахской ССР» 1943 г. издания сыграл Агитпроп ЦК ВКП(б) во главе с Александровым, он обвинил А.М. Панкратову в разглашении  секретных материалов совещания и групповщине из-за рассылки их ею своим студентам. А.М. Панкратова  была вызвана к Жданову и Щербакову в сентября 1944 г. и снята с должности зам. директора Института [17].

После длительной борьбы двух направлений в исторической науке СССР, 26 декабря 1950 г. главная газета страны -  «Правда» опубликовала статью Х. Айдаровой, Т. Шойынбаева и А. Якунина «За марксистско-ленинское освещение вопросов истории Казахстана» [18], которая положила начало политическим репрессиям в Казахстане. Е.Б. Бекмаханов – один из организаторов подготовки «Истории Казахской ССР» 1943 г.  издания и авторов  (ХІV главы  о восстании казахов во главе с Кенесары Касымовым) был осужден на 25 лет за «контревоюционную деятельность», в дальнейшей судьбе которого живое участие принимала А.М. Панкратова и добилась его освобождения вскоре  после смерти И.В. Сталина. Явным парадоксом явилось осуждение другого выдающегося  казахского советского историка Бекежана Сулейменова как агента международного  империализма, ибо он в начале  был одним из критиков Е. Бекмаханова [19]. Здесь, видимо, сыграло свою роль его выступление  против первого секретаря  ЦК КП Казахстана Ж. Шаяхметова из-за того, что  в годы  Великой Отечественной войны в письме к фронтовикам-казахам он обратился с призывом, чтобы  их вдохновляли мужественные образы наших великих предков, в числе которых он называл и Кенесары Касымова. Удивительно и то, что Б. Сулейменов был арестован не только раньше Е. Бекмаханова (17 июля 1952 г. и 5 сентября 1952 г. соответственно), хотя и были вместе в лагерях, но и освобожден из заключения позднее его (3 мая 1954 г. м 21 октября 1953 г. соответственно). Я был свидетелем неоднократных их дружеских встреч и бесед в 1960-е гг. Е.Бекмаханов был официальным оппонентом докторской диссертации Б. Сулейменова. Он дал положительный отзыв, но не смог поехать в Ташкент из-за тяжелой болезни.

Тем не менее, А.М. Панкратова в 1953 г. была избрана действительным членом АН СССР, тогда же она стала главным редактором журнала «Вопросы истории». В годы  т.н.  хрущевской оттепели, развенчания культа личности Сталина вновь обострилась борьба в исторической науке, развернулась критика журнала «Вопросы истории», началась идеологическая травля под лозунгами верности марксизма-ленинизму, обвиняли журнал в «буржуазном объективизме», «либеральном толковании политики партии», «обелении позиции меньшевиков» и др. Все это происходило в условиях непоследовательности и ограниченности хрущевской либерализации духовной жизни и нараставшего сопротивления сторонников сталинского направления историков. Для А.М. Панкратовой эти гонения явились особенно тяжелыми, ибо они исходили из самого ЦК партии. 9 марта 1957 г. ЦК КПСС принял поставления «О журнале «Вопросы истории», 21 мая 1957 г. А.М. Панкратова подписала к печати третий номер журнала, а через четыре дня, 25 мая 1957 г. ее не стало [20]. Вот так трагически закончилась полная научных успехов, признаний заслуг, всемирной славы и неудач и гонений жизнь крупнейшего советского историка-подлинного интернационалиста, сделавшего многое и для развития казахстанской исторической науки. Как вспоминает академик Л.В. Черепнин, 21 февраля 1957 г. академик А.М. Панкратова на торжественном заседении Академии наук СССР, посвященном ее 60-летию, сказала: «Вечное третирование людей одной нации людьми другой нации для меня всегда глубоко возмущало, малейшее ущемление прав национальных меньшинств, я, считающая себя ученицей Владимира Ильича Ленина, привыкла встречать с негодованием...  Большое удовлетворение дало мне то, что я смогла принять участие в создании книг по истории некоторых народов нашей многонациональной Родины, а главное, как здесь указывали, помочь научной подготовке молодых ученых Белоруссии, Казахстана, Таджикистана, Украины и других советских республик» [21]. 

Очень отрадно, что недавно вновь издана «История Казахской ССР» 1943 г. фондом имени Болатхана Тайжана [22], но издатели совершили, на мой взгляд, ряд ошибок как этического, так и правового характера. Нужно иметь в виду, что это коллективный труд 33 сотрудников ряда институтов теперешней России и суверенного Казахстана, которые отмечены в аннотации труда; необходимо было согласовать издание труда не только с этими  коллективами,  но и потомками 33 ученых. Далее. «История Казахской ССР» (1943 г.) охватывает период с древнейших времен до 1943 гг. включительно, но фонд Болатхана Тайжана почему-то издал труд не целиком, как он есть, а убрал последний, третий, раздел, посвященный Советскому Казахстану (1917-1943 гг.). Это не только неправомерно, но и не совсем этично по отношению как к А.М. Панкратовой и М. Абдыхалыкову, так и авторам этого труда, особенно советского периода. Мы должны извлечь впредь из этого соответствующие выводы.

В заключении хочу сказать: мы, казахстанские историки глубоко чтим память академика А.М. Панкратовой; новые поколения ученых Казахстана, пришедшее после нее в отечественную историческую науку, а также современная молодежь, так думаю и надеюсь, глубоко ценят ее труды и заслуги перед казахским народом.

Использованная литература

1  Большая советская энциклопедия, третье издание. – М.: Советская энциклопедия, 1975. – Т.19. – С. 425; Анна Михайловна Панкратова (1897-1957 гг.) В кн.: Женщины революционеры и ученые. – М.: Наука, 1982. –С.5-8; Минц И.И. Партийная страстность и многообразие таланта; Там же. С. 9-10.

2  Сидорова А.А. Историки России. Биографии. – М.: РОССПЭН, 2011. – С. 685-690.

3  Сидорова А.А. Историки России. Биографии. – М.: РОССПЭН, 2011. – С. 684-690.

4  История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. Под редакцией М. Абдыкалыкова и А. Панкратовой. – Алматы: КазОГИЗ, 1943. – 660 с.; История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. Второе издание, исправленное и дополненное. Т.1. Под общей редакцией И.О. Омарова и А.М. Панкратовой. –Алма-Ата: КазОГИЗ, 1949. Т.2.

5  Дахшлейгер Г.Ф. Старший друг историков Казахстана. Известия АН КазССР, серия общественных наук, 1974. – № 2. – С.9-13.

6  Дружинин Н.М. Знаменосец советской исторической науки. В кн.: Женщины – революционеры и ученые. – М.: Наука, 1982. – С. 23-25.

7  Питер Э. Блитстейн. Национальное строительство или русификация? Обязательное изучение русского языка в советских нерусских школах. 1938-1953 гг. В кн.: Государство наций: империя и национальное строительство в эпоху Ленина и Сталина. – М.: РОССПЭН, 2011. – С. 310-318 и др.; Бранденбергер Д.Л. «Выдвинуть на первый план мотив русского национализма: споры  в сталинских идеологических кругах, 1941-1945 гг.». – М.: РОССПЭН, 2011; Там же. – С. 336-340 и др.; – Правда, 8 ноября 1941 г.

8  Бранденбергер Д.Л. «Выдвинуть на первый план мотив русского национализма: споры  в  сталинских идеологических кругах, 1941-1945 гг.». В кн.: Государство наций …– М.: РОССПЭН, 2011.  – С. 342.

9  Бранденбергер Д.Л. «Выдвинуть на первый план мотив русского национализма: споры  в  сталинских идеологических кругах, 1941-1945 гг.». В кн.: Государство наций …– М.: РОССПЭН, 2011.  . – С. 343.

10   Бранденбергер Д.Л. «Выдвинуть на первый план мотив русского национализма: споры  в  сталинских идеологических кругах, 1941-1945 гг.». В кн.: Государство наций …– М.: РОССПЭН, 2011.  . – С. 343-344.

11   Сидорова Л.А. Указ.статья. В кн.: Историки России… – М.: РОССПЭН, 2011. – С. 685-690.

12   Бранденбергер Д.Л. Указ.работа. В кн.: Государство наций… С. 352-353; Сталин И.В. Выступление И.В. Сталина на приеме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии. 24 мая 1945 года. В кн.: Сталин И.В. О великой Отечественной войне Советского Союза. – М.: ОГИЗ Главполитиздат, 1947. – С. 197.

13   Бранденбергер Д.Л. Указ.работа. В кн.: Государство наций… – С. 346.

14   Бранденбергер Д.Л. В кн.: Государство наций. – С. 349, 351-352.

15   Бранденбергер Д.Л.  В кн.: Государство наций. – С. 362; Вопросы истории, 1996. № 2-7,9; Стенограмма совещания по вопросам Истории СССР в ЦК ВКП(б) в 1944 году.

16   Вопросы истории, 1996. – № 4. – С. 82.

17  Бранденбергер Д.Л. Указ.работа. В кн.: Государство наций… – С. 364.

18   Шоинбаев Т., Айдарова, Якунин А. За марксистско-ленинское освещение вопросов истории Казахстана. – Правда, 26 декабря.

19   Асылбеков М.Х., Есқалиев С.А. Бекежан Сүлейменов – тарихшы-ғалым. Алматы: Өркениет, 2001. –С. 28, 38 и т.д. Мажитов С.Ф. Историк Ермухан Бекмаханов. – Астана: Фолиант, 2005. –С. 38, 40 и др.

20   Сидорова А.А. Указ.статья. В кн.: Историки России… – М.: РОССПЭН, 2011. – С. 685-690.

21   Черепнин Л.В. Отечественные историки ХVІІІ-ХХ вв. Сборник статей, выступлений, воспоминаний. – М., 1984. – С. 309.

22  История Казахстана (История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. Издание 1943 г.) 3-е издание. –Алматы: Printexpress, 2011.

АСЫЛБЕКОВ М.Х.,  главный научный сотрудник Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова, академикНАН РК, д.и.н., профессор


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь