Главная Методический инструментарий Междисциплинарные исследования Методологические труды Новейшая история - новое научное направление Компьютерные технологии анализа источников Historical e-Source*: от дискурса идеи к научной проблеме.

Historical e-Source*: от дискурса идеи к научной проблеме.

04 Августа 2013
181
0

Современная история получает отражение в новых формах исторических источников. Информация о человеческой деятельности содержится, наряду с привычными для исследователей, также и на нетрадиционных, именуемых электронными, носителях. В Страте­ги­­ческом плане развития Республики Казахстан до 2020 года подчеркивается, что стремительное развитие информационно-коммуникацион­ных технологий (ИКТ) стано­вятся важными факторами модернизации общества, влияя не только на эко­но­мические показатели, но и на социальные, политические процессы [1]. Устойчивое развитие инфраструктуры ИКТ, которое пере­живают постсоветские страны за последнее десятилетие, определяет пари­тетную основу факторов исто­рико-культурных преобразований в государствах [2, pp. 1-2]. В источниковедческом преломлении содержание процессов информатизации приобретает статус исторического источника, с особой, электронной средой его появления и функционирования.

Актуальность введения в научный оборот электронных источников, определено принятием концепции Электронного Правительства Казахстана. В официальных релизах приводятся данные о высокой степени интеграции делопроиз­вод­ствен­ной документации центральных и местных государственных учреждений в цифровой формат: доля электронных документов в общем разрезе документопотока 37 центральных государственных органов в среднем составляет 52,2%, для местных государственных органов этот показатель превышает 20%, для некоторых же исполнительных органов применяется практика сос­тавления документов только в электронном виде. Источниковедческая значимость данных материалов для всестороннего изучения современной истории Казахстана несомненна.

Содержательное отражение исторических процессов в электронной среде Интернет, формулирует постановку ключевой проблемы – насколько объективна извлекаемая историческая информация и каковы формы и способы ее применения в исследовательской практике. Очевидно, что использование электронных исторических источни­ков должно сопровождаться решением вопросов описания, рекомендациями использования, разработкой приемов анализа. Решение такой задачи – область источниковедческой эвристики, когда «на первый план выдвигаются проблемы метода, а более конкретно – методологии изучения источников познания человеческой деятельности, совершенствования информационной основы, методов верификации социальной информации, ее надежности и репрезентативности» [3, с. 8].

Вопросы научного описания, исследования электронной информации имеют сложившуюся традицию в евро-американской историографии. Зародившиеся в недрах военных структур США, сетевые технологии преследовали прежде всего научно-исследовательские задачи. Выделение сетевых технологий как стратегического национального ресурса, определило повышенный интерес исторического сообщества к использованию и включению в научно-информационное поле гуманитарных исследований виртуальную сеть. Поэтому можно утверждать, что начало научно-исторического осмысления Интернет связано с публикациями американских историков.

Возможность историко-культурного использования электронных форм презентации информации отмечена была еще В. Бушем (V. Bush), который будучи в середине прошлого века, в послевоенный период, директором канцелярии военного ведомства США по развитию научных исследований, обратил внимание на необходимость пересмотра стратегических национальных векторов общественного развития с военных доктрин на формирование  обширного запаса человеческих знаний в форме общедоступной и полезной инфоструктуры. Именно таким термином в 1945 году В. Буш обозначил знакомые теперь каждому современному человеку информационные технологии Интернет. Тогда же он предложил целый комплекс мер по его разработке и предложений по последующей реализации. Поэтому справедливо можно рассматривать его как одного из предшественников научного подхода к исследованию электронного источника. Идея инфоструктуры изложена им в работе «Как мы можем думать» («As We May Think») в журнале «Atlantic Montly» [4, с. 254-261].

К числу первых исследователей электронных документов относят также Ч. Доллара (Ch. Dollar), одного из основоположников Архивной школы Университета Британской Колумбии, автора книги «Аутентичные электронные документы: стратегия обеспечения долговременного доступа» (Authentic Electronic Records: Strategies for Long Term Access, 2000) [5, с. 14].

Вопросы теории и практики исторического анализа электронных текстов получили комплексное освещение в исследованиях С. Шрайбмэн (S. Schreibman), Р. Сайменс (R. Siemens), Дж. Унсворт (J. Unsworth) [6]. Инновации, что происходят в современной гуманитарной мысли, подчеркивают авторы, связаны с компьютеризацией научного знания. Последняя формирует пространство исследовательской парадигмы, метод эвристики в гуманитарных науках, придавая последним черты научной строгости. В коллективном издании получили освещение проблемы методологии изучения электронных источников [6, с. 145-254]. С. Шрайбмэн в работе «Computer-mediated Texts and Textuality: Theory and Prac­tice» [7, с. 283-293] затронула один из остающихся до сего времени открытым вопрос об особенностях интернет-текстов как социальных информантов. Медиатекст, по выражению исследовательницы, следует воспринимать как форму источника информации, и поэтому при его изучении следует использовать аналогичные для этого подходы. Подчеркивается, что Руководящие принципы кодировки текстов в Интернет – Encoding Initiative (TEI), наряду с описанием технических спецификаций, содержат критерии для информации как текстов с иерархией внутреннего контента: вложенные в гипертекст (как электронный источник – А.К.) аудио-, видеообъектов, иерархия по разделам, гиперссылкам, спискам и т.п., что вкупе представляют материал для исследований. Впрочем, даже тогда данный подход исследования электронного текста, хотя и был определенным достижением и имел практическое значение, широко дискуссировался. Последние в большинстве своем носили характер споров по частным вопросам корректности электронной презентации исторического нарратива.

Позиции Н. Иде (N. Ide), E. Милонаса (E. Mylonas) Д. Дюранда (D. Durand), А. Ренера (А. Renear), касательно вопросов иерархизации гипертекстов, их описании, проблемы отсутствия общепринятой структуры электронного текста, корректности научно-справочного аппарата гуманитарных исследований на базе онлайновых ресурсов, получили обобщающее изложение в совместной работе [8]. Исследование было опубликовано впервые в январе 1993 года, после цикла докладов авторов на конференциях по использованию вычислительной техники в гуманитарных науках.

Основным исходным посылом использования приемов формализации для анализа содержания информационных сообщений, выступило представление о том, что «текст представляет собой упорядоченную иерархию содержания объектов», которые поддаются количественной формализации. Идея была связана с определенными подходами к обработке текста и ее кодировке. Следует оговориться, что имели ввиду авторы, говоря о приемах формализации текстовой информации, поскольку общеизвестно, что анализ текстов имеют уже устоявшуюся традицию, связанную с методикой контент-анализа, в том числе и в истории [9, с. 364-369].

Речь идет об обосновании корректности использования контент-аналитических исследований как формализации текстов, размещенных в открытой среде Интернет, содержание которых, в зависимости от потребностей авторов и редакторов, а порой и пользователей, может быть видоизменено. Как правило, в таком случае важно помнить о том, что высока степень статистической ошибки контент-анализа. Исследователи, во избежание такового, а также для соблюдения правил формализации текстов для последующего количественного анализа, предложили учитывать не всякое словесное выражение, термин, категорию как возможных индикаторов для изучения гипертекста, а только часть структурированной, точнее закодированной, согласно правил отображения знаков языком гипертекстовой разметки, текстовой информации.

Очевидно, что выработка общих подходов кодировки текстов важна не только с точки зрения разрешения вопросов логики и методологии гуманитарных исследований Интернета, но и с позиции того, как правильнее следует отображать веб-ресурсы при использовании их в качестве ссылок в системе научно-справочного аппарата.

Затрагивая технические аспекты проблемы текстов в среде Интернет, Н. Иде и Е. Милонас предложили, на наш взгляд, важные для решения задач источниковедческого описания электронного источника и структуризации содержащейся в нем информации, критерии. Это – принцип внутренней иерархизации как определение ключевых индикаторов сообщения, выявления первичных и вторичных информантов как основных и второстепенных элементов текста. Предложенный подход иерархизации при источниковедческом изучении электронного нарратива актуален и тем, что можно выделить основную информацию, которая, собственно, и формирует содержание источника. Информация в последнем не статична, она изменяется. Однако все еще остается сам основной текст, соотносящийся с видоизмененными главами и структурой. Аргумент выглядит следующим образом: конструкция статичной иерархии текстового содержания, позволяет говорить о том, что это один и тот же гипертекст [8]. Разумеется, утверждение не носит аксиоматический характер и можно обнаружить почву для обсуждения, который в рамках постановочного дискурса источниковедческой эвристики важен как предложенный принцип структуризации информации в электронном источнике.

Конструктивные предложения о необходимости выработки общей методологической платформы высказали уже в 90-ые годы прошлого века Дж. МакГанн (J.McGann) и П.Шилингсбург (P.Shillingsburg) и другие, которые видели в электронном тексте прежде всего продукт социального взаимодействия множества агентов: автора, редактора, издателя и т.д. [7, c.288-291]. Эти идейные течения положили начало серии публикаций о критическом отношении к его содержанию. По мнению П. Доорна, так называемая новая филология сменила герменевтический вектор от авторов и редакторов текстов в сторону читателей, т.е. тех кто потребляет содержание самих текстов. Для постмодернистской гуманитарной мысли, по мнению ученого, это выразилось в перемене исследовательских интересов: теперь же, вместо традиционного изучения власти и государства, больше внимания стало уделяться анализу «исторической ситуации» текстов, изучению их функций во времени и пространстве, а также во взаимодействии с их социальным контекстом [10, с. 44].

Очевидным достижением исследователей является разработка общих критериев классификации и методологических подходов изучения электронного источника как самодостаточного, имеющего идентифицируемые, с точки зрения источниковедения, признаки как объекта исследования. Было обращено внимание на такое свойство электронного источника, как динамичность, т.е. изменчивость, его содержания, времени и места появления как особенностей, которые затрудняют процедуру атрибуции электронных текстов, когда важно выдержать формат научной публикации.

Другую особенность электронных источников подчеркивает М.Ханна (М.Hanna). Существует круг вопросов, связанных с сохранностью этих документальных ресурсов. Важная цифровая информация, терялась и продолжает теряться в глобальном масштабе. Обеспечение ее долговременного сохранения связано с пониманием того, что наука – это итерационный процесс, где каждое поколение исследователей вырастает на работе своих предшественников. Скоротечный рост электронной информации и осознание учеными цифровых текстов как существенной части результатов своих исследований, при их потере может нарушить циклы репродукции нового научного знания [11, с. 15]. Действительно, проблема сохранения цифрового информационного наследия и его научного описания требует несколько иного подхода, в отличие от печатных данных: их невозможно перенести на микрофильм или бумагу, так как тогда нарушается динамическая функциональность гипермедиа, свойство внутренней взаимосвязи посредством гиперссылок, которые также могут выступить интерпретирующей компонентой при изучении электронного источника.

Анализ прошлого и проблемы научной презентации исторического наследия в новых формах консервации в информационный век, изложен в коллективной работе О.Боонстра (O.Boonstra), Л.Брере (L.Breure), П.Доорна (P.Doorn) «Прошлое, настоящее и будущее исторической научной информации» («Past, Present and Future of Historical Information Science») [10], впервые о­публикованной летом 2004 года в журнале историко-социальных исследований «Historische Sozialforschung». Работа дает оценку результатам исследований последних двух десятилетий по внедрению информационных технологий в историю. Несмотря на тот факт, что многое было достигнуто, указываются сложности междисциплинарных исследований. Подчеркивается, что нарастающая тенденция увеличения цифровых исторических источников, не отмечается достаточным вниманием к освоению количественных методов обработки и анализа информации. Низкий уровень квантификации истории определяет актуальность выработки на данном этапе адекватной инфраструктуры для будущих исследований информации, вырабатываемой современным обществом. Перевод источников в машиночитаемый формат, их компьютерная организация в соответствии с научными задачами, а такжеэлектронная публикация источника – это основополагающая идея компьютеризации научного знания, по мнению авторов книги (цитируется по [12, с. 81]). Как отмечает Л.И. Бородкин, обширный аналитический материал, представ­лен­ный О. Боонстра, Л. Брере и П. Доорном, их обобщения и концепции требуют обстоятельного анализа в границах отдельной работы, как оценка текущего состояния исторической информатики, проблем и перспектив ее развития [13, с. 7-8].

Показательной в отношении предметного изучения и описания научных ресурсов Интернет, представляется работа немецкого исследователя К. Лефтли (C.Leftley) [14], где автор предлагает выделять прикладные тематические направления научной интернет-эвристики. По его мнению, это обусловлено  высоким уровнем интеграции научной мысли в Интернет, соответственно, важно формировать научное представление об интернет-источнике.

Затрагивая тему инновационных тенденций современной гуманитарной мысли, хотелось бы обратить внимание на работу американского историка Р. Таунсенда (R. Townsend) «Есть ли будущее у журналов в области гуманитарных наук?» (Is There a Future for Journals in the Humanities?), опубликованной в сентябре 2009 года в блогах официального сайта Американской исторической ассоциации (American Historical Association – http://www.historians.org/)http://blog.historians.org/. ПубликацияподготовленакакрецензиянаопубликованныйаналитическийотчетМ. Уолтэм (М. Waltham) «The Future of Scholarly Journals Publishing Among Social Science and Humanities Associations». Исследование М.Уолтэм является одной из первых обобщающих работ по динамике эволюции развития и востребованности печатных научных журналов по гуманитарным наукам. Исследование, инициированное как комплексное изучение экономической целесообразности печатных журналов в век цифровых технологий, по мнению Р.Таунсенда, лишь отправная точка дискуссий о формате будущих научных изданий [15]. Как известно, для американских коллег использование информационных ресурсов Интернет как быстрого и доступного средства публикации результатов своих исследований и как источника научной информации, достаточно распространенная практика. В этой связи заметное снижение «интереса» к печатным изданиям молодого и среднего поколения исследователей, отмеченные исследователями [16-17], закономерно.

Интернет-иссследования и вопросы разработки инновационных форм консервации исторического наследия получили отражения в работах Р. Розенцвейга (R. Rosenzweig). Деятельность созданного им Центра истории и новых средств информации (Center for History and New Media – CHNM, http://chnm.gmu.edu/) при Университете Дж. Мейсона, была направлена на использование цифровой информации и компьютерных технологий в истории, расширения сферы исторических исследований, демократизации подходов и приемов научной эвристики, обеспечения широкого доступа к результатам исторических работ, представлении современных механизмов сохранения прошлого. Ключевым направлением иследований было выделено изучение возможностей Интернет для исторической науки.

Сегодня научные разработки и банки данных CHNM ежегодно используют в своих работах около одного миллиона исследователей. Электронное средство консервации и презентации истории, по мнению Р. Розенцвейга, способствует демократическому пониманию прошлого, популяризации академической науки. Занимая пост вице-президента по исследованиям Американской исторической ассоциации, он стал инициатором проведения ряда научных форумов и исследований на стыке истории и технологии Интернет. Последняя по мнению ученого, станет основой для формирования области цифровой истории как научного направления. В рамках этих идей Р. Розенцвейг предложил свое понимание содержания и способов исследования информации в Интернет. Эпистемой его рассуждений стал один из наиболее успешных онлайн-проектов CHNM – «September 11 Digital Archive» (http://911digitalarchive.org/), посвященного сохранению коллективной памяти нации о теракте 11 сентября 2001 года. Цифровой архив числится в постоянных электронных коллекциях библиотеки Конгресса США с 2003 года. По утверждению автора, при изучении современной истории важно понимать значение инновационных форм сохранения и презентации исторического прошлого. На примерах реализованных цифровых проектов, посвященных истории США, Р. Розенцвейг показал открывающиеся перспективы современного источниковедческого инструментария. Поскольку и сами технологии удаленного информационного доступа, относительно новы, на данном этапе предпочтительнее выработать банк исторических онлайновых данных, собирая как можно больше и разнообразней сюжетов прошлого и настоящего [18].

Иной позиции относительно содержания электронных источников придер­жи­ваются Л. Шопес (L. Shopes)[19], Д. Причард (J. Pritchard) [20]. По их заключению, имеющееся среди историков представление об устной истории следует расширить пониманием ее как упорядоченного диалога между людьми о прошлом и о современной истории, либерально трактуемого события, письменного отчета, записанного со слов очевидца. Тогда историческую значимость приобретает зафиксированная различными способами информация, в том числе электронная. Цифровая культура привнесла другие разнообразные формы устной истории, выступает в качестве средства сохранения исторического наследия, является одним из элементов, который делает изучение истории как бы из первых рук.

В то же время Р. Таунсенд отмечает, что замечания о «консервативном» характере дисциплинарной практики исторических исследований сейчас уже неуместны, упоминая исследования, выстроенные на основе анализа электронных баз данных. Другие же, подчеркивая, что в последние годы все большее внимание уделяется возможностям цифровой истории, видят в этом новые ресурсы, инструменты и новые возможности научной эвристики (M. Romaniello), особое удовлетворение историков от вовлеченности  в процесс квантификации рассматривают как приобретение ключевых навыков для изучения истории (A. Jones): различные способы доказательств как установ­ление причинно-следственных связей, наряду с более традиционными темами и подходами описательной истории.

Впрочем, квантификация истории всегда связывалась и связана с инновациями в исследованиях. Нельзя тут обойти стороной работу известного советолога, возглавлявшего в свое время комитет Американской исторической ассоциации по квантитативной истории, Д. Роунея (D. Rowney), специализирующегося на использовании количественных методов при исследовании социальных процессов стран Восточной Европы и Евразийского континента. Одно из ранних монографических исследований ученого «Quantitative history. Selected Readings in the Quantitative Analysis of Historical Data», изданное в 1969 году, представляет собой результат количественного анализавопросов агроэкономической и социальной истории СССР в начале XX века. В работе изучены также методы, которые использовались советскими историками для качественной интерпретации статистических данных, в том числе текстового исторического нарратива. Особое внимание уделено освещению методологических и практических вопросов количественных исследований в истории [21]. А. Бриггс (A. Briggs) в 1973 году в статье «Doing the New History», опубликованной в «Journal of Interdisciplinary History», анализируя его работу, в частности отмечала, что квантификация истории Д. Роунеем имеет удвоенное значение: это один из самых ранних примеров того,что несомненно формирует жанр. Работа содержит открытые предложения, которые могут быть восприняты как обучение жанру или как для рабочего обсуждения направления исторических исследований, хотя эта ориентация становится все более популярным в США, в отличие от Великобритании или Европы, где только обсуждается возможность использования количественных методов [22, с. 555].

С 1998 года практика аналитических обзоров электронных ресурсов все более привлекает исследователей. Так, A. МакМичел (А. McMichael) начало вовлечения в научный оборот электронных данных связывает с формированием исторических научно-образовательных веб-сайтов, таких как H-Net (History‑Net) [23]. Историки, размышляя о последнем двадцатилетии исторического процесса, вынуждены принимать Интернет при анализе явлений социальной жизни, культуры, политики, экономики, государства и общества в целом. Если ранее констатировали демократизацию общества как последствии государственных преобразований, то теперь приходится говорить о демократизации информации как ключевого постулата при изучении современной истории [24]. Отметим также публикации К. Смита (C. Smith), Д. Кэйна (J. Cain), Н. Сарантейкса (N. Sarantakes) [25-26].

Резюмируя, можно обозначить следующую постановку проблемы электронного нарратива, в сопоставительной проекции со взглядами других исследователей. Таким образом, выделив цифровые источники по истории современности как социальный опыт общества, Дж. МакГанн, П. Шилингсбург, Р. Розенцвейг, тем не менее, ограничились изучением только гносеологических перспектив феномена Интернет для анализа современного периода истории. Аналитические обзоры заключались в резонансном переносе приоритетов исторического познания в систему глубоко социальных, а следовательно исторических процессов, в то время как речь идет о материалах повседневной истории современности.

В целом, несмотря на отсутствие специальных источниковедческих работ по изучению электронных источников, выраженный вектор исследований очевиден и первенство в нем американских историков не оставляет сомнения. В этом также несложно убедиться, ознакомившись с имеющимися в открытом свободном доступе электронными версиями ведущих исторических научных журналов: «Perspectives on History» и «The American Historical Review» и другими. Исследовательский вектор приобретает определенную популярность, что приводит к озабоченности некоторых тем, что теперь историки предпочитают традиционно описательной истории со своим особым методом исторического познания, исследование прошлого как диахроничности событий в краткосрочной или продолжительной ретроспекции (R. Townsend), сосредоточенность на пространственных измерениях региональной истории в новом жанре историографической проблемы итераций фактов и событий через сложные механизмы их объяснения (P. Sudhir). Впрочем, как выразился И. Олабарри (I. Olabarri), «кризисное» состояние повсеместно встречается у американских историков [27, с. 186]. К. МакХарди (K. MacHardy), рассуждая о том же, предлагает разделять вовсе «дисциплинарный кризис» (для социальной, культурной, политической истории как изменившихся взаимоотношениях между историей и социальными науками) и «когнитивный кризис» (для теории и методологии истории как лингвистический поворот) в исторической науке, которые вкупе дают понимание особенностей исторического прагматизма.

Список использованных источников

1  О Стратегическом плане развития Республики Казахстан до 2020 года. Указ Президента Республики Казахстан от 1 февраля 2010 года № 922 // Казахстанская правда. – 2010. – 2 февр.; 12 февр.

2  Information Society. Statistical Profiles, 2009: Commonwealth of Independent States / International Telecommunication Union. – Geneva: ITU, 2009. – 64 p.

3  Медушевская О.М. Источниковедение и сравнительный метод в гуманитарном знании: проблемы методологии // Источниковедение и компаративный метод в гуманитарном знании: Тезисы докладов и сообщений научной конференции. – М.: Изд-во РГГУ, 1996. – С. 6-27.

4  Bush V. As We May Think. The Origins of information science / edited by A.J. Meadows. – London: Taylor Graham, 1987. ­– 261 p.

5  Рысков О.И. Исследование нормативно-методического обеспечения и практики применения электронных документов в деятельности федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации: 1993-2004 гг.: автореф. ... к.и.н.: 05.25.02. – М., 2004. – 26 c.

6  A Companion to Digital Humanities / Schreibman S., Siemens R., Unsworth J. – Oxford: Blackwell Publishing Ltd, 2004. – 611 p.

7  Schreibman S. Computer-mediated Texts and Textuality: Theoryand Practice // Computers and the Humanities. – 2002. – №3. – 283-293 pp.

8  Renear A., Mylonas E., Durand D. Refining our Notion of What Text Really Is: The Problem of Overlapping Hierarchies [электронный ресурс] / The Brown University Scholarly Technology Group, 2010. – URL: http://www.stg.brown.edu/ (дата обращения: 03.03.2010).

9  Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. – Изд. 2-е, доп. – М.: Наука, 2003. – 486 с.

10  Boonstra O., Breure L., Doorn P. Past, present and future of historical information science. – Amsterdam: NIWI-KNAW, 2004. – 130 p.

11  Ханна М. Может ли сохраняться созданный в цифровой форме документ? // Международный форум по информации. – 2001. – Т. 26. – № 4. – С. 15-18.

12  Горбачева Н.Г. Применение информационных технологий в изучении истории земского самоуправления в России второй половины XIX – начала XX вв. // Интернет и современное общество: Материалы X Всероссийской объединенной конференции. – Спб: СпбГУ, 2007. – С. 80-82.

13  Бородкин Л.И. Историческая информатика в точке бифуркации: движение к Historical Information Science // Круг идей: алгоритмы и технологии исторической информатики: Труды IХ конференции АИК / Под ред. Л.И. Бородкина, В.Н. Владимирова. – М.: Изд-во МГУ, 2005. – С. 7-21.

14  Chris Leftley. Best of the Web – Geography. – Berlin, New York: Walter de Gruyter – K.G. Saur, 2003. – 103 p.

15  Townsend R. Is There a Future for Journals in the Humanities? [электронный ресурс] / American Historical Association Blog, 2006-2010. – URL: http://blog.historians.org (дата обращения: 22.02.2010).

16  The  Virginia  Center  for  Digital  History  (VCDH)  [электронный ресурс]  /  The  Virginia  Center  for  Digital  History  at  The  University  of  Virginia,  2002-2010. – URL: http://www.vcdh.virginia.edu (дата обращения: 22.02.2010).

17  Digital history [электронный ресурс] / Department of History, University of Nebraska-Lincoln, 2010. – URL: http://digitalhistory.unl.edu/ (дата обращения: 5.03.2010).

18  Remembering Roy  Rosenzweig  [электронный ресурс]  /  Center  for  History and New Media, 2010. – URL: http://thanksroy.org/ (дата обращения: 22.02.2010).

19  Shopes L.  What  is  Oral  History [электронный ресурс] / Center for History and New Media; American Social History Project, 2010. – URL: http://historymatters.gmu.edu/mse/oral/ (дата обращения: 22.02.2010).

20  Pritchard J. Online Oral History Projects [электронный ресурс] / American Historical Association Blog, 2006-2010. – URL: http://blog.historians.org/ (дата обращения: 22.02.2010).

21  Rowney K. Quantitative history. – New York: Dorsey Press, 1969. – 488 p.

22  Briggs А. Doing the New History [электронный ресурс] // Journal of Interdisciplinary History. – Vol.3. – 1973. – №3. – pp. 555-558. – URL: http://www.jstor.org/ (дата обращения: 04.02.2010).

23  McMichael A.  The  Historian,  the  Internet,  and  the  Web:  A  Reassessment  [электронный ресурс]  //  Perspectives on History. – 1998. – № 36:2 (February). – URL: http://www.historians.org/perspectives/ (дата обращения: 04.03.2010).

24  McMichael A. History On The Web: Using And Evaluating The Internet. – Wheeling: Harlan Davidson, 2005. – 88 p.

25  Smith C. Can You Do Serious History on the Web? [электронный ресурс] // Perspectives on History. – 1998. – № 36:2 (February). – URL: http://www.historians.org/perspectives/ (дата обращения: 02.02.2010).

26  Daniel J. Cohen. History and the Second Decade of the Web [электронный ресурс] // Rethinking History. – Vol.8. – 2004 (June). – №2. – P. 293-301. – URL: http://chnm.gmu.edu/ (дата обращения: 02.02.2010).

27  Олабарри И. «Новая» новая история: структура большой длительности // Ойкумена. Альманах сравнительных исследований политических институтов, социально-экономических систем и цивилизаций. – Харьков: Константа, 2004. – Вып.2. – С. 176-207.


Алимгазинов К., д.и.н.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь