Главная Междисциплинарные исследования Методологические труды Новейшая история - новое научное направление Международные отношения Международные отношения вокруг Центральной Азии в освещении СМИ: критический дискурс-анализ.

Международные отношения вокруг Центральной Азии в освещении СМИ: критический дискурс-анализ.

04 Августа 2013
112
0

«Дипломатия сравнима с рафтингом», заявил Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ 1 сентября 2012 года на встрече с первокурсниками МГИМО. О «подводных камнях» дипломатии и коллизиях во взаимоотношениях сторон, особенно в век глобализации, терроризма и киберпреступности общеизвестно. Тем не менее, существуют общие закономерности и региональные особенности ретрансляции конфликтов и мирных договоренностей, имеющих место на международном уровне.

Именно этому проблемному вопросу посвящается данная статья, на конкретном примере региона Центральная Азия. Почему ЦАР? – во-первых, стратегически важный район Азии. Во-вторых, в течение нескольких столетий регион был объектом аппетитов крупных империй, мечтавших открывать новые, массивные рынки сбыта товаров и продвигать вширь интересы монархий. В-третьих, в силу этнокультурной традиции, информация о регионе на языках аборигенов (вплоть до насильственной русификации) практически была не доступна иноземным читателям. В-четвертых, этап независимости после распада СССР открыл шлюз для развития национальной школы политической журналистики, демократизации СМИ. В-пятых, впервые за много лет казахстанские СМИ получили возможность самостоятельной трактовки внешней политики вокруг ЦАР, а двадцатилетие независимости дает повод к структуризации и обобщению полученных данных по теме исследования. В-шестых, есть определенный дефицит кадровых ресурсов в смысле политологов, журналистов-международников, теле-комментаторов в Республике Казахстан, что предопределяет наличие некоторого вакуума в информировании пользовательской аудитории. И, наконец, состояние казахстанских СМИ, если изучать их в данном ракурсе, косвенно могут отражать общую ситуацию в СМИ Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана, Монголии и соседнего Синьцзяна КНР.

В чем же дело? – Либо нужно срочно изыскивать средства госбюджета для подготовки (переподготовки) квалифицированных журналистов-международников, либо – сделать более доступными информационные источники МИДов бывших союзных республик? Возможно, проблема заключается в опасениях правительственных чиновников на предмет возможной ангажированности журналистов, и «международная» тематика не привлекает последних из-за потенциальных рисков? Репутационные риски также налицо; не каждый работник СМИ может утверждать о собственном богатом опыте в разборе непростых, а порой чрезвычайно запутанных сюжетных линий внешнеполитического спектра.

Нам представляется, что публикации политологов, востоковедов, историков и известных политиков занимают превалирующее место в освещении международных коллизий вокруг региона Центральная Азия в собственно Казахстане [9]. Меньшую долю составляют аналитические разработки экономистов и социологов, чрезвычайно редко встречаются журналистские расследования. Причинами такого неравного соотношения «интеллектуальных долей» эксперт-аналитиков темы международных отношений вокруг региона могут быть следующие: для освещения проблемных вопросов внешнеполитической канвы событий в ЦАР необходимы глубокое знание региональной специфики и истории

процесса, или фундаментальные знания. Если экономика и социум в настоящее время подвергается интенсивному изучению, на базе современных методов, то в ведущем блоке исследований (востоковедение, история, политология) все же заложены априори проправительственные контент и нацеленность на отстаивание государственных интересов [11].

Деликатность и сдержанность относительно комментариев ситуации в соседнем СУАР КНР, очевидна при изучении контента казахстанских СМИ. Причины изложены выше, и они объяснимы. Контраргументами вполне могут оказаться и политизированность темы, и сфокусированность зарубежных аналитиков на нюансах толкования тех или иных событий [10]. Думается, в этом и кроется «ахиллесова пята» современного состояния аналитики в Казахстане. Политизированность темы МО в ЦА обусловлена реалиями, а именно: наличием целого перечня международных политических блоков: ШОС, ОДКБ, СВМДА, ЦАС, ЕврАзЭС, Таможенный союз и др., прочность которых неравнозначна, а интересы не всегда совпадают. Не является большим секретом и то, что тактические ходы дипломатии бывших республик СССР, иначе - постсоветских государств, находятся в прямой зависимости от запасов энергетических ресурсов, мега- и транс-континентальных проектов, степени охлаждения или, наоборот, потепления отношений между РФ и КНР, к примеру. Опасения контроверсий и внезапной смены тактики со стороны крупных и средних по значимости государств, имеющих собственные интересы в регионе, что чревато утерей Казахстаном лидерских позиций в регионе и имиджа государства-миротворца, тактически оправдывает сложившееся соотношение в трактовке темы в СМИ.

Все это в совокупности привело к мнимой бездеятельности независимых экспертов, НИИ, стратегических центров, практически полному отсутствию альтернативной аналитики, возможно и ввиду секвестирования бюджетного финансирования разработки фундаментальных трудов.

В целом же, это чревато отставанием и постепенным отмиранием национальной научной школы внешнеполитического анализа, поскольку интерес к ней пропадет и извне. Можно было бы дискутировать такой методологический вопрос, а есть ли последняя вообще, если учесть достаточно длительный период колонизации и временную утерю казахской государственности. – Морализаторство в данном случае было бы неуместно; данное направление следует сохранить и развивать, поскольку оно является неотъемлемой частью письменной истории общества и государства, оказывающей безусловное влияние на ментальность и этничность.

Если все же здравый смысл восторжествует, и правительство обратит внимание на расширение тематической (внешнеполитической) сетки вещания (ТВ, радио) и рубрик в печатных СМИ, то в полный рост может встать проблема персонификации ведущих. Для их подготовки и полноценного вещания необходима филигранная и слаженная работа структур и заинтересованных ведомств: Министерств иностранных дел, культуры и информации, НИИ – Институтов экономики; востоковедения; истории и этнологии; КИСИ, профессуры КИМЭП, национальных университетов, КазНУ в частности.

– Отдельные попытки на республиканском ТВ завести передачи по типу некогда популярной московской «Международной панорамы», - единичны и не имеют высокого рейтинга.

То есть, читательская аудитория пока будет довольствоваться информациями, которые спорадически «забрасываются» в СМИ в виде интервью или обзорных статей 3-х – 4-х более или менее известных и, складывается стойкое ощущение, «ангажированных», экспертов РК и РФ, являющихся на самом деле узкими специалистами по отдельным секторам экономики и социальной политики в ЦАР. Разумеется, их мнение, как компетентное, следует иметь в виду, опуская допустимую в данной ситуации долю комплиментарности с их стороны. Приглашенные эксперты склонны приукрашивать реальное положение дел, обходя острые углы.

Ощущение, что наши министерские чиновники не привыкли мыслить в масштабах внешней макро-политики, будет сохраняться до тех пор, пока они будут в тени политологов. Чем эрудированнее министр и может пересказать майн-стрим глобальных конфигураций в курируемой сфере, тем весомее будут расцениваться его деятельность (Финансист Г. Марченко как образец).

Ставка на харизматические фигуры в роли корреспондентов «Казахстанской правды» (одним из них является известный поэт и общественный деятель Олжас Сулейменов) лишний раз оттеняют обозначенную ситуацию.

Альтернативные суждения можно заметить в персональных блогах казахстанцев (в том числе временно проживающих за рубежом) и на форумах в Интернете. Можно ли доверять этим источникам, порой эмоциональным и подверженным эпатажности, отдельный вопрос. Однако, как выплеск этничности и идентичности, они отражают определенные тенденции, потому их невозможно игнорировать или запрещать.

Возвращаясь к пафосу международного политеса, - утеря постсоветской Центральной Азией ожидаемых позиций в стратегически перспективном секторе СМИ, именуемом внешнеполитической тематикой, дает фору потенциальным антагонистам пророссийского и прокитайского векторов в Азии и мире. Зарубежный опыт и последние публикации (РФ, Великобр., США) должны подхлестнуть отечественных аналитиков к созданию оригинальных обобщающих трудов по вопросам отражения центрально-азиатских трендов и места Казахстана в региональном формате [2].

Из последних книг о Синьцзяне обращают на себя внимание книги, вышедшие в издательстве «Достық көпірі», которые можно характеризовать как позитивные обзоры историко-культурного наследия [3]. Однако, популяризаторские издания не способны заменить острый взгляд эксперта.

Данная статья призвана обратить внимание на складывающуюся ситуацию, когда центральноазиатские СМИ, на примере казахстанских экспертов и журналистов насыщены однообразными официальными публикациями, почти исчезли из СМИ сюжеты об Узбекистане, «братских» когда-то Монголии, Индии, странах Движения неприсоединения, ЮВА? Можно аппелировать к новостным сайтам Интернета, однако их контент напрямую зависит от того, кем они составляются. В лучшем случае они нейтральны; нас же интересует обучающая и воспитывающая роль медиа.

Смена внешнеполитических векторов обернулась для постсоветского пространства заметным дефицитом информированности о мировых тенденциях, косноязычием дикторов, вещающих через призму сиюминутных задач правительства - привлечения инвесторов, укрепления блоков с сопредельными территориями и др. Отток аналитического контента из СМИ и концентрация его лишь в научно-исследовательских центрах имеет свои отрицательные последствия. Социум искусственно лишается привычки обсуждать проблемные вопросы, в том числе и региональной внешней политики.

Как выход из невольно сложившегося информационного вакуума, важно понимать, что непредвзятый объективный взгляд на внешне-экономические возможности и риски государства возможен при доверительном отношении правительства к мнению отечественных ученых, представляющих фундаментальные отрасли знания: всеобщая история, экономика, страноведение, юриспруденция. Активизация международных научных форумов, свободный обмен мнениями с зарубежными коллегами и выработка рекомендаций послужили бы дальнейшей гармонизации внутриполитической ситуации. Имеющиеся на сегодня гранты явно недостаточны; отсутствует авторитетный центр координации междисциплинарных исследований.

Освещение международных конфликтов в целях информирования сообщества является на самом деле древней традицией. Еще Гомер в «Илиаде» и «Одиссее», а Страбон в «Географии» сообщали подробности греко-персидских войн и других военных столкновений в пределах Евразии.

Со временем менялись технологии и способы подачи информации, порой они приобретали сугубо политизированный характер. Период Великих географических открытий и запросы рынка выявили на земном шаре регионы, которые стали объектом перманентного интереса мировых производителей, финансовых воротил и правительств. Центрально-азиатский регион в этом плане не был исключением, а происходящее здесь являлось темой обсуждения аналитиков, военных, журналистов с периода колонизации по настоящее время, разнообразившись лишь освещением в мультимедийных СМИ. Соответственно, принимать форму страуса, прячущего голову в песок, в случае с обезличенными СМИ, будучи в эпицентре региона Центральная Азия, по меньшей мере, неосмотрительно.

Дефиниция «Центральная Азия» претерпевает корреляцию. Хорошо, если пишущие тематические указывают в сносках свое видение наполнения термина. К примеру, американский эксперт Фредерик Старр призывает «рассматривать Центральную Азию как целостность. Это не маленький райончик в центре Евразии, это громадный регион, он всегда был таким. С исторической точки зрения северо-запад Индии – это часть Центральной Азии. К ней, конечно, относятся и лежащие западнее территории современного Пакистана, Ирана, а также лежащий к северо-востоку Синьцзяня». - Если быть точными, трудно согласиться с таким, пространным толкованием ЦАР, в орбиту которого искусственно включены сопредельные территории Южной Азии. Но оно (определение Ф.Старра) еще раз подчеркивает значимость региона и всего, что с ним связано.

Ошибка, допускаемая частью журналистов РК, заключается в неверной интерпретации географических рамок региона ЦА. Чаще всего, сюда ошибочно включают РФ, нередко - все без исключения среднеазиатские государства, другие авторы не учитывают Монголию. Отсутствие критичности и свободного обсуждения актуальных тем региона привело к тому, что игнорируется тот факт, что прежняя, советская терминология «Средняя Азия» не идентична принятой в научных кругах дефиниции

«Центральная Азия». А ведь последняя была допущена в исследовательской востоковедной литературе именно ввиду стратегического значения включаемых объектов и их исторического взаимодействия.

Актуальность свободного обсуждения международных отношений обусловлена стратегическим географическим положением региона Центральная Азия, обладающего уникальными природными запасами энергетических (нефть, газ, солнечная и ветровая энергии) и гидро-ресурсов. Сопутствующие острые проблемы вокруг региона: иранская ядерная программа, афганский вопрос, транснациональные нефтепроводы, в том числе через акваторию Каспийского моря, экология, опустынивание и другие не будут решены без участия сообщества, или потенциальной аудитории.

Изменения международного политического ландшафта после окончания «холодной войны» и уточнение национальных интересов суверенными государствами внесли существенные перемены в освещение внешнеполитической ситуации вокруг ЦА. Именно в этом секторе отечественные СМИ должны проявить разумную инициативу, доказав профессионализм и предприимчивость.

Краткий экскурс в историю вопроса доказывает непреходящий интерес к региону у иноземных читателей. Военно-политическая ситуация в ЦА освещалась в дореволюционной российской периодической печати по мере продвижения имперских отрядов на юг. Журналы и газеты, как центральные: «Русский инвалид» и др., так и региональные: «Туркестанские ведомости», «Семиреченские ведомости» отражали военные реляции, размещали схемо-карты маршрутов экспедиций и военных действий. Семенов-Тяньшанский, Пржевальский, Шокан Уалиханов по возможности тщательно составляли отчеты о своих разведывательных путешествиях по Центральной Азии, фрагменты которых попадали на страницы прессы. Представители колониальной администрации, совмещавшие службу с занятиями историей и этнографией (Аристов, Коншин, Левшин, Андреев, Спасский, Сперанский, Даль) заложили традицию со-переживания читателя с ощущениями и исследованиями соотечественников в пределах загадочной Центральной Азии [5]. Эти публикации в настоящее время служат раритетными источниками истории социально-политической жизнедеятельности региона.

Современный этап МО, освещение критических моментов которых в СМИ на протяжении 1991-2011 гг. хронологически вошли в содержание нашего исследования. В обозначенный период произошли технологически обусловленные, качественные изменения в региональных СМИ, в частности, благодаря широкому развитию мультимедиа: Интернет и персональные микро-блоги стали реальностью для казахстанцев. Насытившись погружением в обзоры и обсуждением глобальных новостей, пользователи непременно обращают внимание на проблемы региона, в котором постоянно проживают и где живут их близкие, чаще всего это историческая родина [1]. Отрывочные сведения информ-агентств их со временем перестают устраивать, идет подсознательный поиск авторов, компетентности и гражданской интуиции которых можно доверять. Пожалуй, эту нишу в умах пользователей потенциально смогут занять ученые, востоковеды казахстанского происхождения, работающие в зарубежных университетах. Их миропонимание отличается от обывательского и коллег.

Языковое разнообразие СМИ, освещающих международные отношения в ЦАР, становится все богаче: наряду с национальными и русским, в обиходе английский и другие иностранные языки. География пресс-центров отечественной журналистики распространяется на Европу, Азию и Новый свет. Но и в этом случае придется решать проблему компетентности экспертов и репортеров, в обозначенном смысле. Было бы несерьезным ограничиваться обзором телетайпов мировых информационных агентств и порталов.

Виды пассивных информационных источников по теме Центральная Азия и Казахстан, которыми пользуются дипломатические службы, достаточно стабильны: газеты и журналы, отчеты и доклады НИИ, сайты, итоги соцопросов. Среди региональных периодических изданий проблемам ЦАР отведены более-менее постоянные рубрики в еженедельнике «Central Asia monitor» (редактор Бигельды Габдуллин), отдельные спорадические статьи, интервью встречаются на страницах русскоязычных газет «Время», «Аргументы и факты-Казахстан», «Казахстанская правда». Целевая аудитория знакома с журналами «Центр Азия», «Казахстан в глобальных проблемах», «Analytic», «Central Asia’s Affairs», «Казахстан-Спектр» (КИСИ), «Мысль», «Евразийское сообщество», «Континент» (редактор Султан Акимбеков).

Свежую струю в международные отношения вносят такие периодические издания, как: Журнал «Көрші» - плод совместной работы казахстанских и китайских (Урумчи) востоковедов и журналистов.

Главный редактор с казахстанской стороны – ориенталист, дипломат, общественный деятель Мурат Ауэзов. Издание рассчитано больше на интересующихся культурным наследием Поднебесной [7].

Глянцевые журналы, как правило, типичны для удовлетворения познавательных туристических запросов публики и часто недолговечны. Хотя есть шанс сделать добротный общественно-политический журнал именно за счет панорамных политических обзоров.

Среди отечественных ученых, экспертов по Центральной Азии, представляющих академическую среду в СМИ, в последнее время определенную нишу занимает доктор наук, профессор Лаумулин М. (сотрудник КИСИ, директор – д.н. Султанов Б.), по проблемам Синьцзяна специализируется Сыроежкин К. [12], безопасности региона – С.Кушкумбаев.

Проблемам истории и культуры Центральной Азии посвящены грантовые проекты и публикации сотрудников Института востоковедения (директор – д.и.н., профессор Абусеитова М.Х.). Востоковедческий журнал «Шыгыс» выходит на нескольких языках, объединяя исследователей постсоветской и европейской, дальневосточной, реже – американской, ориенталистики.

Новые тенденции, отмечаемые в изучаемом направлении: от узкого круга экспертов, официально допускаемых во времена оные к трактовке политических трендов в ЦА (чаще то были ученые НИИ) наметился свободный доступ вплоть до свободного комментирования текущей ленты событий журналистами, соискателями и практически любым пользователем Интернета. Это должно бы радовать ростом интереса обывателя к международному фону, но и настораживать отвлечением от сути процессов ультра-высказываниями и «перетягиванием каната» в пользу диаспоры и т.п.

Сильные и слабые стороны казахстанской аналитики (SWOT) на поверхности: следует отметить у ряда авторов статей в СМИ и Интернете увлечение «гаданиями на кофейной гуще», конъюнктурность. Поддаваясь эмоциям, авторы блогов и страничек зачастую переходят к необоснованным, чаще негативным, прогнозам. Это касаемо восточной, азиатской политики Астаны. Синофобия воленс-ноленс проскальзывает у молодых националов. Было бы неправильным уличить их в непатриотизме, скорее, наоборот. Сказывается пробел в общеисторических знаниях и академическом раскладе современного дискурса [14].

К сильным же сторонам относимы: оперативность реакции на текущие события, желание добраться до сути международных конфликтов, апелляция к традиционным ценностям. Позитивный резонанс и хорошее впечатление производили и производят книги К-Ж.К. Токаева, много лет отдавшего работе в дипломатической службе. Его монографии «Внешняя политика Казахстана в условиях глобализации», «Под стягом независимости», «Дипломатия Казахстана» и другие содержат стройные разделы о центрально-азиатском векторе политики Казахстана [13]. Опираясь на факты, документальные источники, дипломаты умеют передать сложность и перипетии урегулирования спорных вопросов, «подводные камни» процесса и персоналии руководителей государств, в этом участвующих [6]. Однако, на этом фоне их коллеги по МИДу так же могли бы при желании внести лепту в освещение методологии работы со СМИ [4].

Впрочем, здесь следует быть снисходительными, с учетом специфики обработки материалов по внешнеполитическим сюжетам. Данная особенность продолжает сохраняться, несмотря на потепление международного климата и составляет непреходящую terra incognita для журналистов. Работник дипломатического ведомства не станет раскрывать подноготную, без ведома и разрешения руководства, либо просто исходя из здравого смысла. Существуют временные запреты на разглашение некоторых видов информации, со ссылкой на государственные интересы и секреты. К тому же Венская декларация 1961 г. и международное право в этом плане защищают привилегии дипломатических работников на шифрование и ограничение доступа к известного рода информации. – Практика показывает, что молчание порой дороже сиюминутной популярности.

Между тем, время не стоит на месте. Читательская же аудитория, которая может и вправе узнавать новые тенденции международных отношений в ЦА посредством мультимедиа, сегодня практически не имеет границ. Шаблоны публикаций-агиток ушли в прошлое. Достоверность и полнота – основное требование к информации, касающейся оценок международных отношений вообще и региональных, в частности. Материал статьи или обзора должен убедить читателя в приверженности автора истине, национальным интересам, законности в постановке проблемных вопросов и их объективном освещении.

Характер аналитических информаций (публикаций) реально варьируется: то могут быть упреждающие, констатирующие, негативные или нейтральные. Не исключена ангажированность авторов и изданий. Критический анализ публикаций позволяет выявить позиции авторов, учреждений, независимых фондов, которые они представляют. «Заказные» публикации часто снижают степень доверия читателей к информации вообще. Перепроверка и опровержения «псевдо»-аналитики и «скороспелой» информации отнимает массу времени и ведет к отторжению аудитории.

СМИ являются инструментами формирования общественного мнения, причем в современных условиях глобализации информация способна распространяться мгновенно и практически бесконтрольно. Оценочные публикации в таком случае должны быть крайне выверены и нейтральны, во избежание столкновения интересов, вызванных излишне категорическими суждениями. Прежде всего, эксперты должны хорошо быть знакомы с предысторией освещения международных отношений, официальной трактовкой тех или иных моментов взаимоотношений, нюансов, которые неизбежны.

Уважать аудиторию и предоставлять ей выверенную информацию – задача СМИ. Готовить такую команду репортеров, аналитиков-оперативников Казахстану просто необходимо. История международных отношений хранит образцы стойкой приверженности правительственных комментариев внешнеполитических событий, что позволило выдерживать определенную тактику в достижении стратегических целей. – Показательны в этом отношении мемуары Голды Меир, долгие годы руководившей правительством Израиля на этапе становления; опытный политик, Г. Меир и ее коллеги прекрасно владели таким политическим инструментом, как СМИ, для продвижения этничности и государственных интересов. Ближневосточные проблемы второй половины 20 века не представляются полными без «арабо-еврейского» сектора.

Таким образом, многогранность собственно ЦАР определяет многообразие видов информационных источников о ситуации вокруг Центральной Азии: это официальные СМИ, разработки независимых экспертов, НИИ, мнения экспертов РФ, Европы и США, печатные СМИ (газеты, журналы), Интернет. Менее доступны в силу языкового барьера публикации китайских, афганских, корейских и японских экспертов и журналистов о роли и месте Центральной Азии в международном спектре отношений. На эти диалектические изменения должны чутко реагировать аналитические структуры и госорганы, чтобы не оказаться в хвосте прогресса и окончательно утерять пульс стремительного потока, в котором вихрем проносится информация. Качество ее обработки, целевой «заточенности» и вещания требуют более пристального внимания и вероятно большего допуска журналистских расследований как способа привлечения собственно казахстанской общественности к обсуждению, ведь в спорах рождается истина. (Гражданское общество порой способно обнаружить активность и рационализм в поисках оптимальных решений, к этому его надо подводить и воспитывать медиакультуру). Международная и политическая журналистика, СМИ должны рассматриваться как информационно-коммуникативный инструмент в международных отношениях [8]. Соответственно, для подготовки квалифицированных кадров по этой специальности необходимо кураторство стратегических аналитических ведомств по качеству набора обучающихся, процесса преподавания и прохождения практик, в тесном союзе с университетскими выпускающими кафедрами.

Литература

______________________________

1 Алишева Н. Кыргызстан: освещение межэтнических конфликтов в СМИ // Медиа. – 11 мая 2012 г. – http://medialaw.asia/posts/

2 Арыстанбекова А.Х. Глобализация: история, динамика, аспекты, грани, перспективы. – Алматы: Дайк-пресс. – 2007.

3 Баженова Е., Островский А. Синьцзян – новый облик древнего Шелкового пути. – Алматы:

ТОО Достық көпірі, 2012.

4 Бурханов К.Н., Мажитов С.Ф. Казахстанская дипломатия: диалог времен и уроки истории // Отан тарихы. – 2006. – № 3. – С. 5-15.

5 Гуревич Б.П. Международные отношения в Центральной Азии. – М.: Наука, – 1979.

33

6 Курмангужин С.А. 45 лет на дипломатической службе: Мемуары. – Алматы: Жибек жолы. – 2003. – 320 с.

7 // Көрші – Урумчи, 2011-2012.

8 Люду А. Международное гуманитарное право и деятельность журналистов. – М.: МГУ. – 1994.

9 Политический процесс в ЦА: результаты, проблемы, перспективы. – М., ИВ РАН, 2011. – 406 с.

10 Синьцзян, китайская земля: прошлое и настоящее. – Урумчи, 2006.

11 Современные региональные конфликты и проблемы их политического урегулирования: курс лекций / Казахстанско-немецкий университет; под ред. В.Миронова, И.Черных. – Алматы, 2006. – 412 с.

12 Сыроежкин К.Л. Мифы и реальность этнического сепаратизма в Китае и безопасность Центральной Азии. – Алматы: Дайк-Пресс. – 2003.

13 Токаев К.К. Внешняя политика Казахстана в условиях глобализации. – Алматы: САК, 2000 – 584 с.

14 Хафизова К.Ш. Құдайы көрші // Қазақ әдебиет». – 2012, ақпан – 17.

Г.К. МУКАНОВА

доцент кафедры ЮНЕСКО, международной журналистики и связи с общественностью КазНУ им. аль-Фараби, к.и.н.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь