Главная История Казахстана Казахстан в средневековье Великий Шелковый путь на территории Казахстана. Город и степь Взаимодействие и взаимообогащение культур

Взаимодействие и взаимообогащение культур

02 Августа 2013
909
0

Взаимодействие и взаимообогащение культур

Уже в начале средних веков в Азии была распространена концепция четырех царств мира, которые символизировали обширные регионы и страны. Каждое из этих «царств мира» в глазах современников обладало присущими только ему преимуществами. Такие государства, как Китай, объединившийся под властью динас­тии Суй (589—618), а затем Тан (618—907), царства индийских владетелей; объединение тюрков от Тихого океана до Черного моря, Персии и Византии, послужили основой идеи четырехмировых монархий, расположенных по четырем сторонам света: империи царя слонов на юге (Индия), царя драгоценностей на западе (Иран и Византия), царя коней на севере (тюркские каганаты), царя людей на востоке (Китай). Та же идея перешла и к мусульманским авторам.

Выражением этой концепции являются росписи в селении Кушания вблизи Самарканда, покрывавшие стены здания, где на одной были изображены китайские императоры, на другой — турецкие ханы и индийские брахманы, на третьей — персидские цари и римские императоры.

Современники тех далеких событий писали не только об успехах своих государств, но и об освоении ценностей чужих культур, и в этом было основное содержание одной из реальных форм всемир­ной культуры.

Наряду с распространением товаров, культурных образцов и эталонов в прикладном искусстве, архитектуре, настенной живописи по странам Востока и Запада распространялись искусство музыки и танца, зрелищные представления.

Иностранные оркестры входили в состав придворного персона­ла. Известно, что царственный меломан Сюань Цзунь содержал 30 тыс. музыкантов. Сохранились описания приемов послов тюркс­ким каганом в ставке вблизи Суяба. «Каган, — пишет очевидец церемонии буддийский паломник Сюань Цзянь, — приказал поставить вина и начать музыку... Все это время раздавалась иноземная музыка, сопровождаемая металлическим перезвоном. И хотя это была музыка варваров, она даже ласкала слух, радовала сердце и мысли». Известно, что наиболее популярной в Танском Китае была музыка Восточного Туркестана и Средней Азии. Музыкаль­ные традиции Кучи, Кашгара, Бухары и Самарканда, Индии под официальным покровительством слились с музыкальной китайской традицией.

Иранские, согдийские и тюркские актеры много внесли и в хореографическую культуру Китая. Например, в Константинополе часто «гастролировали» артисты с Востока. Так, на знатном обеде у византийской императрицы в честь русской княгини Ольги присутствующих развлекали шуты и эквилибристы, а на празднест­вах, устроенных Мануилом I в честь сельджукского султана Арсла-на II, выполнял рискованное сальто тюркский акробат. Давались также представления в масках.

Эти традиции сохранялись и в более позднее время в мусуль­манских странах. Известно, что во время празднования навруза в Багдаде устраивались представления в масках перед Халифом.

В разных местах при раскопках памятников на Шелковом пути найдены многочисленные материальные подтверждения развития и взаимообогащения культуры: коллекция терракот танского вре­мени, изображающая танцоров и танцовщиц, актеров в масках, музыкальные ансамбли, уместившиеся на верблюжьих горбах. Лица многих из этих артистов принадлежат представителям наро­дов Средней Азии. На степных росписях, сохранившихся в парад­ных залах Пенджикента, Варахши, Топрак-Калы и в городах Восточного Туркестана, изображены музыканты, актеры. Прекрасная деревянная скульптура танцовщицы найдена в Пенджикенте. Глиняная маска артистаX-IXвв. — при раскопках сырдарьинского города Кедера.

Пути религий. По Шелковому пути распространялись и рели­гиозные идеи, а миссионеры разносили свою веру в заморские страны. Из Индии через Среднюю Азию и Восточный Туркестан в Китай пришел буддизм, из Сирии, Ирана и Аравии — христианст­во, а затем ислам.

По мнению исследователей, проникновение буддизма из Индии в Китай шло через Среднюю Азию и Казахстан. Начался этот процесс с середины I в. до н. э. В распространении буддизма в Восточном Туркестане и Китае важная роль принадлежала средне­азиатским богословам и миссионерам, в особенности согдийцам, парфянам, кангюйцам. Распространение буддизма, особенно актив­но во II—III вв. н. э., видимо, было связано с политическими целями Кушанского государства на Востоке.

В раннем средневековье роль основных миссионеров буддизма взяли на себя согдийцы. Именно они сыграли важную роль в распространении буддизма в Центральной Азии. Анализ терминов из тюркских буддийских текстов Восточного Туркестана свидетель­ствуют о том, что они были заимствованы при посредничестве согдийцев. Буддийские памятники обнаружены в ряде городов на трассе Великого шелкового пути.

Тюрки с VI в. испытывали сильное влияние буддизма. Сюань-Цзян пишет о благожелательном отношении к буддизму кагана западных тюрков. По мнению исследователей, в первой половине VIIв. некоторые правители западных тюрков стали буддистами или покровительствовали буддизму. Это было связано с переходом их к оседлости и городской жизни.

На юге Казахстана и в Семиречье буддизм имел достаточно широкое распространение. Об этом говорят в первую очередь находки буддийских сооружений. Памятники буддизма открыты на городищах Чуйской долины Ак-Бешиме, Красной речке, Новопокровском, Новопавловском: храмы, монастыри, часовни, а также находки статуэток и стелл с буддийскими персонажами и сценами.

Достаточно широко среди случайных находок представлен ин­дийский импорт: бронзовые и серебряные с позолотой и инкруста­цией драгоценными камнями статуэтки будд и бодисатв, бронзо­вые бляшки и пластины, каменные рельефы в виде мелких поделок и стелы с сюжетами буддийской иконографии, составляв­шие некогда иконостасы и реликварии буддийских храмов и монастырей.

К числу последних открытий археологов относится подземный монастырь, обнаруженный неподалеку от развалин известного средневекового города Исфиджаба (Сайрама).

Наряду с буддизмом по Шелковому пути, следуя с Запада на Восток, распространялось христианство. В первой половине V в. в Восточной Римской империи возникла «еретическая» секта при­верженцев священника Нестория. Последний учил, что дева Мария родила не бога, а человека и что Христос был только«обителью божества», носителем святого духа. По мнению Нестория, деву Марию следует называть не богородицей, а христороди-цей. Именно это новшество произвело смятение в массах. Это противоречило принятому на Никейском соборе в 325 г. символу веры, согласно которому Христос считался обладателем нераздель­но слитых ипостасей - человеческой и божественной, и отрицание единосущное его с богом-отцом ортодоксальная церковь призна­вала как величайшую ересь. Учение Нестория было осуждено на Эфесском соборе в 431 г., и начались жестокие гонения на несториан. В результате преследований они вынуждены были бежать в Иран. Сторонники Нестория организовали в Персии, в городе Нисибине школу, которая сплотила политическую оппози­цию Византии.

Богатые сирийские купцы и ремесленники, лишившись рынка в Константинополе, двинулись на Восток. Их колонии и торговые фактории тянулись от берегов Средиземного моря до «Небесной империи». На всем протяжении этого пути неизменно встречаются свидетельства сирийской письменности, сирийского христианства, распространение которого началось уже в самый ранний период его истории. Многовековые экономические связи сирийцев обус­ловили их культурное влияние и на Аравийском полуострове, и в Индии, и в областях Средней Азии, где иранские и тюркские наречия оказались в известной мере под воздействием сирийского языка .

В VII-VIII вв. несторианство широко распространялось в городах Южного Казахстана и Семиречья. Во многих городах имелись христианские церкви. При патриархе Тимофее (780-819) христианство было принято царем тюрков, видимо, карлукским джабгу. На рубеже IX-X вв. была образована особая карлукская митрополия, в Таразе и Мерке действовали христианские церкви, христиане проживали и в городах Сырдарьи.

О христианах Илийской долины, которые имели свою церковь в Каялыке, а также свое селение, сообщает Вильгельм Рубрук. Известно, что на берегу Иссык-Куля в XIV в. стоял христианский монастырь, в котором хранились мощи святого Матфея.

При раскопках некрополей городов Джамуката и Невакета были обнаружены захоронения христиан с серебряными и бронзо­выми крестами. Известна и случайная находка нефритового креста на городище Красная речка. В музее г. Шымкента хранится каменная ступка, найденная на городище Торткольтобе. На ней изображены символы христанства - крест и голубь. При раскопках Тараза в слое VI-VIII вв. найдена керамическая кружка с сирийс­кой надписью «Петр и Гавриил».

К выдающимся произведениям религиозного искусства и рели­гиозной символики среднеазиатских христан, тюрков по нацио­нальности, за период появления христанства в этих краях до конца XIV в., относятся кайраки -надгробные камни с несторианскими надписями и символикой.

О существовании христианских общин в Семиречье свидетель­ствуют не только надмогильные сирийские надписи, но и согдийс­кие надписи на керамике, на венчиках больших хумов для вина. Наодном из них было написано: «Этот хум (предназначен) для учителя Яарук-Тегина. Мастер Пастун. Пусть будет он (хум) наполненным, аминь, аминь!». Слово «учитель» в этой надписи аналогично терминам тюро-согдийских эпитафий - «учитель наставник». Заключительное «аминь» не оставляет сомнений, что Яарук-Тегин был руководителем христианской общины.

Таким образом, археологические и эпиграфические находки вкупе с данными средневековых источников показывают пути распространения христианства.

По Шелковому пути распространилось и манихейство, возни­кшее в III в. в Иране и быстро завоевавшее большое число приверженцев от Италии до Китая. Она представляла в целом синтез зороастризма и христианства. Из христианства манихейство заимствовало идею мессианства, а из зороастризма - идею борьбы добра и зла, света и тьмы. Ведущую роль в распространении манихейства играли также согдийцы. В начале VIII в. верховный глава манихеев имел резиденцию в Самарканде. Манихейство сосуществовало с буддизмом в Средней Азии на протяжении длительного времени, причем буддизм оказал сильное влияние на пантеон, терминологию и даже концепцию манихейства.

Своих приверженцев имело манихейство в Семиречье и на юге Казахстана, в первую очередь, в среде оседлого населения. В обнаруженной в Турфанском оазисе древнеуйгурской рукописи манихейского сочинения «Священная книга двух основ» говорится о том, что эта книга писалась в городе «Аргу-Таласе Алтын Аргу Талас-Улуше, Талас-Улуше», «чтобы пробудить (веру) в стране десяти стрел». Речь здесь идет об известном городе Таразе. Известно также, что манихейские обители были еще и в других семиреченских городах, в том числе в Баласагуне, Чигильбалык11.

Видимо, к числу манихейских реликвий следует отнести найден­ный при раскопках Тараза бронзовый медальон с женским изобра­жением с луной (полумесяцем), которая является символом мани­хейского астрального божества.

Среди жителей средневековых казахстанских городов были представители и зороастризма, возникшего в VII—VI вв. до н. э. на территории древнего Ирана. Для обрядовой практики его харак­терно почитание четырех элементов Вселенной — воды, огня, земли, воздуха. Памятники зороастризма можно проследить в Средней Азии, в Согде, в сырдарьинских городах и Семиречье. Это остатки башнеподобных сооружений, которые можно связывать с башнями огня. Они сохранились в топографии городищ Костобе и Красная речка. Однако в Средней Азии и Казахстане получил распространение особый вариант зороастризма, отличный от кано­нического. Он был тесно переплетен с местными языческими культами: с культом огня, рода предков, животных - барана, лошади, верблюда. Находки, связанные с этой религией, представ­лены захоронениями в оссуариях - глиняных ящиках для костей, хумных захоронениях, труположением в наземных склепах - на-усах, захоронениях кучек костей. Многие, связанные с зороастриз­мом культы продолжали бытовать в городах Казахстана и после появления ислама.

Так, в домах Отрара XII в. археологи обнаружили очаги-алтари, вмазанные в пол. Богато украшенные резьбой, они служили для возжигания огня. Это были отсветы великих огней маздеизма, которые продолжали теплиться в домах горожан, даже тех, в которых утвердился ислам и была принята арабская письмен­ность.

Однако распространившийся в Казахстане ислам постепенно вытеснил и христианство, и буддизм, и зороастризм, и местные культы. Новая религия утвердилась во многих городах на Шелко­вом пути.

Источники, повествующие о событиях конца VIII-IX вв., свидетельствуют об исламизации населения Южного Казахстана. В 840 г. Нух ибн Асад подчинил себе Исфиджаб. В 859 г. его брат Ахмед ион Асад совершил поход на Шавгар. Карлуки, захватившие с 766 г. политическое господство в Семиречье и на юге Казахстана, подверглись наибольшему влиянию мусульманской культуры. Есть мнение о том, что они приняли ислам еще при халифе Махди (775-785 гг.) Однако, видимо, это относилось лишь к какой-то их части, так как в 893 г. Исмаил ибн-Ахмад взял Тараз и «обратил главную церковь этого города в мечеть».

В начале X в. ислам принял родоначальник династии Караханидов Сатук, а его сын Богра-хан Харун б. Муса в 960 г. оъявил ислам
государственной религией. Постепенно новая религия распространяется и в среде кочевников. Тот же Ибн Хаукаль сообщает отюрках-мусульманах, кочевавших между Фарабом, Кенджидой иШашем. Имеются сведения о распространении ислама в XI-XII
вв. в среде кыпчаков. 

Археологические раскопки памятников IX-начала XIII вв. свидетельствуют о формировании городской мусульманской куль­туры в области. В Таразе и Мирки христианские церкви были превращены в мечети. По мере роста населения, исповедующего ислам, в городах строятся соборные мечети.

К постройкам, которые появляются в городах Средней Азии и Казахстана в период распространения ислама, относятся общес­твенные бани.

Во второй половине IX-X вв. меняется погребальный обряд. Появляются погребения в грунтовых ямах, склепах из сырцового кирпича, погребенные ориентировались на северо-запад, лицом на юг. Инвентаря в погребениях нет. Наиболее ранние мусульманские некрополи открыты в Отрарском оазисе и датируются IX-X вв. К X в. относится некрополь Буранинского городища.

В XI-XII вв. на некрополях появляются монументальные мемориальные сооружения - мавзолеи (например, Айша-Биби, рядом с г. Жамбылом).

Найдена керамика с использованием декоративных возможнос­тей арабского шрифта. Часть надписей носит чисто декоративный характер, но некоторые содержат различного рода благопожелания, назидания. В изделиях из металла распространяется мода на изделия, также украшенные благожелательными надписями и надписями религиозного содержания.

На Шелковом пути в городах Казахстана, где встречались Запад и Восток, Европа и Азия, создалась благоприятная почва для взаимопроникновения и взаимообогащения непохожих культур.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь