Главная История Казахстана Казахстан в составе Российской Империи Народно-освободительная борьба в период присоединения Казахстана к России Восстание 1837—1847 гг. под руководством хана Кенесары

Восстание 1837—1847 гг. под руководством хана Кенесары

30 Июля 2013
2414
0

В первой четверти XIX в. царское правительство приступило к проведению в Казахстане административно-политических нововве­дений, имевших целью присоединить те районы края, которые еще не вошли в Российскую империю. Устав о сибирских казахах 1822 г. коренным образом изменил структуру управления степными рай­онами, вводя окружную систему, в соответствии с которой казахское общество было разделено на округ, волость, аул. Аул, как низовая административная единица, имел в своем составе от 50 до 70 кибиток, 10—12 таких аулов образовывали волость, 10—15 волостей — округ, имевший определенную территорию. Старшие султаны, за которыми правительство сохраняло административную власть, в основном были призваны обеспечивать упрочение позиции правительства. Во главе волостей стояли волостные султаны, приравнивавшиеся к чиновникам 12 разряда, во главе аулов аульные старшины, в своих правах приравнивавшиеся к сельским старостам. Из ведения суда биев стали изыматься наибо­лее существенные прерогативы.

Образование Каркаралинского (в бывшем владении Букей-хана) и Кокшетауского (в бывшем владении хана Уали) округов положи­ли начало для постепенного захвата царизмом казахских земель на стыке Среднего и Старшего жузов. Произошло сужение традици­онных кочевий казахов, расширилось переселение казачьего насе­ления в плодородные районы. Росло недовольство казахского населения, которое сгруппировалось вокруг потомков Абылай-хана. Один из чингизидов Габайдулла султан был схвачен каратель­ным отрядом и сослан в Березов и возвратился из сибирского заточения лишь в ноябре 1840 г. благодаря настойчивым требова­ниям султана Кенесарьг20.

Султан Саржан, сын Касым-торе объединил разрозненные отря­ды и выступил против политики колонизации казахских земель. Теснимый царскими карательными отрядами султан Саржан со своими приверженцами перекочевал в пределы Кокандского хан­ства, надеясь заручиться поддержкой кокандского бека. Здесь в 1836 г. Саржан был злодейски убит по указанию кокандского правителя, в 1840 г. погибли Касым-торе — отец Кенесары и другие его близкие. Надежда Касым-султана на поддержку кокандских беков в его борьбе против колониальных устремлений царизма не оправдалась. Однако борьба султана Касыма и его сыновей, не­смотря на стихийный, неорганизованный характер, имела немало­важное значение в последующей консолидации антиколониальных сил под предводительством султана, затем хана Кенесары (1802-1847).

Кенесары Касымов выступил на историческую арену как про­должатель дела Абылай-хана в условиях, когда вследствие масси­рованных выступлений царских войск нависла угроза над независи­мостью трех районов Казахстана, которые, несмотря на принятие уставов о сибирских и оренбургских казахов 1822—1824 гг., продол­жали сохранять политическую обособленность. Поэтому главной целью восставшего султана явилось восстановление целостности территориальных пределов Казахстана времен Абылай-хана, упраз­днение «диванов»21 (как в письмах его обозначены округа, учреж­денные в Казахстане в 20—30-х гг. XIX в.), сохранение полной самостоятельности не вошедших в состав России земель.

Основные требования «мятежного султана» четко определены в его многочисленных письмах, адресованных императору Николаю I, оренбургским губернаторам В. А. Перовскому, В. А. Обруче­ву, сибирскому губернатору, князю П. Д. Горчакову, председателю Оренбургской пограничной комиссии А. Ф. Генсу и др. Ни Габай-дулла-султан, ни его брат Саржан не могут встать в один ряд с Кенесары Касымовым, который, по мнению, М. Красовского «уступая своему деду (Абылаю) в уме, но превосходя и его и своего отца (Касым-торе) энергией характера, стал известен во всей степи»22.

Как «ловкий, своеобразный политик» султан Кенесары Касы­мов отдавал себе отчет в том, что борьба с такой могущественной державой, как Россия, требует объединения сил трех казахских жузов, значительных жертв, использования не только военных, но и дипломатических усилий. Он жестоко подавлял своеволие от­дельных султанов, старшин, биев, отколовшихся от народного движения, строго расправлялся с теми, кто поддерживал политику России, но оставался сторонником мирного решения недоразуме­ний с царским правительством. Терпимо относился к военноплен­ным, в том числе русским, некоторые из которых служили у него, деликатно принимал российских посланцев, да и в характере не обнаруживал жестокость, разве что проявленные в период проти­воборства с киргизами, хотя вспышки гнева в отношении тех, кто предавал интересы восстания, нарушал воинскую дисциплину, были нередки. Об этом, в частности, свидетельствует поэма «Кенесары-Наурызбай», автор которой поэт, воин Нысанбай, ак­тивно участвовал в этом движении.

Кенесары всеми средствами добивался объединения феодаль­ных групп, родоплеменных подразделений трех жузов, хотя эта цель не была достигнута даже в самый пик освободительной борьбы в 1844—1845 гг. С самого начала восстания казахская знать разделилась на два противоборствующих лагеря: часть, обласкан­ная правительством, опираясь на поддержку колониальной адми­нистрации, добивалась сокрушения своих политических противни­ков. Непримиримыми противниками Кенесары были старший султан Акмолинского округа Коныркулжа Кудаймендин, султаны — правители Младшего жуза Ахмед и Мухамед Джантюрины, султаны Айчуваковы. После перехода Кенесары в Жетысу непри­миримой позиции в отношении восставших придерживались сы­новья Абылай-хана Али, Суюк, родственники самого предводителя освободительной борьбы.

И все же Кенесары Касымов сумел объединить под свое знамя значительную часть казахских родов трех жузов. Порой числен­ность его войск доходила до 20000 человек. Большая часть казахских султанов, преимущественно Среднего жуза, примкнула к восстанию. По данным, собранным судебно-карательными учреж­дениями Омского областного правления, только в Кушмурунском, Кокчетавском, Акмолинском, Каркаралинском и Баянаульском округах восставших поддерживали свыше 80 султанов, биев, стар­шин23. С 23-летнего возраста, активно участвуя в освободительном движении, убедившись в пагубности линии, приведшей к гибели братьев и отца, Кенесары отказался от переговоров с кокандским Кушбеги, притеснявшим казахов в низовьях Сырдарьи, хотя поддерживал дружественные отношения с Бухарским эмиром, порой снабжавшим его порохом, оружием.

Восстание казахов с самого начала приобрело всеобщий масш­таб. Это единственное восстание в истории освободительных движений конца XVIII и в XIX в., которое охватило все основные районы расселения казахских родов: кроме родоплеменных объеди­нений Среднего жуза, в нем приняли участие роды Младшего жуза шекты, тама, табын, алшын, шумекей, жаппас и др., Старшего жуза — уйсун, дулат и др.

Движущей силой восстания были казахские шаруа. В борьбе за восстановление политической независимости участвовали и рядо­вые егинши, и старшины, и султаны. Всеобщая борьба против военной колонизации казахской земли, засилья кокандских беков придало движению освободительный характер. Правда, не все бии, старшины, султаны были последовательными в поддержке Кенесары: по мере передислокации и перехода основных сил в другие районы отдельные отряды, комплектовавшиеся по родовым при­знакам, отходили от восставших. В числе предводителей отрядов были известные народные батыры: Агыбай, Иман (дед Амангельды Иманова), Басыгара, Ангал, Жанайдар, Жеке, Сураншы, Байсеит, Жоламан Тленшиев, Бухарбай и др. Состав участников был интер­национальным: русские, узбеки, киргизы, поляки и др.

Военные действия Кенесары начал весной 1838 г. осадой и сожжением Акмолинского укрепления. Коменданту крепости вой­сковому старшине Карбышеву и старшему султану Акмолинского округа полковнику Коныркулжа Кудаймендину с трудом удалось выбраться из сожженной крепости. Вскоре восставшие перемести­лись в район Тургая. В письмах к оренбургским чиновникам Кенесары объявляет этот свой шаг желанием своим, перекочевав ближе к Оренбургу, облегчить ведение переговоров. Фактически султан задался целью распространить восстание на Младший жуз, непосредственно примыкавший к России, где в 1836—1838 гг. произошло восстание под руководством Исатая Тайманова. Торткаринцы, шумекеевцы, табынцы и другие роды под руководством батыра Жоламана Тленшиева присоединились к восставшим. Дви­жение охватило и Младший жуз. Переговоры, как и следовало ожидать, результатов не дали.

В сентябре 1841 г. представители трех казахских жузов избрали Кенесары Касымова ханом. Казахское ханство было восстановлено. В августе 1841 г. восставшие осадили крепости Созак, Жанакорган, Ак-Мечеть,Жулек, где были расквартированы значительные силы кокандцев. Взятие нескольких кокандских укреплений вдохновило восставших. Даже торткаринцы и чиклинцы, кочевавшие вдали от основных очагов восстания, известили о признания его всеказахским ханом.

Говоря об активном участии торткаринцев и чиклинцев на стороне Кенесары Касымова, следует обратить внимание на побу­дительные факторы, которые активизировали их действия в конце 30— начале 40-х г. XIX в. Мы имеем в виду стремление казахских родов региона внести вклад в общее дело сохранения обособлен­ности казахских земель не только от надвигающейся угрозы колониальных захватов со стороны Российской империи, но и освободиться от засилья кокандских беков. Обострение взаимоот­ношений Кенесары и Кокандского ханства было вызвано и личными мотивами казахского султана. Вероломное убийство кокандскими правителями его брата, одного из предводителей восстания казахов партии колониальной политики царизма султа­на Саржана в 1836 г., предательская казнь в 1840 г Касым-торе, своих братьев султанов Есенгельды, Алжана и других Абылаев крови также ожесточили антикокандскую позицию предводителя движения24. Об этом, в частности, Кенесары писал в одном из своих писем Оренбургскому губернатору25. С самого начала освобо­дительной борьбы до самой гибели хан Кенесары в отношении Кокандского ханства придерживался четкой линии — освобожде­ния от гнета кокандских правителей. Несколько отличалась поли­тика казахского хана во взаимоотношениях его с Бухарским эмиром и Хивинским ханом, с которыми Кенесары поддерживал вполне доверительные отношения. Хивинский правитель порой снабжал казахские отряды пушками, порохом. По мнению военно­го историка В. Потто, эти государства готовы были подписать с Кенесары взаимоприемлемый союз26.

Все эти обстоятельства в известной степени предопределяли характер политики Кенесары в отношении соседних стран, оказы­вали влияние на структуру административного управления его ханства.

Государство, созданное ханом Кенесары, было феодальным, распространявшим свою власть на всю территорию Казахстана, за исключением районов вдоль линии Иртыша, Ишима, Урала, где утвердилась колониальная власть империи. Был упорядочен сбор налогов: зякет — для скотоводов, ушур — для хлебопашцев. Продолжение войны с царскими отрядами требовало материаль­ных и иных средств, что, естественно, привело к увеличению налогового бремени.

Государство Кенесары поощряло переход казахов к земледе­лию. Помимо других обстоятельств это было продиктовано необхо­димостью обеспечения восставших аулов хлебом в условиях ужес­точения контроля со стороны царской администрации над торго­выми караванами. Хлеб, предназначенный для восставшиx, кон­фисковывался, торговцы с риском, доставлявшие хлеб восставшим, привлекались к суровой ответственности.

Торговая политика Кенесары претерпела значительные изме­нения. Видя, что пошлины от купеческих караванов приносят значительные доходы, хан прекратил разграбление караванов, лично принимал порой караван-баши, облагая дополнительным налогом тех, кто уклонялся от уплаты пошлины за провоз товаров.

Было преобразовано государственное устройство. Ханский со­вет как высший совещательный орган состоял из преданных батыров, биев, султанов, родственников. Главная нить бразды правления оставалась в руках самого Кенесары. В ханский совет вошли в основном люди, верные интересам освободительной борьбы, проявившие личную отвагу, дипломатические способнос­ти.

Специальная служба управления следила за распространением, разъяснением и выполнением в аулах решений, обращений ханско­го совета. Находясь во главе государства Кенесары поощрял привлечение к управлению лиц, проявивших незаурядные личные качества, невзирая на их происхождение.

Хан постоянно обращался с письмами к должностным лицам России, Средней Азии. Организации дипломатической службы он придавал исключительно важное значение. Его письма, обраще­ния отличаются четким конкретным содержанием, аргументиро­ванностью требований. При приеме русских дипломатов Герна, Долгова, барона Ура, известных купцов проявлял дипломати­ческий такт.

Являясь сторонником централизации власти в ханстве, Кенеса­ры старался исключить раздоры между влиятельными феодалами, осуждал барымту, строго наказывал виновников межродовых столк­новений. Кенесары сумел организовать боеспособное ополчение, отдельными отрядами которых предводительствовали члены воен­ного совета, знаменитые батыры. Разделенные на сотни и тысячи, войска Кенесары были приспособлены к условиям затяжной степной войны. Строгая дисциплина, введенная Кенесары, позво­лила ему в сравнительно короткий срок обеспечить сбор воинов. Кенесары ввел в своих войсках знаки отличия. Многочисленные источники подтверждают, что сам предводитель восстания носил позолоченные офицерские эполеты русской армии.

Кенесары умело пользовался услугами своих агентов, достав­лявших ему нужные сведения. Благодаря такой информации, хан заблаговременно знал планы военных передвижений карательных сил, что давало ему возможность избегать людских потерь. Такти­ка ведения военных действий Кенесары подробно описана в рапортах, отчетах, донесениях полковника Дуниковского, войско­вого старшины Лебедева, в трудах историков прошлого века Н. Середы, В. Потто, Л. Мейера и др.27.

Став во главе ханства, Кенесары более решительно, чем пре­жде, продолжил борьбу за освобождение казахских земель. Взяти­ем Кокандской крепости Сузак, Кенесары намеревался не только расширить район военных действий, но и отомстить за гибель своих близких.

Активное участие казахов трех жузов в антиколониальной борьбе сильно встревожило царизм. Было решено вести крупно­масштабную борьбу против восставших. Подписывая резолюцию о том, что в одном государстве не может быть другого государства, Николай I 27 июня 1843 г. санкционировал крупномасштабный военный поход против Кенесары. Отряд войскового старшины Лебедева в числе 300 человек должен был стать передовой силой, позднее численность его отряда достигла 1900 человек; в августе 1843 г. была снаряжена вторая группа во главе с султаном А; Жанториным и Б. Айчуваковым. Сражение противоборствую­щих сторон 7 августа 1843 г. не дало правительству желаемых результатов. Вооруженная группа во главе с полковником Бизановым, не встретив основных сил восставших, возвратилась в Орскую крепость. Кенесары, хорошо знавший край, перешел в наступление и в ночь с 20 на 21 июля 1844 г. наголову разбил отряд султана Жанторина. Войсковой старшина Лебедев за медлительность и неоказание немедленной помощи был отстранен от командования военным отрядом. Вдохновленные победой основные силы Кенеса­ры 14 августа 1844 г. атаковали Екатерининскую станицу, сожгли предместье, форштадт, 40 человек увели в плен28.

Для подавления восстания со стороны Оренбурга двинулся отряд полковника Дуниковского, а сибирскую группу войск возгла­вил генерал Жемчужников. Кенесары удалось ускользнуть от преследования царских отрядов. Правительственные круги охвати­ла растерянность, к тому же продолжительная война с Кенесары отвлекла силы и средства правительства. Война не обещала быстрой победы. Вдобавок к этому между Оренбургским губернато­ром П. А. Перовским и Сибирским П. Д. Горчаковым возникли трения относительно путей борьбы с Кенесары. Перовский стоял за решение конфликтов путем переговоров, Горчаков — за воен­ный вариант решения вопроса.

Оренбургское начальство сочло необходимым направить по­сольство Долгова и Герна, которые в соответствии с полученными инструкциями поставили перед Кенесары неприемлемые условия: восставшим разрешалось кочевать в пределах ограниченного реги­она, определенного правительством. Царские посланники, не до­бившись поставленной цели, вынуждены были возвратиться. При этом Долгов довел до сведения Оренбургской администрации требование Кенесары о том, что он согласится принять протекто­рат России лишь в том случае, если будут уничтожены все русские укрепления, захваченные земли возвращены казахам, прекратятся грабежи и насилия в степи.

Правительство стремилось вытеснить хана Кенесары из Орен­бургского края, построив несколько укреплений в районе Аральско-Сырдарьинского бассейна. Зажатый с двух сторон Кене­сары вынужден был оставить Сары-Арку (Золотую степь) и перенести центр восстания в Старший жуз.

Сибирские же власти для упреждения прибытия отрядов Кене­сары в регион под видом проведения переписи населения и скота направили в Жетысу значительные силы с артиллерией под командой Председателя сибирского пограничного управления ге­нерала Вишневского. Под давлением превосходящих сил Кенесары перешел на правый берег р. Или и оттуда перекочевал в предгорья Алатау, создав угрозу алатауским киргизам. Батыры Старшего жуза Суранши, Байсеит, Тайшибек поддержали Кенесары. Восстав­шие приблизились к землям киргизов. Первоначальный антиколо­ниальный характер восстания претерпел изменения. Хан требовал подчинения себе северо-киргизских манапов. Киргизские манапы Ормон, Жантай и Жангарач созвали курултай представителей племен Сарыбагаш, Бугу, Саяк, Солто, Черик и других племен и отказались выполнять требования казахского хана. В апреле 1847 г. Кенесары вторгся в Киргизию, имея 10 000 войск. Столкновения с киргизами происходили в горной котловине озера Иссык-Куль и верховьях р. Чу. Вблизи Токмака в последней неравной битве Кенесары вместе с 32 казахскими султанами погиб. Поражение и смерть хана создали благоприятную обстановку для дальнейшего продвижения русских отрядов в сторону Заилийского края и Северной Киргизии, облегчив присоединение этих территорий к Российской империи.

В восстании Кенесары Касымова немало противоречий: война с Кокандским ханством (имевшая цель освобождение казахов), с одной стороны, и братоубийственная война с киргизами — с другой, жестокость по отношению к казахским родам, отказавших ему в поддержке.

Крупнейшее народно-освободительное восстание казахского на­рода в XIX в., имевшее целью восстановление феодальной государ­ственности хана, и на этот раз закончилось поражением, оставив неизгладимый след в памяти народов Средней Азии и Казахстана. Борьба Кенесары, его беспредельная преданность интересам наро­да, полководческое искусство, незаурядные качества тонкого поли­тика еще в XIX в. снискали признание в народе.


20.ЦГА РК. ф. 4. оп. І. д. 2002, л. 15.

21.ЦГА РК. ф. 374. оп. I. д. 25. л. 14—14 об.

22.Красовский М. Область сибирских киргизов // Материалы для географии и статистикиРоссии. Ч. I. Спб., 1868. С. 105.

23.ЦГА РК. ф. 374, по. І, д. 1990. л. 18-21 (подсчет наш).

24.ЦГА РК, ф. 4. оп. І. д. 1993. л. 3-4.25.

25.См.: Серебренников Л. Г. Сборник материалов для завоевания Туркестанского края. Т.2. Ташкент. 1912. С. 229.

26.Потто В. О степных походах // Военный сборник. 1873. № 4. С. 258.

27.Потто В. О степных походах // Военный сборник. 1876. № 8. С. 408.

28.ЦГА РК. ф. 4. оп. I, д. 435. л. 205.

29.ЦГА РК. ф. 4. оп. I, д. 27. л. 126.


© Институт истории и этнологии им.Ч.Ч. Валиханова КН МОН РК, 2013

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь