Главная История Казахстана Казахстан в древности Казахстан в эпоху каменного века Ранний палеолит

Ранний палеолит

29 Июля 2013
1766
0

Ранний палеолит делится на три крупные эпохи: олдувайскую (2,6 млн. лет — 700 тыс. лет назад), ашельскую (700 тыс. — 150—120 тыс. лет назад) и мустьерскую (150—120 тыс. — 35—30 тыс. лет назад). В течение всего каменного века главенствующая роль в изготовлении орудий труда принадлежала камню. И потому на стоянках мы находим в большинстве своем изделия из них, за исключением неолитических, где встречаются орудия из кости животных. Человек хорошо знал свойства камня. Чаще всего выбор материала зависел от назначения орудий. В зависимости от формы и характерных типов каменные изделия подразделяются на рубила, скребла, остроконечники, отбойники, сверла, ножи, про­колки и т. д.

К числу самых древних орудий труда относятся массивные прямоугольные кремневые отщепы, найденные у пос. Конырдек в толще сцементированных конгломератов, слагающих нижнечет­вертичную, самую высокую надпойменную террасу р. Арыстанды на юго-западных склонах хребта Каратау. Эти древнейшие орудия так называемого клектонского типа отличаются от более поздних непропорционально большим ударным бугорком, занимающим более половины площади всего отщепа. Вместе с ними находились большие кремневые заготовки, желваки-нуклеусы, от которых были отбиты эти отщепы. Наибольший интерес представляют ашельские стоянки Борыказган и Танирказган, находящиеся на плоской вершине и сложенные галечниками, доломитами, алевро­литами и другими породами. Местонахождения расположены севе­ро-восточнее г.Каратау в Таласском районе Жамбылской области. Распространение орудий в этих стоянках четко ограничено, за пределами определенной границы обработанные кремневые изде­лия встречаются редко. Древнепалеолитический инвентарь из Борыказгана и Танирказгана X. А. Алпысбаев делит на четыре группы: двусторонние и односторонние рубящие орудия; архаиче­ские массивные отщепы; крупные желваки-нуклеусы. Первая груп­па преобладает. Рубящие орудия существенно не отличаются от грубого каменного инвентаря из доашельско-ашельских местона­хождений Юго-Восточной Азии и Африки. Они почти всегда имеют четко выраженную валунообразную форму, один конец изделий обработанный, острый, а другой — с сохраненной галечной коркой или слегка подправленный.

В нижнем палеолите для раскалывания камня человек исполь­зовал другой камень, просто ударял их друг о друга. Такая техника получила название техники оббивки или галечной культуры, поскольку сырьевым материалом в большинстве случаев служила обыкновенная речная галька. Позже появились отбойники, кото­рые позволяли добиться лучших результатов. Зачастую они цилинд­рической или круглой формы с многочисленными следами вмятин и забитостей. К примеру, орудия выявленные X. А. Алпысбаевым в районе хребта Каратау, обработаны вышеназванной техникой. Сырьем для изготовления орудий служила галька. При обработке орудий целенаправленные удары наносились с двух сторон камня и таким образом получали извилистый рабочий край. Полученные орудия использовались впоследствии как рубящие. Результаты изучения каменных орудий хребта Каратау противоречат основным положениям Мовиуса, выдвинувшего гипотезу о существовании в эпоху нижнего палеолита двух локальных областей. К одной из них он отнес Индостан, Южную и Западную Европу, Переднюю Азию и Африку, обитателям которых присуще только использование ручных рубил. Другой областью является северо-западная Индия, Верхняя Бирма, Китай, Ява, для индустрии которых характерны двусторонние и односторонние рубящие орудия. На основании обнаруженных каменных орудий в Южном Казахстане X. А. Алпысбаев делает следующий вывод: «Факт совместного нахожде­ния дву- и односторонне рубящих орудий и ручных рубил не позволяет нам согласиться с утверждениями о существовании совершенно особой азиатской нижнепалеолитической культуры и о своеобразии пути развития Азии в эпоху нижнего палеолита». Сходство и тождество материалов из Южного Казахстана с орудия­ми труда, обнаруженными на территории Азии и Африки, позво­ляют высказать предположение о единстве развития нижнепалео­литических культур, в которых изменение и развитие шли единым путем.

Памятники ашельского времени обнаружены в Центральном Казахстане. Орудия изготавливались здесь из кремневых пород черного и серо-зеленого цвета. Одна из таких стоянок — Кудайколь — расположена на северо-восточной окраине Сары-Арки. Среди орудий можно выделить бифасы, т. е. орудия обработанные с обеих поверхностей камня, скребла предназначенные для выделки шкур животных и обработки дерева, а также многочисленные нуклеусы — ядрища, с которых скалывались отщепы и пластины и использовались как орудия. Среди других ашельских памятников Центрального Казахстана заслуживают внимания стоянки Жаман-Айбат, расположенного в 150 км от г. Джезказгана и Обалысай, выявленного в Джездинском районе Карагандинской области. Среди коллекции каменных изделий выделяются рубящие орудия со следами выветренности.

Самым древним памятником на территории Восточного Казах­стана считается на сегодняшний день местонахождение Козыбай, обнаруженное автором в полевом сезоне 1989 г. Находится стоянка на берегу р. Колгутты, недалеко от села Каратогай Курчумского района. Каменные изделия, изготовленные рукой первобытногочеловека, в том числе рубящее орудие, орудия с двусторонней обработкой и отщепы из кремнистой породы черного цвета обнаружены на склоне высокой террасы производственного участ­ка Козыбай.

В следующий период — мустьерский — появилась иная техника обработки камня, но местами продолжала существовать и галечная. Подобных памятников известно много на территории Южного и Центрального Казахстана, и они нашли отражение в публикациях.

Одним из таких памятников является многослойная стоянка, обнаруженная X. А. Алпысбаевым в 1958 г. и впоследствии названная именем казахского ученого-просветителя Ч. Ч. Валиханова. Стоянка содержит пять культурных слоев, в которых обнаружены каменные изделия, кострища и очаги, кости животных — лошади, бизона, сайгака, благородного оленя. Слои располагаются горизонтально, на различных глубинах от современной поверхности правого берега р. Арыстанды, в Алгабасском районе Южно-Казахстанской области. Это пока единственная стоянка на терри­тории Казахстана, каменные изделия и другие культурно-бытовые остатки находятся в первоначальном положении, т. е. в таком виде, каким его оставил человек в мустьерское время. Сложность раскопа состоит в том, что культурные слои залегают на глубине от 1,30 — до 7,20 м. Однако, несмотря на это обстоятельство, удалось получить новое свидетельство о жизни первобытных охотников: раскопать мастерскую по изготовлению орудий труда и на основе этого сделать вывод о том, что люди непрерывно заселяли стоянки втечение длительного отрезка времени, фактически от мустье и завершая эпохой верхнего палеолита.

Новые памятники мустьерского времени обнаружены нами в 1984 г. в Агадырском районе Жезказганской области. Это стоянки Огиз-Тау Iи II, Улкен Ак-Мая. Каменные изделия залегают на склоне небольших возвышенностей у родника. Обитанию людей в данной местности способствовали близость сырьевого материала и наличие родника.

Выявленные топоры односторонней и двусторонней обработки, скребла, выемчатые орудия и нуклеусы изготовлены из местного сырья — серого кварцита. Многие артефакты использовались вторично уже в последующие эпохи, о чем говорит наличие «свежих» сколов на каменных изделиях.

Наличие протопризматических нуклеусов наряду с дисковидными, а также пластин с симметричными краями с отщепами треугольной формы свидетельствует о прогрессе в технике обра­ботки камня. Типологический анализ каменного инвентаря позво­ляет датировать коллекции стоянок ранним мустьерским, а воз­можно, и ашельской эпохой. На многих палеолитических стоянках Центрального Казахстана каменный инвентарь находится на по­верхности почвы и в первоначальном залегании. «Это явление, — отмечает А. Г. Медоев, — обусловлено незначительными масшта­бами денудации и аккумуляции на территории Сары-Арки в антропогеновое время».

Особый интерес представляют палеолитические памятники Западного Казахстана, в частности, расположенные на полуострове  Мангышлак. Все стоянки, открытые ранее А. Г. Медоевым и позднее Ж. К. Таймагамбетовым, расположены на площадках морских террас Каспийского моря.

Стоянки группы Онежек включают в себя семь местонахожде­ний; расположены близко друг от друга, но содержат различия в каменном инвентаре. Почти в каждой из них присутствуют ранние и поздние формы орудий и поэтому расчленить их сразу трудно. Это представляется возможным только при всестороннем и тща­тельном анализе индустрии. Итоговые результаты дают возмож­ность в какой-то мере проследить эволюцию развития техники в обработке камня на определенном этапе. Памятники выявлены на бортах оврага у горы Онежек. Район изобилует выходами кремния, что наложило отпечаток на индустрию стоянок. Среди каменных изделий выделены нуклеусы, скребла, бифасы, наконечники дроти­ков и большое количество отщепов, имеются и крупные сколы леваллуа. В числе нуклеусов есть заготовки, предназначенные для снятия леваллуазских пластин длиной 30 см. Для индустрии Онежек характерно наличие нуклеусов с площадкой, симметрич­ных пластин различных форм (треугольных, прямоугольных) и малое количество хорошо обработанных орудий. Различие орудий по размеру и характеру обработки объясняется пребыванием людей в разные периоды палеолита.

Древнейшие жители Казахстана были современниками пите­кантропа и синантропа, в эволюционном развитии соответствую­щие фазе Homohabilis. Первобытные обитатели Каратау уже могли добывать и поддерживать огонь, занимались охотой на крупных и мелких животных и сбором растительной пищи.


© Институт истории и этнологии им.Ч.Ч. Валиханова КН МОН РК, 2013

Не допускается использование материалов на других веб-ресурсах без согласия авторского коллектива 

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь