Главная Е-ресурсы Е-Библиотека Научные статьи и публикации Адекватная тюркология о глубине истории древних тюрков

Адекватная тюркология о глубине истории древних тюрков

26 Марта 2014
198
0

М.З. Закиев 

Адекватная тюркология появилась только в начале ХХI века в процес­се раскрытия ошибок европоцентристской тюркологии. Европоцентристы старались доказать, что в Европе и в плодородных регионах Азии испокон веков жили индоевропейские народы, а другие народы, в том числе и тюрк­ские, пришли на эти территории как дикие кочевники только в VII–IX вв. нашей эры. По установкам европоцентристской тюркологии, тюрки фор­мировались якобы только в IV-VII вв. н.э. где-то на Алтае и оттуда распространились по всем современным тюркским регионам. Адекватная тюрко­логия разъясняет, что в это время лишь этноним тюрк начал применяться как общее название тюрков, а сами тюрки под другими названиями жили в Евразии еще в глубокой древности. Ярким доказательством такой поста­новки вопроса является, в частности, то, что следы древнетюркского языка эпохи древнего мира сохранились в языках американских индейцев, пле­мен Передней, Средней, Малой Азии, Кавказа, Причерноморья, Урало-По­волжья, Сибири и в древнем этрусском языке Апеннинского полуострова.

Сначала попытаемся ответить на вопрос: могли ли сохраниться следы древнетюркского языка эпохи древнего мира? На этот вопрос есть подроб­ный ответ в книге М. Закиева «Глубокие этнические корни тюркских наро­дов», опубликованной в Астане в 2011 году [1, с. 137-138]. В агглютинатив­ных языках с течением времени корни слов почти не меняются, ибо они в процессе применения (т.е. при грамматических изменениях) не теряют сво­его первоначального фонетического облика. Современный фонетический облик слов агглютинативных языков (следовательно, и тюркского языка) мы можем обнаружить и в древних письменных источниках. Поэтому и в языках некоторых американских индейцев, несмотря на то, что они ушли из тюркоязычных регионов Евразии 20-30 тыс. лет тому назад, мы обна­руживаем тюркские слова, мало отличающиеся от современных слов тюр­ков. Шумерские клинописные тексты также богаты тюркскими словами, похожими на современные тюркские. Вот эти факты и не воспринимаются европоцентристскими тюркологами, усвоившими особенности лишь флек­тивных языков.

Таким образом, если обратить внимание на устойчивость тюркских лек­сических единиц, то нетрудно понять огромное значение этой их особенно­сти в обнаружении следов древнейших этнических корней тюрков.

Самые древние следы тюрков сохранились в языке американских индей­цев. По утверждению специалистов, предки американских индейцев пере­шли на Американский материк 20-30 тысяч лет назад и с собой в своем языке унесли массу тюркских слов. Следовательно, тюркский язык суще­ствовал еще тогда, когда предки американских индейцев жили в Евразии 20-30 тыс. лет назад.

Джон Джосселин в 1638 г. обратил внимание на то, что в языке амери­канских индейцев имеются тюркские заимствования. В XIX в. Отто Рериг

странились по всем современным тюркским регионам. Адекватная тюрко­логия разъясняет, что в это время лишь этноним тюрк начал применяться как общее название тюрков, а сами тюрки под другими названиями жили в Евразии еще в глубокой древности. Ярким доказательством такой поста­новки вопроса является, в частности, то, что следы древнетюркского языка эпохи древнего мира сохранились в языках американских индейцев, пле­мен Передней, Средней, Малой Азии, Кавказа, Причерноморья, Урало-По­волжья, Сибири и в древнем этрусском языке Апеннинского полуострова.

Сначала попытаемся ответить на вопрос: могли ли сохраниться следы древнетюркского языка эпохи древнего мира? На этот вопрос есть подроб­ный ответ в книге М. Закиева «Глубокие этнические корни тюркских наро­дов», опубликованной в Астане в 2011 году [1, с. 137-138]. В агглютинатив­ных языках с течением времени корни слов почти не меняются, ибо они в процессе применения (т.е. при грамматических изменениях) не теряют сво­его первоначального фонетического облика. Современный фонетический облик слов агглютинативных языков (следовательно, и тюркского языка) мы можем обнаружить и в древних письменных источниках. Поэтому и в языках некоторых американских индейцев, несмотря на то, что они ушли из тюркоязычных регионов Евразии 20–30 тыс. лет тому назад, мы обна­руживаем тюркские слова, мало отличающиеся от современных слов тюр­ков. Шумерские клинописные тексты также богаты тюркскими словами, похожими на современные тюркские. Вот эти факты и не воспринимаются европоцентристскими тюркологами, усвоившими особенности лишь флек­тивных языков.

Таким образом, если обратить внимание на устойчивость тюркских лек­сических единиц, то нетрудно понять огромное значение этой их особенно­сти в обнаружении следов древнейших этнических корней тюрков.

Самые древние следы тюрков сохранились в языке американских индей­цев. По утверждению специалистов, предки американских индейцев пере­шли на Американский материк 20-30 тысяч лет назад и с собой в своем языке унесли массу тюркских слов. Следовательно, тюркский язык суще­ствовал еще тогда, когда предки американских индейцев жили в Евразии 20-30 тыс. лет назад.

Джон Джосселин в 1638 г. обратил внимание на то, что в языке амери­канских индейцев имеются тюркские заимствования. В XIX в. Отто Рериг в языке народа сиу Северной Америки перечисляет массу слов, близких к тюркским, например, tang 'заря', 'рассвет', tani или tangi 'узнавать', ate 'отец‘, ina 'мать', ta-te – аффиксы местного падежа, ekta 'на стороне' и т.д. [2, с. 136–141]. Появляются труды аналогичного характера в Италии и Фран­ции. В наши дни шведский ученый Стиг Викандер опубликовал несколько работ, посвященных взаимовлиянию языков майя и алтайцев. Из его тру­дов А.Каримуллин приводит следующие примеры: аак 'мокрый' (ака>ага 'течет'), baldiz 'младшая сестра жены', bayal 'богатый', 'много', boya 'краска', bur 'скручивать', сik 'появляться', tur 'стоять', yom 'соединять‘ [2, с. 140].

В языке американских индейцев майя звуки й и җ (дж) часто чередуют­ся, и это напоминает тюркскую фонетику, в глаголах активно применяется аффикс , аффикс отрицания выглядит как -ми/-ма, это напоминает тюрк­скую морфологию [3, с. 19, 77, 79]. Как и в тюркских языках, в языке майя слово йаш применяется и в смысле 'новый', 'молодой', а в составе слова йашыл – 'зеленый' [3, с. 19, 77, 79]. Культурой и письменностью майя долго и упорно занимался русский ученый Ю.В.Кнорозов. Как результат своих исследований он перечисляет слова языка майя, даже не подозревая, что многие из них совпадают с тюркскими [3, с. 12, 14, 15, 24, 25, 30 (книгу подготовил к изд. Ю.В. Кнорозов)].

Многие слова, обозначающие месторасположения людей, в языке майя заканчиваются на ице 'внутри'. Это подтверждает сообщение источника о том, что в стране Майя нападали друг на друга люди, находящиеся внутри каменного укрепления и за пределами каменной стены [3, с. 21; 4, с. 30-131].

Антропологический тип, характерный американским индейцам, обнару­живали и в Азии, и в Европе. Так, найденные в Башкортостане [5, с. 29–30] и Монголии [6, с. 130] пятитысячелетней давности черепа и обряды захо­ронений говорят о том, что в этих краях тогда жили предки американских индейцев. О переходе первых людей из Азии на Американский материк говорили и участники Советско-Американской археологической экспеди­ции, проведенной на Берингии, Аляске и Алеутских островах. Руководи­тель этой экспедиции с советской стороны акад. А. Окладников отметил, что первыми американцами были сибиряки [7, с. 33].

В 2004 г. в Анкаре опубликована книга турецкого ученого доктора Ахме­та Али Арслана, в которой автор, конкретно изучив индейцев в самой Аме­рике, пришел к выводу о том, что в глубокой древности тюрки из Средней Азии постепенно дошли до Американского материка, что первыми амери­канцами были предки тюрков [8].

Древнетюркские следы сохранились в языках племен Передней Азии. Изучение шумерских, аккадских, ассирийских и урартских источников по­зволяло по-новому осветить древнюю историю Передней Азии. Так, азер­байджанский языковед Фиридун Агасыоглу Джалилов на основе изучения вышеназванных источников констатирует, что в IV–III тыс. до н.э. в верхних течениях реки Тигр между Ассирией и Урарту жили тюркоязычные субары (суб-ар «речные люди»). Чуть ниже отмечались также тюркоязыч­ные куманы, далее тюркоязычные гутии, лулу и на юге озера Урмия также тюркоязычные туруки. Кроме того, по сообщению ассирийских, аккадских и урартских источников, среди этих групп отмечается и наличие других тюркоязычных племен под названиями кумуг, кашгай, гюгер, салур и др. [9, с. 41–66, с. 156–162].

Древнегреческие путешественники и историографы Александра Маке­донского, описывая свой путь, фиксировали местные названия географических объектов Малой, Передней и Средней Азии. Например, на территории Малой Азии имеются горы под названием Тавр (Понтийский Тавр, Мало­азийский Тавр). По сообщению древних греков, местные народы еще за­долго до н.э. эти горы Тавр и всю цепь гор, тянущихся отсюда на восток через Переднюю и Среднюю Азию вплоть до Гималаев, называли словом Тавр [10, с. 283]. Тавр – по происхождению тюркский этноним со значени­ем 'горные люди, горцы'. Оно образовано от слов тау/таw/тав 'гора' и ар/ эр 'люди, мужчины'.

Местные тюрки, знакомя приезжих древних греков с местностью, лю­бые горы, где жили тавры «горцы», называли тавр (тавр таулары «горы, где живут тавры»). Отсюда древние греки фиксировали горы Тавр, начиная с Малой Азии вплоть до Гималаев. Это нарицательное имя тавр, обозна­чавшее все горы, где жили тавры «горцы», позже стало собственным име­нем гор в Малой Азии (и в Крыму). Примерно то же самое можно сказать о тюркских словах каукас и кроукас [10, с. 283]. Местные тюрки Передней и Средней Азии называли приезжим древним грекам все скалистые белые от снега горы каукас «белые скалистые горы» или кроукас «снежные скали­стые горы». В слове Каукас (Кавказ) кыу/кау «белые» кас «скала» от слова кас/кис «резать», в тюркском языке позже оно заменилось словом кыя/кая также от слова кый/кай «резать». Во втором слове кроукас первая часть – кроу «иней, снег», вторая часть – кас «скала».

Признаки наличия древнего тюркоязычного ареала в Передней и Малой Азии снимает вопрос о том, какой же тюркский язык повлиял на шумер­ский. Дело в том, что, по сообщению аккадских источников, регион юж­нее Багдада назывался Киенкир ( Кангар), здесь жили шумеры, а регион севернее Багдада носил название Субарту, здесь жили субары. Шумеры себя не называли шумерами, их самоназвание было кангарли или кангар. У Геродота этот этноним встречается как ангареон. Кангаров называли шумерами или сумерами аккадцы и другие народы, причем этот этноним они заимствовали у субаров [9, с. 157], который в различных языковых и диалектных окружениях произносился по-разному: сумар/сумер/шумер/са­мар/суар/сабир/савир/ сибирь и т.д. Таким образом, на язык шумеров ока­зывали влияние субарский язык и его ближайшие тюркские соседи. Можно рассуждать и по-другому. Предположение о том, что самоназвание шуме­ров кангар происходит от названия их территории, порождает еще один во­прос: почему же этот регион назывался кангаром? Ведь кангар – это также этноним, причем тюркский. Следовательно, здесь жили кангары, но когда? До прихода сюда шумеров или шумеры сами были тюркоязычными канга­рами? Если это так, то уже в IV тысячелетии до н.э. они переживали период ассимиляции среди семитоязычных аккадцев. В таком случае тюркизмы в шумерском языке – это не тюркские заимствования, а тюркский субстрат, т.е. следы побежденного тюркского языка, носители которого затем приня­ли аккадский язык. Определенная часть шумеров-кангаров, по-видимому, переселилась в Среднюю Азию, где слилась с хорезмийцами, передав им дополнительно этноним кангар, что стало причиной названия хорасмиев этнонимом кангха/кангюй/кангар.

Древнетюркские следы в языках племен Средней Азии. Средняя и Передняя Азия представляют собой регион, который вошел в источники древнеписьменных языков и скрупулезно изучен индоевропейскими уче­ными, особенно иранистами, греческими и римскими историками, но обя­зательно с точки зрения обнаружения там индоевропейских этнических корней. Особенно стараются индоиранисты, которые в Передней и Сред­ней Азии, Казахстане, Урало-Поволжье, Причерноморье, на Кавказе склон

ны видеть прародину только индоиранцев. Сторонники этой точки зрения на основе анализа археологических данных утверждают, что носителями археологических культур названных регионов, особенно Средней Азии и Казахстана, во II тыс. до н.э. были оседлые земледельцы, говорившие на индоиранских языках [11, с. 40-41]. Но эти индоиранские народы, имея с III тысячелетия до н.э. до VI в. н.э. мощные государственные образования, следовательно, и высокую материальную и духовную культуру, по мнению этих ученых, в VI–VII вв. н.э. превращаются в тюркские народы под вли­янием пришлых тюрков-кочевников. Поверить такому утверждению индо­иранистов трудно, ибо исторически всюду мы наблюдаем обратную кар­тину, а именно пришлые кочевники, даже более культурные завоеватели чужих земель постепенно подвергаются ассимиляции под влиянием мно­гочисленных аборигенов. Поэтому здесь может быть имело место другая обстановка, т.е. в Средней Азии еще в III тыс. до н.э. жили и тюркские племена, которые неоднократно оказывались в составе древних иранских государств, именно они и были предками современных тюркских народов Средней Азии и Казахстана.

Какие же племена в этом регионе в III тысячелетии до н.э. могли быть тюркоязычными? Из истории мы знаем, что параллельно с Шумером в Передней и Средней Азии функционировало государство Элам. Эламцы от шумеров заимствовали клинопись, вытеснившую с середины III тыся­челетия до н.э. местную иероглифику. К сожалению, эламская клинопись до сих пор не расшифрована, поэтому их язык нам неизвестен. Ученые установили, что он не индоиранский, не флективный, а агглютинативный. По-видимому, из агглютинативных языков в том регионе мог быть лишь тюркский. Возможно, Эламское государство в Средней Азии было созда­но тюркоязычными племенами, и свою страну они назвали элем, что по- тюркски означает 'моя страна' (Ил-ем>Эл-ем>Элам). Кроме того ученые в XIX и ХХ вв. эламский язык связывали с тюркским, но эти попытки сходу отвергались индоиранцами. И.М. Дьяконов без оснований расценил эламо- тюркские штудии донаучными [12, с. 107]. Культура Эламского государства прослеживается в истории до начала I тысячелетия до н.э., затем здесь в начале I тысячелетия до н.э. появляются Сакское [13, с. 33–36] и Хуарас­мийское [14, с. 119] государства.

Сейчас коротко остановимся на этногенетических проблемах хорез­мийцев. В официальной исторической науке признано, что хорезмийцы с самого начала были ираноязычными, лишь в VI-VII вв. под влиянием тюр­ков-кочевников поменяли «свой» иранский язык на тюркский. Как было уже сказано выше, эта точка зрения не выдерживает критики. В действи­тельности хорезмийцы с самого начала были тюркоязычными и в таком виде влились в состав современных тюркоязычных народов Средней Азии и Казахстана. Это – первое замечание. 

Второе замечание относится к этимологии этнонима хорезм, который в древности имел варианты хваризм, хорасм, хорамни. Если разложить этот этноним на смысловые части, исходя из тюркской модели этнонимов, то в вариантах хваризм, хорасм, хорезммы увидим два корня хуари ас и аффикс принадлежности 1 л. ед.ч. -м (-ым). Хуар – это по-другому – суар, кото­рое состоит из двух корней су һу>ху) 'вода' и ар – самый древний тюрк­ский этноним, означающий 'люди, мужчины': хуар в целом – это 'речные люди'. Наличие этнонима суар в составе этнонима хуарасм указывает на то, что хуарасы являются в какой-то степени потомками субаров (суаров) Передней Азии. Кроме того, этноним суар (хуар) активно применялся на Кавказе, в Урало-Поволжье и, как видно, в Средней Азии. Вторая часть эт­нонима хуарасм – это ас, он также самый древний тюркский этноним. Хуа­рас значит асы, но из племени суаров. Хуарасы создали свое государство и назвали не просто Хуарас, а с любовью Хуарасм 'мой Хуарас'. С течением времени название страны Хуарасм начало применяться и в значении этно­нима хуарасм>хорезм.

О том, что первая часть этнонима хуарас состоит из тюркского этнонима суар (хуар), говорит вариант хорамни, в котором нет этнонима ас, но име­ется аффикс принадлежности –м (ни – по-видимому, позднее образование под влиянием иранского языка). В наличии одного корня (суар/һуар) в двух этнонимах шумер (сумер/сумар/субар) и хорезм (һуар-ас-м) мы видим за­метные следы этнической родственности шумеров и хорезмийцев. Кроме того, наблюдаем мы это и в том, что у шумеров самоназвание было кангар, а хорезмийцев другие народы называли кангха или кангюй [15, с. 341]. В основе всех этих трех этнонимов лежит один корневой первичный этноним канг/каң 'прародитель'.

С хорезмийцами были тесно связаны и парды/парфяне. По традиции они считаются ираноязычными [16, с. 9-15], их потомки якобы отюречи­лись лишь в IV–VII вв. н.э. под влиянием пришлых тюркских кочевников. 

Общеизвестно, что, если бы они были ираноязычными, то под влиянием тюрков-кочевников не могли бы принять тюркский язык, а наоборот – обя­зательно должны были ассимилировать «пришлых» тюрков-«кочевников», передать им индоиранский язык. И по древним источникам, парды/парфяне не были ираноязычными. Так, будучи в подчиненном положении иранцам, в войске иранского царя Ксеркса парды, хорасмии, согды, гандарии и дадики составляли вместе один отряд, парды и хорасмии находились под начальст­вом одного предводителя [17, с. 66]. Следовательно, парды/парфяне были тюрками, но в составе огромного Парфянского государства в обстановке тюрко-иранского двуязычия могли пользоваться и иранским языком.


Этноним парды этимологизируется также по тюркской модели. Парды состоит из слова пар (бар) 'есть, достаток, богатство' и аффикса -ды (-лы), парды означает 'богатые, имеющие богатство, живущие в достатке'. В рус­ском языке звук th передавался через theta [θ] и позже через ф, поэтому от парды произошел русский вариант парфы>парфяне. О том, что парды – это этноним тюркского происхождения, говорит и то, что мы встречаем его в Прикамье в виде барды и как название местности с аффиксом принад­лежности -м: Бардым. В Азербайджане до монгольского завоевания был цветущий торгово-ремесленный центр Барда, название которого происхо­дит от этнонима его хозяев.

Государство народа парды было создано в III в. до н.э. на юге и юго- востоке Каспийского моря в процессе борьбы против греков и иранцев. В период расцвета оно подчиняло себе обширные области от Месопотамии до границ Индии. По-видимому, еще и в шумерское время парды доходили до Передней Азии и общались с шумерами.

Позже парды принимали активное участие в образовании туркменского народа. Прежние парды стали называться туркменами. По-видимому, хам­синские туркмены на востоке Персидского залива, иракские и сирийские туркмены остались там жить еще с тех времен, когда государство пардов обладало огромной территорией в Передней и Средней Азии.

Сейчас необходимо сказать несколько слов о некоторых проблемах кушан, которые выступают субъектами среднеазиатского тюркоязычного аре­ала. В 1947 году А.Н.Бернштам опубликовал статью «К вопросу об усунь// кушан и тохарах», в которой доказывает, что эти племена являются частями одного и того же народа, родственного эфталитам (белым һунам). По традиции автор всех их считает ираноязычными [18, с. 41-47]. Но приведенные в этой же работе конкретные факты говорят в пользу их тюркоязычности.

Народ, называемый кусан (более распространенное в исторической ли­тературе название кушан), оставил значительный след в истории. В I в. до н.э. он создал государство и в I–III вв. н.э. это государство занимало огром­ную территорию, куда входили значительные части Средней Азии, Афга­нистана, Пакистана, Северной Индии и Синьцзяна.

Официальная историческая наука считает их ираноязычными. Но кушаны с самого начала были тюркоязычными. Кроме того, по историческим источ­никам установлено, что кушаны были одними из ведущих племен среди то­харов, а во главе Тохарского государства стояли усуни [18, с. 43]. А тохары и усуни были, безусловно, тюркоязычными. С другой стороны, в источниках кушаны идентифицируются с белыми һунами, носящими другой общий эт­ноним эфталит [19, с. 60, комментарии Г.Дистуниса]. Это сообщение древ­них источников подтверждается еще и этимологией этнонима кусан (кушан): ку «светлые, белые», сан от тюркского сюн, кусан «белые хуны». Общеиз­вестно, что этноним кусан имеет очень много фонетических вариантов: кю­сан, гюсан, гушан, гушана, кушан, кушана, кашан, касани т.д. Исходя из не­которых вариантов, А.Н.Бернштам высказывает мнение о том, что этноним кусан – это только тохарское произношение этнонима усунь [18, с. 44].

Усуни – тюрки, тохары – тюрки, следовательно, и кусаны – тюрки, по-дру­гому – белые һуны. Естественно, наличие древнего тюркоязычного ареала в Средней Азии доказывается не только этими һунами (усунями, тохарами, белыми хуннами), но и историей самих хуннов (сюнов). Но об этом ниже.

О том, что в Средней Азии еще задолго до н.э. жили тюрки, говорят фик­сированные древними греческими путешественниками тюркские названия географических объектов: а) горных цепей – Кавказ (Каукас), Кроукас, Тавр и Оксий; б) разных рек – Аракс, Окс, Танаис и др. [10, с. 283-284].

Древнетюркские следы в языках племен Малой Азии. Европоцен­тристская историческая наука пыталась и продолжает пытаться доказать, что в Малой Азии в древности жили одни индоевропейские племена, яко­бы тюрков здесь вообще не было.

В третьем тысячелетии до н.э. в этом регионе обитали так называемые лувийцы, которые, по сведениям индоевропейцев, под влиянием древних греков эллинизировались. Если бы лувийцев изучали тюркологи, то они могли бы обратить внимание на этот этноним, который может этимоло­гизироваться как [о]лы+бай «большие, крупные, старшие, богатые (баи)».

По заключению европоцентристской исторической науки, в XVIII–XII вв. до н.э. в Малой Азии хатты и их последователи хетты создали и со­держали крупное государство, названное Хеттским. По традиционной точке зрения хаттский язык был агглютинативным. В тех регионах агглю­тинативным языком мог быть только тюркский. Но по сообщению офи­циальной исторической науки, хаттский агглютинативный язык был выте­снен индоевропейскими языками [20, с. 216]. Что касается хеттов, этноним которых существует среди турков и сегодня в форме Hetit/Het/Eti, то они через несколько сот лет свое господствующее в обществе положение усту­пили лувийцам и хурритам. В XIV-XII вв. до н.э. в Хеттском государстве царствовали хурритские цари, при них начавшиеся междоусобицы приве­ли к гибели государства хеттов. В.П.Нерознак отмечает, что хурритский язык некоторые ученые называют как субарейский. Тюркский этноним суб­ар «речные ары» был распространен в Малой и Передней Азии еще в III тыс. до н.э. [21, с. 425]. Во 2-м тыс. до н.э. в северо-западной части Малой Азии появляются фригийцы, имевшие тесные связи с Фракией (Тракией), они создали государство Фригия. В XIII в. до н.э. фригийцы помогли Трое в войне против греков, после гибельного для Трои исхода из Троянской вой­ны они установили свое господство над Троадой. Тесная связь фригийцев с Фракией (тракией) и троянцами, которые в последние годы признаны тюр­ками, говорит о том, что фригийцы также были тюркоязычными. Селахи Дикер их относит к тюркам [22, с. 167-180].

В VII в. до н.э. в Малую Азию ворвались скифы, т.е. тюрки, значитель­ную часть территории Фригии захватили киммерийцы (тоже тюрки). В VI в. до н.э. Фригия подпала под власть Лидии, сохранив известную автономию.

В середине VI в. до н.э. Фригия была захвачена царем Ахеменидской державы Киром II, а в IV в. до н.э. – завоевана Александром Македонским. (БСЭ. Т. 28, 1978. Фригия. – с. 91). В VI-IV вв. до н.э. народы Малой Азии были включены в состав многоязычной Ахеменидской державы. За два века существования этой державы здесь правили цари, в основном, – выходцы из персов. В 330 году до н.э. под ударами армии Александра Македонского государство Ахеменидов прекратило свое существование. Позже народы Малой Азии оказались в составе Пергамского государства, Римской про­винции и Византии. В европоцентристской исторической науке признано, что этнический состав населения Византии был пестрым, здесь жили греки, сирийцы, копты, армяне, грузины, евреи, элинизированные малоазиатские племена – фракийцы, иллирийцы, даки. По результатам тюркологических исследований последних лет, фракийцы (тракийцы), иллирийцы (иллеиры 'ары, имеющие вою страну'), даки/саки признаны тюркоязычными. Также к этому признается, что на территории Византии постепенно расселились новые народы, например готы в IV-V вв., которые в последние годы при­знаны тюрками. В официальной исторической науке первыми тюрками в Малой Азии считаются печенеги и половцы, проникшие сюда якобы толь­ко в ХI–ХIII вв. н.э. До их проникновения в Малой Азии тюрков якобы во­обще не было, жили одни индоевропейские народы, в частности, племена, говорившие на одном из хетто-лувийских языков.

При изучении всех этих проблем встает закономерный вопрос: как же Малая Азия стала основным тюркским регионом, если здесь в древности жили одни индоевропейцы. Неужели такие знаменитые носители индо­европейских хетто-лувийских языков были настолько неспособными от­стаивать свой язык перед тюркскими завоевателями Малой Азии? Мы в настоящее время являемся свидетелями того, как представители европо­центристской исторической науки пытаются доказать индоевропейский характер языка явно тюркоязычных племен и народов: тохаров/дагаров, скифов/скиде, сак/сака, ар/ир (арий), асов/ясов (алан), готов, даков и т.д. В изучении этнического состава Малой Азии наблюдается явная тенден­циозность с целью доказать, что здесь жили только индоевропейцы, а дру­гие молодые – неисторические народы, в том числе и тюрки, пришли на эти территории индоевропейцев лишь после того, как они сформировались якобы только в V-VI вв. н.э.

Древнетюркские следы в языках племен Кавказа, Причерноморья, Урало-Поволжья и Западной Сибири. Самые древние тюркоязычные племена имели односложные первичные этнонимы: ар, ас, би, сюн, мен, сак. Исходя из этого можно утверждать, что регионы проживания племен, носивших первичные этнонимы, могут быть отнесены к древним тюрко­язычным регионам (ареалам). На Кавказе (на Северном Кавказе и Закавказье) с древнейших времен жила определенная часть предков азербай­джанцев, а именно племена, носившие этнонимы ар/ир, ас/аз, би/пи/бей, сюн/сан/шан/жани др. Позже в процессе смешения тюркских племен поя­вились новые вторичные этнические образования, называемые асар/азар/ азер. По берегам Каспийского моря жили каспии, т.е. «беи скалистых гор», этноним которых стал и названием моря. 

В ходе смешения близкородственных племен азер, бейев, сюнов (джа­нов) позже образовалась этническая единица, получившая название аз-ер-би-шан>азербайджан. На Кавказе закрепилась часть древних передне- азиатских куманов, кумыков, среднеазиатских балкар («речных людей»), в составе которых были и черные речные люди, получившие этноним кара­чай «черная река» или «черные речные». Тюркский этнос по названию азер часто назывался и этнонимом хазар, который, по мнению одних, является лишь фонетическим вариантом слова азер, по предположению других, он образовался от этнонима ар и его определения хаз/хас/кас «скала, скали­стая гора», отсюда хазар означает «люди скалистых гор». По сообщению некоторых азербайджанских ученых, переднеазиатские субары/суары еще задолго до н.э. распространились и на Кавказе. Кроме того, здесь отмече­ны обширные поселения, даже государственное образование албан/алван/ алан. Таким образом, утверждение европоцентристской исторической нау­ки о том, что первые тюрки пришли на Северный Кавказ якобы лишь в IV в. н.э. под названием гунны, а в Закавказье – только в XI в. н.э. под названием огузы, не соответствует действительности. Тюркоязычные ареалы Кавказа наблюдаются с тех времен, когда в Передней и Средней Азии еще в IV–III тысячелетиях до н.э. жили отдельные тюркские племена.

В Причерноморье еще задолго до н.э. жили тюркоязычные племена под названиями тавр, трак, оногур, акацир, киммер, скыды (рус. скиф) и др. Древнее название Черного моря Понт происходит от тюркского бюн/бун 'суп, еда, похлебка‘ и -ды/-т – аффикса обладания. Бунты>Понты>Понт по-тюркски означает «кормилец», «богатое едой». О том, что в регионе Се­верного Причерноморья тюрки жили в начале I тысячелетия до н.э., гово­рит факт наличия там населенных пунктов тюрков Фаногория и Пантика­пей, которые перестроились в знаменитые одноименные города во времена колонизации греками Крыма [23, с. 233]. Как известно, топоним Фаногория исторически восходит к этнониму Һуногур/(Ф)оногур. Это значит, что поселение һоногур/Фоногор основали оногуры/һуногуры. Оногуры считаются непосредственными предками булгар.

Топоним Понтикапей исторически восходит к тюркскому понтыкапы «ворота Понта». Этот город позже был переименован в Керчь, от тюркско­го – Кереш «вход». Кроме того, армянские источники отмечают территории болгар на Кубани еще во II в. н.э. Следовательно, мнение о тюркизации Причерноморья лишь в IV–VII вв. н.э. также не выдерживает критики.

О древнем тюркоязычном ареале в Урало-Поволжье. Кавказские ученые И.М.Мизиев и К.Т.Лайпанов всесторонне доказали, что в Урало- Поволжье тюркские племена жили еще в IV тысячелетии до н.э., поэтому эти ученые объявили Урало-Поволжье родиной прототюрков [24, с. 16-28].

Кроме того, наличие древнего тюркского ареала в Урало-Поволжье кос­венным образом доказывается фактом установления тесной этнической, экономической и политической связи этого региона с Передней и Средней Азией. Начнем с того, что Переднюю, Среднюю Азию и Урало-Поволжье связывают их общие древние племена субары и кангары. Как было уже от­мечено, самоназвание сумеров/шумеров было кангар/кунгур, из-за того, что они говорили на одном языке с субарами. Аккадцы этих кангар называли эт­нонимом субар/сумар/сумер/шумер. Этноним субар/һуар входит и в состав хуарасов/хорасмиев/хорезмийцев. Их же называли этнонимом кангар/канг/ кангха. Названия этих племен фиксированы и в Урало-Поволжье. Здесь их следы сохранились в топонимах Кунгур, Суар. Можно добавить и наличие здесь древних топонимов Оса, Аслы/Ашлы, которые связаны с племенами, носившими этноним ас. Напомним, что и в сложном этнониме хуарасм/ хуарас, кроме суар, наблюдается и этноним ас (хуар-ас). Суары и кангары оставили свой след в Передней Азии в IV–III тысячелетиях до н.э., в Сред­ней Азии во II–I тысячелетиях до н.э. А с какого времени суары и кангары могли жить в Урало-Поволжье? Если учесть то, что этот регион считается прародиной тюрков, то здесь они, по-видимому, появились раньше, чем в Передней и Средней Азии. Этноним субар имел фонетические варианты еще в виде сумер/самар, которые фиксировались в топонимах и в Средней Азии (Самар-кенд), и в Поволжье (Самара, Шумер-ле). Топоним Торческ в бассейне р. Волга сообщает, по-видимому, о древних связях Урало-По­волжья с Передней Азией, где еще задолго до н.э. зафиксированы племена турук. Такие древние связи между Урало-Поволжьем и Средней Азией об­наруживаются и по линии древнего среднеазиатского этноса парды (рус. парфяне), этноним которых исторически восходит к тюркскому слову пар/ бар «достаток, богатство» и тюркскому аффиксу обладания -ды/-лы: барды/ парды «имеющие богатство, живущие в достатке». В Прикамье располо­жены прежние булгары, самоназвание которых было и есть барды/парды. В настоящее время их называют барды татарлары «бардымские татары».

Наличие тесного взаимоотношения между Средней Азией и Прикамьем отмечается исследователями и Средней Азии. Так, С.П. Толстов, доскональ­но изучив Древний Хорезм, пришел к выводу, что «по древним, проторен­ным еще в неолите, путям Хорезм простирает свою гегемонию на далекое Прикамье, собирая дань пушниной... и в далеком Прикамье скрещиваются влияния Хорезма и эллино-скифского Причерноморья» [15, с. 342]. О те­сных связях Средней Азии с Прикамьем красноречиво говорят факты обна­ружения в Прикамье так называемых хорезмийских, парфянских (пардым­ских) и кушанских монет и серебряных сосудов с надписями. Они найдены в большом количестве у прикамского села Бардым/Пардым в Пермской области [1, с. 155-159]. Западная Сибирь в традиционной исторической науке не считается древним тюркоязычным ареалом, между тем племена региона еще с древнейших времен были тесно связаны с племенами и Пере­дней Азии, и Средней Азии, и Урало-Поволжья. Прежде всего, надо иметь в виду, что само название сибирь исторически восходит к тюркскому этно­ниму субар/суар/сабир/сибир. А самые древние носители этого этнонима в IV–III тыс. до н.э. жили в Передней Азии, а образованные от них и асов хуарасы – в Средней Азии во II тысячелетии до н.э. Для субаров/сабиров и хорасмиев (выход к берегам Каспийского моря был обычным явлением, откуда они по рекам УралМиасс–Тобол–Иртыш–Обь доходили до Ледови­того океана, где Карское море назвали Кар диңгезе «Снежное море».

Вспомним этноним кангар, который был самоназванием шумеров и ча­сти хорасмиев. Вместе с хорасмиями были и асы (хуар+ас). Носители этих этнонимов, т.е. кангары и асы, также дошли до Западной Сибири и в VII в. до н.э. на берегах Енисея создали мощное государственное объединение, которое называлось Кангарас, и процветало оно до V в. н.э. Его владения распространились до Средней Азии. Государство кангарасов управлялось в разное время из разных центров: Кеш, Кусан, Ташкент, Бухара, даже Самарканд. Государство Кангарас включало в свой состав всю Западную Си­бирь. По мнению ученых, оно оставило богатую тагарскую археологическую культуру. Его рассматривают еще как значительную часть Скифской конфедерации народов.

Древнетюркские следы в этрусском языке. Этруски в I тыс. до н.э. жили на северо-западе Апеннинского полуострова. Их власть распростра­нилась к югу и северу от рек Арно и Тибр, а также на восток до Адриати­ческого моря [25, с. 3]. Этруски, известные грекам как тиррены, обладали высокой цивилизацией, они внесли большой вклад в культурное развитие Рима и Италии, но из-за малочисленности растворились в латинско-рим­ском этносе. Победители-римляне сами признавали, что они обязаны этру­скам государственной властью, целым рядом сооружений в Риме, театром, распространением письма, развитием горного дела, керамического и ме­таллообрабатывающего ремесла, культурой архитектуры и градострои­тельства, естественными способами осушения заболоченных местностей, искусством создания скульптур и живописи. Помимо лекарственной тера­пии этруски разработали способы лечения термальными водами. Они зани­мались не только лечением зубов, но и их протезированием [25, с. 229–233].

Проблемами происхождения этрусков и их языка занимались еще в XVIII в. Тогда же возникло мнение о переселении их из Малой Азии, ибо ученые обнаружили сходство в одежде и обычиях этрусков и обитателей Малой Азии. Позже появились другие версии происхождения этрусков.

Нас интересуют, прежде всего, мнения ученых о языке этрусков. В то время в Западной Европе не было народа, имевшего письменный литера­турный язык, а этруски обладали развитой системой письменного лите­ратурного языка. В настоящее время найдено более 11 тыс. письменных памятников. Но, несмотря на то, что ими занимались многие специалисты, они до сих пор не расшифрованы до конца.

Естественно, ученые предполагали, что этрусский язык – это древний вариант итальянского языка, ибо итальянская культура сформировалась на основе этрусской цивилизации. Но исследования, проведенные в этом на­правлении, не дали ожидаемых результатов. Попытки обнаружить в этрус­ских письменных источниках другие индоевропейские языки также оста­лись безрезультатными [26, с. 63]. 

Многие годы проблемой происхождения этрусков занимался В.Бранденштейн. Учитывая неудачу своих предшественников, он выступил сто­ронником восточного происхождения этрусков. Индоевропейские элемен­ты этрусского языка он объяснял влиянием на него западноевропейских языков. В нем он находил тюркизмы. На этом основании пришел к выводу, что во II тысячелетии до н.э. предки этрусков обитали в Центральной Азии. Оттуда они перебрались на северо-восток Малой Азии, где из скотоводов превратились в морских разбойников. Переселение этрусков в Италию В.Бранденштейн датирует 900-800 гг. до н.э.» [25, с. 13]. Ради справедли­вости надо сказать, что, по словам А.И.Немировского, В.Бранденштейн позже отказывается от «тюркской концепции», ибо она находит серьезное осуждение со стороны итальянских ученых, старающихся доказать, что итальянцы являются потомками культурных этрусков и в языковом отно­шении. Сам А.И.Немировский приходит к выводу, что принадлежность этрусского языка к какой-либо семье остается неустановленной. По его мнению, этрусский язык не входит ни в одну известную семью языков, он составляет самостоятельную ветвь какой-то неиндоевропейской семьи.

Ф.Латыпов сделал удачные попытки расшифровки этрусских надписей на древнетюркском языке [27]. Автор полагает, что этрусский язык – это прототюркский язык. По нашему мнению, данное поспешное заключение не соответствует действительности. Скорее всего, этот язык представляет собой тюркский язык периода его ассимиляции романской речью. Турец­кий ученый Казым Миршан относит этрусский язык также к тюркскому, но он учитывает и то, что этот язык в то же время сильно отдалился от обычно­го тюркского под влиянием романских языков. С точки зрения отношения этрусского языка к тюркскому, представляет большой интерес возникновение и развитие взглядов турецко-татарского ученого Адили Айда. Она – дочь известного татарского ученого и политика Садри Максуди. Как и отец, она окончила в Париже Сорбонну, в Турции стала известным дипломатом: работала в Риме послом Турции в Италии.

Адиля Айда этрусской проблемой начала заниматься под влиянием идей своего отца – Садри Максуди, который, интуитивно чувствуя тюркскую особенность этрусского языка, серьезно занимался изучением языковых и других проблем этрусков, но не успел закончить своих исследований. Зная это и использовав свое положение посла в Италии, Адиля Айда начала серьезно изучать проблемы этрусков. По ее словам, в течение трех лет она проштудировала все источники по этрускологии. В 1971 г. выпустила кни­гу на французском языке «Les Etrusques etaient– ils desTurcs?» («Были ли этруски – тюрками?»). Со дня сдачи рукописи этой книги в типографию Адиля Айда еще в течение 16 лет занималась проблемами этрусков и в 1985 году издала другую книгу «Les etrusques etaient desTurcs (preuves)» («Этруски были тюрками»).

Автор считает этрусков прототюрками. Эта точка зрения, предполагает она, поддерживается еще одним английским, одним французским, одним австрийским учеными: Исааком Тайлором, Бароном Карра де Вауксом, Вильгельмом Бранденштейном [28]. После издания этой работы Адиля Айда продолжает совершенствовать книгу и в 1992 году издает ее на турец­ком языке «Etruskler (Tursakalar) Turk idiler. (ilmi deliller) («Этруски-Турса­ка – были тюрками. Научные доводы»). К сожалению, в день выхода книги Адиля Айда скончалась, но оставила список ученых, кому она хотела по­дарить эту книгу. В списке оказалась и моя фамилия, поэтому ее дочери Генюль и Гюльнур прислали книгу и мне. Как ни странно, ее я получил в те дни, когда занимался изучением трудов по этрусскому языку.

С большим интересом изучив книгу, я почерпнул массу сведений об от­ношении этрусского языка к тюркскому и пришел к следующему выводу.

Под влиянием ряда западноевропейских языков этрусский язык сильно отошел от обычных тюркских норм. Его нельзя считать также прототюрк­ским, ибо от него больше не отпочковывался ни один из тюркских языков. Но он сам, имея происхождение от обычного прототюркского языка, во II тысячелетии до н.э. несколько отдалился от обычных тюркских норм.

Ученые, досконально изучив разнообразные источники, пришли к выводу о том, что в III тысячелетии до н.э. с Балканского полуострова в Ита­лию и Грецию переселяются племена, называемые этнонимом пеласк, которые создают свое государство, но позже терпят поражение под нати­ском греков. Вот эти пеласки считаются предками этрусков. По предпо­ложению Адили Айда, этот этноним состоит из двух частей пела и сак: пулак+сак>пъла+сак>пеласк. Следовательно, вторичный этноним пеласк происходит от двух первичных тюркских этнонимов, народ пеласк форми­ровался путем консолидации в основном прежних булгаков (булгаров) и саков. Это – первая версия. 

Имеется еще версия о том, что во II тыс. до н.э. индоиранцы называют среднеазиатские тюркские племена этнонимом тур ( ту-эр>тур «горные люди»), а место их обитания – Тураном. Позже туры появляются в Малой Азии – в Анатолии, здесь греки слово туран произносят как тиррен. Тирре­ны признаны также предками этрусков.

По мнению Адили Айда, туры консолидируются с саками, и еще до их прихода в Италию они начали называться новым вторичным этнонимом турсака, который в латинском языке произносится как турски, от кото­рого происходит и этноним этруски. Заслуживает особого внимания то, что сербы этим этнонимом турски и сейчас называют турков Анатолии, следовательно, для сербов этруски и турки – исторически один и тот же народ. Столица Этрурии Таркиния была самым прекрасным городом того времени. Часть этого названия тарк (по-видимому, от корня тюрк) мы на­ходим во многих топонимах Этрурии. В 753 г. до н.э. внук этрусского коро­ля Ромулус недалеко от столицы построил новый город, который получил название Рома (Рим). Между 753 и 509 годами до н.э. королями Рома были этруски по происхождению. Лишь в IV в. до н.э. Рома была завоевана но­сителями латинского языка – галло-кельтами. После сообщения этих све­дений Адиля Айда приводит общие для этрусков и тюрков 74 религиозных довода, одного – правового, одного – искусствоведческого и одного – кули­нарного доказательств. Вторая глава книги Адили Айда «Этруски (турсака) были тюрками» посвящена анализу общих для этрусков и тюрков также 74 лингвистических доводов. По ее мнению, этрусский алфавит был привезен турсаками (т.е. пеласгами) из Средней Азии в Италию. Здесь он постепен­но переделывался в известный латинский алфавит. 

В области фонетики Адиля Айда находит следующие схожие особенно­сти этрусского и тюркского языков: звуки б, г, д свободно чередуются их глухими парами п, к, т, звук к имеет твердый вариант къ, къ чередуется со звуком хъ, не различаются звуки о и у. У тюрков и этрусков принято писать справа налево, обозначать буквами только согласные (ртк– артык «больше, лишний», блк– балык «город»). Такая особенность письма всегда была препятствием для расшифровки этрусских надписей для ученых, не владеющих тюркским языком. Адиля Айда здесь перечисляет 40 общих этрусских и тюркских слов. 15 из них выражают религиозные понятия, они вошли и в латинский язык, ибо римляне богослужение тогда совершали на этрусском языке. Остальные 25 слов применялись только в этрусском и тюркском языках. Далее Адиля Айда перечисляет общие для тюрков и этрусков грамматические явления [28, с. 243-318; 319-340].

Этрусским языком интересовались и позже. В 2000 году турецкий уче­ный Селахи Дикер в своем известном труде на основе толкового этрусско­го словаря, который он составил путем этимологизации дошедших до нас этрусских слов, представляет этот язык как тюркский [22, с. 124-150]. В 2011–2012 гг. в Татарстане Насим Сахапов начал расшифровывать этрус­ские надписи на основе тюркских лексем. Таким образом, следы древ­нетюркского языка зафиксированы в различных источниках эпохи древне­го мира. Для системного изучения особенностей древнетюркского языка необходимо различать три основных периода его развития.

Первый (доскифский) период начинается с того времени, когда предки американсиких индейцев с евразийских территорий перешли на Американ­ский материк, примерно, 20-30 тыс. лет тому назад. Этот период продол­жается до начала I тыс. до н.э. Следует особо выделить второй (скифский) период, который начинается с I тыс. до н.э. и завершается V веком н.э., продолжительность его примерно 1500 лет. Третий период применения древнетюркского языка начинается со времени начала средневековья (т.е. с V века н.э.) и завершается X веком. С XI века начинает функционировать старотюркский язык, который в отличие от древнетюркского, был очень сильно «обогащен» арабо-персидскими заимствованиями [29, с. 3-11].

Литература

1.  Закиев М.З. Глубокие этнические корни тюркских народов. – Аста­на, 2011. – 400 с.

2.  Каримуллин А.Г. О возможном родстве отдельных индейских язы­ков с тюркскими // Ученые записки Казанского пединститута. – Казань, 1976. – №162. – С. 135-142.

3.  Диэго де Ланда. Сообщения о делах в Юкатане. 1566. – М.-Л., 1955.

4.  Арибжанов М. Некоторые лексические параллели в языке древних индейцев майя и тюркских языках// Ученые записки Казанского пединсти­тута. – Казань, 1976. – № 162. – С. 129-134.

5.  Матюшин Г. Индеец на Урале// Вокруг света. – М., 1969. – №10. 

6.  Новгородова Э.А. Памятники древности и некоторые проблемы монгольского этногенеза // Проблемы Дальнего Востока. – М., 1977. – №1

7.  Окладников А. Первыми американцами были сибиряки // Наука и жизнь. – М., 1975. – №12.

8.  Арслан. Arslan Ahmet Ali. Atalarin izi ile. Orta Asyadan Amerikaya turk kulturunun Gocu. – Ankara, 2004. – 280 s.

9.  ФиридунАгасыоглу. Азархалгы (Сечмейазылар). – Бакы, 2000. – 432 с.

10.  Пьянков И.В. Средняя Азия в античной географической традиции, источниковедческий анализ. – М., 1997. – 344 с.

11.  Асимов М.С. Исследование этнической истории древней Централь­ной Азии (II тыс. до н.э.) в советской науке // Этнические проблемы исто­рии Центральной Азии в древности (2 тыс. до н. э.) – М., 1981.

12.  Дьяконов И.М. Языки древней Передней Азии. – М., 1967.

13.  Заки Валиди. Zeki Velidi Togan. Umumi Turk Tarihine giris. 3-baski. –Istanbul, 1981. – 538 s.

14.  Доватур А.И., Каллистов Д.П., Шитова И.А. Народы нашей страны в «Истории Геродота». – М., 1982. – 455 с.

15.  Толстов С.П. Древний Хорезм. (Опыт историко-археологического исследования). – М., 1948.

16.  Малькольм Колледж. Парфяне. Последователи пророка Заратустры. Перевод с английского. – М., 2004. – 200 с.

17.  Геродот. История в девяти книгах. – Л., 1972. – 600 с.

18.  Бернштам А.Н. К вопросу об усунь/ кушан и тохарах (Из истории Центрльной Азии) // Советская этнография. – М., 1947. – №3.

19.  Прокопий Кесарийский. История войн римлян с персами, вандала­ми и готами. – СПб., 1876.

20.  Дунаевская И.М. Хаттский язык// БСЭ. 3-изд. – М., 1978. – Т. 28. – С. 216.

21.  Нерознак В.П. Хурритский язык // БСЭ. 3-изд. – М., 1978. – Т.28. – С. 425.

22.  СелахиДикер. Selahi Diker. Turk Dilinin Bes Bin Yili. – Izmir, 2000. – 558 s.

23.  Севостьянова О.И. Северное Причерноморье в классический пери­од // История Древней Греции. Изд. 2. – М., 1972. – С.239-244.

24.  Лайпанов К.Т., Мизиев И.М. О происхождении тюркских народов. – Черкесск, 1993. –140 с.

25.  Немировский А.И. Этруски. От мифа к истории. – М.,1983. – 261 с.

26.  Реймон Блок. Этруски. Предсказатели будущего. Перевод с англий­ского. – М., 2004. – 190 с.

27.  Латыпов Ф. Пратюркский мир. Надписи на камнях Перуджи // Арга­мак. – Набережные Челны, 1994. – №7. – С. 153-159.

28.  АдиляАйда. Adile Ayda. Etruskler (Tursakalar) Turk idiler (ilmi deliller). – Ankara, 1992. – 390 s.

29.  Закиев М.З. О периодизации истории тюркских письменных литературных языков // Советская тюркология. – М., 1975. – №5. – С. 3-11.


Статья опубликована в Түркологиялық жинақ. Жауапты редакторлары: Ескеева М., Аманжолова Д. − Астана, «Сарыарқа» баспа үйі, 2012. − 768 б.

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь