Главная Междисциплинарные исследования Этнография «Краткое описание о киргискайсаках» барона Игельстрома

«Краткое описание о киргискайсаках» барона Игельстрома

19 Марта 2014
104
0

Лапин Н.С. 

91ef15cb76f64dc9844f0f803c281c86.jpg

Портрет Барона И.А. Игельстрома (Иван Крамской, 1970 г.)

В изучении истории и этнографии казахов XVIII-XIX  вв. важное источниковое значение имеют русские документы и материалы того периода. К кругу данных источников относится широкий спектр письменных памятников. Это, например, данные, полученные в ходе проведения специальных исследований в регионе (I-ая (1733-1743) и II-ая (1768-1774) Академические экспедиции), различного уровня административная документация (отчеты, ведомости, донесения чиновников и военных) и т.п. [1, с. 49-60; 2]. Среди группы административных памятников на наш взгляд вполне возможно выделить подгруппу, которая характеризуется авторами этих источников.Это – высшие руководители приграничных российских регионов (губернаторы областей, наместники, руководители экспедиций и т.д.) за период деятельности, или по результатам которой, и были составлены теперь весьма ценные документы.

Как отмечает исследователь А.В. Ремнёв, перед приграничными администраторами стояли «не только задачи управления, но изучения и освоения огромного зауральского региона. Нередко в качестве исследователей выступали наряду с рядовыми чиновниками и офицерами генерал-губернаторы и губернаторы» [3, c. 85].

Для изучения казахской истории и этнографии наиболее актуальными представляются бумаги: статского секретаря И.К. Кирилова основателя г. Оренбурга и первого руководителя Оренбургской экспедиции (в 1734-1737 гг.), генерал-майора А.И. Тевкелева выполнявшего обязанности начальника Оренбургского края (в 1758-1759 гг.), генерал-поручика А.И. Апухтина Уфимского и Симбирского наместника (в 1782-1784 гг.) [2, с. 44-47, 67-68; 4, с.83; 5, с. 43].

Ещё одним  интересным источником из этой подгруппы на наш взгляд может стать «Краткое описание о киргискайсаках» барона О.А. Игельстрома.

Игельстром Осип Андреевич – сын «лифляндскаго барона Густава-Генриха», родился 7 мая 1737 г. Возможно, что родился он в Риге, так как там «воспитывался», а после опалы Екатерины II в 1795 г. туда же «удалился на житьё» и после отставки в 1798 г. до конца жизни также оставался в этом городе [6, c. 414].

На российской службе О.А. Игельстром с 1756 г., то есть с 19 лет, а до этого капитан в «саксонской службе». В 1762 г., находясь в корпусе графа П.А. Румянцева (1725-1796), производится в подполковники «за отличное усердие к службе и ревность» [6, c. 414]. С 1764 г. служит под начальством князя Н.В. Репнина (1734-1801), российского посланника в Польше. В 1766 г. он в возрасте 29 лет уже в звании полковника. С 1767 по 1770 гг. О.А. Игельстром – командир Кабардинского пехотного полка. Он отличился во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг., особенно при взятии крепостей Аккермана и Килия в 1770 году. За этот успех он награждён Орденом Св. Георгия III степени [6, c. 415].

После войны в 1775 г. О.А. Игельстром производится в генерал-поручики. В 1776-1784 гг. – командир Сибирской дивизии и член Военной коллегии. Осенью 1778 г. барон Игельстром направляется на Кубань в качестве начальствующего российских войск [7, c. 758]. В 1784 г. после отъезда князя Г.А. Потемкина в Санкт-Петербург, он командует российскими войсками, занявшими Крым, где осуществляет попытку пленения бывшего крымского хана Шагин-Гирея (1777-1783) [8, с. 317-318].

 В том же 1784 г. О.А. Игельстром награждается орденом Св. Александра Невского [6, c. 415].

Благодаря покровительству князя Г.А. Потемкина (1739-1791), который был в то время председателем Военной Коллегии, О.А. Игельстром в 1784 г. получает должность генерал-губернатора Симбирского и Уфимского наместничества [9, c. 776].

В период управления в регионе проводит ряд мероприятий как непосредственно в Уфимском наместничестве, так и в приграничье, последние известны в историографии как «реформы Игельстрома». В 1787 г. за службу награждается орденом Св. Владимира I степени [6, c. 415].

В 1790 г. правительство, возможно, учитывая шведские корни О.А. Игельстрома, направляет его уполномоченным при заключении мирного договора со Швецией [10, с. 275].

За заключение этого договора (Верельский договор 1790 г.) О.А. Игельстром производится в генерал-аншефы, награждается орденом Св. Апостола Андрея Первозванного, «шпагою, осыпанною алмазами и похвальной грамотой» и тогда же направляется послом в Швецию [6, c. 415].

При этом должность Уфимского и Симбирского наместника, а также командующего Оренбургским корпусом О.А. Игельстром сохраняет вплоть до 1792 г., когда согласно именного указа (указ получен 10 февраля того года) он переведён наместником в Псков и Смоленск. При этом за ним сохраняется должность «Оренбургского драгунского полку шеф» [11, с. 550]. В том же 1792 г. он возводится в графское достоинство Священной Римской империи, однако это достоинство было «исходатайствовано в чужих краях родным братом его у незначительного двора» и по этой причине «Игельстром не дорожил оным» [6, c. 416].

В следующем 1793 г. О.А. Игельстром назначается генерал-губернатором Киевским, Черниговским и Новгород-Северским, награждается деревнею, а в конце того же года направляется главнокомандующим  российскими войсками  в Варшаву [9, c. 776].

После варшавского восстания в 1794 г. О.А Игельстром оставляет службу и удаляется  на житье в Лифляндию, в Ригу[12, c. 162]. Однако 2 декабря 1796 г. последовал указ нового императора Павла I (1796-1801) об упразднении Уфимского наместничества и восстановлении Оренбургской губернии, а на пост первого военного губернатора, командующего Оренбургской дивизией и «Рыльского мушкатерского полка шефом» вновь призывается О.А. Игельстром [8, с. 317]. При этом он утверждается в звании генерала от инфантерии [6, c. 416]. Известен разговор, состоявшийся между Павлом I и новым военным губернатором Оренбурга. Вскоре после назначения О.А. Игельстрома на должность император спросил, много ли ему лет? Тот ответил, что ему сто лет. «Как?» – спросил государь. Игельстром отвечал: «Шестьдесят лет от роду и сорок лет службы»[12, c. 200].

В 1797 г. барон Игельстром инспектирует войска, расположенные в Уфимской, Казанской и Пермской губерниях. В этот же период он проводит ряд преобразований среди башкир и мещеряков, а также мероприятия, способствующие интенсификации взаимоотношений между казахскими сообществами и российской администрацией в Урало-Каспийском регионе. На этом  посту он пребывает до 1798 г. Причиной отставки послужили неудачные маневры войск, дислоцированных на подведомственной ему территории в июне 1798 г., на смотр которых из Петербурга приехал сам император Павел I. После окончания смотра и отъезда императора О.А. Игельстром получает приказ, «что вместо его инспектором, военным Оренбургским губернатором и шефом Рыльского полка назначен пожалованный из полковников в генерал-майоры, Н.Н. Бахметьев, а ему ведать только пограничную часть»[12, c. 213-214].

Скончался О.А. Игельстром в глубокой, как пишет Д.Н. Бантыш-Каменский, в «маститой» старости в  1817 г. или по другим данным в 1823 г. [6, c. 417;8, с. 317]. В любом случае, О.А. Игельстром, будучи в отставке, дожил до преклонных 80 лет.

За период своей активной административной деятельности Игельстромом и был  составлен интересный источник по истории казахов конца XVIII в. – «Краткое описание о киргискайсаках».

К сожалению, этот источник до настоящего времени не использовался в научных исследованиях, причиной чего, возможно, является мнение об утери данного памятника. Более века назад, один из исследователей Оренбуржья П. Юдин, упоминая о существовании этого «Описания» сожалел, что «в делал архивных не сохранилось этого донесения» [11, с. 526].

Однако, как оказалось в результате архивных изысканий, документ всё же сохранился и был обнаружен нами в ходе работы в фондах Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) (г. Москва) [13]. Материалы фонда №846 этого архива известного как фонд ВУА (Военно-ученый архив), представлены целым рядом интереснейших описаний, записок и рапортов, составленных российскими чиновниками и офицерами, высокого, в том числе наместнического ранга, побывавшими в приграничье и непосредственно в Степи. В этом числе и «Описание» барона Игельстрома.

В архиве дата создания этого источника отсутствует, однако П. Юдин, основываясь на письме «барона Игельстрома от 31-го июля 1791 года» (адресат не указан) утверждает, что «Описание» было представлено Г.А. Потемкину вместе с одним из донесений – 28-го января 1786 г. [11, с. 526]. В деле вместе с «Описанием» нами обнаружен  рапорт О.А. Игельстрома Г.А. Потемкину, из которого следует, что данный источник был создан по «повелению» последнего «от 19 го августа 1785 г.» [14 л. 9]. Таким образом, наиболее вероятное время создания «Описания», это период с августа 1785 г. по январь 1786 г. Общее содержание текста позволяет заключить, что источник был составлен непосредственно в 1785 году.

«Описание» состоит из 17 разделов (нумерация – Н.Л.), которые охватывают различные аспекты жизни казахов в Урало-Каспийском регионе в последней четверти XVIII века. В общем, текст «Описания» тематически, по характеру содержащегося материала  можно разделить на несколько  частей: 1. – география, 2. – история, 3. – этнография и 4. – политические отношения в Казахском ханстве. Описание, сделанное бароном Игельстромом, в основном охватывает Младший жуз, причину чего барон определил просто: «для сокращения… объясню здесь только положение и состояния меньшей орды» [13, л. 3].

К первой, географической части, относятся в основном 1-й и частично 3-й и 6-й разделы, в которых фиксируется территория, занимаемая казахскими родами – «от Каспийского до Аральского морей, от туда за реку Сарасу до реки Сыр-Дарьи, от сюда окружность ея к линиям Сибирской до реки Иртыша, [к] Оренбургской [линии] до реки Урала» [13, л. 1]. Непосредственно территорию кочевий Младшего жуза барон локализует следующим образом «от Гурьева городка вверх по реке Уралу до Троицкой крепости, оттуда до реки Иргис и при песках называемых Барсуками, при Аральском море лежащих», добавляет при этом что «ежели с каракалпакским народом в согласии то [кочевья доходили] до самой реки Сырдарьи» [13, л. 3-3 об.].

Историческая часть «описания» включает сразу несколько разделов с 3 по 5. Характеризуя ситуацию начала XVIII века О.А. Игельстром отмечает, что в то время «[казахи] находясь между собой в согласии имели во владении своём знатные провинции и города как то Туркистант, Сайрам, Ташкент и протчия к ним принадлежащия места, кои лежат по Сырдарье» [13, л. 1]. Однако, после того когда «согласие и взаимная связь между ими прервалась, бывшей зюнгарской калмыцкой орды владелец контайшапользуясь междоусобиями их силою оружия лишил их всех провинций» [13, л. 1-1 об.]. Именно джунгарским фактором О.А. Игельстром объясняет вынужденное инициирование Абулхаиром процесса установления более тесных взаимоотношений с Россией в 1731 году:  «будучи наконец угнетены до крайности, принуждены были искать защищения и покровительства… всероссийского императорского двора… и сие произошло в 1731м году» [13, л. 1 об.]. По мнению О.А Игельстрома, последнее событие, послужило одной из причин основания города Оренбурга, причину возведения которого он видит «в защищении ими [казахами] просимом» [13, л. 1 об.].

Этнографическую  часть памятника представляют: 6 раздел  «В каких местах имеют свое расположение киргискайсацикие Меньшей орды, на сколько родов оне разделяются и кто оными управляет», 9 – «О нравах и склонностях киргискайсак», 10 – «О нуждах и богатстве сего народа», 17 – «Отчего происходят безпристанные набеги киргискайсак». Российский  чиновник приводит данные о количестве кочевников, генеалогической структуре казахов, особенностях общественных отношений (при этом он один из первых даёт определение такой социальной страты как «толенгуты») [13, л. 4]. Описывает способ отгона скота у башкир, который казахи осуществляют «с отменной хитростью, притворством и искусством» [13, л. 7 об.].

Политические отношения в Младшем жузе в основном зафиксированы в разделах: 7 «В рассуждении жизни и состояния их какие имеют к хану своему яко власть предержащему, уважение и кому более дают уверенности хану ж или частным своим старшинам» и 14 «Что значит в орде хан, в чём состоит его власть и как далеко оная простирается». Говоря об уровне концентрации политической власти О.А. Игельстром отмечает, что «Киргизцы все вообще любят вольность до бесконечности, и не хотят быть ни от кого зависимыми; хан солтаны и народные старшины хотя и называют народ подвластным, но в самом деле они не есть оными» [13, л. 3 об.].

В своем «Описании» О.А. Игельстром отмечает и общие психологические качества казахов – «по наблюдениям, которые... успел зделать нахожу, что натуральный характер сего народа более добр, нежели зол» [13, л. 4 об.]. При этом в качестве  доказательства приводит следующее – «доброту их нравов можно единым сим доказать – нет примеру, чтоб они без причины пленников своих умерщвляли» [13, л. 4 об.]. «Описание» заслуживает внимания основательностью источника – оно было составлено, как пишет О.А. Игельстром «чрез собственное [его] с народом сим обращение, некоторых испытаний и наблюдений и из хранящихся при Оренбургской экспедиции пограничных дел архивы» [14 л. 9].

Таким образом, в изучении различных аспектов казахской истории и этнографии конца XVIII века «Краткое описание о киргискайсаках» составленное Уфимским наместником О.А. Игельстромом, может служить интересным дополнительным источником наряду с памятниками, составленными «коллегами» барона.

Ниже мы публикуем обработанный фрагмент «Описания».  Орфография источника и написание  имен собственных аутентичны.  Имена собственные, в том числе географические названия, имена людей, а также этнонимы переданы без изменений, даже если имеются варианты их написания.

Текст воспроизводится в изначальном виде во всех его фонетических и палеографических деталях. Различные написания, в том числе ошибочные, даются без изменений. Несомненные пропуски букв в словах или слов восстанавливаются в квадратных скобках. В документе ставится лишь минимум знаков препинания (в основном запятые и точки). Перенос слов избегается.

 «Краткое описание о киргискайсаках» барона Игельстрома:

1. О пространстве земли, занимающем киргискайсаками расположением.

Киргискайсаки есть народ занимающей пространство земли, от Каспийского до Аральского морей, от туда за реку Сарасу до реки Сыр-Дарьи, от сюда окружность ея к линиям Сибирской до реки Иртыша Оренбургской до реки Урала.

2. На сколько частей народ киргискайсацкой разделяется которая орда из них сильнейшая.

Они разделяются на три части на Большую, Среднюю и Малую орды, последняя из сих всех прочих многолюднее, и в сих ордах как известно, годного к войне народу собраться может в Большой до 20.000, в Средней до 40.000, в Меньшей  до 60.000.

3. До вступление в подданство России какими местами народы киргискайсацкие владели, чрез что оных лишились и чем принуждены были искать от России защиты.

Сии орды до вступление, в подданство Российской Империи, находясь между собой в согласии имели во владении своём знатные провинции и города как то Туркистант, Сайрам, Ташкент и протчия к ним принадлежащия места, кои лежат по Сырдарье, но по времени когда согласие и взаимная связь между ими прервалась, бывшей зюнгарской калмыцкой орды владелец контайша, пользуясь междуусобиями их силою оружия лишил их всех провинций и оставил им только то пространство земли, по которому ныне разсеяно они обитают; обиды и разорении заставляя их мстить своим неприятелям и домогаться возврату отемлемаго, они продолжали долговременную жестокую войну но с сугубым себе вредом и будучи наконец угнетены до крайности, принуждены были искать защищения и покровительства под благословенной всероссийского императорского двора державою и сие произошло в 1731м году, что владевший тогда киргискайсацкою Меньшею ордою Абулхаирхан, со всем подвластным ему народом вступил в подданство России, а после него в скорости уже и прочие орды и каракалпакский народ.

4. О причинах заложения города Оренбурга, линии и по ней крепостей и других укреплений и с каким намерением и выгодою.

По принятии сих народов в подданство и по изъявления ими желания; иметь близь пребывания их такое место, которое бы вящше обнадёжило их в защищении ими просимом и от которого могли бы, довольствоваться всем потребным для них, последовало строение города Оренбурга, заложение линии, простирающейся от Каспийского моря до Сибири  и учреждением на оной крепостей и редутов, с таким намерением: 1е и чтоб самых сих народов, не полагаясь на собственное их спокойствие поелику пред тем набегами своими; пограничным к Казанской, Сибирской и Астраханской губерниях жительствам, великие причиняли разорении; обуздать и содержать уже в ограниченном положении; да и время на конец доказало, что то было нужно; 2е прекратить ссоры и мщение межу киргискайсаками и из давних времён в подданстве России состоящим калмыцкими и башкирскими народами которые в безпрерывном  несогласии между собою находились и по ныне ещё состоят и не допустить последних, вредить первым; 3е установить коммерцию с стоящими в Великой Татарии разными владениями и самими киргисцами чрез мену скота и рухляды на разные российские товары.

5. О пользе заложения линии и вступления киргискайсацкого народа в подданство.

Польза государству от вступления сих народов в подданство и заложения против них линии очевидна: ибо после 1715 года в котором владелец киргискайсацкой Меньшей орды Абулхаир хан присоединяя к своему народу, народ нагайской сильное нападение на бывшей Новощешминский пригород, выжег оной и захватил множество людей в плен; по архиве в Оренбурге хранящейся, не имеется никакого следу, чтоб уже от народа сего подобно, сильное стремление на внутренные пределы наши произошло, нельзя  приписать сие верности их, ибо легкомыслие и корыстолюбие сего народа нередко позволяет им быть вероломными; но строшась  против положенных им по линии военных сил, не могли уже никогда отважиться к общенародному нападению на жительства наши, и до 1769го года когда линия заняты была шестью драгунскими и четырью пехотными полками и не малым числом иррегулярных войск, и кроме маловажных частных набегов, воровства и одного бывшаго в 1743м году многолюдного нападения на редут под именем Честного Креста, по Самарской линии, и убийстве и захвате при оном немалого числа людей почти никаких чувствительных вредностей как по делом явствует от них не происходило: но по уничтожении сих полков а паче конных начали они паки частыми набегами, хищнечеством людей и прочим своевольствами наносить безпокойчтва, что и продолжали до истекшого ныне году.

Вместе с основанием линии о спокойной их жизни вера утвердилась, из внутренних частей России, многия жители переселились в те места, единое название которых, по слуху о жестокостях киргиских оным уже страшны были, и число ныне обитающих в Уфимской губернии и Оренбургской области в трое превосходнее числа при заложении линии в сём краю живших. Многие заводы медеплавительные железные и прочие заведены; в недрах земли близ Оренбурга добывается соль называемая илецкою, но ея ежегодно [во] внутрениие губернии развозиться до миллиона пудов, жила которой столь богата что безконечна. Торг с владениями великой Татарии приведён в лутчее состояние, и все сие купно с производимою с киргисцами меною приносит ныне ежегодно короне 800.000 [рублей] доходу.

Для сокращения не вступая в пространное описание всех трёх орд киргискайсацкого народа, объясню здесь только положение и состояние меньшей орды, сколько в маловременное мое с сим народом обращение мог познать и собрать нужное к тому сведение.

6. В каких местах имеют своё расположение киргискайсацкая меньшая орда, на сколько родов она  разделяется и кто оными управляет.

Меньшея киргискайсацкая орда кочует обыкновенно по пространству земли от Гурьева городка в верх [по] реке Уралу до Троицкой крепости, оттуда до реки Иргис и при песках называемых барсуками при Аральском море лежащих и ежели с каракалпацким народом в согласии то до самой реки Сырдарья, она разделяется на три части или главные роды именуемые: каракесяцкой, байулинской и джетской или семиродской. Каракесяцкой род всех сильнее и включает в себя сильных 6 поколений, Байулинский против каракисяцкого посредственнее и в оном щитается 12 поколений, джетской хотя вмещает в себя 7 поколений но самой безсильный. Из сих родов или поколений 16 состоят под управлением Нурали хана, два под управлением брата его Эрали солтана и весь семиродской род под управлением ханского брата Айчувак солтана.

7. В рассуждении жизни и состояния их какие имеют к хану своему яко власть предержащему, уважение и кому более дают уверенности хану ж или частным своим старшинам.

Киргизцы все вообще любят вольность до бесконечности, и не хотят быть ни от кого зависимыми; хан, солтаны и народные старшины хотя и называют народ подвластным, но в самом деле они не есть оными; а только будучи все временно почти между собой несогласны, при случающихся ссорах прибегают для разбора их к хану и солтанам или народным старшинам которая их судят, и как уже обыкновенно весь тот род придерживается того, к правосудию которого часть оного имело своё прибежище то по мере справедливости каждой имеет от него зависещей  однако в действительном виде не есть владелец а только судия, и для того хан и солтаны суть только действительными владельцами своих теленгутов* и старшины ясырей** своих.

*род служителей из других народов магометанского закона и большею частию из кызылбашей, добровольно рабству подвергающиеся.

** пленными.

8. Что киргисцы не имеют никаких законов но им бы следуя познавали пользу и выгоды свои.

Киргисцы никогда никаких законов не имели, а следуют иногда правилам только в алькоране написанным, и для того охотно в частных своих делах принимают советы и решения духовных по магометанскому закону чинов, но как их между ими мало и почти нет то как о духовных так и светских законах, почти ни малейшего познания не имеют и прибегают большей частию к натуральному праву отчего происходит что они к доставлению себе удовольствия, употребляют иногда свеволныя меры, насилии и обманы сие однакож не иному чему присвоить должно как непросвещению их и неведению тех прав, которых им держаться надлежит, и для того крайность состояния сего народа, требует непременно особенного попечения к поданию законов для управления их вообще и по взаимной связи между ими нужных, ибо положение в каком они находятся неможет остаться и нужно чтоб переменилось.

9. О нравах и склонностях киргискайсак.

По наблюдениям, которые в короткое время моего с сим народом обращение успел зделать нахожу, что натуральный характер сего народа более добр, нежели зол, правда что они порочны, а особливо корыстолюбивы до крайности, но виною то сие что они погружены во тьме и невежестве, и не имеют в орде своей таких людей которые бы могли, просветить  их, исправить и в лутчее состояние преобразить; Доброту их нравов можно единым сим доказать нет примеру, чтоб они без причины пленников своих умерщвляли, да и самих тех от рук которых многие их единоплеменные стали [так в тексте], принято что и христианского закона пленным [далее одно слово не разборчиво] принуждят даровать жизнь для того они их продают и получают чрез них прибыль, но своих единоверных, как то башкирцев и самих тех которыя им безпрестанный вред приносят, никогда також не умерщвляют, не взирая на то что продать их никуда не могут ибо хивинцы и бухарцы не покупают магометанского закона людей, будучи сами того исповедания.

10. О нуждах и богатстве сего народа.

Обычай и образ жизни сего народа и нынче сходствует с состоянием первоначальных в свете людей, они в жизни своей не имеют никаких других нужд, как только доставлять себе вседневную пищу, со временем начатия однако с нами мены по линии кажется нужды их умножились, ибо они видя на народах коммерцию с ними имеющих различные одежды ввели в употреблении то и у себя одевая себя своих жён и детей так же в суконные и плисовые платья и другие сверх того женские недешевые  наряды, как то шелковые платья, кусками и прочее покупают, затем же и обласкание их ещё и от стороны нашей согласно с законным положением охотно им такие вещи дарятся. Все их богатство составляет скот разного рода у которого пропитание и одежду имеют, в разсуждение чего главнейшая их нужда в пастбичных зимою и летом местах к продовольствию оного а как по пространству земли лежащей между вершинами рек Орь и Сыр Дарья находящиеся кормовые места недостаточны по множеству скота ими содержимого необходимость требует, занимать часть между реками Эмбы и Уралом лежащие и потому не только должны находиться близко границ наших, а особливо зимою, но как ещё и сии места недовольны для них то принуждены [два слова неразборчиво] ежегодно в зимния месяцы часть скота своего перегонять на внутреннюю сторону линии [13, л. 1-5].

Список используемых источников:

1.  Валиханов Г.Н. Изучение этнографии дореволюционного Казахстана русскими учёными // Извести АН Казахской ССР. Серия истории, археологии и этнографии: Алма-Ата, 1959. – Вып. 1(9). – С.49-60.

2.  Масанов Э.А. Очерк истории этнографического изучения казахского народа в СССР. – Алма-Ата: Наука, 1966. – 322 с.

3.  Ремнёв А.В. Ориенталистский дискурс и российская имперская практика (к постановке проблемы) // Степной край Евразии: историко-культурные взаимодействия и современность: Тез. Докладов и сообщений Международного Евразийского форума (III научная конференция) / Под ред. А.П. Толочко. – Астана; Омск; Томск,  2003. – С. 83-86. 

4.  Козыбаев М.К., Дулатова Д.И. Историография Казахстана (XVIII – начало XX веков) //Козыбаев М.К. Проблемы методологии, историографии и источниковедения истории Казахстана (Избранные труды). – Алматы: Ғылым, 2006. – С. 72-119.

5.  Ерофеева И.В. Служебные и исследовательские материалы российского дипломата А.И. Тевкелева по истории и этнографии Казахской степи (1731-1759)//Журналы и служебные записки дипломата А.И. Тевкелева по истории и этнографии Казахстана (1731-1759 гг.)/Составление, транскрипция скорописи XVIII в., историографический очерк и комментарии И.В. Ерофеевой. – Алматы: Дайк-Пресс, 2005. –  С. 5-50.

6.  Бантыш-Каменский Д.Н.//Словарь достопамятных людей русской земли, содержащий в себе жизнь и деяния знаменитых полководцев, министров и мужей государственных, великих иерархов православной церкви, отличных литераторов и ученых, известных по участию в событиях отечественной истории, составленный Дмитр. Бантыш-Каменским и изданный Александром Ширяевым в пяти частях. – М.: В типографии С. Селивановского, 1836. – Ч. 2. – 460 с.

7.  Письмо Павла Лизакевича – А.Д. Константинову. – Козлов, 18 октября 1778 г.// Дубровин Н.Ф. Присоединение Крыма к России. Рескрипты, письма, реляции и донесения. 1778 г. – СПб: Типография Императорской Академии Наук, 1885. – Т. II. – №319. – С. 758-759.

8.  Катин-Ярцев М.Ю. Игельстром//Отечественная история. История России с древнейших времён до 1917 года. – М., 1996. – С. 317-318.

9.  Рудаков В.Е. Игельстрём. Энциклопедический словарь / Под ред.  И.Е. Андриевского, продол. под ред. К.К. Арсеньева и Ф.Ф. Петрушевского. – СПб.: Типо-Литография И.А. Ефрона, 1894. – Т. XII A (XXIV). – С. 776-777.

10.  Брикнер А. Война России с Швецией в 1788-1790 годах. – СПб: Печатня В. Головина, 1869. – 300 c.

11.  Юдин П. Барон О.А. Игельстром в Оренбургском крае. (1784-1792 и 1796-1798)//Русский архив (год тридцать пятый), 1897. – №4. – С. 515-555.

12.  Энгельгардт Л.Н. Записки Льва Николаевича Энгельгардта 1766-1836. –  М.: Издание «Русского Архива», 1868. – II+240+VI с.

13.  «Краткое описание о киргискайсаках» барона Игельстрома// РГВИА Ф. 846, Оп. 16. Д. 18537. – Л. 1-8 об.

14.  Копия с рапорта его светлости…. князю Григорию Александровичу Потёмкину. – после 19 августа 1785г. // РГВИА Опись 16, Ф. 846, Д. 18537.  –  Л. 9-10.

Түйін

Мақалада XVIII ғасырдың сонындағы қазақтардың тарих пен этнографияға байланысты жаңа дерек, барон Игельстромның «Краткое описание о киргискайсаках» атты еңбегінің үзіндісі беріледі. Бұл дерек Ресей мемлекеттік әскери-тарихи мұрағатында сақталынып, 1785 жылы Уфалық жергілікті басқарушы О.А. Игельстроммен жазылған болатын, бүгінгі күнге дейін осы дерек жоғалтылған болып есептелген.

Summary

The article gives the fragment of a new source, on the Kazakh history and ethnography of the late 18th century– «A Brief description about kirgiskajsak»by Baron Igel′stroma. This source keeping in RGVIA was created by Ufa Viceregent O.A. Igel′strom in 1785 and  considered lost nowdays.

Лапин Н. С.

«Краткое описание о киргискайсаках» барона Игельстрома//«Қазақстан мұрағаттары»: информационный и научно-практический журнал. 2010. №4. С. 119-125.

Предоставлено Институтом истории государства КН МОН РК 

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь