Главная Е-ресурсы Е-Библиотека Научные статьи и публикации Правда и мифы о Ермаке в трудах М.К. Козыбаева

Правда и мифы о Ермаке в трудах М.К. Козыбаева

10 Марта 2014
217
0

Историческая правда о Ермаке и его заслугах крайне трудна, неудобна, потому что из далекого прошлого бросает тень на сегодняшние отношения народов, что требует объяснений. Из истории Отечества известно, что Россия после покорения Казанского, Астраханского и Крымского ханств вплотную занялось колонизацией Сибири. 

Исследователь В. Каргалов пишет: «По традиции начало присоединения к Российскому государству Западной Сибири связывается с именем прославленного атамана Ермака Тимофеевича, который со своей казацкой вольницей в начале восьмидесятых годов XVI столетия приплыл на реку Иртыш, разгромил хана Кучума и потом «бил челом Сибирским царством» царю Ивану IV Грозному. В действительности же присоединение Западной Сибири началось значительно раньше, и первыми русскими воеводами, возглавившими в 1483 г. большой поход в Сибирские земли, были князи «Федор Курбский и Иван Салтын-Травин». Некоторые историки и дипломаты, вольные или невольные эпигоны имперского мышления, настаивают на том, что Россия не была колониальной, имперской державой.

Но тогда какой? Из чего сложилось гигантское государство, границы которого скоро достигли Тихого океана и даже некоторых его островов?

Доктор исторических наук В. Галузо пишет: «Крепостническая Россия осуществляла колониальную политику с того периода, когда объединение русских земель в единое централизованное государство начало перерастать в расширение территории Московского царства за счет присоединения соседних, более слабых народов. Завоевание Поволжья и Сибири во второй половине XVI в., присоединение большей части Казахстана и Кавказа в XVII-XVIII вв. были исходным этапом российской военно-феодальной колониальной политики, возникновения российского военно-феодального империализма. Это были захваты эпохи первоначального накопления. Социальной базой такого «империализма» был крепостнический строй Московского царства, Российской империи»./Казахстан в концепции Октября. Алма-Ата. 1968 г. с. 3-4/

К 1914 году Россия имела колонию площадью 17,4 млн. км с 33,2 млн. жителей. К числу российских колоний В.И. Ленин причислял Сибирь, Кавказ, Бухару, Хиву... /Ленин В.И полн. собр. сочн. Т.26. с. 314,Т. 27. с.377/. Эти территории были завоеваны Россией еще со времен крепостничества.

Одним из первых предводителей ударных отрядов царизма, «присоединивших» Сибирь, стал Ермак. Тот самый, легендарный, который «на диком береге Иртыша».

8f8139c104c72fd0c62fb72cd1c7f2ca.jpg

В конце июня 1581 года польский король Стефан Баторий получил письмо от коменданта Могилева Стравинского. В этом послании комендант сообщал об оборонительных боях, которые вел с русскими войсками, и упомянул несколько фамилий русских воевод, атаковавших Могилев. Среди тех, чьи имена назвали коменданту пленные, был и «Ермак Тимофеевич – атаман казацкий».

Послание Стравинского польскому королю – первый известный достоверный документ, в котором звучит имя Ермака. Документ очень важный, ведь если бы не эта строчка в письме, то Ермак участвовал в Ливонской войне в 1581 году, сложнее было бы датировать начало его похода в Сибирь.

Но кто был этот человек? Уже четыре века гипотезы, легенды... Ермак... Не правда ли имя странное, редкое, непривычное. И в то далекое время оно встречалось нечасто. По словарю Даля, Ермак – это «малый жернов для ручных крестьянских мельниц». Исследователи биографии Ермака называют его по-разному: Ермек, Жармак, Токмак, Токпак, Ермолай, Ермил, Герман, Василий, Тимофей, Еромей, Еремей. Многие считают, что, скорее всего, атамана звали Ермолаем, а для краткости Ермаком.

Изображений Ермака не сохранилось. Лишь через сто лет после похода появились первые изображения атамана на иконах и картинах. Они составлены по словесным описаниям дружинников. Также спорны и противоречивы и сведения о годе и месте рождения атамана, о его биографии до сибирского похода. По-видимому, к началу экспедиции в 1582 году ему было примерно 40-45 лет. Родился Ермак примерно в 1540 году. Существует несколько версий о тех местах, откуда родом Ермак. Уральцы считают, что «начинался» Ермак на Чусовой. Распространено мнение, что он «родом из Двины из Борку». Сейчас это село Игнатьевское в Красноборском районе Архангельской области. В середине XIX в. только в Приуралье и Зауралье более 30 населенных пунктов носили название Ермаки, Ермаков, Ермаковка.

Среди историков нет единого мнения относительно его проис­хождения.  Знаменитый русский историк Н.  Карамзин отмечает, что вождь дружины русских, татар, литвы, немцев был человеком «рода неизвестного». Летопись Есипова приводит иную версию о происхождении Ермака: «О себе же Ермак известие написал, от­куда рождение его. Дед его был суздалец, посадской человек, жил в лишении, от хлебной скудости сошел в Володимер, именем его звали Афонасей Григорьевич, сын Аленин, и тут воспита двух сы­нов Родиона да Тимофея, и кормился извозом и был в найму в подводах у разбойников, на Муромском лесу пойман и сидел в тюрьме, а отуда бежа з женою и з детми в Юрьевец Поволской, умер, а дети, Родион и Тимофей, от скудости сошли на реку Чусовую в вотчины Строгановы; ему породи детей: у Родиона два сы­на Дмитрей да Лука, у Тимофея дети Таврило да Фрол да Василеи. И онной Василей  был силен и велеречив и остр, ходил у Строгановых на стругах в работе по рекам  Каме и Волге, и от той работы принял смелость, и прибрав  себе  дружину малую и пошел от работы на разбой, и от них звашеся атаманом, прозван Ермаком, сказуется дорожной артельной таган,  а по-волжски – жерновой мельнец рушной» /Сибирские летописи. С. 305-306/

В летописи Есипова указывается, что сына Тимофея, прозванного Ермаком, казаки прозвали «Токмак» /Сибирские летописи. С. 275/.  По Далю «токмачить» – значит «бить, коложить, толочь». В прозвище атамана заключался намек на его недюжинную физическую силу. Эта версия, высказанная ленинградским историком Р. Скрынниковым, ближе к истине, но точнее было бы сказать, что прозвали Ермака «Токмаком» и за его жестокость, что в данном контексте является синонимом насилия. Ермак мог быть выходцем из какого-то тюркского племени, сбежавшего за тяжелое преступление подальше от родных мест, став личностью отверженной. Об этом свидетельствует этноним слова «токмак» и «жармак», которые вполне могут быть тюркского происхождения «Жармак» – шагатайское слово «разбивать».

В летописи Ремизова, основанной на легендах мусульман, говорится о том, что после завоевания волости Саргачик бек Елычай хотел выдать за Ермака свою дочь. А также говорится, что пятерых его дружинников, погибших в бою, ногайцы оплакивали: «яным, яным, били казак, били казак»... Ремидов приводит факты, что погибшего атамана хоронили по мусульманским обычаям и на мусульманском кладбище. Убедительный аргумент: вряд ли Елычай – бек, магометанин по вероисповеданию, предложил бы не единоверцу в жены свою дочь; вряд ли ногайцы стали бы оплакивать погибших воинов по мусульманскому обычаю, не будь они мусульманами.

a8a3f22931cbd515783b009c5b3abf2e.jpg

(«Покорение Сибири Ермаком» В.И. Суриков 1895 г.)

Вот что думает по этому поводу Н. Карамзин:  «Таинственная и мрачная личность,  одним  своим  именем  внушавшая ужас,  был  человеком  без  роду  и племени.  Ни  один  народ  не  может  нести  за  него  какой-либо  нравственной ответственности». Манаш Козыбаев считает эту точку зрения наиболее правильной.

В летописи XXII в. Ермака и его дружину называют ворами и разбойниками. Член Петербургской академии Г. Миллер писал: «Ермак грабежу и разбою чинимого от людей своих в Сибири не почитал за прегрешение». Но придворные царские историки тут же возразили: «О сем деле должно писать осторожнее и помянутому Ермаку в рассуждении завоевания Сибири разбойства не приписывать». /Библиографические записи. Спб.,1861г. Т.3. С. 515/. Но историк не поддался внушению: «умягчить свои изображения... никак невозможно». Автор труда «Завоеватель Сибири» П. Небольсин тоже не постеснялся назвать Ермака и его дружину «воровской шайкой»./Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Т.5-6. М., 1989 г. с. 694-726/.

В первые годы после октябрьской революции 1917 г. советские ученые, опираясь на исследования историков, доказали захватнический характер походов Ермака и выступили против облагораживания разбойного атамана. В первом издании БСЭ глава исторической советской школы академик М. Нечкина написала специальную статью, в которой разоблачила колонизаторскую политику царизма, захватнический, грабительский характер завоевания Сибири, у истоков которого стоял разбойник Ермак.  

16 февраля 1636 года патриарх России в присутствии царя в честь памяти Ермака и его дружины читал молитву: официально утверждалась просьба первого архиепископа Сибири Киприяна, причислившего разбойника к лику святых, утверждая, что он «пострадати и благочистивому царю послужити» /Сибирские летописи. С.164-168, 236-238/. Тобольский подъячий Савва Есипов сочинил по указанию архиепископа летопись «О Сибири и о Сибирском взятии», где по специальному указанию воспевалась хвала и честь походам Ермака, с того времени и начался культ Ермака – грубейшая фальсификация истории. Факты грабежей и разбоев отныне изредка упоминались. Появилась огромная литература, в которой рассказывалось о легендарном героизме атамана, о его государственной мудрости и даже нравственности поступков.

Советский историк А.А. Введенский счел Ермака великим полководцем. В.Г. Мирзоев постарался убедить своих читателей, что поход Ермака стал началом добровольного присоединения Сибири. П. Скрынников высказал мнение, что поход Ермака в Сибирь – это продолжение народного движения. То, что первыми русскими переселенцами здесь стали вольные люди, оказало большое влияние на исторические судьбы Сибири.

Ермак силой принуждал завоеванные народы к переходу в христианскую веру, к уплате большой дани Российской короне. Об этом красноречиво свидетельствуют документальные источники. Так, согласно летописи С. Резинова, Ермаку удалось «все Назымьские волости пленить и перевести к вере, и собрать ясак вдоволь раскладом поголовно. И приехав в первую Аремзямскую волость и городок крепкий взял боем и многих лучших мергенов повесил за ногу и расстрелял, ясак взял саблю, и положил на стол кровавую, велел верно целовати за государя царя, чтоб им служить ясак платить по все годы, а не изменить».  

Подобная печальная учесть постигла и ставку древней Сибири, её населения. После взятия города Искер, ставки хана Кучума он был разграблен ватагой казаков. О масштабах разграбления завоеванной территорией свидетельствует, например, такой факт: в 1595 году из Сибири было вывезено и отправлено в Европу 20760 куниц, 40360 шкур соболей, 120 шкурок черных лисиц, 3000 бобров, 337235 шкурок белок. Выводы ученых основывались на сведениях исторических источников, в частности сибирских летописей, где поход Ермака описан следующим образом: «Победу на поганых бусурман, радующееся радостию великою; богатство же от злата и серебра и поволоки златых и каменное многоценное и другие куны и соболи и бобры и лисы драгоценная весьма множество взяли и по себе разделана»./Бахрушин С.В «очерки по истории колонизации Сибири ХVI-ХVII вв. с. 27»/.

Позитивное значение результатов похода Ермака для развития Русского государства, народов Сибири в историографии проанализировано довольно подробно, но зачастую негативные последствия насильственной коллективизации, разрушение традиционного уклада жизни, хищнического хозяйничанья колонизаторов, насильственного принуждения к переходу в христианство, упадка национальной культуры и т.д. отходят на другой план, тогда как непременным условием объективного, углубленного исследования является выражение процесса во всей его сложности и трагичности.

О том, какова была эпоха колонизации и освоения Сибири, свидетельствуют многие исторические источники. Как можно видеть, даже на характере фольклорных сюжетов отразились разные принципы освещения деятельности Ермака и его личности.

Заложенная в трудах Н.М. Карамзина, Г.Ф. Миллера, Г.К. Катанаева, П.Н. Буцинского концепция, отражающая оккупационный и захватнический характер похода Ермака, в соответствии с которой присоединение Сибири характеризовалось как «завоевание Сибири», «колонизация Сибири», «покорение Сибири», была сохранена в изданиях, вышедших в 20-е годы. А в 40-70-х годах ХХ в. в период апогея культа личности, волюнтаризма, застоя, понятие «завоевание» стало заменяться термином «освоение», «добровольное присоединение», «колонизация»./ Окладников А.П. «Открытие Сибири». М., 1979 г./

Началась апологетика внешней политики Российской империи. Многие историки из национальных регионов, исследовавшие историю национально-освободительных движений, были обвинены в национализме и репрессированы. Импульс возрождению великодержавных имперских схем дореволюционной историографии дала рецензия  И.В. Сталина на публикацию статьи Ф. Энгельса «Внешняя политика царской России», в которой он высказал крайнее несогласие с автором об экспансионистской колонизаторской внешней политике самодержавия. В этом истоки фальсификации отечественной истории наших народов, в том числе истории первого завоевания Сибири Ермаком.

В годы революционного обновления нашего Отечества мы получили возможность пересмотра нашей истории с иных высот, писать правду и только правду, однако иногда с легкостью бросаемся из одной крайности в другую. В отличие от такого подхода мы разделяем точку зрения доктора исторических наук, профессора В. Старцева, который справедливо считает, что «мы должны относиться с уважением к собственной истории».

Отдадим должное роли Строгановых. Но в то же время нельзя забывать, что они были только исполнителями державной воли. Л. Толстой в статье «Ермак» писал: «К Успенью пришли к Строганову казаки – человек 600 с атаманом Ермаком. Напустил их сначала Строганов на ближних татар. Казаки их побили. Потом, когда нечего было делать, стали казаки по округе ходить и грабить. Строганов говорит Ермаку: «Идите за Урал воевать с Кучумом, завладейте его землею. Вас и царь наградит». То есть действие Строгановых были заранее согласованы.  

Исследователь Караганов отмечает, что участники экспедиции имели хорошее оружие, и чтобы разгромить Кучума, никакого особого геройства не требовалось.

Он был жестоким атаманом не только по отношению к завоеванным народам, но и к своим дружинникам, 20 из которых приговорил к смерти, устрашая других. Таким был облик «святого», дружина которого заваливала озера трупами покоренных народов, и тем не менее, восторг иных исследователей сохранялся.

Начав жизненный путь с грабежа, атаман превратился в государева палача. Когда отряд Ермака захватывает городище Епанчи, он его разграбляет и уничтожает до основания. Это подтверждается словами Н. Карамзина: «На месте нынешнего Туринска стоял городок князя Епанчи, который, повиливая многими татарами, встретил смелых пришельцев тучею стрел с берега, но бежал. Ермак повелевал разорить сей город». Неужто подобные зверства можно считать гуманизмом?

04f4c641d91e8ab80740484b062a836d.jpg

(«Покорение Сибири – битва казаков во главе с Ермаком с татарским войском» А.Д. Кившенко 1880 г.)

С его смертью также много мифов. В летописях сказано, что, возвращаясь на реку Вогай, Ермак узнал о богатом торговом караване, вышедшем из Средней Азии. Автор говорил, что атаман решил оградить караван от возможных набегов. Можно предположить, что он сам готовился к грабежу под предлогом защиты каравана от Кучума.  В ночь с 5 на 6 августа 1585 года Кучум напал на дружину и разгромил ее. Раненый Ермак утонул в Иртыше.

В августе тело Ермака было найдено в 12 км от местности Абалак. Яныш, сын Беким-Бека, ловил рыбу и увидел торчащую из воды ногу. Миллер пишет, что мусульмане устроили погребальный пир по атаману. /Миллер Г.Ф. История Сибири. С. 264/.  По словам Витаена, тело Ермака не было найдено. По другой версии, он был погребен на мусульманском кладбище Бегиша.

Существует и такая легенда, изложенная в эпосе «Сатбек батыр». В этой книге Ермак описывается как преступник, убивший жену Сатбека, его двоих детей и 9 слуг. Мститель, затаившийся за дверью, орудовал топором, убивая выходивших из дому спутников Ермака. Последним вышел Ермак. Сатбек отрубил атаману руку. Но тот одной рукой положил на лопатки Сатбека. В тот момент дочь Батеш спустила на Ермака огромного черного пса. Ведущий лейтмотив эпоса – кровавый палач, вырезавший мирных людей, умер собачьей смертью. /Миллер Г.Ф. История Сибири. С. 264/.

Много и других легенд. Но суть не в художественных сюжетах, а в реальной действительности. Ермак прожил бурную жизнь. Грабежи и насилие были ее сутью. В конце своей жизни он совершил поход, повлекший за собой трагедию ни одного народа. При высочайшей поддержке царя атаман огнем и мечом подводил сибирские племена под высокую руку самодержца. И именно на Ермака выбор пал не случайно. Только человек без рода и племени, превративший грабеж и разбой в ремесло, мог стать палачом, исполнителем воли империи, стремившейся стать колониальной евроазиатской державой.

Перестройка и гласность создали условия для переосмысления и восстановления исторической правды о судьбах народов. Ученые получили возможность уйти от фальшивых стереотипов концепций, директивно определяющих взгляды на прошлое. Теперь все больше познается истина, реальная картина былого, над которым было совершенно насилие. В нашем прошлом всякое было: наряду с союзами племен и народов – противостояние, междоусобные войны, присоединение, захват новых земель. Конечно, в конкретных условиях отдельные народы добровольно присоединялись к России, но одновременно шла и колонизация окраин. 

Процесс «прирастания России Сибирью» был многоликим, неоднозначным, противоречивым большого горя порабощенным народом. Однако наша историческая наука и сегодня продолжает утверждать, что Сибирь, Урал, Казахстан, Средняя Азия вошли в состав России без всяких проблем, исключительно по одному только собственному желанию. Настало время сказать правду.

Историки сегодня обязаны строить свои концепции на идеях целостного, взаимосвязанного подхода к присоединению народов окраин к русской империи, проводя дифференциацию между колонизаторской политики царизма и русским народом, прогрессивным русским обществом. Такова логика истории, такова логика нового исторического мышления.

Литература:

1.  Бузукашвили М.И. Ермак, М., 1989.

2.  История Сибири с древнейших веков до наших дней, т.2, Л., 1968.

3.  Р.Г.Скрынников. Сибирская экспедиция Ермака, Нов-к., 1986.

4.  г. Казахстанская правда, №172, 1990.

5.  г. Казахстанская правда, №173, 1990.

6.  г. Казахстанская правда, №174, 1990.

7.  Большая советская энциклопедия под ред. Прохорова, М., 1972.

8.  Бакрушин С.В. Очерки по истории колонизации Сибири в XVI-XVII в., Т. 3, 1955.

9.  Козыбаев М.К. История и современность, Алматы, «Гылым», 1991. 


Мәкен Е.З., Ибраев С.И. Правда и мифы о Ермаке в трудах М.К. Козыбаева// Материалы республиканской научно-практической конференции «Козыбаевские чтения-2006». Т. 1. - Петропавловск, 2006.

 УДК 947.085

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь